Сделай Сам Свою Работу на 5

Глава VII. Преступления в сфере компьютерной информации

 

_ 1. Понятие и общая характеристика преступлений в сфере компьютерной информации

 

С момента зарождения человеческого общества люди испытывают потребность в общении друг с другом. Первоначально общение (обмен сведениями) осуществлялось жестами, знаками, мимикой и нечленораздельными звуками, затем появились человеческая речь, письменность, книгопечатание. В ХХ столетии получили развитие такие средства коммуникации, как телеграф, телефон, радио, кино, телевидение, компьютер*(828). Параллельно проходил и иной процесс: по мере появления различных достижений науки и техники многие из них принимались на вооружение преступного мира. Однако внедрение во все сферы деятельности компьютерной техники сыграло наиболее существенную роль в деле технического вооружения преступности. "Невидимость" компьютерного преступника и одновременно "удлинение его рук" путем доступа к любым охраняемым секретам - военным, финансовым, иным - делают его весьма привлекательным для представителей преступного мира. "Компьютерные махинации, как правило, остаются незамеченными на фоне уличной преступности. Даже по неполным оценкам экспертов, эти преступления обходятся минимум в 200 млрд. долларов ежегодно. Банковский грабитель рискует жизнью за 10 тыс. долларов, электронный, манипулируя компьютером и ничем не рискуя, может получить 1 млн."*(829).

Опасность подобного рода деяний определяется еще и тем, что компьютер постепенно во всем мире заполняет все сферы жизнедеятельности человека, что позволяет преступникам значительно расширить свою экспансию. "Спектр преступного использования компьютеров практически равен спектру его применения по прямому назначению, а это означает, что преступное вторжение через ЭВТ может быть произведено в сферу космической и оборонной индустрии, политики и международных отношений и т.п."*(830).

Теория и практика не выработали единого определения компьютерных преступлений. Объясняется это, в первую очередь, различием отечественного и зарубежного законодательства о преступлениях с использованием компьютера. В соответствии с действующим уголовным законодательством Российской Федерации под компьютерными преступлениями понимаются совершаемые в сфере информационных процессов и посягающие на информационную безопасность деяния, предметом которых являются информация и компьютерные средства. В отечественной литературе высказывалось и более широкое понятие компьютерных преступлений. Так, на заседании постоянно действующего межведомственного семинара "Криминалистика и компьютерная преступность" в 1993 г. компьютерные преступления определялись как "предусмотренные уголовным законом общественно опасные действия, в которых машинная информация является либо средством, либо объектом преступного посягательства"*(831). Такого понятия в основном придерживаются зарубежное законодательство и практика.



Наиболее распространенными преступлениями с использованием компьютерной техники являются: компьютерное пиратство, компьютерное мошенничество, распространение вредоносных (вирусных) программ и компьютерный саботаж. К компьютерному пиратству относят прежде всего деятельность "хакеров" - неправомерный доступ к компьютерной информации с помощью подбора паролей, кодов, шифров, взломов электронных замков и т.п. Когда результатом подобной деятельности являются модификация информации и утечка денежных средств - она превращается в компьютерное мошенничество. Второй вид компьютерного пиратства - незаконное копирование, тиражирование и сбыт компьютерных программ. До 95% программного продукта, реализуемого в России, является пиратским. В этой статистике Россию опережает только Китай, где незаконный продукт составляет 98%. Подобная деятельность нарушает авторские права создателей и разработчиков программ, причиняет материальный ущерб им и законным владельцам компьютерных программ. К тому же страдают пользователи программного продукта, так как качество копий уступает качеству оригинала.

Среди основных мотивов компьютерных преступлений выделяют обычно два: корыстный и желание продемонстрировать собственный профессионализм - так называемый "интеллектуальный вызов". Комплекс причин и условий компьютерной преступности составляют, по мнению большинства авторов, следующие обстоятельства: высвобождение и сложности трудоустройства высокоинтеллектуальной и профессиональной части населения, связанной с наукой, тонкими технологиями, обороной и т.п.; безработица интеллектуальной элиты общества; возможность быстрого обогащения путем компьютерных хищений с незначительной вероятностью разоблачения ввиду высокой латентности компьютерных преступлений; недостаточная защищенность автоматизированных систем обработки данных; отставание технической оснащенности, профессионализма сотрудников правоохранительных органов от действий профессиональных компьютерных преступников; отсутствие обобщенной следственной и судебной практики расследования компьютерных преступлений; лояльное отношение общества к такого рода преступлениям ввиду использования лицами, их совершающими, интеллектуального способа обогащения и т.п. Начиная с 70-х годов, когда появились первые отечественные публикации о необходимости противостояния компьютерной преступности, их авторы указывали еще и на такое условие, как отсутствие законодательной базы подобной борьбы. В настоящее время подобное законодательство существует, но оно не вполне совершенно.

