Сделай Сам Свою Работу на 5

Руководство по сборке инструментов для починки семьи

 

Я предлагаю вам своего рода портативный набор инструментов, которые я использую при работе с семьями — все упаковано и готово к сборке по инструкции. Помните о том, как вначале я говорил о необходимости иметь план действий? Так вот, это небольшое руководство по составлению планов. Я опишу простой пятиступенчатый процесс, с помощью которого можно составить план действий для решения практически любой проблемы.

Это руководство хорошо тем, что инструкции действительно очень просты и нет сбивающих с толку диаграмм. Но, как и во всех руководствах по сборке, нужно собирать каждую деталь по очереди. Выполняйте эти шаги в том порядке, в каком указано, и в конце у вас получится эффективное работающее средство по устранению проблем.

Шаг 1: четко опишите проблему.

Как я уже говорил ранее, секрет успеха заключается в точности определения. Опишите проблему так, чтобы ее понял любой, кто не знаком с вашей семьей. Это поможет вам выявить конкретное поведение, от которого зависит проблема. Например, описание «ворчит после школы» гораздо менее информативное и полезное, чем следующее: «Полчаса после возвращения домой из школы не слушается, говорит все время „нет“, лежит на диване или на полу перед телевизором, отказывается отвечать на вопросы; когда повторяешь просьбу, сердится и швыряется вещами».

 

Шаг 2: о чем говорит поведение ребенка?

Это очень важный шаг, и потому не нужно с ним спешить. Если вы дадите правильный ответ, то дальше будет легче. Если дадите неправильный ответ, то весь план провалится. Неплохо будет в дальнейшем время от времени возвращаться к этому шагу и проверять, правильно ли вы все поняли.

Самая главная ловушка, подстерегающая вас на этой стадии, это стремление объяснить все с негативной точки зрения: «Дженни вылезает по ночам из кровати и капризничает, потому что она не любит меня и хочет меня обидеть». Возможно, вам действительно приходят в голову такие мысли, но вряд ли ребенок думает так, как вы. Поэтому вы должны рассматривать поведение ребенка с положительной точки зрения и с точки зрения самого ребенка, вставляя фразы вроде «я думаю, что…» или «мне нужно…».



Например: «Я вылезаю из кровати, потому что мне страшно в темной комнате; мне хочется прижаться к маме и папе, потому что так я буду чувствовать себя в безопасности».

Такая перефразировка, высказывание от лица ребенка и позитивная точка зрения нужны для того, чтобы получить более точное представление о его мыслях.

В определенном смысле дети — это довольно простые существа, с очень простыми потребностями.

Иногда нам кажется, что они нарочно нам вредят или мстят за что-то, но чаще всего оказывается, что это не так. Чаще всего они испытывают очень простые желания.

Как только вы поймете, о чем хочет сказать ребенок своим поведением, вы получите лучшее представление о его потребностях и, как следствие, сможете удовлетворить эти потребности на пользу как ему, так и себе.

Шаг 3: что заставляет такое поведение повторяться?

Для того чтобы какое бы то ни было поведение продолжало повторяться, оно должно приносить что-то положительное. Если поведение совсем ничего не приносит и совершенно не стоит потраченных на него усилий, оно постепенно угасает. Это верно в отношении любого поведения — как взрослых людей, так и детей.

Здесь от вас требуется полная честность с самим собой. Нужно предельно точно проанализировать поведение ребенка и выяснить, какого рода вознаграждение он за него получает и что в вашем поведении соответствует этому вознаграждению. Если он все время кричит, плачет и капризничает, то в качестве вознаграждения выступает ваше внимание. Пусть и отрицательное, но все равно внимание.

Если он уклоняется от принятия решения, то в качестве вознаграждения выступает ваш контроль над ситуацией, когда все важные решения за него принимаете вы. Если вы спорите с супругой (супругом) в присутствии ребенка, то вознаграждение — это также контроль. Если вы постоянно ведете переговоры и делаете уступки, то это контроль над ситуацией со стороны ребенка.

В общем случае ребенок всегда либо получает то, что хочет, либо избегает чего-то нежелательного. Вам нужно просто выяснить, что хорошего приносит ему плохое поведение.

Шаг 4: четко опишите цель.

