Сделай Сам Свою Работу на 5

Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза

проводится одновременно и совместно экспертом-психологом и экспертом-психиатром

Комплексная судебная медико-психологическая экспертиза.Существенное влияние на психическую деятельность индивида могут оказать различные заболевания, соматическая ослаблен-ность в результате перенесенных болезней. Для экспертного исследования лиц, проходящих по уголовному делу, возможно назначение комплексной судебной медико-психологической экспертизы. Перед экспертизой могут быть поставлены следую­щие вопросы:

Комплексная судебная психолого-искусствоведческая экспер­тиза(КСПИЭ). На разрешение КСПИЭ ставится вопрос: носят ли представленные на экспертизу объекты (видеофильмы, жур­налы, книги, записи на видеокассетах) порнографический ха­рактер

 

47. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ОТДЕЛЬНЫХ ЭТАПОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА.

 

Правосудие осуществляется только судом путем рассмотрения и разрешения в судебных заседаниях гражданских и уголовных дел.

Рассматривая уголовные дела, суд применяет к виновным установленные законом меры наказания либо оправдывает не­виновных. Суд постановляет приговор именем государства и организует свою деятельность на конституционных принципах: на основе равенства всех граждан перед законом и судом, кол­легиального рассмотрения дел, независимости и подчинения только закону, обеспечения обвиняемому права на защиту, пре­зумпции невиновности, процессуального равенства сторон, от­крытого разбирательства дел во всех судах. (Исключения пре­дусмотрены законом.)

К общим правилам судебного разбирательства относятся: не­посредственность, устность и непрерывность судебного разби­рательства, руководящая роль председательствующего в суде, равенство прав участников судебного разбирательства и др.

Судебное разбирательство организуется на принципе состя­зательности—таком построении судебного разбирательства, при котором все его участники могут реализовать свои равные возможности.

Суд не связан доказательствами, собранными в ходе предва­рительного расследования, он принимает меры по собиранию новых доказательств, выявляет и восполняет неполноту предва­рительного следствия или дознания. Он не связан и выводами обвинительного заключения и вправе изменить обвинение, пре­кратить уголовное дело или вынести оправдательный приговор.



Суд не связан мнением прокурора по делу и принимает ре­шение по внутреннему убеждению, основанному на всесторон-

474 Глава 17. Психология судебной деятельности по уголовным делам

нем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности, руководствуясь законом и своим право­сознанием. На подсудимого не может быть возложена обязан­ность доказывания его невиновности.

Судебное разбирательство состоит из пяти частей: 1) подго­товительной; 2) судебного следствия; 3) судебных прений; 4) последнего слова подсудимого; 5) постановления приговора.

В кассационной инстанции (суде второй инстанции) рассмат­риваются дела по кассационной жалобе или протесту на приго­воры и постановления судьи, не вступившие в законную силу.

Кассационную жалобу на приговор по уголовному делу, не вступившему в законную силу, вправе подать осужденный, его защитник и законный представитель, потерпевший и его пред­ставитель.

Оправданный по суду может обжаловать приговор в части мотивов и оснований оправдания. Обжалованию в кассацион­ном порядке подлежат приговоры всех судов, кроме приговоров и решений Верховного Суда. Уголовно-процессуальный закон не предъявляет каких-либо формальных требований к содержа­нию и форме жалобы. Закон гарантирует недопустимость пово­рота к худшему при проверке дела по жалобе осужденного или его защитника.

В судах первой инстанции по отдельным делам подбираются присяжные заседатели, которые не входят в состав судебной коллегии, а выносят вердикт о виновности или невиновности подсудимого.

В своей познавательной деятельности суд располагает мате­риалами и заключением предварительного следствия. Наличие предварительного заключения имеет значительную суггестив­ную (внушающую) силу. Суду предстоит проявить независи­мость для объективного, полного, всестороннего и справедли­вого рассмотрения дела. Предварительное следствие лишь об­легчает познавательно-поисковую деятельность суда, но не предопределяет его оценочную деятельность. Однако, система­тизируя исходную информацию определенным образом, пред­варительное следствие может повлиять и на оценочную деятель­ность суда. И суд должен оградить себя от этого влияния.

