Сделай Сам Свою Работу на 5

Третье правило волшебника, или Защитники паствы 38 глава

 

Глава 50

 

В лунном свете сверкнула сталь. Верна спряталась за скамейку. Кто-то из сестер сказал ей, что во Дворец недавно прибыли воины в алых плащах. Они хотели присоединиться в Имперскому Ордену, но сейчас, похоже, просто убивали все, что движется. Мимо пробежали двое солдат в алых плащах. Оттуда, где Верна перед этим заметила блеск стали, выскочил кто-то и уложил их на месте.

– Эти двое – Защитники Паствы, – услышала Верна женский голос, показавшийся ей знакомым. – Пошли, Эди.

Из тени появилась тоненькая фигурка. Женщина была вооружена мечом, но в распоряжении Верны была сила Хань. Решив рискнуть, она выпрямилась.

– Кто здесь? Назовитесь!

Меч в руке женщины мгновенно поднялся.

– А кто хочет знать?

Верна понадеялась, что не совершает ошибки. Среди местных женщин у нее было много подруг.

Однако на всякий случай она покрепче ухватила Дакру.

– Верна Совентрин.

Женщина в темноте помедлила.

– Верна? Сестра Верна?

– Да? А кто ты? – прошептала в ответ Верна.

– Кэлен Амнелл.

– Кэлен?! Не может быть! – Верна выскочила из-за скамейки и подбежала к ней. – Нет, может! – Она обняла Кэлен. – Ох, Кэлен, я так огорчилась, узнав, что тебя убили!

– Верна, ты и представить себе не можешь, как я рада видеть дружеское лицо!

– А кто это с тобой?

Старая колдунья подошла ближе.

– Много времени прошло, но я хорошо помню тебя, сестра Верна.

Верна уставилась на женщину, пытаясь сообразить, кто это.

– Прости, но я тебя не узнаю.

– Я быть Эди. Я жила здесь некоторое время в молодости, пятьдесят лет назад. Брови Верны взлетели вверх.

– Эди? Я помню Эди.

Верна не стала уточнять, что помнит Эди молодой и цветущей женщиной. Она давно усвоила, что такие вещи вслух не говорят. Для живущих за пределами Дворца время течет совсем иначе.

– Думаю, ты помнишь имя, но не узнаешь лица. Прошло очень много лет. – Эди обняла Верну. – Ты быть одной из тех, кого я помню. Ты была добра ко мне, когда я быть здесь.

– Верна, что происходит? – перебила их Кэлен. – Нас притащили сюда Защитники Паствы, и мы только что сумели удрать. Нам надо выбираться отсюда, но, похоже, здесь вовсю кипит сражение.



– Долгая история, и сейчас нет времени ее рассказывать. Я даже не уверена, что сама знаю все. Но ты права, нам надо немедленно бежать отсюда. Дворец захвачен сестрами Тьмы, и император Джеган со своим Имперским Орденом может появиться здесь в любую минуту. Я должна срочно вывести отсюда сестер Света. Пойдете с нами?

Кэлен внимательно оглядела лужайку.

– Хорошо, только мне сначала надо найти Аэрна. Он оказался очень верным союзником, и я не могу его бросить. А Аэрн, насколько я его знаю, наверняка захочет забрать своих коней и карету.

– Мои сестры еще собирают тех, кто нам верен, – сказала Верна. – Мы договорились встретиться по ту сторону стены. Стражник на воротах предан Ричарду, так же как и все прочие стражники, охраняющие эту стену. Его зовут Кевин. Когда вернетесь, просто скажите ему, что вы друзья Ричарда. Это пароль.

Он отведет вас на место сбора.

– Предан Ричарду?

– Да. Поспеши. Я тоже должна спасти своего друга. Впрочем, твой Аэрн не сможет протащить здесь свой экипаж. Внутренние дворы превратились в поле битвы. Ему не пройти. Конюшни на северной стороне. Мы тоже уходим на север. Там наши сестры охраняют маленький мостик. Скажи ему, чтобы ехал на север до ближайшей фермы с каменным забором вокруг сада. Она будет по правой стороне дороги. Это наше тайное место встречи, и там вполне безопасно. Во всяком случае, пока.

