Сделай Сам Свою Работу на 5

Место налогового права в системе российского права

Тема 1. Налоговое право в системе российского права

Предмет налогового права

Место налогового права в системе российского права определяется кругом тех общественных отношений, которые регулируются его нормами и составляют его предмет. Речь идет об отношениях, возникающих в связи с использованием государством налогов как основного источника формирования финансовой базы для осуществления публичных задач и функций. Для советского периода в истории России характерным являлось формирование государственных доходов не за счет налогов, а за счет прямых изъятий внутреннего валового продукта, производимого на основе государственной монополии. (Финансы / Под ред. В. М. Родионовой. М., 1993. С.239-240.) В настоящее время налогообложение является в России важнейшим элементом организуемых государством распределительно-денежных отношений, а налоговые платежи составляют более 90% поступлений в бюджеты всех уровней бюджетной системы. (Горбунова О. Н., Селюков А. Д., Другова Ю. В. Бюджетное право России. М., 2002. С.33.)

Посредством налогообложения осуществляется односторонне-властное изъятие части совокупного общественного продукта в пользу государства и муниципальных образований в целях формирования государственных и местных бюджетов, составляющих финансовую основу существования публичной власти. При этом следует подчеркнуть именно односторонний характер налоговых изъятий, поскольку уплачиваемые конкретным субъектом суммы налога идут, в конечном счете, на удовлетворение общего интереса и не связываются с предоставлением налогоплательщику набора услуг, эквивалентного по их стоимости сумме внесенных им налоговых платежей.

Вместе с тем следует учитывать, что к числу платежей налогового характера Налоговым кодексом РФ наряду с собственно налогами отнесены и сборы, объединяемые в единую систему налогов и сборов (статьи 13, 14, 15 НК РФ). В отношениях плательщика сбора с государством или муниципальным образованием законодатель уже признает определенную индивидуальную возмездность, поскольку уплата сбора связывается с совершением в отношении плательщика определенных юридически значимых действий (статья 8 НК РФ). В частности, уплата государственной пошлины, признаваемой Налоговым кодексом сбором, становится одним из условий рассмотрения дела судом. Вместе с тем государственная пошлина, уплачиваемая в этом случае, не является эквивалентом материальных затрат государства на рассмотрение судебного иска. Более того, затраты государства на рассмотрение судебного иска, оплаченного государственной пошлиной в минимальном размере, могут оказаться больше, чем затраты по рассмотрению иска, оплаченного пошлиной в размере нескольких десятков тысяч рублей (исходя из количества судебных заседаний, объема вынесенного решения и т. д.). Таким образом, индивидуальная возмездность сбора обусловлена его уплатой в связи с предоставлением услуги публичного характера, но не с оплатой реальной стоимости такой услуги.



В этом заключается существенное отличие налогового платежа, в основе которого лежит известная произвольность установления государством в одностороннем порядке изъятий денежных средств, принадлежащих субъектам на вещных правах собственности, оперативного управления или хозяйственного ведения. Сказанное не исключает того, что государство при установлении и введении на своей территории налоговых платежей будет исходить из принципов экономической обоснованности и справедливости налогообложения. Однако важно, что налоговое изъятие по общему правилу не приобретает характера компенсации затрат публичного субъекта, возникающих в связи с совершением в отношении плательщика юридически значимых действий, даже если и признается условием совершения таких действий. Известная произвольность в установлении размера налогового изъятия повышает требования к гарантиям соблюдения конституционных пределов ограничения права частной собственности плательщика, что предопределяет сближение правового режима налогов и имеющих налоговый характер сборов. Поэтому отношения по уплате предусмотренного налоговым законодательством сбора также относятся к предмету налогового права.

Вместе с тем за пределами предмета налогового права остается правовое регулирование неналоговых публичных изъятий, представляющих собой плату за оказание физическим лицам и организациям услуг публичного характера. В частности, речь идет об отношениях по уплате патентных пошлин, имеющих публично-правовую природу, но не включенных в систему предусмотренных налоговым законодательством налогов и сборов. Вопрос о правовой природе подобных платежей, нередко именуемых фискальными сборами, до сих пор вызывает оживленные дискуссии в науке. (Фискальные сборы: основные признаки и порядок регулирования / Под ред. С. Г. Пепеляева. М., 2003).