Заключение предварительного следствия является для суда лишь вероятностной информационной моделью исследуемого события. Задача суда — сформировать достоверную модель собы­тия, критически проанализировав все элементы вероятностной

§ 1. Психологические особенности судебной деятельности 475

модели. С этой целью суд вправе истребовать новые документы, допросить ранее выявленных и новых свидетелей, выполнить все другие необходимые судебно-следственные действия.

Познавательно-поисковая деятельность суда отличается бо­лее узкой направленностью и большей опосредованностью, чем деятельность следователя. Возможность непосредственного вос­приятия относящихся к делу событий и обстоятельств здесь более ограничена. Поток информации для оперативной перера­ботки на суде более насыщен. Временная ограниченность для ее анализа предъявляет повышенные требования к интеллектуаль­ной деятельности судей. Здесь нужны большая сосредоточен­ность, устойчивость и распределенность внимания, активиза­ция систематизирующей деятельности. Особой направленности внимания судей требуют источники получения доказательствен­ных фактов, условия выявления этих источников, процессуаль­ные действия, использованные при получении доказательств.

Суд должен проанализировать не только версию предвари­тельного следствия, но и все другие возможные взаимосвязи событий и обстоятельств дела. Суд вправе выдвигать собствен­ные версии.

Особое внимание суд уделяет личностным особенностям подсудимого: ценностной направленности, базовым нравствен­но-психологическим качествам, операционально-исполнитель­ским и психодинамическим особенностям, групповому статусу и социально-групповым функциям подсудимых.

Реализуя принцип гласности, устности и непосредственнос­ти, суд осуществляет сложную социально-коммуникативную деятельность, регулирует психические состояния и поведение участников судебного процесса.

Председательствующий суда является формальным лидером. Однако его полномочия не должны нарушать равенство всех членов судейской коллегии. Стиль его руководства должен быть демократическим. Обмен мнениями должен быть конструктив­ным, не допускающим отступления от существа дела. Авторитет председательствующего не должен подавлять самостоятельного мнения других членов суда.

Вся деятельность суда направлена на установление достовер­ности, предметной отнесенности доказательств и принятие за-, конного и обоснованного решения.

На стадии исследования материалов предварительного след­ствия и планирования судебного разбирательства судья, знако-

476 Глава 17. Психология судебной деятельности по уголовным делам

мясь с материалами предварительного следствия и его заключе­нием, письменными материалами и вещественными доказатель­ствами, осуществляет реконструктивную деятельность. Здесь важно не поддаться эффекту первичности и не оказаться под влиянием модели события, сформированной на предварительном следствии. На этой стадии активизируются аналитическая и кри­тическая стороны психической деятельности судьи. Судья пыта­ется образно представить возникновение и развитие исследуемо­го события, осуществляя при этом вариативное моделирование, проводя мысленные эксперименты, выдвигая контрверсии. Кри­тическому анализу подвергаются все действия следователя, уяс­няются их необходимость, всесторонность и процессуальная обо­снованность. Выдвигая судебную версию, судья основывается на наиболее достоверных, проверенных фактах, стремится избежать возможной судебной ошибки.

Намечаемая последовательность рассмотрения дела в судеб­ном заседании должна обеспечить адекватность его восприятия участниками судебного заседания, отражение действительной динамики рассматриваемого события. Судья выявляет слабые в фактическом отношении места и намечает необходимые судеб-но-следстведные действия. Особое внимание уделяется источ­никам ключевых фактов, их внутренней согласованности. Оп­ределяется круг лиц для вызова в судебное заседание. Истребу-ются все необходимые документы.

Все неясности указывают направление судебного исследова­ния. Обращается внимание не только на то, что было, но и на то, чего не было. (Почему не лаяла собака, когда чужой человек грабил сельский магазин? Почему не проснулся потерпевший, когда кругом было так шумно?) Доказательством может быть то, что было, и то, чего не было.