– Я потороплюсь, – заверила ее Кэлен.

– Мы не сможем ждать тебя, если ты не придешь вовремя, – предупредила Верна.

– Я не рассчитываю, что вы станете меня ждать. Не волнуйся, мне тоже не хочется здесь задерживаться. Думаю, они привезли меня сюда в качестве приманки для Ричарда.

– Ричарда?

– Это тоже долгая история, а я должна скрыться прежде, чем они воспользуются мною, чтобы заманить его сюда.

Ночь внезапно озарилась как бы беззвучной молнией, только это была не молния. На юго-востоке взметнулись в ночное небо огромные огненные шары. В воздухе повис густой черный дым. Казалось, вспыхнул весь залив. Корабли у пристани разметало, как шквалом.

Земля содрогнулась, и воздух наполнился грохотом отдаленных взрывов.

– Добрые духи, – прошептала Кэлен. – Что происходит? – Она огляделась. – У нас нет времени. Эди, оставайся с сестрами. Надеюсь, я скоро вернусь.

– Я могу снять Рада-Хань, – крикнула ей вслед Верна, но опоздала. Кэлен уже растворилась в ночи.

– Пошли. – Верна взяла Эди за руку. – Я отведу тебя к сестрам за стену. Кто-нибудь из них снимет с тебя эту штуку, пока я схожу во Дворец.

Оставив Эди на попечение сестер, Верна пробиралась по внутренним помещениям Дворца. Сердце ее отчаянно колотилось. Она пыталась примирить себя с мыслью, что Уоррен, может быть, уже мертв. Она не знала, что они с ним сделали. Не исключено, что просто-напросто решили убрать. Верна сомневалась, что не потеряет рассудка, увидев его мертвое тело.

Нет. Вряд ли. Джегану нужен пророк, чтобы помочь ему разобраться в книгах.

Энн предупредила ее – теперь Верне казалось, что это было страшно давно, – что Уоррена надо немедленно убрать из Дворца.

Внезапно ей пришло в голову, что Энн, возможно, хотела убрать Уоррена отсюда, чтобы сестры Тьмы не убили его за то, что он слишком много знает.

Верна отбросила ненужные мысли и сосредоточилась на том, чтобы ее не застала врасплох какая-нибудь сестра Тьмы, надумавшая укрыться во Дворце, пока снаружи кипит бой.

Дойдя до дверей в покои Пророка, Верна набрала в грудь побольше воздуха и вступила во внутренний коридор. Щиты почти тысячу лет удерживали здесь Натана.

А теперь – Уоррена.

Она вошла в покои. Двойные двери в конце помещения, ведущие в маленький садик Пророка, были открыты. Оттуда струился теплый ночной воздух. На боковом столике горела свеча, которая почти ничего не освещала.

Сердце Верны радостно подскочило, когда она увидела встающего со стула мужчину.

– Уоррен?

– Верна! – Он кинулся к ней. – Хвала Создателю! Тебе удалось бежать!

В Верне вдруг проснулись ее прежние страхи.

– Что это за феноменальная глупость – послать мне свою дакру! – Она погрозила ему пальцем. – Почему ты не воспользовался ею, чтобы спастись самому? Полная безответственность! А если бы что-то случилось? У тебя была дакра, и ты выпустил ее из рук! О чем ты только думал?!

– Я тоже рад тебя видеть, Верна, – улыбнулся Уоррен.

– Отвечай на вопрос! – Верна спрятала охватившие ее чувства за сухим тоном.

– Ну, во-первых, я не умею ею пользоваться. Я боялся сделать что-то не так и лишить нас последнего шанса. Во-вторых, у меня опять на шее этот ошейник, и пока я от него не избавлюсь, я не могу пройти сквозь щиты. Я знал, что у меня не хватит духу заставить Леому снять его, а потом хладнокровно ее убить. А в-третьих, – он нерешительно шагнул к ней, – на случай, если бы только у одного из нас была возможность сбежать, я хотел, чтобы это была ты.