Особенности правового режима публичных платежей, не включенных законодателем в содержащийся в Налоговом кодексе РФ перечень налогов и сборов, не раз становились предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ. При этом Конституционный Суд РФ всякий раз связывал допустимость особого правового режима рассматриваемых платежей с их компенсационным характером, направленностью на возмещение затрат публичного субъекта по предоставлению той или иной услуги публичного характера. (Определение Конституционного Суда РФ от 10 декабря 2002 г. № 283-О "По запросу Правительства Российской Федерации о проверке конституционности постановления Правительства Российской Федерации от 14 января 2002 года N 8 "О внесении изменений и дополнений в Положение о пошлинах за патентование изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, регистрацию товарных знаков, знаков обслуживания, наименований мест происхождения товаров, предоставление права пользования наименованиями мест происхождения товаров";Постановление Конституционного Суда РФ от 28 февраля 2006 г. № 2-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона "О связи" в связи с запросом Думы Корякского автономного округа").

Не охватываются предметом налогового права и отношения, связанные с уплатой в государственные внебюджетные фонды обязательных страховых взносов, взимаемых в качестве самостоятельных платежей наряду с единым социальным налогом (например, страховых взносов на обязательное пенсионное страхование или на социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний). После изменений в системе обязательного пенсионного страхования Конституционный Суд РФ неоднократно отмечал особую социально-правовую природу обязательных страховых взносов, назначение которых выражается в получении выплаты по обязательному страхованию в размере, эквивалентном сумме страховых взносов. (См., напр.:Определение Конституционного Суда РФ от 4 марта 2004 г. № 49-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Самарской городской общественной организации инвалидов "Волжанин" на нарушение конституционных прав и свобод статьей 34 Федерального закона “Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации”»). Особенности социально-правовой природы обязательных страховых взносов в сравнении с налоговыми платежами предопределяют и специфику режима их правового регулирования, отличного от правового режима налоговых изъятий.

Таким образом, центральное место в предмете налогового права занимают имеющие явно выраженный распределительно-денежный характер отношения по уплате налоговых платежей. Их особенностью является наличие у сторон прямого имущественного интереса в связи с вовлечением государством части стоимости принадлежащих организациям и физическим лицам материальных благ в перераспределительные процессы. Однако не менее важной особенностью данных отношений является то, что они не могут существовать вне государственной деятельности и организуются самим государством в односторонне-властном порядке. Фактическое существование указанных отношений становится возможным лишь после их законодательного закрепления, в результате практической реализации правовых норм. Таким образом, имеются все основания для характеристики отношений по уплате налогов и сборов как организационно-имущественных или властно-имущественных. Нельзя не согласиться с мнением авторов, полагающих, что тесная взаимосвязь организационной и имущественной сторон в финансовых (и налоговых) отношениях дает основания считать их самостоятельным видом общественных отношений. (Братусь С. Н. Предмет и система советского гражданского права. М., 1963. С. 122).

Между тем сам механизм реализации этих распределительно-денежных отношений достаточно сложен и опосредован системой разнообразных вторичных связей и отношений с участием многочисленных субъектов. С одной стороны, в процесс реализации основной обязанности налогоплательщика государство вовлекает участников, не имеющих в нем собственного имущественного интереса. Примером может служить исчисление, удержание и перечисление налога на доходы физических лиц организациями-работодателями, выступающими в данных отношениях в роли налоговых агентов (статья 226 НК РФ). Отсутствует имущественный интерес и у регистрирующих органов, обязанных передавать в установленном порядке в налоговые органы информацию о налогоплательщиках и имеющемся у них имуществе (статья 85 НК РФ).

С другой стороны, сами налогоплательщики в процессе реализации своей основной обязанности также вступают в различные отношения, лишенные непосредственного имущественного характера. В частности, отношения, связанные с учетом налогоплательщиков (статья 83, 84 НК РФ), проведением налоговыми органами контрольных проверок (глава 14 НК РФ) возникают в сфере управленческой деятельности органов исполнительной власти и лишены непосредственного распределительно-денежного содержания. Однако и они направлены, в конечном счете, на обеспечение реализации основной обязанности налогоплательщика. Необходимо учитывать, что основной целью проводимых налоговыми органами контрольных мероприятий является выявление и изъятие в бюджетную систему недоимок по налогам. Предоставляя налоговым органам широкие полномочия по принудительному исполнению налоговой обязанности плательщиков, бесспорному списанию сумм недоимок по налогам и пеней, государство тем самым делает их активным участником управленческих охранительных отношений, обеспечивающих своевременное направление финансовых средств в бюджетную систему.