Большинство компьютерных преступлений - это проявления профессиональной и организованной преступности, нередко носящей групповой транснациональный характер. Причем часто в состав группы входит непосредственный работник кредитной организации или иной компании, которая впоследствии оказывается пострадавшей (по некоторым оценкам, при хищениях с использованием компьютерных средств до 80% таких деяний совершались "изнутри").

Транснациональный характер компьютерной преступности, быстрые темпы ее распространения обусловливают неизбежность объединения сил и средств многих государств по противостоянию этому явлению. "В настоящее время создается острая необходимость разработки международно-правовой базы предотвращения инцидентов, связанных с обменом информацией, борьбы против "информационного терроризма", разработки комплекса мер международного характера, преотвращающих деструктивное использование средств воздействия на национальные и глобальные информационные ресурсы"*(832).

28 января 1981 г. была принята Конвенция Совета Европы о защите личности в связи с автоматической обработкой персональных данных. В ст. 7 этой конвенции подписавшие ее государства обязались принимать надлежащие меры для охраны персональных данных, накопленных в автоматических базах данных, от случайного или несанкционированного разрушения или случайной утраты, а равно от несанкционированного доступа, изменения или распространения. Определенные меры в этом направлении предпринимаются и государствами-участниками СНГ.

Так, 18 октября 1996 г. совет глав правительств Содружества независимых государств принял Концепцию формирования информационного пространства СНГ. В ст. 7 Концепции, в частности, говорится о проблеме обеспечения каждым государством собственной информационной безопасности и защиты информационного суверенитета. Кроме того, Россия участвует в Соглашении между правительствами государств-участников Черноморского экономического сотрудничества о взаимодействии в борьбе с преступностью. Это соглашение подписали Албания, Армения, Азербайджан, Болгария, Грузия, Греция, Молдова, Россия, Румыния, Турция и Украина. Стороны договорились о сотрудничестве в борьбе в первую очередь с некоторыми видами наиболее опасных преступлений, среди которых упоминаются преступления в сфере высоких технологий, включая компьютерные преступления.

На федеральном уровне для развития законодательной базы большое значение имеет утвержденная в сентябре 2000 г. Доктрина информационной безопасности Российской Федерации. В этой доктрине определены главные составляющие информационной безопасности, основные направления противодействия угрозам информационной безопасности в России, а также комплекс практических мероприятий по ее обеспечению.

Родовым объектом компьютерных преступлений является общественная безопасность. В качестве дополнительных объектов в ряде случаев могут выступать права и интересы граждан в сфере обеспечения личной, семейной, врачебной и т.п. тайны, интересы собственности, защищенность государственной, банковской тайны и т.п.

Видовым объектом преступлений, предусмотренных в гл. 28 УК, является совокупность общественных отношений, обеспечивающих состояние защищенности процессов создания, сбора, хранения, передачи и использования компьютерной информации, в которых правомерно участвуют собственники, владельцы и пользователи информации (информационная безопасность). В наименовании гл. 28 законодатель использует термин "информация", что дало основание некоторым авторам считать именно информацию (или компьютерную информацию) объектом данных преступлений. "На наш взгляд представляется, что относительно объекта преступного посягательства двух мнений быть не может - им, естественно, является информация, а действия преступника следует рассматривать как покушение на информационные отношения общества"*(833). Однако представляется, что компьютерную информацию следует рассматривать в качестве предмета данных составов, а объектом - информационную безопасность. Кстати, Модельный Уголовный кодекс стран СНГ, принятый позже российского, компьютерные преступления объединил именно в главе о преступлениях в сфере информационной безопасности (разд. ХII, гл. 30).

