Сделай Сам Свою Работу на 5

На лиц, противодействующих следствию

В следственной практике особенно существенна подготовка следователя к общению с проходящими по делу лицами. Предва­рительно знакомясь с личностными особенностями каждого проходящего по делу лица, особенностями его поведения, обра­за жизни, кругом потребностей и интересов, следователь про­гнозирует не только свои действия, но и возможные реакции на них партнера по общению, предусматривает позиции этих лиц в отношении обстоятельств дела, существенных для расследова­ния, разрабатывает стратегию и тактику разрешения следствен­ных задач.

Общение следователя с обвиняемым (подозреваемым), по­терпевшим и свидетелями в значительной мере формализовано, обусловлено процессуальными требованиями. Как у следовате­ля, так и у каждого из этих лиц четко определено их правовое положение.

Межличностное общение в предварительном следствии не обычный двусторонний процесс, так как оно односторонне на­правляется властной инициативой следователя в рамках уголов­но-процессуальных норм. Присущая данному виду общения

§ 4. Психологический контакт в следственной деятельности 373

формализованность в значительной мере затрудняет, сковывает психическую активность проходящих по делу лиц и требует от следователя коммуникативной гибкости,применения специаль­ных средств активизации общения.

Любое формально-ролевое общение имеет индивидуальный стиль, обеспечивающий его успех или неуспех. Психологически особенно значимы вступление следователя в общение, установ­ление первичных коммуникативных контактов, определяющих взначительной мере их дальнейшее развитие .

Установление коммуникативного контакта обусловлено пси­хическим состоянием контактирующих лиц, их психической вза­имоадаптацией. Основа установления коммуникативного контак­та — актуализация эмоционально значимого предмета общения, вызывающего психическую активность общающихся лиц.

Установление коммуникативного контакта — психологичес­кая задача, осложняющаяся в предварительном следствии отри­цательной установкой отдельных лиц в отношении представи­телей правосудия, ослабленностью, агрессивностью, скрытнос­тью, подозрительностью.



В позиции отдельных следователей также могут преобладать отрицательные установки — крайне негативное отношение к антисоциальной личности обвиняемого или подозреваемого и связанные с этим высокомерие, надменность, чувство превос­ходства и т. п.

Профессиональным качеством следователя является его спо­собность нейтрализовать, затормозить эмоционально-негативное отношение к обвиняемому (подозреваемому).При вступлении вобщение с ним следователь должен адекватно отразить психи­ческое состояние допрашиваемого, используя зондирующие ком­муникативные действия нейтрального содержания.

Вступление в общение с проходящими по делу лицами в судебно-психологической литературе часто называется установлением психо­логического контакта. Однако термин «психологический контакт» оз­начает эмоционально-положительную взаимосвязь на основе общих ' интересов и единства целей общающихся лиц. Поскольку в судопро­изводстве у участников уголовного дела нет постоянного единства це­лей и интересов, термин «психологический контакт» целесообразно заменить термином «коммуникативный контакт», освобождающим от обязательного изыскания общих интересов и целей, взаимных эмоци­онально-положительных переживаний в условиях предварительного следствия.

374 Глава 13. Психология коммуникативной деятельности следователя

При этом могут быть обнаружены два крайних вида психичес­кого состояния допрашиваемого резко возбужденное эмоциональ­но-отрицательное (гнев, возмущение и т. п.) и депрессивно-по­давленное (печаль, тоска, уныние и т. п.). Дальнейшее поведе­ние следователя должно строиться с учетом этих состояний, дабы не усугубить отрицательное психическое состояние этих лиц. Здесь могут повредить невнимательность, небрежность, суетливость, нервозность, подчеркнутая подозрительность, наи­гранная веселость или суровость.

Установлению коммуникативного контакта содействует все, что повышает уровень психической активности. В большинстве случаев коммуникативный контакт в предварительном след­ствии создается на основе информации, способной вызвать по­вышенную ориентировочную реакцию. Следует учитывать актуа­лизированные потребности партнера по общению, его текущие доминанты, которые определяются не столько личностными или профессиональными интересами проходящего по делу лица, сколько проблемами, связанными с расследуемым собы­тием.