Складывается ситуация, когда государство, являясь непосредственным участником организуемых им распределительно-денежных отношений, само же создает и надежный механизм их административной защиты, центральным звеном которого становятся налоговые органы. Управленческая деятельность налоговых, а в ряде случаев и иных исполнительных органов становится неотъемлемым элементом в механизме налогообложения, обеспечивающим эффективность его функционирования. Поэтому в предмет налогового права должны быть включены связанные с этой деятельностью организационные отношения, хотя бы и лишенные непосредственного имущественного содержания.

Следует, однако, учитывать, что само по себе участие налоговых органов в тех или иных отношениях не может восприниматься как признак отнесения этих отношений к предмету налогового права. Так, налоговые органы осуществляют государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, контролируют соблюдение законодательства о применении контрольно-кассовых машин и в сфере производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, а также возбуждают производство по делам о привлечении организаций и граждан к ответственности за административные правонарушения в налоговой сфере. Но эти отношения являются по своей природе административно-правовыми и не охватываются предметом налогового права, поскольку не связаны непосредственно с организацией и осуществлением налоговых изъятий.

В этой связи Высший Арбитражный Суд РФ справедливо отмечал, что часть первая НК РФ не подлежит применению к иным правоотношениям с участием налоговых органов, не связанным с установлением, введением и взиманием налогов и сборов в Российской Федерации, осуществлением налогового контроля, обжалованием актов налоговых органов (действий, бездействия их должностных лиц), принятых (осуществленных) в рамках налогового контроля, привлечением к ответственности за совершение налоговых правонарушений. (Пункт 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 февраля 2001 г. №5 "О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации").

Представляется, что отсутствуют основания для отнесения к предмету налогового права также отношений, возникающих между организационно соподчиненными субъектами по поводу реализации ими властных полномочий в налоговой сфере. Речь идет, главным образом, об отношениях между налоговыми органами разного уровня, которые также следует отнести, на наш взгляд, к административным, а не к налоговым. Вряд ли обоснована критика подобного подхода со стороны авторов, полагающих, что отношения между вышестоящим и нижестоящим налоговым органом необходимо отнести к налоговым отношениям, поскольку они «выражают один из самых типичных и значимых элементов налоговой деятельности государства». (Худяков А. И., Бродский М. Н., Бродский Г. М. Основы налогообложения: Учебное пособие. СПб., 2002. С. 307.) Сфера управления, в которой реализуют свои властные полномочия организационно соподчиненные органы, по общему правилу не оказывает заметного влияния на характер складывающихся между ними отношений внутреннего управления. Поэтому отсутствует потребность в распространении на отношения между налоговыми органами разного уровня специфического правового режима и включения их в предмет налогового права.

Вместе с тем собственно организационные отношения в налоговой сфере возникают в связи с деятельностью не только исполнительных, но и представительных органов власти. Большинство специалистов придерживается точки зрения о необходимости включения в предмет налогового права также отношений по установлению и введению налогов. На первый взгляд, речь идет о конституционных отношениях по принятию актов законодательства, определяющих основания, условия и порядок уплаты налогов. Вместе с тем существенное влияние на правовую природу данных отношений оказывает тот факт, что путем принятия подобных актов государство регулирует властно-имущественные отношения с собственным участием. Оно становится властной стороной в организуемых им же отношениях по изъятию в налоговой форме имущества организаций и физических лиц. Поэтому закономерно, что в государстве, претендующем на статус демократического и правового, плательщики получают конституционные гарантии соблюдения их прав и законных интересов уже в процессе установления налоговых платежей.

Обязанность по уплате налога возникает лишь в случае его законного установления, включая определение всех его существенных элементов, позволяющих каждому конкретному субъекту точно знать, какие налоговые платежи, в каком размере и в каком порядке он должен платить. При таком подходе соблюдение конституционных требований к налоговому закону становится важнейшим условием осуществления налоговых изъятий и может рассматриваться в качестве существенного элемента в содержании отношений, складывающихся между плательщиком и государством. Именно поэтому в статья 2 НК РФ законодатель специально указал на то, что законодательство о налогах и сборах регулирует властные отношения по установлению, введению и взиманию налогов и сборов в Российской Федерации, а также отношения, возникающие в процессе осуществления налогового контроля и привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Проведенный выше анализ демонстрирует известное разнообразие включаемых в предмет налогового права отношений. Однако все они организуются государством для достижения одной цели — обеспечить эффективное функционирование механизма налогообложения. В результатеналоговое право может рассматриваться как базирующаяся на собственных принципах подотрасль финансового права, нормы которой регулируют отношения, складывающиеся в связи с организацией и осуществлением налоговых изъятий у физических лиц и организаций.

