Сделай Сам Свою Работу на 5

Третье правило волшебника, или Защитники паствы 31 глава

Огромные лапы разорвали ночную мглу. Клыки вцепились в пустоту.

И тут Зедд начал различать какие-то тени. Плащи распахнулись, замелькали ножи. Какие-то твари закружились вокруг гара.

Мрисвизы.

Шипя, они нападали на огромного зверя. Гратч рвал их когтями, брызги крови летели во все стороны. От предсмертного воя мрисвизов у Зедда по спине пробежали мурашки.

Он почувствовал колебание воздуха, когда мрисвиз промчался мимо него к гару. Волшебник метнул огненный шар. Сначала вспыхнул плащ, потом огонь охватил и всего мрисвиза.

Внезапно весь бастион оказался усыпан мрисвизами. Зедд извлек последние остатки своей магии и воздушным сгустком сбросил нескольких мрисвизов с парапета.

Старый волшебник был не готов к жаркой битве, разгоревшейся вокруг него.

Отупевший от усталости, он не мог придумать ничего лучше простенькой магии огня и воздуха.

Один из мрисвизов внезапно обернулся. Сверкнули клинки. Зедд метнул в него острую как бритва полоску воздуха и снес мрисвизу голову. С помощью волшебной паутины он оттащил еще нескольких тварей от Гратча и сбросил со стены. Высота стен в этом месте была несколько сотен футов.

Но мрисвизы не обращали на Зедда особого внимания, они были всецело поглощены схваткой с гаром. «Почему они так отчаянно хотят его убить?» мелькнуло в голове у Зедда. Судя по ярости Гратча, между ними царит вековая вражда.

Внезапно распахнулась дверь, и на бастион пролился свет. В дверях стояла крошечная фигурка. При свете Зедд хорошо видел, как мрисвизы всем скопом навалились на гара. Волшебник выбросил сноп огня и убил трех чешуйчатых тварей.

Пробегающий мимо мрисвиз сбил волшебника с ног. Он успел увидеть, как мрисвизы опрокинули Гратча и извивающийся клубок, подкатившись к краю стены, выпал наружу. Потом Зедд ударился головой о камень и потерял сознание.

Дверь распахнулась настежь. Вальдора отвлеклась от своей работы, и Энн, хватая воздух ртом, постаралась рассеять тьму в голове. Но ей это удавалось с трудом. Силы ее подходили к концу. Даже кричать она уже не могла. О Создатель, ей долго не выдержать! Почему же тот, кто должен прийти, так и не пришел к ней на помощь?



– Бабушка! – Кряхтя от усилия, Холли втащила в комнату что-то. – Бабушка! Тут было такое!

Вальдора обернулась к внучке:

– Где ты его нашла?

Энн с трудом подняла голову. Холли, пыхтя, положила у стены тощего, костлявого старика. Голова его была в крови, и седые волосы торчали во все стороны.

– Он волшебник, бабушка. И он умирает. Я видела, как он сражался с гаром и какими-то чешуйчатыми, тварями.

– А с чего ты взяла, что он волшебник?

Тяжело дыша, Холли выпрямилась.

– Он кидался огненными шарами.

Вальдора нахмурилась:

– Пра-авда? Волшебник? Как интересно! – Она почесала нос. – А что случилось с тварями и гаром?

Холли, размахивая руками, начала описывать битву.

– ..А потом они прыгнули на гара и все свалились вниз со стены наружу. Я подошла к краю и посмотрела, но больше их не увидела. Они упали на скалы.

Энн уронила голову на стол. Благой Создатель, так, значит, это и есть тот волшебник, который должен был прийти ей на выручку!

Но все впустую. Она умрет. Как могла она возгордиться настолько, чтобы поверить, что может пойти на такой риск и уцелеть? Натан был прав.

Натан. Отыщет ли он когда-нибудь ее тело, и узнает ли, что с ней случилось, и будет ли скорбеть о своей тюремщице? Глупая, глупая, глупая старуха, решившая, что она умнее, чем есть на самом деле! Она опять раздразнила пророчество, и на сей раз оно ее укусило. Натан был прав. Надо было его послушаться. Лицо Вальдоры снова нависло над ней, и Энн вздрогнула.