Верна долго смотрела на него. В горле у нее застрял комок. Не в силах больше сопротивляться, она повисла у него на шее.

– Уоррен, я люблю тебя! Я правда тебя люблю.

Он нежно обнял ее.

– Ты даже представить не можешь, как долго я мечтал услышать от тебя эти слова, Верна! Я тоже люблю тебя.

– А мои морщины?

Уоррен улыбнулся ласковой, сияющей улыбкой, свойственной только ему одному.

– Когда они у тебя появятся, я полюблю и их.

И эти слова окончательно лишили Верну самообладания. Она обняла Уоррена еще крепче и поцеловала его.

 

* * *

 

Несколько воинов в алых плащах выскочили из-за угла с явным намерением его убить. Ричард пнул одного в колено, второму всадил в живот кинжал. Оставшиеся даже не успели поднять мечей, а он уже перерезал глотку третьему и разбил локтем нос четвертому.

Ричард был бледен как полотно и полностью поглощен бушующей в нем магической бурей.

Хотя меча при нем не было, магия никуда не делась. Будучи настоящим Искателем Истины, Ричард был неразрывно с нею связан. В пророчествах его называли «Фуер грисса ост драука», что на древнед'харианском означало «Несущий смерть», и он был сейчас действительно воплощением смерти. Теперь Ричард окончательно понял смысл этих слов.

Он смел Защитников Паствы, как ураган сметает неподвижные статуи.

Мгновение – и все было кончено.

Ричард, задыхаясь от ярости, стоял над поверженными телами, сожалея, что на месте этих марионеток не оказались сестры Тьмы. Он жаждал крови тех пятерых.

Они сказали ему, где находится Кэлен, но, когда он прибежал на место, ее там не оказалось. В воздухе еще висел дымок. В комнате царил полный разгром, будто там пронеслась волшебная буря. Ричард обнаружил трупы Брогана, Гальтеро и какой-то неизвестной женщины.

Кэлен, даже если она там и была, могла, разумеется, убежать, но Ричард был уверен, что ее утащили с собой сестры Тьмы, чтобы мучить ее или, хуже того, отдать Джегану. Ричард обязан был ее отыскать!

А еще он хотел поймать сестру Тьмы. Он вытряс бы из нее все нужные сведения.

Вокруг Дворца бушевала битва. Ричарду показалось, что Защитники Паствы убивают всех обитателей Дворца. Он видел мертвых стражников, мертвых служанок, мертвых сестер.

Но еще больше было мертвых Защитников. Сестры Тьмы беспощадно разили их.

Ричард видел, как одна из них уничтожила едва ли не сотню воинов в считанные мгновения. Но еще он видел, как навалившиеся со всех сторон солдаты схватили одну из сестер и разорвали, как псы лисицу.

Пока он добирался до сестры, положившей сотню Защитников Паствы, та исчезла, и теперь Ричард искал другую. Кто-нибудь из них расскажет, куда они дели Кэлен. Если понадобится, он перебьет всех сестер Тьмы во Дворце, но одна из них все-равно ему это расскажет!

Двое Защитников, заметив его, бросились в атаку. Но мечи рассекли лишь воздух. Ричард убил их в мгновение ока и помчался дальше, прежде чем второй убитый успел упасть лицом в землю.

Ричард уже потерял счет убитым им Защитникам Паствы. Он убивал только в том случае, если они сами нападали на него, но невозможно было избежать встречи со всеми попадавшимися на пути солдатами. Если они нападали на него, это был их выбор, не его. Ричарда они не интересовали. Ему нужна была сестра Тьмы.

Внезапно он уловил движение в кустах и вжался в стену. Человеческая фигура! По развевающимся за спиной волосам и изящным формам Ричард понял, что это женщина.

Наконец-то!

Когда он заступил ей путь, в руках женщины сверкнул клинок. Ричард знал, что каждая сестра носит дакру. Наверное, это именно дакра, а не кинжал. Ему было отлично известно, насколько смертелен удар дакры и как ловко сестры умеют с ней обращаться. Рисковать не стоило.