Метод налогового права

В целях осуществления регулятивного воздействия на поведение участников налоговых отношений налоговое право использует определенную совокупность правовых средств и способов. Речь идет о методах правового регулирования, которые во взаимосвязи с его предметом позволяют определить место в рамках системы права той или иной ее составной части. Трудно не согласиться с мнением авторов, отмечающих в целом единство используемых в регулятивных целях правовых средств, обусловленное самой природой права. (См.: Алехин А. П., Кармолицкий А. А., Козлов Ю. М. Административное право Российской Федерации: Учебник. М., 1998. С. 32). Вместе с тем специфика тех или иных общественных отношений предопределяет необходимость преобладания определенных методов в их регулировании.

Властный характер распределительно-денежных отношений, возникающих в процессе организации и осуществления государством налоговых изъятий у физических лиц и организаций, как правило, исключает равенство участников налоговых отношений. Преобладающим методом правового регулирования в указанной сфере становится императивный метод, для которого характерна зависимость одной стороны отношений от юридически выраженной воли другой стороны. При этом в качестве властной стороны выступает публичный субъект, уполномоченный выражать волю государства либо муниципального образования.

Таким образом, налоговое право использует метод административно-правового регулирования, традиционно противопоставляемого гражданско-правовому методу равенства сторон. При этом указанный метод не может рассматриваться в качестве специфического способа воздействия именно на налоговые отношения, поскольку характерен для отраслей публично-правового цикла в целом. Вместе с тем имеются некоторые особенности его проявления в регулировании налоговых отношений.

Прежде всего, важно подчеркнуть, что в налоговом отношении обязанная сторона находится лишь вфункциональной зависимости от властного субъекта и организационно не подчинена ему. Наиболее ярко это проявляется во взаимоотношениях налоговых органов с физическими лицами или организациями по поводу взыскания с последних недоимок по налогам, пеней или штрафных санкций за нарушение налогового законодательства.

Вместе с тем выступающему в роли властного субъекта налоговому органу в налоговом отношении может противостоять не только физическое или юридическое лицо, но и государственный орган. Речь идет, например, об органах, осуществляющих регистрацию места жительства физических лиц, учет и регистрацию имущества и сделок с ним и др. (статья 85 НК РФ). В соответствии с налоговым законодательством указанные субъекты обязаны представлять необходимую информацию в налоговый орган по месту своего нахождения. Однако и в этом случае их связь с налоговыми органами носит лишь функциональный характер. Более того, предусмотренные налоговым законом обязанности юридически зависимого в данном отношении регистрирующего органа возникают за пределами предоставленных этому органу властных полномочий в рамках его административно-правового статуса.

Наряду с этим возникновение функциональной связи между налоговыми и другими государственными органами также может быть обусловлено реализацией каждой из сторон предоставленных ей государственно-властных полномочий в налоговой сфере. Например, в соответствии с Налоговым кодексом РФ налоговые органы, таможенные органы, органы государственных внебюджетных фондов и органы внутренних дел в порядке, определяемом по соглашению между ними, информируют друг друга об имеющихся у них материалах о нарушениях законодательства о налогах и сборах и налоговых преступлениях (пункт 3 статьи 82 НК РФ). Однако возникающие при этом отношения носят не налоговый, а административно-правовой характер.

Таким образом, для налоговых правоотношений характерно наличие лишь функциональной взаимосвязи между сторонами, одна из которых наделена в отношении другой государственно-властными полномочиями налогового характера. Даже в тех случаях, когда в роли обязанной стороны в налоговых отношениях выступают государственные органы (например, регистрирующие), они лишены властных полномочий в налоговой сфере и в этом смысле не отличаются от иных обязанных субъектов.