Изучение материалов дела— исходный этап в деятельности всех участников уголовного процесса:суда, прокурора, адвоката. Только всестороннее знание дела позволяет им наметить стра­тегию и тактику судебной деятельности, сформировать систему тезисов для убедительной и аргументированной речи в судеб­ных прениях. При изучении материалов уголовного дела каждая сторона выясняет: что должно быть проверено в суде; соответ­ствуют ли выводы обвинительного заключения материалам уго­ловного дела; учтена ли следователем совокупность доказа­тельств по делу, имеется ли необходимость восполнения пробе­лов предварительного следствия в суде; на каких сторонах дела

;§ 2. Психологические аспекты судебного следствия 477

следует построить стратегию обвинения или защиты, какие до-; казательства могут получить новую интерпретацию, что может повлиять на решение

48. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СУДЕБНОГО СЛЕДСТВИЯ.

 

Судебное следствие — часть судебного разбирательства, в ко­торой суд с участием подсудимого, защитника, потерпевшего и обвинителя непосредственно исследует доказательства, собран­ные на стадии предварительного следствия и предъявленные суду участниками судебного разбирательства или сообщенные самим судом.

Судебное следствие начинается оглашением обвинительного заключения ("или заявлением потерпевшего, если предваритель­ное следствие или дознание не проводилось). В ходе судебного следствия председательствующий, обвинитель, защитник, судья допрашивают подсудимых, свидетелей, заслушивают заключе­ние эксперта, осматривают вещественные доказательства, огла­шают протоколы и иные документы. Порядок исследования отдельных видов доказательств (допроса подсудимого, свидете­лей, осмотра вещественных доказательств) установлен законом. Очередность исследования различных групп доказательств оп­ределяет суд.

В судебном следствии все участники судебного разбиратель­ства имеют равные права по представлению доказательств, уча­стию в исследовании доказательств и заявлению ходатайств.

Различные позиции заинтересованных сторон придают про­цессу разбирательства особую полемическую остроту, возника­ют состояния психической напряженности, общение сторон приобретает состязательный характер. Здесь тщательно иссле­дуются все источники доказательств, выявляется их надежность, анализируются их предметная относимость и доказательствен­ная значимость.

Для формирования внутреннего убеждения судей судебное следствие имеет решающее значение. (Участники прений в дальнейшем могут ссылаться только на материалы судебного следствия.) Суд основывает приговор также только на тех до­казательствах, которые были рассмотрены в судебном следст­вии.

Каждая заинтересованная сторона стремится выделить те стороны обстоятельств, которые соответствуют ее интересам.

478 Глава 17. Психология судебной деятельности по уголовным делам

Противоречивые интересы сторон могут порождать напряжен­ные ситуации и конфликтное противоборство. Задача судьи — придать взаимодействию сторон конструктивно-познаватель­ный характер, предоставлять им процессуально гарантирован­ные права и возможности, обеспечивать состязательный харак­тер судопроизводства.

Регуляция межличностных отношений в процессе судебного рассмотрения уголовного дела требует от судьи не только про­фессионализма, но и психологической подготовленности и об­щей культуры общения. Судья своевременно, тактично, но же­стко должен отреагировать на все недопустимые на суде ситуа­ции. Все категорические требования судьи должны быть процессуально обоснованы. Необходимо пресекать все прояв­ления грубости и нетактичности в межличностных отношениях, охранять процесс от ненужных эмоциональных всплесков и вводить его в рациональное русло. Необходимо избегать нраво­учительных замечаний, нотаций и поучений.

Когнитивная (познавательная) деятельность судьи отличает­ся многоплановостью, перегруженностью оперативной памяти, предвосхищением различных вариантов возможного развития судебного следствия, оперативным анализом поступающей ин­формации и ее правовой концептуализацией. Сложные, запу­танные ситуации подвергаются схематизации (иногда — графи­ческому отображению). Обращается внимание на стратегию и тактику поведения сторон, их установочные позиции, добросо­вестность в освещении фактов. Тенденциозные, заранее подго­товленные тактические приемы сторон могут быть нейтрализо­ваны судебными следственными действиями.