Ричард ногой вышиб дакру из руки женщины. Надо бы сломать ей челюсть, чтобы не заорала, но ему нужно, чтобы она могла говорить. Впрочем, если действовать быстро, позвать на помощь она не успеет.

Схватив ее за запястье, он вывернул ей руку, перехватил второй кулак, когда она попыталась ударить его, и зажал ей руки за спиной. Приставив кинжал к ее горлу, он опрокинулся на спину и сжал ногами ее ноги, чтобы она не лягалась.

В мгновение ока женщина оказалась неспособной двигаться.

– Я в очень плохом настроении, – прошипел Ричард сквозь стиснутые зубы, прижимая нож к горлу жертвы. – Если ты мне не скажешь, где Мать-Исповедница, ты умрешь.

Женщина, задыхаясь, хватала ртом воздух.

– Ты ей едва глотку не перерезал, Ричард!

Прошла чуть ли не вечность, прежде чем ее слова достигли замутненного волшебной яростью разума и Ричард попытался осознать услышанное. Это получилось у него с трудом.

– Так ты поцелуешь меня или все-таки перережешь глотку? – все еще задыхаясь, поинтересовалась пленница.

Голос Кэлен. Он отпустил ее руки. Женщина обернулась, и лицо ее оказалось в нескольких дюймах от его глаз. Это была она. Это действительно была она.

– Добрые духи, благодарю вас! – прошептал Ричард и поцеловал Кэлен.

Он прекрасно помнил вкус ее мягких губ, но воспоминания не шли ни в какое сравнение с действительностью. Бушующая в нем ярость стихла, как стихают воды озера теплой летней ночью. С едва ли не болезненной радостью он прижал Кэлен к себе.

Его пальцы ласково касались ее лица, словно убеждаясь в том, что это не сон. Ее пальцы пробежали по его щеке. Слова были не нужны. На какое-то мгновение мир замер.

– Кэлен, – проговорил наконец Ричард, – я знаю, что ты на меня сердишься, но...

– Если бы мой меч не сломался и мне не пришлось бы довольствоваться одним кинжалом, ты бы так легко не отделался. Но я не сержусь.

– Да я не об этом. Я...

– Я знаю, что ты хочешь сказать, Ричард. Я не сержусь. Я верю тебе. Тебе придется кое-что мне объяснить, но я не сержусь. Единственное, чем ты можешь вызвать мой гнев, так это тем, что за оставшуюся жизнь хотя бы раз отойдешь от меня дальше, чем на десять шагов!

– Ну, тогда тебе вряд ли придется на меня сердиться! – улыбнулся Ричард. Но его улыбка тут же исчезла. – Нет, все-таки придется! Ты еще не знаешь, что я натворил! Добрые духи, я...

Она снова его поцеловала. Ласково, нежно и горячо. Он погладил ее по длинным мягким волосам.

– Кэлен, нам надо срочно выбираться отсюда! Немедленно! У нас куча неприятностей. У меня куча неприятностей.

Кэлен скатилась с него и села.

– Знаю. Орден наступает. Нам надо спешить.

– Где Зедд с Гратчем? Пошли заберем их и смотаемся отсюда.

Она замерла.

– Зедд с Гратчем? А разве они не с тобой?

– Со мной? Нет. Я думал, они с тобой. Я послал Гратча с письмом. Добрые духи! Только не говори мне, что ты его не получила! Неудивительно тогда, что ты на меня не сердишься! Я послал...

– Письмо я получила. Зедд с помощью заклинания сделал себя легким, чтобы Гратч смог его нести. Гратч должен был давным-давно доставить Зедда в Эйдиндрил.

Ричарду на мгновение стало дурно. Он вспомнил мертвых мрисвизов на бастионе замка Волшебника.

– Я их не видел, – прошептал он.

– Может быть, ты выехал до того, как они прилетели? Ты ведь сюда добирался несколько недель.

– Я покинул Эйдиндрил вчера.

– Что?! – прошептала Кэлен, вытаращившись на него. – Как ты...

– Сильфида. Она притащила меня сюда меньше чем за сутки. Во всяком случае, я так думаю. Может быть, за два дня. Не могу сказать точно, но луна не изменилась.

