Сделай Сам Свою Работу на 5

Новые ориентиры прогресса права и свободы

В контексте объективно-исторической возможности перехода от социализма к цивилизму все остальные варианты преобразова­ния реально сложившегося социализма неизбежно предстают как отклонения от вектора исторического прогресса и в этом смысле

344 Раздел IV. Проблемы постсоциалистического права и государства

как исторически регрессивные, как обессмысливание историче­ских усилий прошлого,неспособность воспользоваться их резуль­татами и, оставаясь на острие истории, продолжать ее дальше, сло­вом, — как выход из историина пенсию и отдых.

Концепция цивилизма показывает, что социализм — не исто­рическая ошибка и не впустую затраченное время, что беспреце­дентные жертвы нескольких поколений наших предшественников и соотечественников не пропали даром, что при социализме впер­вые созданы предпосылки (в виде социалистической собственно­сти) для перехода к более высокой, более справедливой, более гу­манной ступени развития общечеловеческой цивилизации. ч

Реальный опыт социализма и объективно-исторически подго­товленные в результате социализма предпосылки для перехода к цивилизму свидетельствуют о том, что искомое на протяжении тысячелетий "фактическое равенство" не абсолютно, а относительно. Оно в действительности возможно лишь как момент "экономиче­ского равенства"— в экономико-правовой форме и в пределах индивидуализированной равной гражданской собственности как единого для всех минимумасобственности, без ограничивающего максимума. И цивилизм, таким образом, тоже не конецисториче­ского прогресса свободы и равенства, а лишь новая ступеньв его развитии.

Для успешного преобразования социализма необходим "обще­ственный договор"о принципах, основаниях и условиях перехода от старого состояния к новому строю.

Для искомого общественного согласия необходим, как мини­мум,справедливый для всех принцип, а таковым может быть и является лишь один принцип — принцип равного права каждого на одинаковую для всех граждан долю во всей десоциализируемой собственности. Всякий, кто хочет от социалистической собственно­сти получить больше равной для всех гражданской собственности, тот по существу претендует на привилегии. Но неправомерные при­обретения из общественного достояния вряд ли удастся легитими­ровать как настоящую собственность, не только записанную на бумаге, но и всерьез признанную обществом с социалистическим прошлым.



Идея гражданской собственности — главный вывод из всего предшествующего социализма.До ибез социализма, априорно и умозрительно эту идею и такое направление развития истории не­возможно было бы и придумать.

Коммунистическое требование "фактического равенства" от­вергает ценности и достижения общецивилизационного процесса. Гражданская собственность — это наконец-то исторически найден­ная форма удовлетворения и вместе с тем одновременно преодоле­ния этих разрушительных требований в категориях самой цивили­зации, т. е. в форме права собственности. Цивилизация при этом

Глава 1. От социализма к цивилизму. Концепция цивилитарного права 345

развивается благодаря тому, что она обогащается новым формо­образованием свободы — неотчуждаемым правом каждого на гражданскую собственность.Средствами десоциалистической цивилизации это всемирно-историческое требование большего равенства, чем формально-правовое равенство, не разрешимо и не одолимо.

Концепция цивилизма обладает регулятивным потенциалом и для капитализма. Это регулятивно-ориентирующее значение идеи цивилизма (в качестве нового категорического императива1)мож­но в общем виде сформулировать так: от капитализма к цивилиз­му, минуя социализм.Более конкретно это означает: каждому — неотчуждаемое право на гражданскую (цивилитарную) собствен­ность.

Концепция постсоциалистического цивилизма уже содержит адекватный правовой-ответ коммунистическим требованиям масс.Этим ответом может (и объективно будет вынуждено) воспользо­ваться и капиталистическое общество, чтобы избежать мук реаль­ного социализма. Но для этого сложившихся социальных услуг бед­ным и так называемого "шведского социализма" в пользу несобст­венников окажется мало: необходимо будет каждого наделить не­отчуждаемым правом на достаточный минимумсобственности на средства производства, т. е. на персонально определенную равную долю в рамках общей собственности всех. Понятно, что размер это­го минимума исамой общей собственности всех граждан будет за­висеть от соотношения сил, претензий и интересов в соответст­вующем обществе, степени его богатства, уровня жизни населения и целого ряда иных факторов, которые в своей совокупности опре­делят конкретное содержание соответствующего "общественного договора" о гражданской собственности. Но это уже, как говорит­ся, их трудности, проблемы для самого капитализма: как и каким конкретно способом может быть в условиях буржуазного общества создана такая общая собственность, на базе которой можно было бы сделать каждого владельцем равной гражданской собственно­сти, найти свой путь к послекапиталистическому цивилизму,ос­тавить тем самым социализм позади себя, избавиться от порож­дающих и сопровождающих его проблем и т. д.