– Ну-с, дорогая аббатиса, похоже, придется отделаться и от волшебника.

Она провела ножом по горлу Энн.

– Пожалуйста, Вальдора, попроси Холли уйти. Не стоит позволять девочке видеть, как ты кого-то убиваешь.

Вальдора повернулась:

– Ты ведь хочешь посмотреть, правда, детка?

Холли сглотнула.

– Нет, бабушка. Она никогда не хотела нас обидеть.

– Я же тебе сказала, что она обидела меня.

– Я принесла его сюда, чтобы ты ему помогла, – указала Холли на волшебника.

– Ну нет! Не могу. Ему тоже придется умереть.

– А он чем тебя обидел?

Вальдора пожала плечами:

– Не хочешь смотреть – уходи! Жалеть не буду.

Холли ласково погладила старика по плечу и выбежала из комнаты.

Вальдора снова обернулась к Энн. Прижав нож к ее щеке чуть ниже глаза, она спросила:

– Может, сперва вырезать тебе глаза?

Энн зажмурилась.

– Нет! – Вальдора уколола ей подбородок. – Не закрывай глаза! Ты должна видеть! Если ты их сейчас же не откроешь, я вырежу их немедленно!

Энн открыла глаза. Закусив губу, она смотрела, как Вальдора заносит нож над ее грудью.

– Наконец-то! – прошипела колдунья. – Я отомщена!

Внезапно она замерла, потом дернулась, и из груди ее показался кончик меча. Глаза Вальдоры широко распахнулись, из горла вырвался хрип, и нож выпал у нее из руки.

Упершись ногой ей в спину, Натан вытащил меч. Тело Вальдоры рухнуло на каменный пол.

Энн облегченно застонала, почувствовав, что магические узы больше не держат ее.

Натан мрачно поглядел на распластанную на столе Энн.

– Ну что за глупая баба? – прошептал он. – Как ты позволила сотворить с собой такое?!

Он наклонился и обнял ее. Прижавшись к волшебнику, Энн всхлипывала, как ребенок. В его объятиях было так уютно, что ей казалось, будто сам Создатель прижимает ее к своей груди.

Когда Натан отодвинулся, Энн увидела, что его куртка вся в крови. В ее крови.

– Освободи мой Хань и ложись. Посмотрим, удастся ли мне привести в порядок это кровавое месиво.

Энн оттолкнула его.

– Нет. Сначала я должна сделать то, зачем пришла. Вот он, – указала она. – Волшебник, который нам нужен.

– Это не может подождать?

Энн стерла с лица кровь и слезы.

– Натан, я почти осуществила это гнусное пророчество. Дай мне закончить. Пожалуйста.

Со вздохом отвращения Натан достал из сумки на поясе Рада-Хань. Энн соскользнула со стола, и он протянул ей ошейник. Когда ноги ее коснулись пола, жгучая боль пронизала аббатису до самых костей. Подхватив ее сильной рукой, Натан помог ей опуститься на колени возле бесчувственного волшебника.

– Помоги, Натан. Открой его. Она переломала мне все пальцы.

Дрожащими руками Энн надела Рада-Хань на шею волшебнику и ладонями ухитрилась его застегнуть. Пророчество осуществилось.

– Бабушка умерла? – раздался от двери голос Холли.

Энн откинулась на пятки.

– Да, мое дорогое дитя. Прости. – Она протянула девочке руку. – А не хочешь ли ты посмотреть, как лечат, а не калечат?

Холли ласково взяла ее руку и посмотрела на лежащего на полу волшебника.

– А он? Его ты тоже вылечишь?

– Да, Холли, и его тоже.

– Я для того его сюда и притащила. Чтобы его вылечили. А не убивали. Бабушка иногда помогала людям. Она не всегда бывала злой.

– Я знаю, – вздохнула Энн.

По щеке девочки скатилась слезинка.

– Что же теперь со мной будет? – прошептала она.

