Сделай Сам Свою Работу на 5

Синкретизм как специфическое свойство частиц

В. В. Виноградов, рассуждая на тему о грамматической омони-
мии 115, писал о том, что в рамках одного и того же слова не допускает-
ся совмещение знаменательной и служебной части речи (существитель-
ного и союза, существительного и предлога, прилагательного и модаль-
ного слова, деепричастия и предлога, наречия и частицы). Так как по-
полнение служебных слов за счет форм самостоятельных частей речи
является живым процессом, в современном русском языке имеется нема-
ло так называемых функциональных омонимов, т. е. единиц, совпадаю-
щих в качестве фонетического слова и относящихся к разным частям ре-
чи. Такие омонимы есть в модальных словах: верно — прилагательное
(Решение верно), верно — модальное слово (Она. верно, не знает, как по-
ступить),
в предлогах (путем — Т. п. существительного путь, путем —
предлог, в течение — в + В. п., в течение — предлог, по причине — по +
Д. п., по причине — предлог), в союзах (когда — наречие, когда — союз,
адио — местоименное существительное, что — изъяснительный союз,
как — наречие, как — союз) и в частицах: просто — наречие (Она дер-
жится со всеми просто), просто —
частица (Это просто были деревен-
ские ребятишки), вон —
наречие (вывести вон), вон — частица (вон Боль-
шая Медведица), куда—
наречие (Куда идешь?), куда— частица
(Говорят, он стихи пишет. — Куда ему!).

Но кроме этого, частицы обнаруживают совмещение в одной лексе-
ме функциональных значений разных служебных частей речи. Такое со-
вмещение отмечено в отдельных предлогах и союзах, но та регуляр-
ность диффузной функции, которая обнаруживается у частиц, в целом
несвойственна союзам и тем более предлогам.

'!5 В. В. Виноградов. О грамматической омонимии в современном русском языке // Исследо-
вания по русской грамматике. М., 1975. С. 32.


15*


 


Когда служебное слово используется как предлог (люди вроде тебя)
и как частица (вроде готов), как союз (маленький, а догадливый), междо-
метие (А!— выражение удивления) и частица (Ты меня слышишь, а?),
как частица, указывающая на отдаленный предмет (Вон озеро) и как
междометие (Вон отсюда!) и т. п., можно говорить о синкретизме его
значения.



Частицам, кроме собственной, свойственна прежде всего союзная
функция. Многие частицы в словарях даются с пометами частица и со-
юз. Таковы, например, частицы а, будто, ведь, вот и, все, все-таки, да-
же, же, и, и то, как будто, лишь, ну и, пусть, пускай, словно, так и,
только, точно, хотя, хоть, чтоб.
Примеры: В прежние времена, когда
был жив отец, к нам на именины приходило всякий раз по тридцать-сорок
офицеров, было шумно, а сегодня только
(частица) полтора человека
и тихо, как в пустыне...
(Чехов); В квартире все спали, только (союз
с ограничительно-сопоставительным значением) в комнате Елизаветы
Алексеевны горел свет
(Вересаев); Я за неё отдам жизнь, только (союз
с противительным значением) мне с нею скучно (Лермонтов); Да вы рас-
судите только хорошенько: ведь
(эмоционально-усилительная части-
ца) вы разоряетесь. Платите за него подать, как за живого... (Гоголь);

Сочтемся славою: ведь (союз со значением обоснования) мы свои же лю-
ди...
(Маяковский); Что, ежели, сестрица, при красоте такой и петь ты
мастерица, ведь
(второй компонент двухместного союза) ты б у нас бы-
ла царь-птица
(Крылов); Всю дорогу Дуня плакала, хотя (уступительный
союз), казалось, ехала по своей охоте (Пушкин); Я глядел на него жадно,
стараясь уловить хотя
(усилительная частица) одну тень беспокойства
(Пушкин).

Кроме союзов, частицы функционально близки модальным словам.
В. В. Виноградов неоднократно обращал внимание на «зыбкость и под-
вижность» границ между этими частями речи. «<...> Так как модаль-
ные оттенки, — писал он, — свойственны едва ли не преобладающему
большинству частиц, то взаимодействие частиц и модальных слов в со-
временном языке, несомненно, протекает очень активно» "б. Указанная
близость может проявляться, с одной стороны, в общности выражаемо-
го значения. Например, такие частицы, как едва ли, вряд ли, вроде, по-
средством которых передается предположение, неуверенность говоря-
щего в чем-либо, не противопоставлены модальным словам, выражаю-
щим недостоверность (может быть, возможно, верно, наверно и др.).
С другой стороны, одна и та же лексема может употребляться и как час-
тица, и в позиции вводного слова. Так, слово ведь в некоторых контек-
стах воспринимается как свернутое предложение, т. е. как модальное


 


1938.

116 В.В. Виноградов. Современный русский язык. Грамматическое учение о слове.
С. 555.


слово: Не говорите этого, я, ведь (= признаюсь), вас в тот вечер видела.
Частица вон в значении вводного слова «употребляется для выделения
лица, предмета в ряду подобных; соответствует по значению словам:

например, к примеру. — Наши из молодых, да ранние. Мой вон техникой


увлекается»


 


ЛИТЕРАТУРА

Виноградова. В. Русский язык. М., 1972. С. 520-530.

Грамматика русского языка. Т. 1. М., 1952. С. 639-651.

Чеснокова Л. Д. Русский язык. Трудные случаи морфологического разбора.

С.172-179.
Шанский Н. М., Тихонов А. Н. Современный русский язык. Ч. 2. М., 1981.