У каждого обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего и свидетеля существуют свои животрепещущие проблемы, жгучие вопросы, концентрирующиеся вокруг расследуемого дела. Свои контакты со следователем они строят в плане отношений к со­бытию преступления. (И здесь неприемлемы расхожие рекомен­дации по части установления психологических контактов, кото­рые предлагаются некоторыми юристами, занимающимися су­дебной психологией, когда с любителями шахмат предлагается устанавливать психологический контакт разговором о тонкостях ферзевого гамбита, а с рыболовом — об особенностях клева в осенне-зимний период.)

Задача следователя — с самого начала найти основу в имею­щихся у данной личности положительных социальных связях, уси­лить эти связи, возбудить социально-положительные, гражданские мотивы поведения.Общая стратегия поведения следователя со­стоит не в заигрывании с допрашиваемым лицом, не в нахожде­нии каких-либо общих любительских интересов, а в достойном осуществлении следователем своей социально-гражданской роли, служебной обязанности.

Обвиняемый, подозреваемый, потерпевший и свидетели дол­жны увидеть в следователе честного, принципиального, куль­турного, знающего свое дело человека, не унижающего их лич-

§ 4. Психологический контакт в следственной деятельности 375

ного достоинства, не ущемляющего, а защищающего их гаран­тированные законом права.

Установление коммуникативного контакта — это прежде все­го избежание всего того, что может его нарушить.Следователю противопоказаны примитивность, вульгарность, профессио­нальная некомпетентность и тем более грубость и психическое насилие в разнообразных формах проявления (угроза, шантаж, манипулирование ложной информацией, ущемление нацио­нальных и религиозных чувств и т. п.).

Вся система коммуникативных контактов должна строиться прежде всего на положительных качествах личности, справед­ливости и гуманном отношении к подследственному лицу. Наи­более значимый момент для установления контакта — доступ­ное и убедительное разъяснение юридических прав и обязанно­стей данного участника уголовного дела.

Подследственные лица часто чувствуют себя беззащитными перед нависшей опасностью. И следователь с самого начала должен выступать как защитник закона, прав обвиняемого, по­дозреваемого и других участвующих в деле лиц. Особенно зна­чимо для подследственного лица разъяснение следователем от­дельных положений закона, раскрытие тех возможностей, кото­рыми обвиняемый (подозреваемый) может воспользоваться в своем положении.

Следователь должен проявить себя не как преследующее лицо, а как человек, призванный помочь другому, пусть даже оступившемуся, человеку. И это должно быть не показной, а внутренней позицией следователя. Поведение подследственно­го во многом зависит от поведения следователя. И если следо­ватель проявил внимание к подлинным нуждам зависимого от него человека, с ним всегда захотят установить контакт.

Особенно внимательного отношения требуют лица, лишен­ные свободы. Лишение свободы — сильнейший психологичес­кий фактор. Ограниченная возможность действий, тяжелые нравственные переживания обостряют защитную доминанту, повышают избирательное отношение ко всем действиям офи­циальных лиц, перестраивают всю ценностно-мотивационную и регуляционную сферу личности, повышают чувствительность к отдельным наиболее значимым воздействиям. Особенно зна­чима при этом первая встреча со следователем, которая должна соответствовать не только юридическим, но и нравственно-пси­хологическим нормам. Прежде всего необходимо избежать кон­фликтного взаимодействия.

376 Глава 13. Психология коммуникативной деятельности следователя

Для негативного отношения к обвиняемому и подозревае­мому у следователя, особенно в начале расследования, нет ни­каких оснований — истина еще должна быть установлена. Но даже виновный и осужденный остается гражданином государ­ства со всеми вытекающими отсюда правами, социальным ста­тусом.