Энн улыбнулась сквозь слезы.

– Я – Аннелина Алдуррен, аббатиса сестер Света, и являюсь ею уже очень давно. Я видела много обладающих даром девочек вроде тебя и обучала их, чтобы они стали прекрасными женщинами, которые умеют исцелять и помогают людям. И я буду счастлива, если ты пойдешь с нами.

Холли кивнула. Ее личико осветилось улыбкой.

– Бабушка обо мне заботилась, но с другими она иногда бывала жестокой. В основном с теми, кто хотел нас обидеть или оскорбить. Но ты никогда нас не обижала. Она поступила плохо, причинив тебе боль. Мне жаль, что она не была добрее. И мне очень жаль, что она умерла оттого, что была злой.

– Мне тоже. – Энн поцеловала ладошку девочки. – Мне тоже.

Холли поглядела на нее голубыми глазами, огромными, как у куклы.

– У меня есть дар, – сказала она. – Ты научишь меня, как им лечить?

– Для меня это будет большая честь. Натан поднял меч и театральным жестом вложил его в ножны.

– Ты сама-то собираешься лечиться? Или желаешь истечь кровью, чтобы проверить, умею ли я воскрешать?

Энн поднялась на ноги и скривилась от боли.

– Излечи меня, мой спаситель!

– Тогда дай мне доступ к моей силе, женщина, – хмыкнул он. – Я не могу лечить мечом.

Энн, закрыв глаза, подняла руку.

– Готово!

– Я знаю, что готово, – опять хмыкнул Натан. – Я, знаешь ли, это чувствую.

– Помоги мне добраться до стола, Натан.

Пророк поднял Энн на руки и отнес на стол. Холли не отпускала ее руки.

Натан поглядел на лежащего волшебника.

– Что ж, наконец-то ты он попал тебе в руки. Насколько мне известно, такой волшебник никогда еще не носил ошейника. – Проницательные синие глаза поглядели на Энн. – Ну а теперь, когда у тебя в руках Волшебник первого ранга, начинается самая глупейшая часть твоего безумного плана.

Энн вздохнула. Под руками Натана боль начала успокаиваться.

– Я знаю. Надеюсь, что к этому времени Верна уже держит в своих руках ту его часть, которая зависит от нее.

 

Глава 41

 

Зедд открыл глаза, охнул и резко сел. Чья-то широкая ладонь уперлась ему в грудь и заставила снова лечь.

– Спокойно, старик, – произнес низкий голос. Зедд уставился на нависшее над ним лицо с твердой квадратной челюстью. Белые волосы до плеч свесились вниз, закрывая лоб.

– Кого ты называешь старым, старик?

Пронзительные голубые глаза под внушительными бровями улыбались, как улыбались и губы. Странное лицо, подумал Зедд. Отчего-то оно вызывает тревогу.

– Да, пожалуй, ты прав, я буду чуть постарше тебя.

Было что-то знакомое в этом лице, и внезапно Зедд догадался. Отбросив руки мужчины, волшебник сел и ткнул тощим пальцем ему в грудь.

– Ты похож на Ричарда! Почему?

Мужчина широко улыбнулся:

– Мы с нии родственники.

– Родственники! Проклятие! – Зедд присмотрелся к нему. Высокий. Мускулистый. Голубоглазый. Волосы такие же, если не считать седины. И эта челюсть. Но главное – глаза. Зедд всплеснул руками. – Ты Рал! – провозгласил он.

– Очень хорошо! Значит, ты знаешь Ричарда.

– Знаю ли я?! Да я его дед!

Густая бровь изогнулась.

– Дед... – Мужчина провел по лицу широкой ладонью. – Творец всемогущий, пробормотал он. – Во что эта баба опять нас втравила!

– Баба? Какая баба?

Вздохнув, мужчина убрал руку от лица и, снова улыбнувшись, поклонился.

Весьма куртуазный поклон, отметил Зедд.

– Позволь мне представиться. Натан Рал. – Мужчина приосанился. – Могу ли я узнать твое имя, друг?

– Друг?!