Ричард умолк. Лицо Кэлен словно расплылось перед ним. Потом он будто со стороны услышал собственный голос:

– В замке я нашел место, где был сильный бой. Повсюду валялись мертвые мрисвизы. Помнится, я еще подумал, что поле боя выглядит так, будто здесь поработал Гратч. Это было на краю высокой стены. Наружные стены были залиты кровью до самого низа. Я попробовал кровь пальцем. Кровь мрисвизов легко отличить. И кое-где это была не их кровь. Кэлен молча обняла его.

– Зедд с Гратчем, – прошептал Ричард. – Должно быть, это были они...

Она обняла его крепче.

– Мне очень жаль, Ричард...

Он высвободился из ее объятий, встал и помог подняться ей.

– Уходим. Я сделал нечто ужасное, и Эйдиндрил в огромной опасности. Мне нужно срочно возвращаться.

Глаза Ричарда упали на Рада-Хань.

– А эта штука что делает у тебя на шее?

– Меня захватил в плен Тобиас Броган. Это долгая история.

Не успела Кэлен договорить, как он уже обхватил ошейник руками и безо всякого усилия выплеснул свою волшебную силу в пальцы.

Ошейник разлетелся, как пересохшая глина. Кэлен потрогала шею и облегченно вздохнула.

– Она вернулась, – прошептала она, прижавшись к Ричарду и положив ладонь себе на сердце. – Я чувствую свою силу Исповедницы. Я снова касаюсь ее.

Ричард обнял ее одной рукой.

– Пошли.

– Я только что освободила Аэрна. Тогда и сломала меч – об одного из Защитников Паствы. Он неловко упал, – объяснила она, увидев, что Ричард недоуменно нахмурился. – Я велела Аэрну двигаться на север вместе с сестрами.

– Сестрами? С какими сестрами?

– Я встретила сестру Верну. Она собирает всех сестер Света, молодых волшебников, послушниц и стражников и бежит с ними отсюда. Я как раз шла к ним. Эди я оставила с ними. Может, мы еще успеем их перехватить, пока они не ушли. Это тут, неподалеку.

У вышедшего им навстречу из зарослей Кевина отвисла челюсть.

– Ричард! – выдохнул он. – Это ты?

– Извини, Кевин, я не прихватил шоколадок, – усмехнулся Ричард.

Кевин радостно встряхнул его руку.

– Я верен, Ричард. Почти все стражники верны тебе.

– Я... польщен, Кевин, – нахмурился в темноте Ричард.

Кевин повернулся и громким шепотом сообщил:

– Это Ричард!

Они с Кэлен прошли в ворота, и вокруг них немедленно образовалась толпа. В отблесках дальних огней Ричард увидел Верну и обнял ее.

– Я так рад тебя видеть, Верна! – Он отодвинул ее от себя на длину руки. – Но, должен заметить, тебе не мешало бы помыться!

Верна засмеялась, и ему было приятно слышать ее смех. К Ричарду протолкался Уоррен и обнял его.

Ричард, раскрыв Верне ладонь, вложил в нее перстень аббатисы и сжал ей пальцы.

– Я слышал, Энн умерла. Мне очень жаль. Это ее кольцо. Думаю, ты лучше меня знаешь, что с ним делать.

Верна поднесла ладонь к лицу и уставилась на перстень.

– Ричард... Где ты его взял?

– Заставил сестру Улицию отдать его мне. Не ей же его носить.

– Ты заставил...

– Верна была избрана аббатисой, Ричард, – встрял Уоррен, положив руку на плечо Верны.

– Я горжусь тобой, Верна! – ухмыльнулся Ричард. – Так надевай же перстень!

– Ричард, Энн не... Кольцо у меня забрали... Я была приговорена судом... И низложена.

Вперед вышла сестра Дульчи:

– Их было больше, чем нас, но мы всегда тебе верили. Тебя назначила аббатиса Аннелина. Нам нужна аббатиса. Надевай кольцо!

Верна со слезами благодарности кивнула ей и, надев кольцо на палец, поцеловала его.