Судебное заседание должно соответствовать процессуальным и судебно-ритуальным требованиям. Однако следует помнить, что чрезмерно строгая обстановка суда может вызвать излиш­нюю психическую напряженность отдельных его участников, заторможенность их психической деятельности, снизить интел­лектуальные и мнемические возможности. Первоначальное об­ращение судьи к аудитории должно отличаться некоторым ре­лаксационным (успокоительным) эффектом — предупредитель­ностью, уважительностью и, во всяком случае, подчеркнутой нейтральностью. Необходимо всемерно снимать так называе­мую социальную ингибицию — угнетающее, подавляющее воз­действие социальной общности на поведение отдельного инди­вида.

Ложность показаний диагностируется по ряду признаков:

• бедности эмоционального фона показаний, схематичнос­ти, заученное™ их вербальной структуры; лексическим особен­ностям показаний, не соответствующим личностным особенно­стям допрашиваемого лица;

• проговоркам в высказываниях, указывающим на осведом­ленность лица относительно скрываемых им обстоятельств;

• стереотипному совпадению показаний нескольких лиц; не­способности детализировать описание события;

• повышенной самореабилитации;

• уклончивости ответов на прямые вопросы;

• незнанию обстоятельств, которые должны были войти в поле непроизвольного восприятия и запоминания.

Разоблачению лжесвидетельств содействуют получение ин­формации из различных источников, повторные допросы с при­менением уточняющих, детализирующих и контрольных вопро­сов.

Ко лжи чаще всего прибегают отдельные обвиняемые и сви­детели. Потерпевшие же в массе своей склонны к преувеличен­ному искажению событий.

Обвиняемый и потерпевший в судебном процессе образуют единую систему. Без выявления характерологических особенно-'■ стей потерпевшего невозможно раскрыть существо дела. Пове­дение потерпевшего может быть неосмотрительным, рискован­ным, легкомысленным, провокационным. Виктимные особен-

480 Глава 17. Психология судебной деятельности по уголовным делам

ности потерпевшего существенны для выяснения степени от­ветственности обвиняемого. Суд выявляет юридически значи­мые особенности, характеризующие личность потерпевшего; тяжесть телесных повреждений; беспомощное, опасное для его жизни болезненное состояние; социальные признаки личности (материальное положение, социальный статус и др.); правомер­ность-неправомерность поведения; взаимоотношение с обвиня­емым (отношения родства, опеки, служебная, материальная и иная зависимость).

Поведение потерпевшего влияет, как известно, на квалифи­кацию преступления. (Так, квалификация убийства из хулиган­ских побуждений будет отвергнута, если убийство совершено на почве личных неприязненных отношений.)

Провоцирующее поведение потерпевших суды должны при­знавать основанием для смягчения наказания.

Судебное следствие допускает использование приемов пра­вомерного психического воздействия, не ограничивающих сво­боду волеизъявления, на лиц, умышленно противодействующих достижению истины. Это могут быть и внезапная постановка эмоционально воздействующих вопросов, и предъявление но­вых неожиданных доказательств, заключений экспертиз, орга­низация перекрестного допроса, очной ставки и т. п. Всем доп­рашиваемым может быть оказана мнемическая помощь: напо­минание об отправных событиях, их последовательности, опора на эмоционально окрашенные обстоятельства, привязка к жиз­ненно важным для данного индивида событиям, побуждение к установлению ассоциативных связей.

Суд вправе проводить все следственные действия, предус­мотренные законом. Протоколы следственных действий пред­варительного расследования подлежат критической оценке. Тщательно исследуются материалы судебных экспертиз, а экс­перты могут быть допрошены

49. ПСИХОЛОГИЯ СУДЕБНЫХ ПРЕНИЙ.