Натан постучал костяшками пальцев Зедда по лбу.

– Я только что починил твой пробитый череп. А это что-нибудь да значит!

– Ну, может, ты и прав, – проворчал Зедд. – Спасибо тебе, Натан. Мое имя Зедд. А ты, я вижу, силен в целительстве, если все было так, как ты говоришь.

– Да, у меня была неплохая практика, – с достоинством кивнул Натан. – Как ты себя чувствуешь?

Зедд прислушался к своим ощущениям.

– Неплохо. Даже, пожалуй, хорошо. Моя сила ко мне вернулась... – Он застонал, вспомнив последние события. – Гратч! Добрые духи, мне надо поскорее выбираться отсюда.

Натан удержал его.

– Сначала нам нужно поговорить, друг. Во всяком случае, я надеюсь, что мы станем друзьями. К несчастью, у нас с тобой есть еще кое-что общее, кроме родства с Ричардом.

Зедд недоуменно моргнул:

– Например?

Натан расстегнул воротник куртки, которая была вся покрыта засохшей кровью, и приподнял пальцем кольцо из потемневшего серебра у себя на шее.

– Это именно то, что я думаю? – Голос Зедда глухо звенел.

– А ты сообразительный малый! В чем я, впрочем, не сомневался, иначе ты не представлял бы такой ценности.

Зедд уставился в голубые глаза.

– И что за несчастье нас объединяет?

Натан протянул руку и коснулся чего-то у Зедда на шее. Зедд быстро приложил пальцы к шее и ощутил холод металла.

Ошейник был сплошным, без застежки.

– Что это значит? Почему ты это сделал?

Натан вздохнул:

– Это не я, Зедд. Это она.

В дверях появилась низенькая полная женщина с уложенными в пучок седыми волосами. Она держала за руку маленькую девочку.

– А! Вижу, Натан тебя вылечил. Я рада. А то мы беспокоились.

– Ах вот как... – ровным тоном проговорил Зедд.

Женщина улыбнулась.

– Да. – Она погладила малышку по русым волосам. – А это Холли. Она притащила тебя сюда. Она спасла тебе жизнь.

– Кажется, я ее припоминаю. Спасибо, Холли. Я очень тебе признателен.

– Я рада, что вы поправились, – ответила девочка. – Я боялась, что гар вас убил.

– Гар? Ты его видела? С ним все в порядке?

Холли покачала головой.

– Он упал со стены вместе с другими чудищами.

– Проклятие, – прошипел Зедд сквозь зубы. – Этот гар был моим другом.

– Гар? – Женщина приподняла бровь. – Что ж, в таком случае мне очень жаль.

Зедд гневно взглянул на нее:

– Что этот ошейник делает на моей шее?

– Извини, – она развела руками, – но в данный момент это необходимо.

– Ты его снимешь.

Она продолжала безмятежно улыбаться.

– Мне понятна твоя озабоченность, но пока что ошейник должен оставаться на месте. – Она придожила руки к груди. – Боюсь, нас не представили. Как тебя зовут?

– Я – Волшебник первого ранга Зеддикус З'ул Зорандер. – Голос Зедда звучал угрожающе низко.

– А я – Аннелина Алдуррен, аббатиса сестер Света. – Ее улыбка стала теплее. – Ты можешь называть меня Энн. Все мои друзья меня так называют, Зедд.

Не сводя глаз с женщины, Зедд соскочил со стола.

– Мы не друзья. – Она отступила на шаг. – И ты будешь обращаться ко мне «волшебник Зорандер».

– Спокойнее, друг, – предостерег Натан. Зедд метнул на него такой взгляд, что Пророк немедленно замолчал и выпрямился.

– Как пожелаешь, волшебник Зорандер, – пожала плечами женщина.

– Сними его немедленно. – Зедд постучал по ошейнику.

– Он останется. – Улыбка не покидала ее лица. Зедд начал надвигаться на нее. Натан держался рядом, чтобы удержать его в случае чего. Не отрывая взгляда от аббатисы, Зедд вытянул руку в направлении Натана, и пророк, взмахнув руками, как пушинка отлетел к дальней стене комнаты.