– Нам нужно всех немедленно уводить отсюда. Имперский Орден вот-вот захватит Дворец.

Ричард, схватив ее за руку, развернул лицом к себе.

– То есть как это Имперский Орден вот-вот захватит Дворец? Что им тут нужно?

– Пророчества. Император Джеган хочет изучить все разветвления и повернуть события в нужное ему русло.

Сестры позади Верны ахнули. Уоррен, застонав, хлопнул себя по лбу.

– И он обирается жить здесь, – продолжила Верна, – под защитой чар, чтобы столетиями править миром, когда пророчества помогут ему подавить всякое сопротивление.

Ричард отпустил ее руку.

– Этого допустить нельзя, иначе у нас не останется ни малейшего шанса и мир веками будет страдать под его тиранией.

– Мы ничего не можем поделать, – ответила Верна. – Нам нужно бежать, иначе нас всех убьют и тогда у нас не останется вообще никакой возможности помочь... придумать способ нанести ответный удар.

Ричард обвел взглядом сестер и вновь посмотрел на Верну.

– Аббатиса, а что, если я уничтожу Дворец?

– Что?! Его построили древние чародеи! Как же ты это сделаешь?

– Не знаю. Но я разрушил башни, а их тоже построили древние чародеи. Допустим, способ найдется? Что ты на это скажешь?

Верна, уставившись в пространство, провела языком по губам. Сестры молчали. Феба протолкалась вперед.

– Верна, ты не можешь этого допустить!

– Возможно, это единственный способ остановить Джегана.

– Что ты говоришь! – Феба едва не рыдала. – Это же Дворец Пророков! Наш дом!

– Он станет домом сноходца, если не уничтожить его.

– Но, Верна, – Феба схватила Верну за руки, – без чар мы состаримся! Мы умрем, Верна! Наша юность пройдет в мгновение ока. Мы состаримся и умрем, не успев пожить!

Верна кончиком пальца стерла слезу у нее со щеки.

– Все рано или поздно умирает, Феба, даже Дворец. Ничто не может существовать вечно. Он сослужил свою службу нам и теперь, если мы ничего не предпримем, он станет служить злу.

– Верна, не делай этого! Я не хочу стареть!

Верна обняла ее.

– Феба, мы – сестры Света. Мы служим Создателю и, выполняя его волю, стараемся сделать жизнь людей на этом свете лучше и легче. И сейчас для этого нам надо стать такими же, как все прочие чада Создателя, и жить среди них. Я понимаю твои страхи, но на самом деле все будет совсем не так, как ты думаешь. Под чарами Дворца время для нас текло иначе. Нам не казалось, что время течет медленно, переползая из века в век, как думают те, кто живет за пределами Дворца, для нас оно шло быстрым шагом. Ощущение времени было таким же, как и за пределами Дворца. Ты не заметишь разницы. Мы давали обет служить Создателю, а не просто жить долго. Если ты хочешь прожить долгую, но пустую жизнь, Феба, можешь остаться с сестрами Тьмы. А если хочешь прожить яркую и насыщенную, то пойдем с нами, сестрами Света.

Феба молчала. Слезы ручьем текли по ее щекам. В отдалении ревел огонь, и редкие взрывы разрывали ночь. Крики сражающихся солдат раздавались все ближе.

– Я – сестра Света, – произнесла наконец Феба. – Я хочу идти с моими сестрами... куда бы нас ни вел этот путь. Создатель по-прежнему хранит нас.

Верна, улыбнувшись, ласково погладила Фебу по щеке.

– Кто-нибудь хочет еще что-то сказать? – спросила она, оглядывая толпу. – У кого-нибудь еще есть возражения? Если да, говорите сейчас. Или не приходите потом ко мне с жалобами, что вам не дали высказаться.

Сестры молчали. Они верили своей аббатисе. Верна, покрутив на пальце кольцо, посмотрела на Ричарда.

– Так ты думаешь, что сможешь разрушить Дворец? Уничтожить чары?

– Понятия не имею. Помнишь, когда ты приехала за мной, Кэлен метнула синюю молнию? Исповедницы обладают частицей магии Ущерба, полученной от чародеев, сотворивших их волшебную силу. Может, она сможет повредить хранилище, если у меня ничего не выйдет.