И опять-таки, ключевой момент здесь — точность определения. «Хорошо вести себя в школе» — это не цель. Это слишком широкое описание, и оно не помогает достичь поставленной задачи. Лучше описать цель так: «Хорошо заниматься в школе; выполнять все, что скажет учитель; на уроках не отвлекаться, не разговаривать и не получать замечания». Такое описание помогает оценить поведение ребенка. Если он больше не получает замечания во время уроков, то всем сразу ясно — его поведение улучшилось, и можно специальным образом отметить это событие.

 

Шаг 5: определите шаги и инструменты.

Как я уже говорил, описывая модель для обучения полезным навыкам, лучше всего разбить цель на конкретные шаги. Иногда в определение «хорошее поведение» вкладывают слишком много, и для маленького ребенка это оказывается непосильным шагом. Возьмем для примера цель «Ложиться в 7 часов вечера без капризов» и разобьем ее на отдельные шаги.

 

Купание в 5:30

К 6:00 вытереться и переодеться

Ужин в 6:30

Сказка перед сном в 6:50

Почистить зубы в 6:55

Лечь в кровать в 7:00

 

Все шаги должны выполняться спокойно, без криков и капризов.

 

Как только цель разбита на подобные шаги, становится понятно, какие инструменты можно использовать для каждого шага. В случае с маленькими детьми, например, первые стадии требуют комбинации направленного внимания и диаграммы с наклейками, усиленной переключением внимания. После этого можно переходить к программе подготовки ко сну, описанной в главах с пятой по седьмую.

Если разбить цель на куски, хотя бы на временные промежутки, как в описанном выше примере, то будет легче предвидеть возможные осложнения и разрабатывать стратегии на тот случай, если что-то пойдет не так, как было задумано.

Как и в любом деле, можно разбить шаги на дополнительные подшаги. Например, если ребенок в описанном выше примере капризничает во время купания и его плохое настроение переносится на весь остаток вечера, то можно воспользоваться процессом обучения новым навыкам, описанном в главе 4. То есть можно показать ему, как купается игрушка или как купаются его старшие брат или сестра; можно превратить купание в источник веселья или рассказать сказку про девочку, которая боялась мыться и стала совсем грязной.

Итак, задача данного этапа — разбить цель на шаги и подобрать для каждого шага соответствующее средство.

Кроме того, мы рассмотрели, как решать проблемы со сном — в главах с пятой по седьмую; как решать проблемы с питанием — в главах с восьмой по девятую; как приучать ребенка к туалету — в главе одиннадцатой; как общаться с детьми — в главе третьей.

 

Твердо стойте на своем

 

Определив масштаб проблемы, разработав план и наметив план конкретных действий с использованием конкретных методов, настройтесь на достижение цели и уверенно выполняйте намеченное. Как и в случае с «магией сна», вы должны быть уверены в неизбежности результата.

Попросить, приказать, сделать.

Можно пересматривать кое-какие шаги, вносить поправки в план действий, но нельзя поворачивать назад и сдаваться. Даже несмотря на слезы и мольбы.

Попросить, приказать, сделать.

Быть родителем означает быть диктатором. Добрым, сострадательным, душевным, но диктатором. Модель коллегиального руководства с представительством всех заинтересованных сторон в семье не работает.

Попросить, приказать, сделать.

Пусть даже дети кричат, что ненавидят вас. Не слушайте их. Пусть они расстраиваются — дети быстро приходят в себя после небольшой встряски. Отправить ребенка спать пораньше еще не значит нанести ему психологическую травму на всю жизнь. И грустная рожица на диаграмме тоже не сделает его несчастным на всю жизнь.

Вежливо попросите.

Твердо прикажите.

А затем поступите, как должен поступать уверенный в себе родитель.

 

17. Самостоятельное задание — семейство Хамдинджеров

 

 

Я приберег самый худший пример напоследок и собираюсь дать вам его в качестве домашнего задания. К этому моменту вы должны иметь представление об основных приемах работы с детьми и родителями, поэтому я только обрисую общую ситуацию. Пример взят из жизни — все было именно так, как здесь описано.

В следующей главе я проанализирую ситуацию и опишу свой план работы с семьей. Но прежде чем переходить к следующей главе, попробуйте сами составить свой план.