У следователя не должно быть негативной установки в отно­шении подследственных лиц, конфликтного взаимодействия с ними. Не существует глобальной конфликтности между следо­вателем и подследственными лицами. Задача следователяпре­одолеть даже временно возникшие конфликтные ситуации и в любом случае достигнуть цели расследования — установить истину по расследуемому событию.

Не всякое противодействие следствию является конфликтом, позиционной борьбой. Противодействие правосудию чаще всего выражается в несостоятельных уловках преступника, для пре­одоления которых следствие располагает системой научно раз­работанных средств. Длительные конфликты, борьба могут воз­никнуть только в практике малоквалифицированных следовате­лей, не владеющих тактикой преодоления противодействия следствию.

Преодоление противодействия подследственного лица тре­бует профессионализма, владения соответствующими правомер­ными психологизированными приемами. Эти приемы четко отличаются от приемов психического насилия. Законом запре­щено вымогательство показанийобвиняемого и других участвую­щих в деле лиц путем насилия, угроз и иных незаконных мер. К приемам психического насилия относятся подсказывающие и наводящие вопросы, угрозы, необоснованные обещания, мани­пуляция ложной информацией, использование низменных по­буждений и т. п. Уголовно наказуемо физическое насилие над личностью . Категорически недопустимы следственные дей­ствия в тактических целях (например, проведение очной ставки при отсутствии в показаниях существенных противоречий).

Преодолевая противодействие, следователь не ставит задачу сломить противодействующую личность, принизить ее, побе­дить в борьбе с ней.

' От физического насилия следует отличать физическое принужде­ние. Оно допускается законом при задержании, заключении под стра­жу, принудительном освидетельствовании и получении образцов для сравнительного исследования.

4. Психологический контакт в следственной деятельности 377

От средств и приемов неправомерного психического насилия, связанных с получением угодных следователю показаний, сле­дует отличать правомерные приемы психического принуждения.

Эффективное применение средств и приемов психического при­нуждения — основа тактического мастерства следователя.Все уго-товное судопроизводство основано на предусмотренных зако­ном принудительных воздействиях по отношению к участникам головного дела. Прием психического принуждения — воздействие т противодействующее следователю лицо путем создания такой ситуации, в которой обнаруживается скрываемая им информация зопреки его желанию.Например, тактически целенаправленная :истема вопросов может выявить помимо желания допрашива­емого лица факты и детали, которые могут быть известны толь-со лицу, причастному к совершению преступления.

Выше отмечалась необходимость опоры на положительные социальные связи и положительные качества противодействую­щего следователю лица. Допустимо ли наряду с этим использо­вание его отрицательных пикнических и нравственных ка­честв — эмоциональной неустойчивости, вспыльчивости, бес­принципности, тщеславия, мстительности и т. п.? Средство достижения истины допустимо, если лицо, дающее показания, ос­тается свободным в выборе линии своего поведения. Таков крите­рий правомерности психического воздействия.

Встречаясь с упорным запирательством допрашиваемого, следователь использует жесткие приемы психического воздей­ствия, но они не должны быть связаны с предвзятой позицией следователя. Следователь воздействует не на содержание пока­заний, а на мотивационную сферу допрашиваемого (путем разъяснения юридического значения имеющихся улик, особой системой их предъявления и т. п.).

Допустимы все приемы психического воздействия, осно­ванные на эффекте блокировки возможных уклонений допра­шиваемого лица от правдивых показаний, когда следователь, предвидя возможные уклонения, заранее блокирует их, демон­стрирует их бесперспективность и тем самым побуждает кправдивым показаниям. Не прибегая к дезинформации, следо­ватель может широко использовать возможность разноплано­вой трактовки подследственным лицом имеющейся в деле ин­формации.

Каждый прием правомерного психического воздействия имеет свою сверхзадачу, которая решается подследственным

378 Глава 13. Психология коммуникативной деятельности следователя

лицом на основе имеющейся у него информации. Узловые воп­росы, все наиболее значимое для него важно подать в момент его наибольшей психической активности, но с неожиданной стороны. При этом резко повышается значимость получаемой информации — происходит ее эмоциональная генерализация.

