Сделай Сам Свою Работу на 5

Как «починили» Сандру, Макса и даже Эмили

 

— Я не стану давать своему ребенку наркотики, — сказала наконец Эмили.

Я изобразил удивление:

— Почему нет?

Она рассмеялась как-то неуверенно — так, как усмехаются, находясь в замкнутом пространстве рядом с человеком, в нормальности которого сильно сомневаются.

— Потому что это глупость.

Я пожал плечами.

— Ну и что? Вы же хотите, чтобы она ела?

— Да, но…

Тут Макс сбросил с себя отстраненный вид и вмешался:

— Потому что это незаконно. Мы не хотим подвергать нашу дочь опасности.

Слава богу, наконец-то он подал голос.

Я снова пожал плечами.

— Но идея неплохая, согласитесь.

Макс нахмурился, явно выходя из себя.

— Нет, плохая. Если это все, что вы можете нам предложить, то мы, очевидно, только зря потратили свое время.

Я посмотрел на него и улыбнулся достаточно мягко, чтобы он понял мой замысел.

— Знаете, а вы в первый раз вмешались в разговор с тех пор, как зашли в мой кабинет.

— Ну это же откровенная глупость, — сказал он, продолжая хмуриться.

— Разумеется.

— Тогда зачем вы так сказали?

— Позвольте мне задать вам один вопрос. Что, помимо незаконности, мешает вам дать Эмили марихуану?

— Наркотики оказывают плохое воздействие на организм и на психику.

Я кивнул.

— Действительно. А вы же не хотите нанести ей вред, правильно?

Они оба кивнули.

— Так почему же вы постоянно говорите в ее присутствии о еде и о калориях? — спросил я Сандру. — И почему вы, Макс, отвлекаетесь на посторонние разговоры по телефону, когда речь идет о здоровье вашей дочери?

— Вы что, хотите сказать, что это наша вина? — обиженно спросила Сандра.

Я и глазом не моргнул.

— Отчасти да. Возможно, даже в большой части. Я не уверен, где именно проходит граница между влиянием окружающего мира и вашим влиянием, но то, что в этом есть и ваша вина, несомненно.

Они слегка помрачнели.

Я часто задаю себе вопрос — как мир дошел до такой стадии, когда никто ни в чем не считает себя виноватым? Как получилось, что у десятилетней девочки начинается серьезное психическое расстройство, но ее родители полагают, что это совершенно никак с ними не связано?



— Не переживайте так сильно, — сказал я. — Вы — ее родители. Это ваша работа — немного ошибаться. Все мы где-то перегибаем палку, где-то недокручиваем гайки. Я ошибаюсь так же, как и любой другой папа. Просто нужно вовремя это замечать и исправлять. Винить себя нужно только в том случае, когда вы заметили ошибку, но ничего не сделали, чтобы ее исправить. Но вы-то собираетесь исправлять ошибки, правда?

Они кивнули.

— Хорошо. Так что, приступим?

— Давайте, — сказала Сандра.

Исправление состояло из двух задач. Первая — это разобраться с проблемой «еда — вес».

— Я хочу, чтобы сегодня вечером вы собрали все напольные весы и выбросили их в контейнер с мусором.

Для бедной Сандры это было нелегко.

— Прямо так взять их и выбросить?

— Да. Вы с Эмили слишком зациклились на цифрах. Ей не следует заморачиваться по поводу каких-то килограммов, особенно когда речь идет о ее собственном теле. Ей нужно выработать более здоровое отношение к своему телу. Маленькие цифры на весах лишь отвлекают от внутренних ощущений. Так что избавьтесь от весов.

— Хорошо, — кивнула Сандра.

— Кроме того, мне хотелось бы, чтобы вы в целом изменили свое отношение к еде.

— В каком смысле?

— В том смысле, чтобы вы позабыли о модных диетах. Совсем позабыли. Девяносто с чем-то процентов тех, кто сидел на диетах, через два года набирают свой прежний вес. Так что диет для вас больше не существует.

— А что нам делать вместо этого?

— Все очень просто. Здоровое питание, физические упражнения и адекватное восприятие своего тела. Так вы поможете Эмили трезво посмотреть на себя со стороны.

— Это на ваших словах просто, — сказала Сандра.