Информационная безопасность представляет собой состояние защищенности информационной сферы государства, общества, личности, обеспечиваемое комплексом мер по снижению до заданного уровня, предотвращению или исключению негативных последствий от воздействия (или отсутствия такового) на элементы информационной сферы*(834). Легальное определение информационной безопасности содержится в Федеральном законе от 4 июля 1996 г. N 85-ФЗ "Об участии в международном информационном обмене"*(835). Статья 2 этого закона гласит, что под информационной безопасностью понимается "состояние защищенности информационной среды общества, обеспечивающее ее формирование, использование и развитие в интересах граждан, организаций, государства".

В доктрине информационной безопасности Российской Федерации, утвержденной Президентом РФ 9 сентября 2000 г., это понятие определено уже как состояние защищенности национальных интересов Российской Федерации, определяющихся совокупностью сбалансированных интересов личности, общества и государства*(836).

"Современное общество использует четыре основных ресурса: природные богатства, труд, капитал и информацию"*(837).

Информация признается одним из прав граждан. Всеобщая декларация прав человека и гражданина, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., в ст. 19 закрепила право каждого человека на свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ. Следуя приоритету норм международного права, Конституция РФ в ч. 4 ст. 29 подтвердила и гарантировала это право граждан, ограничив его сведениями, составляющими государственную тайну. Вместе с тем Конституция РФ содержит ряд иных ограничений, связанных с распространением информации. В частности, ст. 23 закрепляет право граждан не неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а ст. 24 запрещает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия.

Комплексное законодательство об охране информации в Российской Федерации появилось только в середине 90-х годов, до этого времени существовали лишь отдельные законы, содержавшие некоторые нормы об охраняемой информации, например, Закон СССР "Об адвокатуре" 1979 г.

В соответствии с Федеральным законом от 20 февраля 1995 г. N 24-ФЗ "Об информации, информатизации и защите информации"*(838) информация определяется как "сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления" (ст. 2).

Вся информация, объединенная в информационные ресурсы (отдельные документы и отдельные массивы документов, документы и массивы документов в информационных системах), подразделяется на открытую (общедоступную) и информацию с ограниченным доступом. Последняя, в свою очередь, делится на информацию, отнесенную к государственной тайне, и конфиденциальную (ст. 10 Закона). Именно информация с ограниченным доступом (а отнесенной к таковой она может быть только на основании закона) является предметом компьютерных преступлений.

Государственная, служебная, коммерческая тайна, а также многие иные виды информации нуждаются в обязательной государственной правовой охране. В некоторых случаях важность тайны информации настолько велика, что ее охрану государство осуществляет мерами уголовного законодательства. Вместе с тем правовая охрана информации не может ущемлять права граждан. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 10 Федерального закона "Об информации, информатизации и защите информации" не могут относиться к информации с ограниченным доступом, в частности, сведения о чрезвычайных ситуациях, экологическая, метеорологическая, демографическая, санитарно-эпидемиологическая и другая информация. Подобные положения закреплены и в отраслевых законодательных актах (см., например, Федеральный закон от 21 декабря 1994 г. N 68-ФЗ "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера"*(839) и др.).

В некоторых составах гл. 28 УК помимо информации предметом преступлений являются также компьютеры, их отдельные составляющие, компьютерные сети.

Большей частью преступления в сфере компьютерной информации могут совершаться только путем действия - неправомерный доступ к компьютерной информации или создание либо использование вредоносных программ для ЭВМ. Однако нарушение установленных правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети возможно и путем бездействия - в виде невыполнения обязательных предписаний таких правил.

Неправомерный доступ к компьютерной информации и нарушение установленных правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети сформулированы как преступления с материальным составом, а создание либо использование вредоносных программ для ЭВМ - с формальным. В качестве последствий в ст. 272 и 274 УК указываются: уничтожение, модификация, блокирование либо копирование информации, нарушение работы ЭВМ или системы ЭВМ, причинение существенного вреда и т.п.