Семьи, подобные семье Хамдинджеров, бывали везде, где я работал. В этой семье столько проблем, что на собраниях специалистов, где распределяют задания, большинство просто сидит и смотрит в пол, надеясь, что их не вызовут. В этой семье столько проблем, что просто не знаешь, с чего начать. Но по какой-то странной причине именно такие случаи заставляют меня поднять руку и встать с места. Каждый раз, когда звучит вопрос: «Кто хочет этим заняться?», моя рука сама по себе тянется вверх, а изо рта раздается ответ «Я хочу!».

Сейчас мне не страшно посещать такие семьи, но в начале своей профессиональной карьеры, когда я еще был студентом, я ужасно боялся подобных случаев. Теперь я стал специалистом по Хамдинджерам и повидал множество их «родственников» по всей стране, от одного побережья до другого. Создается впечатление, что эти «родственники» обосновались всюду, где только можно. Не сомневаюсь, что и в вашем городе найдется хотя бы парочка. После того как познакомишься с такими Хамдинджерами поближе, понимаешь, что сами по себе они люди неплохие, только в силу обстоятельств жизнь у них потруднее, чем у большинства из нас. Все, что им нужно, это помочь смазать «шестеренки» механизма отношений внутри семьи.

С таким настроем я отправляю вас в гости к Хамдинджерам. Это неплохое место для начала. С ними столько всего происходит, что вам придется немало подумать, прежде чем разрабатывать план помощи. Но вам придется им помочь в любом случае, потому что у них только одна надежда — на вас.

Кроме того, всегда полезно для начала попрактиковаться на чужих детях. Я занимался такой практикой десять лет, перед тем как у меня появились свои дети. Так что вот мой вам совет: не затягивайте с визитом в проблемную семью.

 

В гостях у Хамдинджеров

 

При первом же взгляде на дом становится ясно, что он никогда не окажется на страницах журнала «Лучшие дома и сады». Скорее, его напечатают на обложке другого журнала — «Самые заброшенные дома и сады». Входная дверь наполовину раскрыта, несмотря на относительный холод, да и назвать это полноценной дверью было бы трудно. Нижняя половина сплошь состоит из дырок, заколоченных досками. Очевидно, кто-то не раз пинал ее изо всех сил в приступах ярости.

С крылечка на вас смотрит маленькая собачка. Даже у нее вид такой, словно ее извлекли из кучи отходов на фабрике по производству маленьких собачек. Голова у нее слишком крупная для такого тщедушного тельца. Когда вы подходите ближе, она принимается рычать и совершать какие-то странные невротические движения, по которым непонятно, злится она или боится. Этого вы так и не узнаете, потому что она поворачивается и убегает внутрь.

Уже на крыльце вы слышите звуки компьютерной стрелялки и замечаете, что одно из окон разбито и закрыто картоном. Рядом с крыльцом валяется одинокий резиновый сапожок — порванный и навеки расставшийся со своим товарищем.

Вы стучите: тук-тук-тук.

— Открой дверь, — доносится откуда-то изнутри мужской голос.

— Не хочу, — капризно отвечает ему мальчишеский голос.

— Делай, что тебе говорит отец! — На этот раз женский голос.

— Нет, теперь моя очередь! — снова раздается мальчишеский голос.

— Нет, не твоя, — вторит ему голос девочки. — Моя!

— Дарнелл, ты откроешь наконец дверь?! — рявкает мужчина.

— Нет!

— Дарнелл!!!

— НЕТ! ДА ПОШЕЛ ТЫ!!!

Топот маленьких ножек, вероятно принадлежащих Дарнеллу, а затем оглушительное хлопанье дверью, от которой дрожит стекло в разбитом окне рядом с вами.

— О боже! Это не ребенок, а наказание!

После этого наступает молчание, изредка прерываемое электронными звуками стрельбы.

Вы некоторое время стоите и размышляете, что же делать дальше. Как только становится ясно, что о двери успели позабыть, вы снова стучите.

— Бубба, откроешь дверь?

«Только не пугаться и не кричать, — говорите вы себе. — Кто бы ни показался за дверью, не кричать».