Другой важной чертой проявления административно-правового метода в регулировании налоговых отношений представляется то, что в большинстве случаев инициатива возникновения этих отношений принадлежит именно властному субъекту. Налоговые нормы обеспечивают односторонне-властное осуществление налоговых изъятий, составляющих финансовую основу государственной и муниципальной деятельности. Независимый и самостоятельный выбор частным субъектом модели поведения в рамках гражданско-правового регулирования неминуемо связан с возникновением у него строго определенного набора налоговых обязанностей, обеспечивающих, в конечном счете, своевременную и полную уплату им налогов. Возникающее же в процессе налоговых изъятий столкновение публичного и частного имущественных интересов обусловливает необходимость организации государством инициативной деятельности налоговых и иных уполномоченных органов по контролю над процессом уплаты налогов, а в необходимых случаях и активному вмешательству в этот процесс.

Тем не менее, не исключается возможность проявления инициативы в указанных отношениях со стороны физических лиц или организаций. Например, налогоплательщик вправе получать от уполномоченных финансовых органов письменные разъяснения по вопросам применения законодательства о налогах и сборах, использовать при наличии оснований налоговые льготы и т. д. Вместе с тем частный интерес в налоговом правоотношении учитывается лишь тогда, когда он согласуется с публичным интересом получения достаточных для существования государства финансовых ресурсов.

Столкновение публичного и частного имущественных интересов в налоговых отношениях существенно ограничивает возможности проникновения в налоговую сферу гражданско-правового метода регулирования. Элементы равенства сторон допускаются налоговым правом в исключительных случаях, прежде всего в целях регулирующего воздействия на экономические процессы. В качестве примера в этом отношении может служить предоставление инвестиционного налогового кредита налогоплательщикам, осуществляющим инвестиционную, инновационную и иную социально значимую деятельность (статья 67 НК РФ). В соответствии с налоговым законодательством инвестиционный налоговый кредит оформляется договором между сторонами, т. е. предполагает согласование интересов участников данного отношения и свидетельствует о возможности присутствия в налоговых правоотношениях элементов равенства сторон.

Однако следует учитывать, что использование диспозитивности в налоговом праве, исходя из специфики предмета, весьма ограничено. Так, в нашем случае существенные условия договора об инвестиционном налоговом кредите уже определены государством в самом налоговом законе, а его заключению предшествует односторонне-властное волеизъявление публичного субъекта о предоставлении кредита. Согласование воли сторон допускается лишь в строго установленных законом пределах. Таким образом, столкновение интересов в налоговом правоотношении предопределяет все же, как правило, закрепление юридической зависимости частного субъекта от воли публичного субъекта.

Таким образом, налоговое право можно определить как совокупность правовых норм, регулирующих отношения по организации и осуществлению государством в односторонне-властном порядке налоговых изъятий у физических лиц и организаций в целях финансового обеспечения публичной деятельности.

 

Место налогового права в системе российского права

Дискуссию о месте налогового права в системе российского права нельзя считать завершенной. Вместе с тем анализ теоретических взглядов на указанную проблему свидетельствует о том, что большинство исследователей включают налоговое право на данном этапе его развития в систему финансового права. (Химичева Н. И. Общие положения налогового права / Финансовое право: Учебник. М., 1999. С. 279. Брызгалин А. В., Кудреватых С. А. К вопросу о формировании налогового права как подотрасли права / Государство и право. 2000. № 6. С. 61–67; Кучеров И. И. Налоговое право России: Курс лекций. М., 2001. С. 65; Худяков А. И., Бродский М. Н., Бродский Г. М. Основы налогообложения: Учебное пособие. СПб, 2002. С. 295; Налоговое право России: Учебник для вузов / Отв. ред. Ю. А. Крохина. М., 2003. С. 98; Петрова Г. В. Общая теория налогового права. М., 2004. С23).

Финансовое право регулирует властно-имущественные отношения, организуемые государством в целях накопления денежных средств в публичных фондах и последующего их направления на финансирование мероприятий, осуществляемых в рамках реализации задач и функций государства и местного самоуправления. Односторонне-властное перераспределение публичным субъектом в свою пользу части созданного в стране внутреннего валового продукта начинается с изъятия в налоговой форме имущества у физических лиц и организаций. Именно неразрывная связь организационной и имущественной сторон в налоговых отношениях позволяет усматривать единство их правовой природы с бюджетными и иными отношениями, образующими в целом предмет финансового права.