Зедд вскинул другую руку, и потолок засветился синеватым светом. Повинуясь его жесту, тонкий как лезвие бритвы квадрат света, похожий на поверхность гладкого озера, опустился на пол. Глаза Энн стали большими. Квадрат замерцал и превратился в ковер кипящего света. Он стал таким ярким, что было больно глазам.

С его поверхности полетели молнии. Языки белого пламени охватили стены, комната наполнилась резким запахом. Зедд согнул палец, и молния, отскочив от стены, ударила в ошейник. Посыпались искры. Комната задрожала. В воздух взлетела каменная крошка.

Сквозь ярость магии Зедд понял, что ничего не выходит. Ошейник поглощал любое воздействие. Он резко выбросил руку, и свет померк. В комнате повисла звенящая тишина. Из стен выпало несколько кирпичей, камни почернели, но люди не пострадали.

Изучив возможности аббатисы, Натана и девочки при помощи световых уз, Зедд точно знал, на что способен каждый из них, знал их сильные и слабые стороны.

Аббатиса не могла сделать этот ошейник, его создали волшебники. Но она умела пользоваться им.

– Ты закончил? – спросила Энн. Она наконец перестала улыбаться.

– Я еще не начинал.

Зедд воздел руки. Если понадобится, он соберет только энергии, что можно горы свернуть. Но ничего не произошло.

– Достаточно, – произнесла аббатиса. Ее губы снова раздвинулись в легкой улыбке. – Теперь я вижу, от кого Ричард унаследовал свой бешеный темперамент.

– Ты! – Зедд ткнул в нее пальцем. – Это ты надела на него ошейник!

– Я могла забрать его еще ребенком, но позволила ему вырасти с тобой, под твоим руководством, и узнать родительскую любовь.

Зедду хватило бы пальцев одной руки, чтобы пересчитать все случаи жизни, когда он действительно терял разум от бешенства. Сейчас он, судя по всему, быстро приближался к необходимости задействовать при подсчете и вторую руку.

– Оставь свои жалкие попытки оправдаться. Рабству не может быть оправдания!

Энн вздохнула:

– Аббатисе, как и волшебнику, порой приходится использовать людей. Я уверена, что тебе это знакомо. Мне жаль, что пришлось использовать Ричарда и что я вынуждена теперь использовать тебя, но у меня нет выбора. – По ее лицу пробежала веселая улыбка. – Ричард даже в ошейнике был сущим наказанием!

– Если ты думаешь, что Ричард был наказанием, значит, ты ничего не видела. Подожди и узнаешь, каким наказанием станет его дед, – сквозь зубы процедил Зедд. – Ты надела на Ричарда Рада-Хань. Ты похищала мальчиков из Срединных Земель. Ты нарушила перемирие, державшееся три тысячи лет. Тебе известно, что за это полагается тебе и всем сестрам Света. Вы заплатите цену.

Зедд был на волоске оттого, чтобы нарушить Третье Правило Волшебника, и никак не мог справиться с собой. Вообще-то, строго говоря, это и был единственный способ нарушить Третье Правило.

– Мне известно, что будет, если Имперский Орден захватит мир. Я знаю, что сейчас ты этого не понимаешь, волшебник Зорандер, но надеюсь, что со временем ты увидишь: мы с тобой сражаемся на одной стороне.

– Я понимаю гораздо больше, чем тебе представляется! Вот этим, – Зедд ткнул пальцем в ошейник, – ты помогаешь Имперскому Ордену. Я никогда не делал моих союзников рабами, чтобы заставить сражаться за правое дело!

– Неужели? А как ты назовешь Меч Истины?

Зедд решил оставить бесполезные споры.

– Ты снимешь ошейник. Ричарду нужна моя помощь!

– Ричарду придется самому о себе позаботиться. Он мальчик сообразительный. Чему ты сам, кстати, немало способствовал. Поэтому я и позволила ему вырасти рядом с тобой.