Психическим воздействием обладает последовательность вопросов следователя. В тех случаях, когда они ассоциируются с подлинными событиями, возникает впечатление широкой осведомленности следователя об этих событиях. Но даже оди­ночные, имеющие самостоятельное значение вопросы должны быть всесторонне осмыслены следователем как фактор психи­ческого воздействия. Разные редакции одного и того же по су­ществу вопроса могут попасть на различную мотивационную почву подследственного лица.

Обвиняемый А. признал свое участие в групповом вооруженном нападении на Сбербанк и показал, что в совершении преступления участвовал Б., который это отрицал и требовал очной ставки с А. Будет ли А. на очной ставке говорить с Б. как с одним из участников банды? Такой уверенности у следователя не было. Разрешение ситуации зави­сит от психолотической гибкости следователя. В данном случае следо­ватель на очной ставке избежал вопроса: «Кто участвовал в нападении на Сбербанк?», заменив его другим: «Чем вы и Б. были вооружены при нападении на Сбербанк?»

Цель психического воздействия— преодоление установок на противодействие, убеждение противодействующего лица в не­обходимости правдивого поведения. Сущность психического воздействия в судопроизводстве состоит не в нагнетании страха и не в соблазнении подследственного лица необоснованными обещаниями, а в убеждении его действенными средствами в преимуществах достойного, честного поведения.

Для этого необходимо знать истинные мотивы запиратель­ства, преодолевать сложившуюся негативную позицию личнос­ти, убеждать ее в нецелесообразности избранного поведения. При этом следователь воздействует на положительные качества личности. Унижение личности, выдвижение на передний план ее отрицательных качеств ведет к личностной конфронтации, уходу индивида от нежелательного для него общения.

Не сломить волю подследственного лица, а трансформиро­вать злую волю в добрую — такова психологическая сверхзадача следователя в ситуациях противодействия.

4. Психологический контакт в следственной деятельности 379

Итак, все способы психического воздействия на проходящих по делу лиц должны быть правомерными. Использование каких бы то ни было приемов психического насилия противоправно.

Следователю необходимо знать четкую грань между право­мерными и неправомерными приемами расследования: психи­ческое воздействие правомерно, если оно не ограничивает свободу волеизъявления проходящего по делу лица, не направлено на вы­могательство угодных следователю показаний.

Тактический прием психического воздействия на участвую­щее в уголовном деле лицо правомерен при условии, что он не должен:

• основываться на неосведомленности обвиняемого (подо­зреваемого) или иных лиц в правовых вопросах;

• унижать достоинство личности и ограничивать свободу ее волеизъявления;

• насильственно влиять на позицию виновного, побуждать его к признанию несуществующей вины, к оговору невинов­ных, к даче ложных показаний.

Следователь должен помнить, что гарантия прав личности в су­допроизводстве — одновременно и гарантия достижения истины.

Каким арсеналом средств правомерного психического воз­действия на лиц, противодействующих расследованию, распо­лагает следователь?

Судебная психология рекомендует ряд приемов правомерно­го психического воздействия в ситуациях противодействия:

1) ознакомление противодействующего лица с системой име­
ющихся доказательств, раскрытие их юридического значения,
убеждение в бесполезности противодействия следователю;
разъяснение преимуществ чистосердечного раскаяния;

2) создание у подследственного лица субъективных представ-
'■ лений об объеме доказательств, оставление его в неведении от­
носительно фактически имеющихся доказательств;

3) исправление ошибочных представлений о неосведомленнос­ти следователя;

4) создание условий для действий подследственного лица, ве­дущих к его разоблачению; временное попустительство уловкам, совокупность которых может иметь разоблачающее значение;

5) система предъявления улик по возрастающей их значимос­ти, внезапное предъявление наиболее значимых, изобличающих доказательств;

380 Глава 13. Психология коммуникативной деятельности следователя

6) совершение следователем действий, допускающих их мно­гозначное толкование подследственным лицом;

7) использование внезапности, дефицита времени и информации для продуманных контрдействий противодействующего лица;

8) демонстрация возможностей объективного установления
скрываемых обстоятельств
независимо от показаний подслед­
ственного.