И вот появляется первый представитель Хамдинджеров, четырехлетний Джед. На нем грязные джинсы и рубашка от пижамы. Он хмуро разглядывает вас исподлобья.

— Кто там, Бубба? — кричит женщина изнутри.

Джед, который, очевидно, фигурирует заодно и под именем Бубба, сосредоточенно разглядывает вас. На его грязном и хмуром личике отображается напряженная работа мысли.

— Дядя, — наконец-то приходит он к умозаключению.

Женский голос говорит на этот раз тише:

— Ты заплатил за стиральную машину?

— Ну да, — отвечает мужчина.

— Точно?

— Да точно, точно!

Скрип пружин и приближающееся шарканье ног.

«Явление мамаши Хамдинджер», — думаете вы про себя.

И вот она перед вами. Салли Хамдинджер, с подозрительным взглядом.

— Вы кто?

— Здравствуйте! — произносите вы как можно более жизнерадостным голосом и называете свое имя. — Я из службы «Семейная помощь».

— Семейная чего?

Теперь понятно, у кого Джед научился так хмуриться.

— «Семейная помощь», — повторяете вы и добавляете рекламный лозунг своей компании, который крутят по телевидению: — «Нет семей слишком больших или слишком маленьких».

Салли по-прежнему недоумевающее таращится на вас.

— Так вы не по поводу стиральной машины?

— Нет, я пришел, чтобы помочь вам и Гарри с детьми.

Взгляд у Салли светлеет, и она восклицает:

— А, это как «Суперняня» по телику?

— Ага, типа того, — вздыхаете вы. — Только не такая строгая и надоедливая.

От улыбки Салли кажется гораздо моложе.

— Заходите, заходите!

Внутри сцена почти такая же, как и снаружи, только здесь меньше травы и неба, но больше детей. Семья собралась вокруг телевизора, задернув занавески, чтобы на него не падал свет. Главным развлечением на данный момент служит какая-то чрезвычайно жестокая видеоигра. Первое, что бросается в глаза, — это как Дариус хладнокровно убил двух полицейских и те барахтаются в луже крови. Кристал сидит на подлокотнике дивана в школьной форме, благодаря которой выглядит поразительно нормальной в этом безумном окружении. Гарри вытянулся на диване, пуская клубы дыма и наблюдая за тем, как его восьмилетний сын убивает копов.

— Гарри, это человек, который пришел поговорить с нами о детях.

Маленькая нервная собачка забилась под диван и боязливо выглядывает оттуда, трясясь всем телом, словно Голлум.

Гарри нехотя встает и подходит ко мне, протягивая руку, демонстрируя во всей красе свой небритый подбородок и желтые от никотина зубы. Облачен он в обвисшие тренировочные штаны и шерстяные носки; на черной майке изображена реклама какого-то пива, которое обещает поднять вам настроение.

То, что Гарри развеселился, видно сразу, только вряд ли это веселье назовешь приятным и естественным.

Здороваясь с Гарри, уголком глаза вы замечаете, как Хмурый Бубба принимается дергать за руку Дариуса, который сначала не обращает на него внимания, а потом неожиданно толкает маленького Буббу так, что тот падает на пол, ударяясь головой, и пускается в жалобный плач.

— Дариус! — взрывается Гарри, набрасываясь на мальчишку. — Марш немедленно в свою комнату!

— Но он…

— ВОН ОТСЮДА!!!

Дариус швыряет пульт от игровой приставки на пол и выбегает.

— Этот парень меня с ума сведет, — комментирует Гарри. — Совсем никого не слушается.

Тем временем Кристал хватает пульт и плюхается на диван. Бубба поднимается и начинает толкать девочку. Салли наблюдает за ними, но не говорит ни слова. Кажется, что ее взор подернут какой-то дымкой и что в ее глазах застыло чувство обреченности.

— Может, нам поговорить на кухне? — предлагаете вы.

Кухня приятно удивляет. В ней царит чистота и порядок, посреди стола стоит ваза с фруктами. На холодильнике развешаны рисунки детей. Если бы не валяющийся в углу резиновый сапожок — давно потерявшийся брат того, что остался на крыльце, — эту кухню можно было бы назвать самой обычной кухней.

— Ну что ж, — произносите вы уверенным голосом. — Расскажите мне о своих проблемах.