– Мальчику нужна моя помощь! Ему необходимо научиться пользоваться своим даром! Без меня он может заявиться в замок. А он и представления не имеет об опасностях, что ему здесь грозят! Он может погибнуть. Я не могу этого допустить. Ричард нам необходим.

– Ричард уже побывал в замке. Он провел здесь вчера почти весь день и ушел невредимым.

– В первый раз – везение, во второй самоуверенность, в третий – смерть, – отчеканил Зедд.

– Неужели ты так мало веришь в своего внука? Мы должны помочь ему по-другому. И нам нельзя терять времени. Пора ехать.

– Я никуда с тобой не поеду.

– Волшебник Зорандер, я прошу твоей помощи. Прошу тебя о сотрудничестве и прошу поехать с нами. Ставки слишком высоки. Пожалуйста, сделай, как я говорю, или я буду вынуждена прибегнуть к ошейнику. А тебе это не понравится.

– Послушайся ее, Зедд, – порекомендовал Натан. – Я могу засвидетельствовать, что тебе это действительно не понравится. У тебя нет выбора. Мне понятны твои чувства, но будет гораздо проще, если ты просто выполнишь ее просьбу.

– Ты волшебник какого рода?

Натан приосанился:

– Я пророк.

По крайней мере этот человек честен. Он не распознал истинную сущность световых уз и не знал, какую информацию с их помощью получил Зедд.

– И тебе нравится быть рабом?

Энн расхохоталась. Натан – нет. В его глазах полыхала смертельно опасная ярость Ралов.

– Смею уверить, сударь, что это не мой выбор. Я восстаю против этого всю свою жизнь.

– Может, она и знает, как удержать пророка, но вскоре ей предстоит выяснить, почему я стал Волшебником первого ранга. Я получил этот ранг на последней войне. Обе враждующие стороны называли меня «ветром смерти».

Сказав это, Зедд мог бы загнуть лишь один палец. Отвернувшись от Натана, он уставился на аббатису взглядом, полным такой ледяной угрозы, что она, сглотнув, отступила на шаг.

– Нарушив перемирие, ты обрекла всех сестер Света, которых застигнут в Срединных Землях, на смерть. Каждая из вас только что утратила право на суд и помилование. Любая сестра Света, пойманная в Срединных Землях, будет убита на месте и без суда.

Зедд сжал кулаки. С ясного неба в замок ударили молнии. Поднялся грозный гул, и над замком взлетело огненное кольцо. Оно вознеслось к небесам, оставляя за собой облачный след, похожий на дым от пламени.

– Перемирию конец! Теперь вы находитесь на вражеской территории и приговорены к смерти. Если ты уведешь меня отсюда с помощью Рада-Хань, клянусь, я отправлюсь в Древний мир и уничтожу Дворец Пророков.

С каменным лицом аббатиса Аннелина Алдуррен молча смотрела на него.

– Не стоит давать обещаний, которых не можешь сдержать.

– А ты проверь.

Ее губ коснулась легкая улыбка.

– Ну что ж, нам действительно пора ехать.

Зедд кивнул.

– Ты сделала выбор.

 

* * *

 

Только путем рассуждений Верна пришла к выводу, что она не спит, ибо, открыв глаза, оказалась в такой кромешной тьме, будто не открывала их вовсе.

Придя к выводу, что она все-таки очнулась, Верна призвала свой Хань, чтобы зажечь огонь. Ничего не вышло. Она попробовала еще раз.

Использовав всю свою силу, она сумела зажечь лишь крошечный огонек у себя на ладошке. Возле тюфяка, на котором она сидела, стояла свеча. Верна зажгла фитиль, радуясь тому, что избавилась от необходимости путем гигантских усилий поддерживать огонь своим Хань.

В комнате, кроме тюфяка, свечки и маленького подноса с куском хлеба и чашкой воды, не было ничего. Возле дальней стены виднелось что-то похожее на ночной горшок. Не очень далеко – комнатушка была совсем небольшой. Окон не было, только тяжелая деревянная дверь.

Верна узнала это помещение: больничная палата. Что она здесь делает?