Самостоятельной частью судебного разбирательства являются судебные прения, в которых каждое участвующее в деле лицо из­лагает свою точку зрения на обстоятельства дела и предстоящие разрешению вопросы на основе доказательств, проверенных в ходе судебного следствия. Всвоих речах заинтересованные стороны обосновывают доказанность или недоказанность (полностью

§ 4. Психология судебных прений и судебной речи 481

или частично) обвинения, предъявленного обвиняемому, пред­лагают свою квалификацию совершенного деяния, если оно подтверждено собранными доказательствами, выявляют смяг­чающие или отягчающие ответственность обстоятельства, ана­лизируют причины преступления, дают характеристику лично­сти подсудимого и потерпевшего.

В судебных прениях участвуют государственный и обще­ственный обвинители, защитник и подсудимый (если защитник в судебном заседании не участвует). По делам частного обвине­ния (о причинении легкого телесного повреждения, побоях, клевете без отягчающих обстоятельств, оскорблении) в судеб­ных прениях участвуют потерпевший и его представитель.

Последовательность выступлений обвинителей и защитника устанавливается судом. Продолжительность судебных прений не ограничивается. Однако председательствующий вправе останав­ливать участников судебных прений, если они касаются обсто­ятельств, не имеющих отношения к делу. После произнесения речи лицо может выступить еще один раз с репликой. Право последней реплики принадлежит защитнику и подсудимому.

Участники судебных прений анализируют в речах свою вер­сию рассматриваемого события, стремясь повлиять на благопри­ятный для своих интересов исход дела, опровергают модель события или его элементы, отстаиваемые другими участниками судебных прений, излагают свои предложения относительно возможного наказания или оправдания подсудимого.

Судебные прения — форма публичного, официального об­щения посредством судебной речи.

Искусство судебной речи — искусство убеждения посред­ством целенаправленной систематизации фактов, убедительной их оценки. Мастерство судебной речи связано с глубиной логи­ческого анализа и образностью изложения. Значительную роль в убедительности судебной речи играют психологический ана­лиз личности подсудимого и потерпевшего, характеристика их устойчивых поведенческих особенностей, чрезвычайность об­стоятельств, в условиях которых произошло правонарушение.

Судебная речь не является обособленным актом — она дол­жна быть тесно увязана с результатами судебного следствия. Только доказательства, полученные в судебном следствии, мо­гут быть положены в основу судебной речи.

Язык судебного общения выполняет ряд взаимосвязанных функций — познания, общения, психического воздействия.

482 Глава 17. Психология судебной деятельности по уголовным делам

Строго официально-деловой стиль общения здесь перемежается с элементами разговорного, научного и литературно-художе­ственного языка. Неофициальная, бытовая сторона жизни лю­дей обсуждается простым разговорным языком, что придает судебной речи доступность, понятность, жизненную реальность. Научно-абстрактные аспекты дела требуют использования на­учных терминов, юридических и психологических категорий, норм закона, унифицированных языковых формулировок.

Эмоционально воздействующая функция судебной речи реа­лизуется образностью изложения, различными эмоционально-оценочными средствами. Все это делает судебную речь особым видом речи, требующим специального психологического описа­ния и анализа.

Различаются структура судебной речи, ее стиль иязык. Струк­тура судебной речи — ее композиционный план, логика и психоло­гия построения, соответствие ее частей задачам и цели судебных прений.

Цель судебной речи— убедительно, аргументированно воз­действовать на суд, формировать внутреннее убеждение судей. Задачи же судебной речи различны на разных ее этапах.

Различаются вступительная, основная и заключительная час­ти судебной речи. Эффективное построение вступительной час­тисудебной речи в значительной мере определяет успех судеб­ного оратора. Психологическая задача вступления — вызвать обостренное внимание, организовать направленность сознания судебной аудитории, ее интерес, установить с ней коммуника­тивный контакт, обеспечить ее доверие, подготовить аудиторию к принятию основной позиции оратора.

Различные мастера судебной речи начинали свои выступле­ния разными приемами, но все они отличались единой психо­логической направленностью — вызвать повышенную ориенти­ровочную реакцию слушателей. Вступительные части.речей всех знаменитых судебных ораторов отличались краткостью. Но это краткость особого рода — стимул, обеспечивающий направлен­ность сознания судебной аудитории. В каждом случае такое вступление имплицитно (скрытно) связано с возникшей судеб­ной ситуацией, намерением судебного оратора, его процессу­альной позицией. Здесь осуществляется психологический на­строй слушателей.