Временем совершения компьютерного преступления (временем совершения общественно опасного деяния независимо от времени наступления последствий - ч. 2 ст. 9 УК) является момент нажатия клавиши клавиатуры компьютера или кнопки "мыши", отсылающей последнюю компьютерную команду, независимо от того, в какое время наступили опасные последствия. Время, отделяющее последствия от деяния, может быть минимальным и составлять несколько секунд, необходимых для прохождения информации по каналам и выполнения компьютером команды. Однако в некоторых случаях этот промежуток времени может быть весьма продолжительным. В основном это относится к ст. 273 и 274 УК. Некоторые вредоносные программы могут начать свое разрушительное действие не сразу, а по истечении длительного времени. Вирус может, выражаясь терминологией программистов, "спать" в компьютере и начать работу после совершения пользователем определенных действий, например, после обращения к тем или иным программам, использования определенных терминов или просто по прохождении некоторого времени.

Значительно сложнее обстоит дело с определением места совершения преступления. Поскольку большое количество компьютерных преступлений совершается в компьютерных сетях, объединяющих несколько регионов или стран, лидирующее место среди которых занимает всемирная компьютерная сеть Интернет, постольку место совершения деяния и место наступления последствий могут отделять многие километры, таможенные и государственные границы. Так, недавно один из московских межмуниципальных судов рассмотрел уголовное дело по факту хищения средств с использованием компьютерной сети Интернет. Гражданин России Г., используя домашний компьютер, в одном из сайтов Интернета обнаружил программу, производящую безналичные расчеты с кредитных карт. Г. скопировал программу на свой компьютер. После этого Г., входя в виртуальный магазин, реальный аналог которого располагался в Канаде, производил заказ и предварительную оплату товаров с чужих кредитных карточек, используя вышеупомянутую программу. После этой трансакции Г. незамедлительно отказывался от приобретения товара, однако для возврата денег указывал уже иные номера кредитных карт - собственных или своих сообщников. При этом последние были как гражданами России, так и Литвы. Деньги либо немедленно обналичивались через банкоматы, либо с помощью кредитных карт производилась покупка товаров в тех магазинах Москвы и Вильнюса, где расчеты возможны также с помощью кредитных карт. На первый взгляд, в данном деянии затронуты три страны. Однако на самом деле их значительно больше, так как пострадавшие лица, с банковских карточек которых незаконно списывались денежные средства якобы в оплату товаров, являлись гражданами различных стран.

Уголовный кодекс РФ не содержит нормы, определяющей место совершения преступления, поэтому им может быть место как совершения деяния, так и наступления последствий, либо то место, в котором деяние окончено либо пресечено*(840).

Если применить по аналогии норму о времени совершения преступления, то местом его совершения надлежит считать место отдачи последней компьютерной команды, однако принцип законности российского законодательства (ч. 2 ст. 3 УК) запрещает применение уголовного закона по аналогии. Следует также учитывать, что преступления с материальными составами считаются оконченными с момента наступления таких последствий. Общественную опасность преступления определяет не само деяние, а тот вред, который оно причинило или могло причинить. Поэтому место наступления последствий может быть определяющим. Такой подход согласуется со ст. 8 УК, где говорится о составе преступления как о единственном основании уголовной ответственности.

Транснациональный характер компьютерных преступлений обусловливает повышение роли международного сообщества при принятии решения по этому вопросу. Определенные шаги в данном направлении уже сделаны. Так, в п. 18 Венской декларации 2000 г. говорится о необходимости разработки программных рекомендаций в отношении преступлений, связанных с использованием компьютеров, и предлагается Комиссии по предупреждению преступности и уголовному правосудию приступить к работе в этом направлении*(841). Подобные решения принимались и на региональных уровнях: европейским сообществом, государствами-участниками Черноморского экономического сотрудничества, государствами-участниками СНГ.

Проблема унификации международно-правового уголовного регулирования квалификации компьютерных преступлений чрезвычайно важна. Государство, на территории которого наступили общественно опасные последствия, чьи граждане или организации стали потерпевшими, справедливо может претендовать на то, чтобы под местом совершения преступления признавалось именно данное государство. Однако это может повлечь новые проблемы при решении вопроса о привлечении российского гражданина к уголовной ответственности. В соответствии с ч. 1 ст. 12 УК РФ такое деяние должно одновременно признаваться преступлением на территории другого государства. Если в отношении общеуголовных преступлений законодательство более или менее единообразно, то законодательство о компьютерных преступлениях и практика его применения весьма различаются.