Посмотрев вниз, Верна увидела, что на ней нет никакой одежды. Она огляделась – одежда валялась кучей в углу. Потом она почувствовала что-то у себя на шее. Верна подняла руку, и пальцы коснулись металла.

Рада-Хань.

Верна ощутила внезапную слабость. Создатель, у нее на шее Рада-Хань! Ее охватила паника. Она попыталась содрать ошейник и, когда у нее это не получилось, забилась в рыданиях.

Только теперь она осознала, каково было мальчикам носить на шее это орудие принуждения. Сколько раз она сама использовала ошейник, чтобы заставить кого-то выполнять ее волю!

Но лишь для того, чтобы помочь им, ради них же самих! Только для того, чтобы помогать им! И все же – неужели они тоже чувствовали себя такими беспомощными?

Верна со стыдом вспомнила, что применяла ошейник к Уоррену.

– О Создатель, прости меня! – взмолилась она. – Я всего лишь хотела выполнить волю твою!

Шмыгая носом, Верна вытерла слезы и постаралась взять себя в руки. Прежде всего нужно понять, что же произошло. Ясно, что ошейник на нее надели не для того, чтобы помочь, а чтобы держать ее под контролем.

Верна осмотрела свои руки. Перстень аббатисы исчез. У нее упало сердце она не справилась со своей работой! Верна поцеловала палец, моля Создателя дать ей сил.

Безрезультатно подергав дверную ручку, Верна стукнула кулаком в дверь.

Призвав всю свою волшебную силу, она сосредоточилась на ручке, пытаясь заставить ее повернуться. Та не пошевелилась. Тогда Верна переключилась на петли, которые, как она знала, находятся на той стороне двери. Кипя от злости, она направила на них свой ослабевший Хань. Зеленые языки света ударили в дверь, проникая в трещины и щель между дверью и полом.

Наконец Верна бросила пустые попытки, припомнив, как сестра Симона часами проделывала то же самое и с тем же результатом. Этот щит не может взломать человек с Рада-Хань на шее, и не стоит тратить силы на бесполезное занятие.

Симона, может, и сумасшедшая, но Верна уж точно в своем уме.

Она плюхнулась на тюфяк. Кулаками дверь не прошибить. Волшебный дар тоже не выведет ее отсюда. Она в ловушке.

Но почему она здесь? Верна поглядела на палец, где должно было быть кольцо аббатисы. Вот почему!

Ахнув, она вспомнила о настоящей аббатисе. Энн дала ей задание, и она должна вывести из Дворца сестер Света до прихода Джегана.

Верна кинулась к одежде и быстро обшарила ее. Дакра исчезла. Поэтому ее скорее всего и раздели: им надо было убедиться, что у нее нет оружия. Так поступили и с сестрой Симоной, чтобы та сама себе не причинила вреда. Нельзя позволять сумасшедшей женщине иметь при себе смертельно опасное оружие.

Верна выдернула из кучи пояс и нащупала утолщение.

Дрожа от нетерпения, она поднесла пояс поближе к свету и открыла фальшивую подкладку. Там, в потайном кармане, лежал путевой дневник. Прижав пояс к груди, Верна возблагодарила Создателя. Хоть дневник уцелел!

Успокоившись немного, она перенесла вещи поближе к свече и оделась. В одежде она сразу почувствовала себя не такой беспомощной и хотя бы избавилась от унижения.

Верна не знала, сколько времени она пробыла без сознания, но чувствовала, что умирает от голода. Она жадно проглотила хлеб, залпом выпила воду и вернулась к своим размышлениям. Как же она оказалась здесь? Сестра Леома. Верна вспомнила сестру Леому и других, поджидавших ее в кабинете аббатисы.

Сестра Леома была первой в списке тех, в ком Верна подозревала сестер Тьмы. Хотя ее Верна и не подвергла испытанию, Леома была с теми, кто упрятал Верну сюда. Этого доказательства больше чем достаточно. Было темно, и остальных трех Верна не разглядела, но список подозреваемых она помнила наизусть. Феба с Дульчи пропустили их – вопреки приказу Верны. С большой неохотой Верна добавила к списку и этих двоих.