Речь судебного оратора не должна начинаться вяло, бесцвет­но, трафаретно. Но вступление не должно быть насыщено и

§ 4. Психология судебных прений и судебной речи 483

искусственным пафосом — аудитория еще не готова к эмоцио­нальному сочувствию. Она еще полна ожиданий, готова к повы­шенной критичности. Зацепить же внимание слушателей мож­но и очень простыми, близкими аудитории проникновенными словами. Эти слова должны быть эмоциональным ключом к последующему взаимодействию с аудиторией.

Уже древние ораторы различали три разновидности вступле­ния: внезапное, естественное и искусственное.

При внезапном вступлении оратор начинает речь с описания явления, отношение которого к рассматриваемому в суде воп­росу остается некоторое время проблематичным. (Во вступле­нии может быть использовано и обращение к судьям, и крити­ческая оценка одного из тезисов, провозглашенных процессу­альным оппонентом, и видение' своей процессуальной обязанности.) Но смысл первых фраз судебного оратора должен быть предельно ясен. Этот смысл должен быть принят аудитори­ей, поддержан ею.

При естественном вступлении оратор без лишних слов вво­дит слушателей в фабулу разбираемого события, кратко воссоз­дает основные его эпизоды, прибегая к психологическому сти­лю описания. При искусственном вступлении оратор начинает свою речь издалека (и нередко надолго застревает на этих отда­ленных подступах).

В основной частисудебной речи выдвигаются основные тези­сы, аргументируется процессуальная позиция судебного орато­ра, используются различные средства убеждения суда в правиль­ности избранной им позиции. Для этого оратор должен активи­зировать исследовательскую деятельность слушателей, вести их по канве своих рассуждений. Необходимы предельная простота и четкость выдвигаемых положений, очевидность их взаимосвя­зи. Основные тезисы речи должны легко удерживаться в созна­нии слушателей.

Стержень основной части судебной речи — изложение фак­тических обстоятельств дела. Это должен быть не скучный пе­ресказ фактов, а живая, динамичная картина возникновения и развития расследуемого события. Обстоятельства дела могут быть изложены в хронологической последовательности или в систематизированном виде — так, как событие развивалось в действительности или было исследовано в судебном следствии. Способ изложения фактических обстоятельств дела избирается

484 Глава 17. Психология судебной деятельности по уголовным делам

в зависимости от объема и характера доказательств, установлен­ных в ходе судебного следствия.

В процессе доказывания одни положения обосновываются с помощью других, ранее доказанных обстоятельств. Анализ до­казательств и их оценка — центральная часть судебной речи.

Судебные доказательства распределяются на ряд групп: под­тверждающие или опровергающие событие преступления, под­тверждающие или опровергающие конкретный состав преступ­ления, подтверждающие или опровергающие отдельные эпизо­ды обвинения, личностные характеристики подсудимого и потерпевшего.

Все доказательства выстраиваются в систему, подтверждаю­щую предлагаемую оратором версию и опровергающую все дру­гие версии. Доказательства обычно выстраиваются по их нара­стающей значимости.

Особое место занимают так называемые личностные доказа­тельства — психологические характеристики личности подсу­димого и потерпевшего. Эти характеристики должны быть пси­хологически объективными и достаточно сдержанными. Отно­шение к подсудимому и потерпевшему со стороны обвинителя и защитника различно. Даваемые ими личностные характерис­тики не могут совпадать, но они не должны быть и диаметраль­но противоположными. В этом случае обесценивается каждая из личностных характеристик.