О важности определения места совершения преступления красноречиво говорит следующий пример. С июня по сентябрь 1994 г. российским программистом Л. и его сообщниками, являющимися гражданами других государств, с использованием компьютера, расположенного в Санкт-Петербурге, через электронную компьютерную систему телекоммуникационной связи Интернет вводились ложные сведения в систему управления наличными фондами "City Bank of America", расположенного в Нью-Йорке. В результате такой деятельности было похищено более 10 млн. долларов США со счетов клиентов банка. В организованную преступную группу входили граждане США, Великобритании, Израиля, Швейцарии, ФРГ и России. Однако при привлечении Л. к уголовной ответственности в Лондоне судебная инстанция в августе 1995 г. отложила принятие решения по этому делу на неопределенный срок ввиду того, что подсудимый использовал компьютер, находящийся на территории Российской Федерации, а не на территории США, как того требовало законодательство Великобритании. В результате просьба правоохранительных органов США и России о выдаче Л. была отклонена*(842).

С субъективной стороны анализируемое преступление может совершаться с различными формами вины. В ст. 273 УК речь идет о создании и использовании программ, заведомо приводящих к негативным последствиям. Указание на "заведомость" исключает неосторожную форму вины. Напротив, указание на "неосторожность" по отношению к последствиям в ч. 2 ст. 274 УК обусловливает совершение этого преступления только с неосторожной формой вины. Остальные составы возможны с различной формой вины. Большинство авторов указывают только на умышленный характер таких преступлений. Однако их мнение основано на анализе ч. 2 ст. 24 УК в прежней редакции. После изменения редакции этой статьи в 1998 г. составы, в которых не указано только на неосторожность, возможны с любой формой вины. Конечно, криминализация данных составов по неосторожности, особенно ст. 274 УК - нарушения правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети, значительно расширяет круг их субъектов. Однако этот состав материальный, в качестве последствия предусматривает причинение существенного вреда, так что опасность даже неосторожных действий весьма велика. Во всяком случае, содержание ст. 24 УК допускает две формы вины в данных составах.

Субъект анализируемого преступления по общему правилу - общий.

 

_ 2. Конкретные виды преступлений в сфере компьютерной информации

 

Неправомерный доступ к компьютерной информации (ст. 272 УК). Данная статья предусматривает уголовную ответственность за неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации, т.е. информации на машинном носителе, в электронно-вычислительной машине (ЭВМ), системе ЭВМ или их сети, если это деяние повлекло уничтожение, блокирование, модификацию либо копирование информации, нарушение работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети.

Объектом преступления является информационная безопасность, а предметом - охраняемая законом компьютерная информация. Как отмечалось выше, под информацией понимаются "сведения о лицах, явлениях и процессах независимо от формы их представления"*(843).

Компьютерная информация представляет собой сведения, содержащиеся на одном из носителей машинной информации (жестком диске типа Винчестер, внешних носителях - накопители на гибких магнитных дисках (дискетах), на кассетных магнитных лентах, на магнитооптических дисках и оптических дисках), которая может передаваться по каналам компьютерной связи и манипулирование этой информацией возможно только с помощью ЭВМ.

Уголовно-правовой охране, как следует из диспозиции ст. 272 УК, подлежит лишь охраняемая законом информация. Диспозиция этой статьи является бланкетной, поэтому для определения объема такого рода информации необходимо обратиться к иному законодательству. Так, вся охраняемая информация (следуя терминологии Федерального закона "Об информации, информатизации и защите информации", - информация с ограниченным доступом) подразделяется на информацию, отнесенную к государственной тайне, и конфиденциальную. Государственная тайна - это защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации*(844).

Определить объем конфиденциальной информации несколько сложнее. Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г. N 188 "Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера" утвержден Перечень сведений конфиденциального характера*(845). Эти сведения подразделяются на несколько групп.

1. Сведения о фактах, событиях и обстоятельствах частной жизни граждан, позволяющие идентифицировать их личность (персональные данные). Защита персональных данных закреплена в ст. 24 Конституции РФ, и они не подлежат разглашению без согласия лица, о котором идет речь. Запрет на распространение информации такого рода закреплен и в других законодательных актах. В частности, Федеральный закон от 15 ноября 1997 г. N 143-ФЗ "Об актах гражданского состояния"*(846) запрещает работнику органа записи актов гражданского состояния разглашать сведения, ставшие ему известными в связи с государственной регистрацией акта гражданского состояния (ст. 12).