При всех различиях между ними постсоциалистический циви-лизм и посткапиталистический цивилизм обладают принципиаль­ным единством и типологической общностьюблагодаря их единой основе — неотчуждаемому праву каждого на гражданскую собст-

1 У Канта, чье понятие мы здесь используем, отсутствует, разумеется, идея равной гражданской собственности, появление которой исторически и логически возможно лишь после социализма. Это, кстати говоря, очень хорошо демонстрирует апосте-риоризм реального содержания максим его категорического императива, ограни­ченного социально-историческими границами формально-правового равенства и частной собственности.

Раздел IV. Проблемы постсоциалистического права и государства

венность. Лишь на такой принципиально новой основе может быть преодолен и снят антагонизм между коммунизмом и капитализмом. Коммунизм и капитализм могут встретиться' и примириться лишь на базе цивилизма, т. е. на почве и в условиях будущего принципи­ально нового ("третьего") строя. Концепция цивилизма тем самым демонстрирует ошибочность и иллюзорность представлений о конвергенции между капитализмом и социализмом.Речь на са­мом деле должна идти не о конвергенции капитализма и социализ­ма, а о преодолении и социализма, и капитализма, о переходе и от социализма, и от капитализма к цивилизму.

В контексте исторического прогресса свободы можно уверенно сказать, что порожденный и подкрепленный реальной историей социализма категорический императив о неотчуждаемом праве ка­ждого на общеобязательный минимумгражданской собственности преодолеет сопротивление сложившихся отношений в сфере собст­венности и подчинит их своему регулятивному воздействию. В ис­торических масштабах вектор развития общественной практики совпадает с направлением и ориентирами прогресса идей.

Идея цивилизма как новой ступени исторического развития демонстрирует, что новое в истории(как и вообще новое) — это, вопреки поговорке, не хорошо забытое старое, а до поры, до време­ни отсутствующее, невидимое и неизвестное очередное будущее. Его нельзя придумать или сконструировать лишь из материала прошлого и настоящего, потому что главное и конституирующее в этом будущем, т. е. собственно новое, всегда находится за предела­ми видимости всех прежних представлений о будущем. Можно ска­зать, что историческое пространство, как и пространство физи­ческое, искривлено иувидеть, что нового за предстоящим боль­шим историческим поворотом, можно лишь после того, как такой поворот уже реально исторически подготовлен и возможен. И на поверку оказывается, что говорящие о "конце истории" по сущест­ву признают, что для них действительно предстоящее будущее еще не'видимо, не знаемо, не известно.

Применительно к философско-историческим концепциям Ге­геля и Маркса можно сказать, что вне поля их видения и теорети­ческого осмысления неизбежно оказалась открывшаяся лишь по­слереального социализма (радикального антикапитализма, после-капиталистического строя без свободы, права и собственности) объ­ективно-историческая возможность формирования неотчуждаемо­го права каждого на равную цивильную собственность и в целом движения к цивилизму как более высокой ступени в прогрессе сво­боды и права.

Наш интерес (под углом зрения цивилизма) к подходам Гегеля и Маркса вызван тем, что именно их позиции до сих пор остаются двумя наиболее развитыми и вместе с тем типологически ради­кально противоположными трактовками капитализма и посткапи-

Глава 1. От социализма к цивилизму. Концепция цивилитарного права 347

тализма (как коммунизма) с точки зрения диалектики социально-исторического прогресса во всемирной истории. При этом, конечно, речь идет не о гносеологическом или моральном упреке в адрес Гегеля или Маркса как идеологов соответственно капитализма и коммунизма, а прежде всего о неизбежной объективно-историче­ской ограниченности ихпредставлений о путях последующего ис­торического развития, о будущности права, свободы, собственности и т. д.

Каждая концепция по-своему абсолютизировала относитель­ное, выдавая конец видимого отрезка истории за конец истории вообще.Такой видимой частью истории для гегелевской концепции является капитализм, для марксизма — антикапитализм. И каж­дая из этих концепций трактовала невидимую ей часть истории как простое и прямое продолжение (до дурной бесконечности — до "конца истории") видимой части истории. Отсюда и неизбежное ис­торическое мифотворчествоо неизвестном будущем, находящемся за невидимым грядущим очередным большим поворотом истории.