С.253-256.

МЕЖДОМЕТИЯ
§ 143. Междометие как часть речи

Междометиями называют прежде всего слова, которые являются
знаками эмоций и волеизъявлений: ах. ох, тьфу. батюшки, боже мой,
айоа
и т. п. На основе таких слов дается общая характеристика части

речи.

Междометия — это неизменяемые слова, у которых нет достаточно
выразительных признаков их грамматической оформленное™.
В. В. Виноградов назвал их словами грамматически «ущербными». По
словам Л. В. Щербы, формальный признак междометий сводится
«к полной синтаксической обособленности», отсутствию каких бы то
ни было связей с предшествующими и последующими элементами в по-
токе речи 118.

Междометия могут формировать особые нечленимые эмоциональ-
ные высказывания: «Эх, эх!» — ей Моська отвечает (Крылов); «Госпо-
ди!» — удивилась старуха
(Чехов). Чаще всего междометие примыкает
к предложению, но может и вставляться в него или находиться в конце:

У нас одна душа, одни и те же муки, — О. если б одинаков был удел!..
(Лермонтов); Я замер: коснулось души умиленье... Чу! шепот опять!
(Н. Некрасов); Ах, если б можно, чтоб дважды мой факел потух! (Цве-
таева); А ныне. ах! ее зовут уж на бостон! (Крылов); <Тузенбах> Тоска
по труду, о боже мой, как она мне понятна!
(Чехов); <Вершинин>

117 БАС,т. 2. 1991.
{\г Л.В. Щерба. Избранные работы по русскому языку. М., 1957.С.67.


. ..Очень рад, что наконец я у вас. Какие вы стали! Ай! ай! (Чехов); Куда я
беден, боже мой! Нуждаюся во всем
(Крылов).

А. Н. Тихонов обратил внимание на то, что в высказываниях, где
междометие примыкает к части, мотивирующей или объясняющей эмо-
цию, таких, как Ба, птичник явился, пропащий (Горький); Ох! гадко те-
перь вспомнить
(Л. Толстой); У! как свежо и хорошо (Гоголь); А. вот оно
что!,
междометие позиционно закреплено, его нельзя передвинуть с од-
ного синтаксического места на другое 119.

Междометия могут употребляться в позиции сказуемого: Жених
у нее ой-ой-ой! Татьяна ах. а он реветь
(Пушкин). Некоторые междоме-
тия могут подчинять себе другие слова: тьфу на тебя, долой войну,
марш домой, айда в кино.

Перечисленные синтаксические свойства свидетельствуют о том,
что междометия вводятся в предложения не как угодно, а по правилам,
но дело в том, что эти правила, строго говоря, не являются категори-
альной оформленностью междометий, так как по синтаксическому мес-
ту определить междометие нельзя. Специфика междометий создается не
синтаксически.

Междометия выделяются в особый разряд прежде всего на основе
их значения: междометия не имеют понятийной семантики. Они не на-
зывают эмоции и волеизъявления, а только выражают их, будучи как
бы сигналами эмоциональной реакции субъекта речи на происходящее,
на речевую ситуацию. За каждым междометием в языке закреплено вы-
ражение определенного эмоционального содержания, как писал
В. В. Виноградов, «осознанное коллективом смысловое содержание».
Например, слово тьфу выражает отрицательную эмоцию, презритель-
ное отношение говорящего (Тьфу! Какая мерзость!), ого — удивление
(Ого! Какой огурец!), тес — призыв к тишине (Тес..., Машенька засну-
ла}
и т. д.

Для междометий типично употребление в таком контексте (лекси-
ческом окружении), который передает эмоциональную речевую ситуа-
цию или отражает эмоционально насыщенный диалог.

Междометия бывают однозначными и многозначными. Так, меж-
дометие ай выражает испуг, боль, порицание, удивление, одобрение, на-
смешку; междометие ах — удивление, восхищение, испуг и другие чувст-
ва 120, междометие ой передает испуг, удивление, боль. Многозначными
являются также междометия ох! ух! э! эй! эх! ура! и др. А междометие
цыц употребляется только для выражения запрета, о обычно использу-
ется для передачи степени эмоционального состояния: О, долго буду я,
в молчанье ночи тайной, Коварный лепет твой, улыбку, взор случайный,

\ 19 Н. М. Шанский. А. Н. Тихонов. Современный русский язык. Ч. 2. С. 259.
120 См. С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. Толковый словарь русского языка. М. 1993.


Перстом послушную волос густую прядь Из мыслей изгонять и снова при-
зывать
(Фет); Стать тем, что никому не мило. — О. стать как лед! —
Не зная ни того, что было. Ни что придет
(Цветаева); тьфу! передает
презрение, айда! — побуждение, долой! — призыв.

Спецификой междометного значения является его зависимость от
интонации, с которой произносится междометие, интонация как бы
включается в междометный смысл. Значение междометия зависит и от
лексического окружения. Так, при оценочном предложении Какой него-
дяй её жених!
междометие ах! не выражает положительной эмоции: Ах,
какой негодяй её жених!
А при предложении Какая хорошенькая девочка!
не может иметь отрицательного смысла: Ах, какая хорошенькая девочка!

При выражении экспрессивно-эмоциональных смыслов междоме-
тия могут примыкать к частицам, образуя с ними единое целое: Ну что
за перышки! Какой носок!..
(Крылов).

Междометия обладают свойством субстантивироваться: На лице
провизора изобразилось тьфу
(Чехов), Далече грянуло ура. Полки увидели
Петра
(Пушкин).



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.