— Я понимаю, что быстрых и легких путей нет, но на этот счет можно получить очень много информации. Я сообщу вам имена хороших специалистов по питанию, а также названия полезных книг. Секрет поддержания идеального веса заключается в том, чтобы поставить мозги на место, придавать значение правильному питанию и упражнениям. Вот и все.

Сандра, надо отдать ей должное, казалась весьма озабоченной, но я собирался проследить, чтобы она сделала хотя бы первые шаги.

— Теперь что касается вас, — повернулся я к Максу. — Сколько времени вы ежедневно уделяете тому, чтобы разговаривать со своей дочерью?

Он покачал головой.

— Наверное, не так много, как следовало бы.

— Я понимаю. В наши дни очень трудно найти свободное время. Целый день вкалываешь на работе, а когда возвращаешься домой, то единственное желание — рухнуть в кресло или на диван и включить телевизор. Но дело в том, что у вас есть дочь, так что вы не можете позволить себе совсем ничего не делать дома. Я хочу, чтобы вы в своем распорядке дня выделили особое время для общения с ней. На это не обязательно тратить несколько часов. Ей достаточно просто знать, что вы рядом. Если вы не наладите с ней хорошие отношения сейчас, то в подростковом возрасте она доставит вам еще больше хлопот.

— Да, я понимаю, что вы правы, — согласился Макс.

— Конечно, я прав. У меня полно дипломов и работ на эту тему.

Он рассмеялся.

— Я расскажу вам секрет того, как общаться с капризными и замкнутыми детьми: задавайте побольше вопросов . Не учите ее жить, не говорите, как следует вести себя и что она должна чувствовать. Задавайте вопросы о ее поведении и самочувствии. Пусть она научится анализировать свои чувства. Каждый раз, как вы поймаете себя на том, что говорите ей что-то, переделайте фразу, выкиньте половину слов и поставьте в конце вопросительный знак.

Они оба внимательно слушали.

— И последнее, — сказал я, указывая на округлые формы Макса. — Вы тоже должны выполнять упражнения и следить за своим питанием. Это общесемейное задание. Понятно?

Он снова рассмеялся и похлопал себя по животу.

— Пожалуй, мне и вправду нужно немного поправить его форму.

— Сделать его не таким округлым?

— Наверное.

К их чести будет сказано, они не замедлили выполнить мои рекомендации. Весы отправились в мусор, как и было предложено. Мама позабыла про диеты и купила книги о здоровом питании. Они перестали перекусывать на ходу и стали завтракать и ужинать вместе. Все занялись семейными пробежками, причем Эмили стала для своего отца чем-то вроде личного тренера.

Все они усердно старались изменить свое отношение к еде и друг к другу. Вместо того чтобы волноваться по поводу цифр на весах, они стали больше времени проводить вместе. Часть этого времени они посвятили кулинарному искусству. Однажды Сандра отвела Эмили на встречу с местным шеф-поваром, и это сразило Эмили наповал.

— Она даже повесила его фотографию на стене в своей комнате, — сказала мне Сандра.

— Когда я советовал вам изменить отношение к еде, так далеко я не заглядывал, — от души рассмеялся я.

Эмили и сейчас не назовешь большим любителем еды, но, по крайней мере, на сегодняшний день она выработала более здоровый взгляд на себя, на пищу и на свое тело.

Еще лучше то, что она полноценно общается со своими мамой и папой. Они снова стали настоящей семьей, а не группой знакомых, озабоченных прежде всего калориями и килограммами.

 

Еда, восприятие тела и проблемы

 

З апомните, что ваша самая главная обязанность в качестве родителей — установить прочные и доверительные отношения со своими детьми.

 

Н е забывайте также о том, что дети часто перенимают ваши привычки и ваше отношение ко всему, в том числе к еде и к собственному телу.

 

Е сли вы не хотите, чтобы у детей были проблемы с питанием, для начала разберитесь с собой.

 

Е сли у вас девочки (и даже мальчики), то дом — не место для диет и экспериментов над собой. Не подсчитывайте килограммы и калории. В мире и без вас полно безумцев, поглощенных маниакальными идеями. Приучите детей к хорошей пище. Научите их прислушиваться к своему животу, а не смотреть на тарелку. Научите их также любить себя. Если вы считаете, что у детей серьезное расстройство на почве питания, позвоните в клинику, обратитесь к специалистам, поговорите с кем-нибудь. Не паникуйте и не выходите из себя — просто спокойно обсудите этот вопрос с профессионалом.

 

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.