Однако нельзя не признать, что отношения, составляющие предмет налогового права обладают и существенной спецификой в сравнении с иными финансовыми отношениями. Они организуются государством в целях создания правового режима для своевременного и полного исполнения каждым конституционной обязанности по уплате налогов и сборов. Вместе с тем, являясь властной стороной в отношениях по изъятию в налоговой форме имущества организаций и физических лиц, государство в процессе правового регулирования налогообложения должно обеспечить соблюдение конституционных пределов ограничения права собственности плательщиков, соответствие налоговых норм вытекающим из положений Конституции РФ принципам, установить гарантии защиты прав налогоплательщиков и иных обязанных субъектов от необоснованных притязаний публичной власти.

Специфика составляющих предмет налогового права отношений столь существенна, что предопределяет и особенности проявления административно-правового метода в их регулировании, о которых говорилось выше. Всесторонний учет этой специфики в целях повышения эффективности механизма налогообложения возможен лишь при условии адекватного правового регулирования. Вот почему мы становимся свидетелями интенсивного развития инструментария налогового права, сопровождающегося кодификацией налогового законодательства с закреплением в нем системы основных начал регулирования налоговых отношений.

Все это позволяет говорить о достаточно высокой степени автономии налогового права, которое хотя и базируется на правовом режиме финансового права, но, тем не менее, привносит в этот режим немало особенностей. В связи с этим все более утрачивает актуальность точка зрения, в соответствии с которой налоговому праву отводится роль финансово-правового института, хотя и важнейшего. (Гуреев В. И. Налоговое право. М., 1995. С.5; Покачалова Е. В. Налоги, их понятие и роль / Финансовое право: Учебник. М., 1995. С.225). Преобладающей становится позиция тех авторов, которые рассматривают налоговое право в качестве подторасли финансового права.(Грачева Е. Ю., Соколова Э. Д. Налоговое право: Вопросы и ответы. М.,1998. С.4; Петрова Г. В. Формирование институтов налогового законодательства: концептуальный аспект / Журнал российского права. 1997. №7. С.41; Брызгалин А. В., Кудреватых С. А. К вопросу о формировании налогового права как подотрасли права / Государство и право. 2000. № 6. С. 61–67; Худяков А. И., Бродский М. Н., Бродский Г. М. Основы налогообложения: Учебное пособие. СПб, 2002. С. 295;Крохина Ю. А. Налоговое право: Учебник. М., 2005. С. 56).

Вместе с тем тенденции, связанные с активным развитием инструментария налогового права не позволяют исключить возможности формирования в перспективе и самостоятельной отрасли налогового права. Отдельные авторы обращали на это внимание еще до практической реализации идеи о кодификации налогового законодательства. (Витрянский В. В., Герасименко С. А. Налоговые органы, налогоплательщик и Гражданский кодекс. М., 1995. С.7. Тихомиров Ю. А. Публичное право: Учебник. М., 1995. С.335). Развитие отечественной науки налогового права в последующие годы было ознаменовано появлением активно отстаиваемой позиции, в соответствии с которой в настоящее время имеются все необходимые предпосылки для вывода об отраслевой самостоятельности налогового права. (Винницкий Д. В. Российское налоговое право: проблемы теории и практики. СПб., 2003. С.14-30.)

Признание финансовой природы налоговых норм предопределяет необходимость определения их места в системе финансового права. При этом немаловажное значение приобретает проблема соотношения налогового и бюджетного права в регулировании отношений, связанных с наполнением публичных фондов денежными средствами за счет осуществления налоговых изъятий. Трудно согласиться с мнением авторов, полагающих, что отношения в сфере налогообложения охватывают ту часть финансовых отношений, которая возникает «в процессе деятельности государства по поводу планомерного формирования централизованных и децентрализованных денежных фондов» в целях реализации его задач. (Налоги и налоговое право: Учебное пособие / Под ред. А. В. Брызгалина. М.,1997. С.121.) Такой подход неоправданно расширяет сферу влияния налогового права в рамках финансового, позволяя относить к финансовым отношениям неналогового характера лишь «отношения по распределению и использованию» указанных денежных фондов.

Во-первых, формирование доходной части бюджетов осуществляется за счет не только налоговых платежей, но и неналоговых поступлений. Во-вторых, налоговые отношения моделируются в целях односторонне-властного изъятия государством и муниципальными образованиями части совокупного общественного продукта в публичные денежные фонды. Такие отношения обеспечивают реализацию конституционной обязанности каждого по уплате налогов и сборов. Поэтому в момент официального признания государством факта уплаты налога можно считать завершенным процесс изъятия в денежной форме имущества плательщика.