Большое психологическое воздействие на подследственного оказывает предъявление ему вещественных доказательств и рас­крытие их разоблачающего значения, возможностей судебной экспертизы.

Следователь учитывает и использует эмоциональные реак­ции обвиняемого на те вещественные доказательства, которые значимы лишь для него и нейтральны сами по себе. Так, предъявление обуви и одежды убитого эмоционально значимо для виновного и нейтрально для невиновного

40. ПСИХОЛОГИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРОКУРОРА В УГОЛОВНОМ И ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ.

 

 

В судебном разбирательстве уголовного дела прокурор участву­ет в качестве государственного обвинителя;он поддерживает го­сударственное обвинение, отстаивает интересы государства и общества. Обвинение включает в себя основанную на фактичес­ких обстоятельствах правовую оценку деяния (квалификацию) и указание на лицо, которому обвинение вменяется.

Обвинительная деятельность прокурора носит характер изоб­личения преступника, его общественного порицания, выявления и осуждения условий, содействующих преступлению.Речь прокуро­ра содержит указания на пути ликвидации причин и условий данного вида преступлений.

488 Глава 17. Психология судебной деятельности по уголовным делам

Прокурор разоблачает преступника, выясняет перед судом его личностные пороки, меру его антисоциальной направлен­ности. Это не означает, что деятельность прокурора характери­зуется только обвинительным уклоном. Основные критерии его деятельности и речи в суде — объективность и фактическая обо­снованность. Прокурор настаивает на обвинении при одном условии: если материалы следствия подтверждают обвинение. Если же данные следствия не подтверждают предъявленного подсудимому обвинения, прокурор обязан отказаться от под­держания обвинения. Обвинительная деятельность прокурора должна сочетаться со всеми остальными его обязанностями.

Прокурор обязан реагировать на любое нарушение закона, но он не стоит над судом — он призван содействовать успешной деятельности суда. Речь прокурора призвана отвечать опреде­ленным социальным ожиданиям. Его выступление имеет суще­ственное общепредупредительное значение. Однако наступа-тельность обвинительной речи прокурора не имеет ничего об­щего с нервозностью, крикливостью, фразерством. Основа речи прокурора — система неопровержимых доказательств. Достоин­ство его речи — не витиеватые фразы, а систематизированность конкретных фактов.

Речь прокурора состоит из следующих частей:

1) вступление;

2) изложение фактических обстоятельств и фабулы дела;

3) анализ и оценка собранных по делу доказательств;

4) обоснование квалификации преступления;

5) характеристика личности подсудимого и потерпевшего;

6) предложения о мере наказания;

7) вопросы возмещения причиненного преступлением ущерба;

8) анализ причин и условий, способствовавших совершению преступления, предложения по их устранению;

9) заключение.

Прокурор призван убедительно спаять разрозненные факты в единый блок доказательств, раскрыть их доброкачественность, достоверность и процессуальную допустимость. Если подсуди­мый отрицает свою вину, то обязанность прокурора — детально рассмотреть приводимые подсудимым доводы, сопоставить их с другими неопровержимыми доказательствами.

Особенно тщательное исследование должно быть проведено в случаях, когда обвинение основано на косвенных доказатель­ствах. Взаимосвязь этих доказательств скрыта, опосредована

§ 5. Психологические особенности деятельности прокурора в суде 489

промежуточными обстоятельствами. Прокурор призван сделать эти связи очевидными.