Этим же законом закреплено право граждан на охрану тайны усыновления. В ст. 47 содержится запрет сообщения работниками органов записи актов гражданского состояния каких-либо сведений об усыновлении.

Право граждан на сохранность в тайне персональных данных может быть ограничено лишь в необходимых случаях, например при проведении оперативно-розыскных мероприятий. Однако и в этом случае на органы (должностных лиц), осуществляющие подобные мероприятия, возлагается обязанность неразглашения сведений, ставших известными им при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий*(847).

2. Сведения, составляющие тайну следствия и судопроизводства. Недопустимость разглашения данных предварительного следствия закреплена в ст. 139 УПК РСФСР. Такие сведения могут быть преданы гласности лишь с разрешения следователя или прокурора.

3. Служебные сведения, доступ к которым ограничен органами государственной власти в соответствии с Гражданским кодексом РФ и федеральными законами (служебная тайна). Гражданский кодекс определяет служебную тайну как информацию, имеющую действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к которой нет свободного доступа на законном основании и обладатель которой принимает меры к охране ее конфиденциальности (ст. 139). Перечень сведений, отнесенных к служебной тайне, определяется соответствующим органом или организацией и обязателен для неразглашения служащими этих организаций.

4. Сведения конфиденциального характера: сведения, связанные с профессиональной деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с Конституцией РФ и федеральными законами. К таким сведениям, в частности, относятся:

- врачебная тайна (информация о факте обращения за медицинской помощью, состоянии здоровья гражданина, диагнозе его заболевания и иные сведения, полученные при его обследовании и лечении)*(848);

- нотариальная тайна (сведения или документы, которые стали известны нотариусу при исполнении служебных обязанностей, а также лицам, работающим в нотариальной конторе)*(849);

- адвокатская тайна (сведения, сообщенные адвокату доверителем в связи с оказанием юридической помощи)*(850);

- тайна исповеди*(851).

По нашему мнению, отнесение последних сведений к информации с ограниченным доступом не вполне бесспорно. С одной стороны, федеральные законы действительно указывают на правовую охрану подобных сведений. Однако в большинстве своем в них речь идет о "специальном субъекте", ответственность за разглашение на которого возлагается не только по правовым, но чаще моральным нормам. К этой категории можно отнести тех лиц, к которым граждане обращаются за духовной, врачебной или правовой помощью, - священников, врачей, адвокатов, нотариусов. Вполне обоснованно, что лица, распространившие конфиденциальную информацию, ставшую известной им при названных обстоятельствах, должны нести правовую ответственность, базирующуюся в первую очередь на ответственности моральной. Не случайно для некоторых категорий такого рода работников в качестве этапа вступления в должность предусмотрено принятие клятвы (ритуал присяги моральным принципам и правилам), содержащей положения о неразглашении тайны конфиденциальных сведений. Однако возможна постановка вопроса: можно ли говорить о подобной ответственности, если сведения были незаконно получены третьим лицом, которому они не доверялись гражданами в сложных обстоятельствах? Указ Президента РФ от 12 января 1998 г. N 61 "О перечне сведений, отнесенных к государственной тайне" положительно решает этот вопрос, не упоминая о субъекте разглашения. В данном случае законодатель встал на позицию строгой охраны прав граждан, которым безразлично, произошло ли разглашение сведений в результате неправомерных действий специального субъекта, скажем, врача, которому эта доверительная информация была сообщена в трудную минуту, или впоследствии похищена кем-либо из его компьютера, в котором он составлял картотеку больных. Нарушение тайны исповеди, адвокатской, врачебной, нотариальной, тайны усыновления и др. причиняет равный ущерб гражданам независимо от того, кто конкретно нарушил эту тайну;

- иные сведения. К ним относятся сведения об используемых при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий силах, средствах, источниках, методах, планах и результатах оперативно-розыскной деятельности, о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих ОРД, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе и пр.*(852)