Кэлен, постучав его по спине, шепнула:

– Ричард, я не смогу этого сделать! Эта магия была вызвана из-за тебя, она связана с тобой, предназначена тебя защищать. Больше ни для чего я не могу ее вызывать.

– Придется попробовать. На худой конец, мы просто сожжем пророчества. Если мы разведем костер посреди этих книг, Джегану достанется только пепел.

К воротам подскакали несколько женщин и с ними – десяток юношей. «Друзья Ричарда», донесся пароль. Кевин открыл ворота.

Верна подбежала к одной из новоприбывших.

– Филиппа, ты всех нашла?

– Да. – Филиппа перевела дыхание. – Нам надо спешить. Имперский авангард уже в городе. Войска идут по южным мостам. Защитники Паствы бьются с ними не на жизнь, а на смерть.

– Ты видела, что случилось в порту? – спросила Верна.

– Там Улиция и еще кто-то из сестер Тьмы. Они буквально рвут залив на части. Такое впечатление, что на него обрушились все силы Подземного мира. – Прижав дрожащие пальцы к губам, Филиппа на мгновение прикрыла глаза. – Они захватили команду «Леди Зефы». – Ее голос сорвался. – Ты даже представить не можешь, что они творят с матросами!

Филиппа, отвернувшись, рухнула на колени, и ее вырвало.

– Благой Создатель, – выдавила Филиппа между приступами рвоты, – это невозможно забыть! Меня теперь всю жизнь будут преследовать кошмары.

Ричард повернулся на шум битвы.

– Верна, вам надо уходить отсюда немедленно! Нельзя терять ни минуты!

Она кивнула.

– Вы с Кэлен догоните нас потом.

– Нет. Мы с Кэлен должны сразу же возвращаться в Эйдиндрил. Сейчас мне некогда объяснять, но у нас есть необходимая магия для такого перемещения. Мне бы очень хотелось переправить вас всех тем же путем, но это невозможно. Торопитесь. Идите на север. С юга сюда в поисках Кэлен движется стотысячная д'харианская армия. Она возьмет вас под свою защиту, да и вы ей будете полезны. Генералу Райбиху передай, что Кэлен со мной.

Из толпы вышла Эди и взяла Ричарда за руки.

– Как быть Зедд?

У Ричарда слова застряли в горле. Он на мгновение прикрыл глаза.

– Эди, мне очень жаль, но я не видел деда. Боюсь, что его могли убить в замке.

Эди, откашлявшись, стерла слезы с лица.

– Мне очень жаль, Ричард, – прошептала она своим хрипловатым голосом. – Твой дедушка быть хороший человек. Но он слишком часто рискует. Я его предупреждала.

Ричард обнял старую колдунью, и она тихо заплакала, прижавшись к его груди.

От ворот с мечом в руке примчался Кевин.

– Нам надо либо немедленно уходить, либо готовиться к битве.

– Уходите, – приказал Ричард. – Нам не выиграть войну, если вы все погибнете в этом сражении. Мы должны сражаться по своим правилам, а не по правилам Джегана. У него в распоряжении не только солдаты, но и те, кто владеет волшебным даром.

Верна повернулась к сестрам Света, послушницам и молодым волшебникам. Взяв за руки двух молоденьких девушек, словно ища у них поддержки, она заговорила:

– Слушайте все. Джеган – сноходец. Единственная защита от него – узы верности Ричарду. Ричард обладает не только волшебным даром, но и магией, передаваемой в его роду из поколения в поколение, которая способна защитить от сноходцев. Леома пыталась разорвать узы, связывающие меня с Ричардом, чтобы Джеган мог проникнуть в мой разум и покорить меня. Прежде чем уйти, вы все должны принести Ричарду клятву верности, чтобы не попасть в рабство к Джегану.

– Если вы хотите это сделать, – добавил Ричард, – то пусть будет так, как было изначально установлено Альриком Ралом, волшебником, который сотворил эти узы. Если вы согласны, я прошу вас произнести слова клятвы так, как они звучали в те времена, и принять их душой.