При характеристике личностных особенностей подсудимого и потерпевшего прокурор должен показать себя мастером пси­хологического анализа. Характеризуя антисоциальную, десоци-ализированную личность, прокурор должен видеть и возможно­сти ее ресоциализации. «Пройтись за счет подсудимого, без сомнения, иногда бывает соблазнительно, особенно в тех случа­ях, когда обвинитель глубоко убежден в его виновности и воз­мущен его поступком... Но этому соблазну не стоит поддавать­ся...»1

При характеристике личности подсудимого прокурором не­редко наблюдается тенденция крайнего сгущения красок вплоть до унижения человеческого достоинства. Прокурор характери­зует человека, который еще не признан преступником. Но даже в совершенном преступлении не проявляется вся личность ви­новного. Часто личностные особенности индивида деформиру­ются в силу трудных жизненных обстоятельств. О любом чело­веке следует судить осторожно и бережно. Прокурор вправе анализировать лишь те качества личности, которые обусловили преступление и проявились в его совершении.

Некоторые прокуроры, нарушая закон, неправомерно рас­ширяют обстоятельства, отягчающие ответственность (вклю­чая в них противоречивые показания, отказ от показаний и др.). Стиль речи прокурора должен соответствовать его высо­кому назначению — осуществлять обвинение от имени госу­дарства.

В речах многих прокуроров значительное место отводится изложению фактических обстоятельств дела, что зачастую сво­дится лишь к простому пересказу события, зафиксированного в материалах дела. Между тем такая необходимость возникает лишь в тех случаях, когда прокурор настаивает на изменении объема предъявленного обвинения, изменении квалификации состава преступления, если возникает несогласие с защитой по фактическим обстоятельствам дела. Изложение фактических об­стоятельств дела должно носить аналитический, а не повество­вательный характер. Анализ события преступления должен быть направлен прокурором на доказательство того, что событие пре­ступления имело место и в совершении его виновен подсуди-

КониА. Ф. Собр. соч.: В 8 т. Т. 4. М., 1967. С. 126.

490 Глава 17. Психология судебной деятельности по уголовным делам

мый. Доказательства систематизируются и должны обеспечить правильность выдвигаемого обвинения. При этом ни очевид­ность дела, ни признание вины подсудимым не снимает с про­курора обязанность доказывания обвинения. На основе сово­купности доказательств у прокурора должно сформироваться внутреннее убеждение в обоснованности и законности обвине­ния. В противном случае он обязан отказаться от обвинения.

Особенно тщательно прокурор должен анализировать оправ­дательные версии, выдвинутые в судебном следствии защитни­ком и подсудимым. Из каждой версии выводятся все возмож­ные логические следствия, которые сопоставляются с имеющи­мися доказательствами.

Тонкую, психологически обоснованную тактику должен из­брать прокурор в полемике с защитником, с тем чтобы не утра­тить своей стратегической позиции. В целях объективности прокурором должны быть отмечены и все не подтвердившиеся обстоятельства, подлежащие исключению из обвинения. Ана­лизируя ключевые обстоятельства дела, прокурор не должен ограничиваться общим утверждением, что они подтверждаются имеющимися в деле доказательствами, а обязан привести все эти доказательства, проанализировать их и дать им оценку.

По делам с косвенными доказательствами необходимо про­анализировать все возможные версии по делу и показать, что кроме версии обвинения ни одна из других версий не подтвер­ждается.

Во всех случаях последовательно анализируются все элемен­ты состава преступления. Обосновывая правильность предлага­емой квалификации рассматриваемого деяния, прокурор анали­зирует и неправильность всех других предлагаемых или возмож­ных в данном случае квалификаций. Юридическая оценка преступления осуществляется не только ссылкой на соответ­ствующую статью Уголовного кодекса. Квалификация состава данного преступления должна быть доказана и обоснована.

В заключительной части речи государственный обвинитель призван произнести несколько весомых фраз, придав всей речи оттенок государственной значимости. Неудачные заключитель­ные слова прокурора снижают авторитет правосудия.