Современная перепроверка — с позиций концепции цивилиз-ма — прошлых представлений об историческом прогрессе свободы и права позволяет выявить в них верное и познавательно ценное от исторически обусловленных иллюзий, искажений, недоразуме­ний (а всякий миф в своей основе — это в буквальном смысле не-до-разумение,т. е. еще адекватно не понятое, пока что не дос­тупное разуму).

Так, с точки зрения концепции цивилизма очевидна мифоло-гичность представлений о капитализме как вершине и конце про­гресса свободы, права, собственности и т. д. Но вместе с тем в этих представлениях (особенно глубоко и ярко — у Гегеля) присутству­ет та верная мысль, что свобода, собственность и т. д. возможны лишь в правовой форме, что исторический прогресс — это по сути правовой прогресс и что, следовательно, выход за границы капита­лизма, его отрицание — это одновременно отрицание права, свобо­ды, собственности вообще. Реальный (антикапиталистический) со­циализм XX в. выразительно подтвердил это.

Мифом оказалось и представление о том, будто отрицание ка­питализма (частной собственности, правового равенства и т. д.) ос­вобождает людей, дает им большее, "фактическое равенство", ве­дет к полному коммунизму и т. п. Но многие критические положе­ния этого подхода (критика недостатков частной собственности, указание на ограниченный характер формально-правового равен­ства и т. д.) по существу верны, хотя и искажены коммунистиче­ской мотивацией, критериями и ориентирами этой критики. Реаль­но-историческим подтверждением основательности этой критики является фактическая ликвидация капитализма в XX в. в целом ряде стран в духе именно марксистско-пролетарского антикапи­тализма.

348 Раздел IV. Проблемы постсоциалистического права и государства

Хотя этот антикапитализм (в реальной истории — социализм) не привел к прогнозированному "полному коммунизму", однако его всемирно-историческое место в качестве переходного периода ме­жду капитализмом и цивилизмомне менее значимо, чем доктри-нально предсказанного коммунизма. С точки зрения прогресса сво­боды и права смысл социализма— в подготовке необходимых ус­ловий для перехода к цивилизму.

В контексте изложенной диалектикиисторического прогресса свободы и права (от капитализма — через социализмкциви­лизму) можно сказать, что с исторических и теоретических пози­ций и Гегеля, и Маркса (да и* вообще — до современного кризиса социализма) цивилизм не только не виден, но и вообще не вообра­зим, поскольку его тогда и за потенциальным историческим гори­зонтом мысли и реалий еще не были. Ограниченная позитивная диалектика Гегеляв действительности упирается в капитализм, радикальная негативная диалектика Марксазавершается антика­питализмом. Концепция цивилизма продолжает диалектику исторического прогресса, преодолевая ограниченность гегелевской и негативизм Марксовой версий диалектики исторического раз­вития.

Если даже реальный социализм XX в. упустит объективную возможность для перехода к цивилизму, то это вовсе не будет оз­начать ни потери самой идеи цивилизма (и ее автономного регуля­тивного воздействия — и без прямой практической ее реализации в концептуально "чистом" виде), ни уже навсегдаоткрывшегося пути к нему. Без перехода к цивилизму ни коммунистическую идео­логию, ни новые попытки ее реализации преодолеть невозможно.

Без признания правового института гражданской собственно­сти любая индивидуальная собственность будет по своей природе частной собственностью со всеми присущими ей антагонизмами, а там, где есть частная собственность, там неизбежна и борьба про­тив нее, там естественно возникает и коммунистическая идея — бессмертная идеология несобственников.

Кровавый путь от капитализма к социализму был проделан при попутном ветре истории, усиленном чарами притягательного мифа о всеобщем земном рае. Проект возвращения от социализма к капитализму лишен не только подобных сверхмотиваций,абсо­лютно необходимых для любого большого исторического дела, но и той справедливости исоответствующей массовой поддержки, ко­торые необходимы для достижения социального согласия в обще­стве с социалистическим прошлым. Сделать бывшее небывшим не могли даже олимпийские боги. Тем более что "бывшее" (в нашем случае социализм), как показывает концепция цивилизма, облада­ет потенциалом, необходимым и достаточным для достижения ис­торически более высокой ступени свободы, равенства, права и спра­ведливости.

Глава 1. От социализма к цивилизму. Концепция цивилитарного права 349



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.