И они рассказывают. Все это происходит на фоне криков, визга и топота, доносящихся из соседней комнаты. Происходящее смахивает на рождественский вечер из фильма ужасов, но вы смело не обращаете внимания на грозные звуки и слушаете только Гарри и Салли.

Оказывается, легче перечислить, каких проблем они не испытывают. Джед до сих пор не научился ходить в туалет, а это означает лишние расходы для семьи, ведь подгузники стоят недешево. Помимо всего прочего, он кусается — в доказательство Салли продемонстрировала свою руку.

— И как вы реагируете на то, что он кусается?

— Кусаю его, — отвечает она. — Только так можно заставить его что-то понять.

Судя по отметкам на ее руке, он не совсем понимает все правильно.

Похоже, что поведение Джеда, или Хмурого Буббы, отличается агрессивностью. Он не только кусается, но и нецензурно выражается в детском саду. Его собираются исключать, а ведь ему еще не исполнилось пяти лет.

Все дети плохо спят. Точнее сказать, они практически не спят. Это сразу становится понятно, как только заглядываешь в их комнату. В одном углу, на покосившемся комоде, стоит телевизор. Все четверо спят в одной комнате, на двух двухэтажных кроватях. Поскольку они очень долго не засыпают (обычно это происходит ближе к полуночи), Гарри и Салли укладывают их всех в одно и то же время. Сок, телевизор, крики, плач — обычный распорядок по вечерам.

Дети постоянно друг с другом дерутся. Понаблюдав за ними, вы приходите к мысли, что Кристал не только самая старшая, но и самая умная. Она, похоже, предпочитает сидеть в сторонке и дергать за ниточки, руководя другими детьми. Дарнелл — самый взрывной, и иногда это очень нравится Хмурому Буббе. Если присмотреться, то можно заметить, что Хмурый Бубба специально провоцирует старших мальчиков, чтобы те побили его, а он на них пожаловался родителям. Он порой ведет себя так, как будто ему нравится, чтобы его колотили.

Школа — это тоже одно сплошное несчастье. Мальчики постоянно вступают в конфликт с учителями, и их даже развели по разным классам. Им это не понравилось, но, по крайней мере, по отдельности от них не так много шума. Занимаются они из рук вон плохо; в школе их считают самыми главными хулиганами и самыми последними из отстающих. Дариуса несколько раз ловили на том, что он приставал к младшим школьникам.

Кристал учится неплохо и проблем учителям не доставляет, но испытывает трудности с общением. Ее учительница говорит, что Кристал ни с кем не дружит и держится в стороне от других девочек. Похоже, ей даже не хочется ни с кем дружить. У вас складывается ощущение, что она замкнутая и сердитая, но никто этого не замечает или, по крайней мере, не обращает внимания.

Когда вы просите Гарри и Салли описать их распорядок дня, они непонимающе смотрят в ответ.

— Ну, опишите, как у вас обычно проходит день.

Гарри пожимает плечами.

— Дети просыпаются, начинают драться, и так продолжается до вечера, когда они ложатся спать.

— И какие методы вы испробовали?

— Все, — отвечает Салли.

— Например?

— Все, — повторяет Салли и вздыхает. — Наклейки, тайм-аут, угрозы, шлепки и подзатыльники — все.

— Что-нибудь сработало?

— По-моему, они понимают только шлепки и подзатыльники, — говорит Гарри.

Вы вспоминаете, как родители общались с детьми, и не можете припомнить ни одного примера положительного общения. Ни одного.

— А как вы вообще чувствуете себя? Какое у вас чаще всего бывает настроение?

Салли разражается слезами. Гарри обнимает ее и прижимает к себе.

— Да, нам нелегко, — отвечает он.

Даже по его голосу слышно, что и он на грани отчаяния.

Вы понимаете, что на самом деле они любят своих детей, просто не смогли вовремя взять ситуацию под контроль.

— Ну так что, — говорите вы, распрямляя плечи и стараясь придать своему голосу профессиональный оттенок. — Попробуем все исправить?

Гарри кивает.

Салли шмыгает носом, вытирает глаза и смотрит на вас с ожиданием.

Вы глубоко вздыхаете и начинаете произносить речь.

 



©2015- 2020 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.