Профессионализм прокурора проявляется не только в его ораторском искусстве. Не менее важны его искусство ведения допроса в судебном следствии, способность охватить схему рас­сматриваемого дела, увидеть в нем существенные взаимосвязи,

§ 6. Психология судебной деятельности адвоката 4поставить целенаправленные вопросы. Его будущая речь гото­вится уже в этой части судебного разбирательства. Здесь он может выяснить все интересующие его обстоятельства. Бессо­держательное же судебное следствие не может завершиться бле­стящей речью в судебных прениях

Прокурор - должностное лицо органов прокуратуры - наделен полномочиями надзора за точным и единообразным исполнением законов всеми гражданами и должностными лицами, правомочен принимать меры к восстановлению нарушенных прав и законных интересов граждан и организаций, давать заключение по вопросам, возникающим при рассмотрении дел, предъявлять иски, давать заключения по существу дела.

Специфика деятельности прокурора в гражданском процессе определяется предметом его деятельности, ее направленностью. Прокурор может выступать или как предъявитель иска (обращаться в суд за защитой прав и интересов других лиц), или вступать в дело для дачи заключения. В первом случае прокурор принимает участие в судебных прениях, подчиняется требованию равенства сторон. Во втором случае речь прокурора носит итоговый, обобщающий характер, его оценки даются от лица государства. Эти оценки должны быть всесторонне обоснованными и убедительными, они должны иметь общесоциальное значение, давать основание для частного определения. Однако психическое состояние прокурора, дающего заключение по делу,

его внутреннее убеждение зависит от достаточности доказательств. Анализируя причины гражданского правонарушения, прокурор содействует укреплению основ соционормативной регуляции.

Его психологические характеристики должны быть научно-компетентными, обстоятельства, относящиеся к психологической характеристике личности должны быть достоверными и типичными. Личностные выводы не могут быть сделаны из случайных, эпизодических фактов.

В случаях, когда иск предъявлен прокурором в судебных прениях он выступает первым. Поддерживая иск, прокурор обосновывает необходимость его удовлетворения. В заключении он оценивает доказательства, приводит установленные, по его мнению, факты, делает вывод о необходимости применения соответствующей правовой нормы. Однако в связи с его двойным выступлением возникает некоторая этическая коллизия, связанная с дилемой - следует ли ему приберегать доводы для своего заключения? Вряд ли такая линия будет этически выдержанной: "приберегая свои доводы для заключения, прокурор тем самым лишает представителя ответчика возможности полемизировать с ним, приводя свои контрдоводы. Может создаться впечатление, что прокурор уклоняется от полемики, а это было бы нежелательным и ослабило бы силу воздействия выступления прокурора"1.

Наряду с этим однообразное повторение одних и тех же своих аргументов дважды также психологически не желательно - утрачивается признак новизны сообщения, снижается интерес аудитории. Возникает необходимость изменения формы подачи материала при повторном его воспроизведении. Если же прокурор не возбуждает иска, а вступает в дело лишь для дачи заключения, то он не принимает участия в прениях и вышеозначенная дилема в этих случаях не возникает. В заключении прокурора в этом случае даются итоговые оценки, формулируется возможное и необходимое решение, обусловленное позицией государственного представителя. Прокурор акцентирует внимание суда на информации, являющейся основой для вынесения частного определения, осуществляет анализ причин данного гражданского правонарушения.

Заключение прокурора должно отличаться убедительностью аргументации, объективностью, полнотой и всесторонностью. Речь прокурора в гражданском суде должна содействовать установлению объективной истины по делу. Она должна быть образцом судебно-профессиональной этики, правовой и общей культуры. Все поведение прокурора как представителя государства должно быть подчинено строго нравственной самодисциплине. Всем должно быть очевидным, что его интересы - это интересы общества. Категорически недопустимо его пренебрежительное, насмешливое, а тем более издевательское отношение к кому бы то ни было, пререкание с членами суда или адвокатами. Сверхзадача прокурора укреплять престиж суда, всех судебных институтов

 

41. ПСИХОЛОГИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АДВОКАТА В УГОЛОВНОМ И ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ.

Судебная защита — конституционное право гражданина.С по­мощью защитника обвиняемый (подсудимый) получает возмож­ность более полно использовать принадлежащие ему процессу­альные права, активно участвовать в исследовании собранных по делу материалов, оспаривать и опровергать предъявленное обвинение, доказывать меньшую степень своей юридической ответственности. Адвокат не может соглашаться с обвинени­ем—в этом случае он превращается в обвинителя.