При психологической характеристике личности необходимо выявить:

• систему базовых ценностных ориентации личности, ее на­правленность, иерархию устойчивых мотивов поведения;

• психодинамические особенности ее психической саморе­гуляции, экстернальность или интернальность личности (ее ориентацию на внешние обстоятельства или внутренние устой­чивые позиции), полезависимость или поленезависимость (за­висимость или независимость от ситуативных обстоятельств);

• обобщенные способы поведения, характерологический тип личности; способы поведения, существенные для адекватной адаптации в расследуемой критической поведенческой ситуации;

• личностные акцентуации — слабые места в психической саморегуляции данного индивида;

• наличие у индивида возможных психических аномалий (неврозов, психопатических расстройств); дефекты социальной адаптации личности;

• меру нарушенное™ ее правосознания.

§ 4. Психология судебных прений и судебной речи 485

Характеристике подлежат все основные социально значимые качества личности, степень криминализации личности.

При психологических характеристиках необходимо крайне бережно относиться к личности, воздерживаться от предвзятых взглядов, грубых безапелляционных штампов.

Нравственно-психологическая оценка поведения преступни­ка — итоговое заключение основной части судебной речи. Здесь необходимо дать ответ на вопрос: шел ли сам подсудимый на­встречу своему преступлению или оно, как рок, неумолимо на­стигало его? Стремился ли сознательно человек к совершению зла или зло настигало его самого?

Искусство судебной речи — сказать так, чтобы судьи молча­ливо сами добавили недоговоренное, чтобы вызвать их позици­онную солидарность. Но это не означает, что судебное красно­речие важнее юридического рассмотрения сущности дела.

В заключительной частисудебной речи акцент делается на юридической стороне дела. Заключение судебной речи должно быть кратким и выразительным. Оно должно содержать итого­вое определение позиции судебного оратора.

Позиция любого судебного оратора должна быть правдивой. На стороне правды, как заметил еще Аристотель, всегда больше логических доказательств и нравственных доводов.

Итак, речь судебного оратора должна быть очевидно доказа­тельной.Это основное требование к ее качеству. Однако эффек­тивность судебной речи достигается и соблюдением определен­ных полемических, психологических правил:

• лучшее орудие спора — доводы по существу дела; апелля­ции к личности оппонента — свидетельство слабости позиции оратора;

• необходимо четко выделять полезное, неизбежное и опас­ное; все опасное должно быть тщательно обойдено; неизбежное можно признать, если имеется возможность его объяснения, или вовсе не касаться его;

• следует остерегаться обоюдоострых выводов;

• не следует доказывать очевидного;

• следует эффектно преподнести основное доказательство или основной тезис, подготовить аудиторию к его восприятию;

• следует отказаться от всех сомнительных, ненадежных до­водов;

, • не следует возражать против правильных, обоснованных выводов оппонента; соглашайтесь с его второстепенными ут­верждениями — это делает вас беспристрастным в глазах судей;

486 Глава 17. Психология судебной деятельности по уголовным делам

• если прямые улики весомы, следует тщательно проанали­зировать каждую из них; если незначительны — в совокупно­сти;

• при наличии косвенных и прямых улик следует начинать с первых и усилить свою позицию прямыми уликами;

• не следует объяснять то, что плохо понимается самим ора­тором;

• любые противоречия в судебной речи равносильны ее про­валу;

• отвечая противнику, делайте это легко и как бы мимохо­дом, как нечто хорошо понятное всем слушателям;

• изыскивайте неправомерные обобщения, допущенные оп­понентом;

• для возражения противнику используйте его же выводы;

• противопоставляйте словам факты;

• отрицайте то, что не доказано;

 

• не оставляйте без ответа ни одного весомого аргумента противника;

• не возражайте против обоснованных доказательств, найди­те им такое объяснение, которое примирило бы их с вашей позицией;

• не опровергайте того, вероятность чего очевидна для всех;

• тщательно исследуйте факты, признанные противником, используйте их в своих целях;

• если неопровержимая улика обойдена оппонентом, под­черкните ее неопровержимость, но не опускайтесь до личных нападок.