В соответствии с налоговым законодательством такой момент наступает еще до зачисления налогового платежа на соответствующие бюджетные счета. Например, обязанность физического лица по уплате налога на имущество считается исполненной с момента внесения в банк наличных денежных средств для их перечисления в бюджетную систему Российской Федерации на соответствующий счет Федерального Казначейства (статья 45 НК РФ). При этом регулирование отношений, возникающих в процессе дальнейшего движения изъятых у физического лица денежных средств, оказывается уже за пределами предмета налогового права.

Таким образом, основой разграничения налогового и бюджетного права может служить определение момента исполнения налоговой обязанности. За рамками изъятия в налоговой форме части имущества плательщика имеют место отношения по формированию доходов публичных денежных фондов, которые регулируются бюджетным правом. Речь идет, в частности, об отношениях, возникающих в связи с исполнением кредитными организациями публичной обязанности по перечислению уплаченных налогов в бюджетную систему РФ, распределением доходов между бюджетами различного уровня.

Итак, современное состояние налогового права позволяет рассматривать его в качестве подотрасли финансового права, характеризующейся значительной спецификой ее правового режима. Вместе с тем в целях более полного и глубокого уяснения особенностей предмета и метода налогового права представляется полезным рассмотреть вопрос о его соотношении с теми отраслями, с которыми оно наиболее тесно связано.

Налоговое и конституционное право. Конституционное право содержит исходные базовые начала различных правовых отраслей и институтов. Особое значение это положение приобретает для налогового права. Его нормы направлены на изначально неравное ограничение права собственности в интересах всего общества. А потому необходимы конституционные гарантии правомерности и обоснованности такого ограничения.

На формирование налоговых норм оказывают влияние многочисленные статьи Конституции РФ, имеющие общее значение для регулирования различных общественных отношений. В частности, речь идет о конституционном положении о недопустимости противоречия законов и иных правовых актов Конституции РФ. Наряду с этим целый ряд конституционных норм специально посвящен налоговым вопросам.

Особое значение в связи с этим приобретает статья 57 Конституции РФ, провозглашающая принцип установления налогов и сборов исключительно представительными органами власти и только в форме закона. Конституционное звучание получают также такие важнейшие принципы налогового права как общая обязательность уплаты налогов и равенство плательщиков перед налоговым законом, присутствие в налоговом законе всех обязательных элементов налога, а также отрицание обратной силы законов, устанавливающих новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщиков. Конституция РФ разграничивает компетенцию федеральных, региональных и местных органов власти по вопросам регулирования налоговых отношений, регламентирует особенности принятия законов по вопросам налогообложения (стать 71, 72, 74 и 75 Конституции РФ).

В свою очередь конституционная обязанность по уплате налогов и сборов не может быть реализована лишь в силу прямого действия Конституции и предполагает моделирование государством сложной системы налоговых отношений, основанной на конституционных принципах и гарантирующей своевременное и полное изъятие налоговых платежей у физических лиц и организаций.

Таким образом, налоговое право, базируясь на конституционных положениях, служит механизмом реализации одной из важнейших конституционных обязанностей - обязанности по уплате налогов и сборов, обеспечивая финансовую основу государственной и муниципальной деятельности.

Налоговое и гражданское право. Взаимосвязь гражданского и налогового права обусловлена их регулирующим воздействием на имущественные отношения.

Изъятие в налоговой форме имущества физических лиц и организаций возможно лишь при условии наличия такого имущества в сфере хозяйственного господства указанных лиц. Возникновение обязанности по уплате налога неразрывно связано с появлением у плательщика экономического основания налогообложения, включая имущество, прибыль, доход и т. д. Таким образом, в рамках гражданско-правовых отношений формируется тот реальный экономический продукт, перераспределение части которого в пользу государства и муниципальных образований регулируется налоговым правом. Причем различные действия в рамках гражданско-правовых отношений влекут и различные налоговые последствия. Поэтому для правильного применения налогового законодательства важна точная гражданско-правовая квалификация этих действий. Указанная проблема уже ставилась в научной литературе. (См., напр.: Витрянский В. В., Герасименко С. А.. Налоговые органы, налогоплательщик и Гражданский кодекс. М., 1995. С. 6).



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.