Нравственным, правовым и психологическим устоем защиты является презумпция невиновности подзащитного.Стратегическая позиция квалифицированного адвоката определяется слабыми местами обвинения, разрывами в системе доказательств. Такти­ка же защиты иногда корректируется и процессуальными нару­шениями как на предварительном следствии, так и в суде.

Формируясь на протяжении предварительного следствия и судебного разбирательства, позиция защиты концентрированно излагается в речи адвоката. При этом защитник не связан ни с характером ранее заданных вопросов, ни с заявленными хода­тайствами, ни с общим эмоционально-психологическим настро­ем судебной аудитории. Адвокат не должен приспосабливаться к ожидаемому решению суда. Свою позицию он не согласовы­вает ни с кем, кроме своего подзащитного, отстаивая его закон­ные интересы. И конечно, позиция адвоката не должна проти­воречить закону — юридическому и нравственному.

В чем же заключается законный интерес подсудимого? В том, чтобы в ходе судопроизводства были всесторонне и полно ис­следованы все благоприятные для него обстоятельства, чтобы ему была обеспечена полная возможность оспаривать обвине­ние, представляя доказательства и доводы своей полной неви­новности или смягчающие его ответственность. Адвокат призван выяснить все, что может послужить в пользу его подзащитного.

Его обязанность — оказать всемерную юридическую помощь подзащитному. Суду же нужны обоснованные доводы адвоката

492 Глава 17. Психология судебной деятельности по уголовным делам

в пользу отстаиваемой им позиции. Аргументация своих тези­сов — основа деятельности адвоката.

Однако деятельность адвоката не сводится только к логичес­ким построениям. Его задача — привнести в судебное разбира­тельство дух нравственного мышления, создать атмосферу ми­лосердия при обсуждении остроконфликтных ситуаций, четко отграничить проявление злой воли от случайного проступка, показать суду подлинные причины исследуемого происшествия, возможное стечение тяжелых обстоятельств, приведших к вре­менному снижению психорегуляционных возможностей его подзащитного.

Особый круг проблем возникает в связи с этикой поведения адвоката. Подзащитный доверяет адвокату сокровенные сторо­ны своей жизни, и адвокат призван точно определить допусти­мую меру обнародования интимных сторон его жизни.

Осуществляя процессуальные функции, защитник направля­ет свою деятельность на охрану прав подзащитного. Однако деятельность защитника служит интересам не только подза­щитного, но и правосудия. Для реализации целей уголовного су­допроизводствав равной мере необходимы высококвалифициро­ванное обвинениеи столь же высококвалифицированная защита.Достижение истины в судопроизводстве возможно лишь при сбалансированности этих двух его механизмов.

Защитник, оказывая подзащитному юридическую помощь, служит укреплению законности, не допускает произвола в судо­производстве, предотвращает возможность судебной ошибки. Защитник дисциплинирует поведение подсудимого, помогая ему выполнять юридически грамотные действия.

Законодательством предусмотрены две формы вступления за­щитника в судебное рассмотрение уголовного дела — по соглаше­нию и назначению. При соглашении защитник приглашается подсудимым (или его законными представителями, а также дру­гими лицами по поручению либо с согласия подсудимого). Подсудимый имеет право выбора и замены защитника. Если же защитник не приглашен, суд обязан обеспечить участие защит­ника в рассмотрении дела. Невыполнение этого требования влечет отмену приговора.

Защитник не заменяет подсудимого — он занимает самосто­ятельное процессуальное положение. Он не связан полностью с волей и позицией подзащитного, самостоятельно определяет направление и тактику защиты и выступает на суде от своего

§ 6. Психология судебной деятельности адвоката 493

имени. Однако защитник и подзащитный согласовывают свои позиции. В психологическом плане между ними возникают до­верительные отношения, отношения позиционной солидарнос­ти. (Подобного рода отношения не могут возникнуть только при ложном самооговоре подсудимого.)



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.