Дать толчок самостоятельному развитию мысли слушате­лей — один из основных приемов ораторского искусства. «Опытный оратор всегда может прикрыть от слушателей свою главную мысль и навести их на нее, не высказываясь до конца. Когда же мысль уже сложилась у них, когда зашевелилось тор­жество завершенного творчества и с рождением мысли роди­лось и пристрастие к своему детищу, тогда они уже не критики, полные недоверия, а единомышленники оратора, восхищенные собственною проницательностью»'.

Нравственность судебного деятеля — основа судопроизводства. Иесли защита или обвинение превращаются в орудие против истины — это безнравственно. Судебный деятель неизменно

1 Сергеич 77. Искусство речи на суде. М., 1988. С. 229.

§ 5. Психологические особенности деятельности прокурора в суде 487

должен быть верен себе, своему человеческому достоинству. Только тогда он будет правым и перед другими людьми.

Эмоции и чувства на суде — не менее сильные властители, чем разум и истина. Множество неправосудных решений при­нималось под воздействием чувства жалости или мщения. Эмо­циональная наэлектризованность судебной аудитории отража­ется и на психическом состоянии судей. Однако прямую апел­ляцию сторон к чувствам судей следует рассматривать как проявление психического давления на них.

Перед судом должны раскрываться только доказательства, исуд обязан обращать внимание только на имеющиеся достовер­ные доказательства. Это, конечно, не означает, что в судебных прениях недопустим пафос гражданственности, нравственно обоснованного негодования, гневного порицания низости и подлости. Но стержнем этих чувств должны быть доказанные и относящиеся к делу факты.

Все акты мышления движутся эмоциональной энергетикой. Но на судебном выходе должен быть сухой остаток рациональ­ного, соотнесенного с законом логического вывода.

Суд и судебная аудитория ждут от судебного оратора объек­тивного содействия в трудном и иногда мучительном поиске ответов на запросы их совести. Судебные прения — не состяза­ние в красноречии. Краснобайство вызывает лишь раздражение. Судебная речь имеет одну цель — обеспечить полное всесторон­нее и объективное исследование обстоятельств дела, содейство­вать вынесению законного, обоснованного и справедливого приговора

50. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРОКУРОРА В СУДЕ. РЕЧЬ ПРОКУРОРА.

 

выступление имеет суще­ственное общепредупредительное значение. Однако наступа-тельность обвинительной речи прокурора не имеет ничего об­щего с нервозностью, крикливостью, фразерством. Основа речи прокурора — система неопровержимых доказательств. Достоин­ство его речи — не витиеватые фразы, а систематизированность конкретных фактов.

Речь прокурора состоит из следующих частей:

10) вступление;

11) изложение фактических обстоятельств и фабулы дела;

12) анализ и оценка собранных по делу доказательств;

13) обоснование квалификации преступления;

14) характеристика личности подсудимого и потерпевшего;

15) предложения о мере наказания;

16) вопросы возмещения причиненного преступлением ущерба;

17) анализ причин и условий, способствовавших совершению преступления, предложения по их устранению;

18) заключение.

Прокурор призван убедительно спаять разрозненные факты в единый блок доказательств, раскрыть их доброкачественность, достоверность и процессуальную допустимость. Если подсуди­мый отрицает свою вину, то обязанность прокурора — детально рассмотреть приводимые подсудимым доводы, сопоставить их с другими неопровержимыми доказательствами.

Особенно тщательное исследование должно быть проведено в случаях, когда обвинение основано на косвенных доказатель­ствах. Взаимосвязь этих доказательств скрыта, опосредована

§ 5. Психологические особенности деятельности прокурора в суде 489

промежуточными обстоятельствами. Прокурор призван сделать эти связи очевидными.

При характеристике личностных особенностей подсудимого и потерпевшего прокурор должен показать себя мастером пси­хологического анализа. Характеризуя антисоциальную, десоци-ализированную личность, прокурор должен видеть и возможно­сти ее ресоциализации. «Пройтись за счет подсудимого, без сомнения, иногда бывает соблазнительно, особенно в тех случа­ях, когда обвинитель глубоко убежден в его виновности и воз­мущен его поступком... Но этому соблазну не стоит поддавать­ся...»1



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.