Ричард произнес слова клятвы, которые сам не единожды повторял, а потом сестры Света и их ученики опустились перед ним на колени, и их голоса зазвучали в унисон, заглушая шум битвы.

– Магистр Рал ведет нас. Магистр Рал наставляет нас. Магистр Рал защищает нас. В сиянии славы твоей – наша сила. В милосердии твоем – наше спасение. В мудрости твоей – наше смирение. Вся наша жизнь – служение тебе. Вся наша жизнь принадлежит тебе.

 

Глава 51

 

Ричард прижал Кэлен к стене темного каменного коридора, дожидаясь, пока по перпендикулярному коридору не пройдет группа Защитников Паствы. Когда их шаги затихли, Кэлен, привстав на цыпочки, прошептала:

– Мне здесь не нравится. Мы сможем выбраться из этого Дворца живыми?

Ричард быстро поцеловал ее в нахмуренную бровь.

– Конечно, сможем! Обещаю! – Схватив ее за руку, он нырнул под низкую балку. – Пошли, хранилище тут.

Стены были в желтых потеках воды, просачивавшейся между верхними плитами.

В полу вода выбила круглые ямки цвета яичного желтка, и было слышно, как падают редкие капли. За двумя зажженными факелами проход расширялся и потолок поднимался, чтобы не перекрывать огромную дверь в хранилище.

Подходя к каменному монолиту шестифутовой толщины, Ричард почувствовал, что здесь что-то не так. Не только мрачный свет за дверью насторожил его волосы у него на голове встали дыбом, и он ощущал касание магии, будто легкая паутинка щекотала ему кожу на руках.

Он потер ладони, желая избавиться от этого ощущения.

– Ты ничего необычного не чувствуешь? Кэлен покачала головой.

– Что-то непонятное со светом.

Кэлен остановилась. Ричард тоже увидел распростертое на полу тело. Женщина лежала, свернувшись в клубок, будто спала. Но Ричард понял, что она не спит.

Женщина была неподвижна, как камень.

Подойдя ближе, они увидели справа, за стеной, мертвых Защитников Паствы.

Ричарда едва не стошнило. Каждый солдат был аккуратно рассечен надвое на уровне груди. По полу разлилось целое озеро крови.

С каждым шагом тревога Ричарда росла.

– Слушай, мне надо сначала взять кое-что, – сказал он Кэлен. – А ты стой и жди меня. Я скоро вернусь.

Кэлен ухватила его за рукав.

– Ты знаешь правило.

– Какое еще правило?

– Тебе не разрешается удаляться от меня больше, чем на десять шагов, иначе я разозлюсь.

Ричард посмотрел в ее зеленые глаза.

– Уж лучше ты будешь сердитой, чем мертвой.

Кэлен нахмурилась.

– Это ты сейчас так думаешь. Я слишком долго ждала тебя, чтобы так запросто тебя отпустить. И зачем вообще туда лезть? Можно и отсюда бросить факелы, поджечь Дворец или сделать еще что-нибудь в этом роде. Все эти бумажки должны гореть, как высохшая трава. Нам незачем туда заходить.

Ричард улыбнулся:

– Я тебе говорил когда-нибудь, как сильно тебя люблю?

Кэлен ущипнула его за руку.

– Рассказывай! Ради чего мы рискуем жизнью?

Ричард, притворно ойкнув, вздохнул.

– Там есть книга пророчеств, которой более трех тысяч лет. В ней упоминаюсь и я. Она мне в свое время очень помогла. Хотя бы ее мне хотелось бы сохранить. Может, она мне еще не раз поможет.

– А что там о тебе сказано?

– Там меня называют «Фуер грисса ост драука».

– И что это значит?

Ричард повернулся к хранилищу.

– «Несущий смерть».

Кэлен некоторое время молчала.

– Так как мы туда попадем?

Ричард оглядел погибших солдат.

– Уж точно не пойдем. – Он поднял руку до уровня груди. – Что-то разрезало их на этой высоте. Значит, прежде всего нельзя вставать в полный рост.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.