Она принялась мерить шагами палату. Постепенно у ней разгорался гнев. Как они смеют надеяться, что им это сойдет с рук?

Взгляд Верны метал молнии. Нет, не сойдет! Энн возложила эту обязанность на нее, и она ее выполнит. Она выведет сестер Света из Дворца.

Верна коснулась пояса. Она должна написать послание. Но не опасно ли делать это здесь? А если за ней наблюдают? Тогда всему конец. Но сообщить Энн о том, что происходит, необходимо.

Верна резко остановилась. Как она может признаться Энн в том, что не оправдала ее доверия, что из-за нее всем сестрам Света грозит смертельная опасность, а она ничего не может сделать? Джеган вот-вот явится. Надо бежать.

Если она не уведет из Дворца сестер Света, они все попадут в лапы Джегана.

 

* * *

 

Ричард соскочил с коня. Он намного опередил остальных, которые только-только подъезжали. Похлопав коня по крупу, он начал было привязывать его к железной перекладине подъемного механизма ворот, но передумал и обмотал поводья вокруг ручки лебедки. Мало ли что может случиться? Один хороший рывок, и решетка обрушится на коня.

Не дожидаясь остальных, Ричард направился в замок Волшебника. Он был зол, потому что его никто не разбудил. В окнах замка полночи горел свет, и ни у кого не хватило ума разбудить Магистра Рала и сказать ему об этом!

А около часа назад Ричард сам увидел молнии и огромный круг света в ясном небе, который, улетев, оставил после себя серые облака.

Внезапно ему пришла в голову одна мысль. Не дойдя до замка, Ричард остановился и посмотрел вниз, на перекресток, от которого расходились дороги, ведущие из Эйдиндрила.

А что, если в замке кто-то был и взял что-нибудь? Надо приказать солдатам задерживать всех, кто попытается уехать. Как только эскорт прискачет сюда, нужно отправить кого-нибудь передать приказ постам перекрыть дороги и проверять всех, кто хочет покинуть город.

Ричард пригляделся к движению на дорогах. Большинство людей направлялись в город, а не из него. Впрочем, кое-кто и уезжал. Судя по всему, семьи.

Солдатские патрули, пара фургонов с товаром. Четверка лошадей, плетущихся за людьми, ведущими их в поводу. Надо бы всех их остановить и проверить. Да, но что искать? Пусть солдаты задерживают людей, а он, когда вернется, сам проверит, есть ли при них что-нибудь волшебное.

Ричард повернулся к замку. Ладно, времени нет. Надо выяснить, что же здесь произошло, да к тому же как он отличит волшебную вещь от обычной? Пустая трата драгоценного времени. Нужно переводить с Бердиной дневник, а не рыться в чьих-то шмотках. Люди все еще уезжают, не желая оставаться под властью Д'Хары. Ну и пусть едут.

Ричард прошел сквозь щиты, не дожидаясь своих телохранителей. Морд-Сит и Улик с Иганом огорчатся – ну что ж, может, в следующий раз они удосужатся его разбудить, если в замке зажгутся огни. Завернувшись в плащ мрисвиза, Ричард шел туда, откуда из замка летели молнии. Он избегал коридоров, где чувствовал опасность, и находил иные пути, где хотя бы волосы на затылке не становились дыбом. Несколько раз он чуял мрисвизов, но они к нему не приближались.

В большой комнате, из которой вели четыре коридора, Ричард остановился.

Несколько дверей оставались закрытыми. А в одну вел кровавый след. Присев на корточки, он внимательно его изучил. На самом деле следов было два: один вел в комнату, другой – из нее.

Распахнув плащ, Ричард достал меч. Звон стали разнесся по коридору.

Кончиком меча Ричард толкнул дверь.

Комната оказалась пустой, но там было на что посмотреть. Деревянный пол обуглился. Каменные стены – в черных потеках, словно здесь бушевала молния. Но больше всего озадачивала кладка: кое-где гранитные блоки вышли из пазов и грозили вот-вот выпасть. Комната выглядела как после землетрясения.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.