5. Сведения, связанные с коммерческой деятельностью (коммерческая тайна). Определение коммерческой тайны совпадает с определением служебной тайны. Существуют, однако, некоторые ограничения по объему информации, составляющей коммерческую тайну. В частности, постановлением Правительства РФ от 5 декабря 1991 г. N 35 "О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну"*(853), определен перечень сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну. Представляется обоснованным отнесение к подобного рода сведениям и банковской тайны. Ее охрана предусмотрена ст. 857 ГК и ст. 26 Закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности" в ред. Федерального закона от 3 февраля 1996 г. N 17-ФЗ с последующими изменениями и дополнениями*(854). В последнем нормативном акте банковская тайна определяется как сведения об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов, а также иные сведения, устанавливаемые кредитной организацией.

6. Сведения о сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации информации о нем. Подобная тайна охраняет законные права изобретателя и установлена Патентным законом Российской Федерации от 23 сентября 1992 г. N 3517-1*(855).

К информации с ограниченным доступом относятся также тексты произведения, охраняемого законодательством об авторском праве, и тексты программ для ЭВМ, базы данных, до того момента, когда появится возможность свободного использования таких сведений.

Объективная сторона преступления - неправомерный доступ к компьютерной информации. Под неправомерным доступом подразумеваются такие способы получения либо просмотра информации, которые совершаются в обход установленного порядка обращения к охраняемой информации, а также вопреки воле собственника или законного владельца.

Способы незаконного ознакомления с компьютерной информацией можно классифицировать по различным основаниям. Однако в основном они сводятся к двум большим группам:

неправомерный доступ без использования компьютерных программ (традиционные способы);

неправомерное проникновение к компьютерной информации путем использования достижений науки и техники.

К первой группе относятся: а) похищение самих носителей информации (магнитных, оптических дисков), а также аппаратных средств, хранящих информацию. Таким образом в 1994 г. в Волгоградской области преступники, проникнув в операционный зал сберегательного банка, похитили два системных блока, в которых хранился банк данных на всех вкладчиков сбербанка; б) способ физической "маскировки" - "проход за спиной" или "за дураком". В подобных случаях лицо проникает на охраняемый объект (центр, предприятие, операционный зал) вслед за человеком, который имеет туда правомерный доступ. При этом преступник, как правило, несет в руках средство, относящееся к компьютерной технике (дисплей, процессор), и под видом работника, не вызывая особых подозрений, проникает на охраняемую территорию. Под физической "маскировкой" понимают также использование средств идентификации законного пользователя - чужих паролей, кодов, личного идентификационного номера, записей в журнале регистрации или чужого голоса в системе распознавания голосов. Однако для этой категории преступных действий характерно то, что коды, пароли и т.п. становятся известными преступнику без использования компьютерных каналов - они были похищены традиционным тайным способом, подсмотрены, подделаны и т.п.; в) физическая "уборка мусора" - исследование отработанных носителей компьютерной информации, физическим образом выброшенных пользователем. совершение преступных деяний таким способом возможно лишь на предприятиях, где система безопасности имеет существенные пробелы. По мере совершенствования охранных систем количество деяний, совершаемых таким образом, будет постоянно сокращаться.

Ко второй группе незаконного ознакомления с компьютерной информацией относится перехват информации: электромагнитный (использование электромагнитного излучения при работе компьютерных систем без непосредственного контакта с ними); в кабельных линиях; аудио- и видеоперехват.

Большинство способов незаконного доступа к компьютерной информации происходит с использованием программ. К незаконному доступу с использованием компьютера непосредственно (по его прямому назначению) можно отнести:

электронную "маскировку" - использование чужих паролей, кодов и т.п. Здесь есть много разновидностей, например: "компьютерный абордаж" (несанкционированный доступ к компьютерной системе с использованием линий телефонной связи и модема), неспешный выбор (нахождение слабых мест в системе защиты компьютерной сети), "брешь" (поиск заведомо слабых мест в системе защиты компьютерной сети), "люк", "черный вход" или "лазейка" (проникновение через обнаруженные слабые места защиты и внедрение собственных компьютерных команд);

электронную "уборку мусора" - исследование компьютерных файлов, которые стерты пользователем, но еще не исчезли полностью из компьютерной памяти;



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.