Сделай Сам Свою Работу на 5
 

Дина выходит на прогулку (Бытие 33:18-34:3)

Дина появилась на свет после того, как Лия родила шестерых сыновей. Ее появление описывается одной фразой: «Потом родила дочь и нарекла ей имя: Дина». (Бытие 30:21) Она была седьмым ребенком – счастливое число согласно Библии. О ней больше почти ничего не известно. В Библии объясняется имя каждого из ее братьев, но про имя Дина нет никакого объяснения. Возможно, причина в том, что, в отличии от своих братьев, она не была главой ни одного из двенадцати колен. Имена ее сестер вообще не упоминаются, и мы даже не знаем, сколько их было – еще одно напоминание о том, что в те времена девочки не считались. О Дине мы знаем лишь из-за ее горькой судьбы. История Дины – единственная история о дочери какого-либо из патриархов, и история эта довольна грязная.

Началось все с того, что Иаков после двадцати лет изгнания в Месопотамии поселился рядом с Сихемом. Он не исполнил обета, данного в Вефиле, что он вернется на то место, построит там жертвенник и поклонится Богу (Бытие 28:18-21). Вместо этого по пути домой он вдруг остановился, купил землю и построил жертвенник возле Сихема в надежде мирного сосуществования с местным населением.

Все шло хорошо, пока Дина не решила выйти и посмотреть, что творится в округе. Она покинула свой стан, чтобы посмотреть на дочерей той земли (Бытие 34:1). Возможно, она и понятия не имела, насколько неблагоразумным был ее выход в одиночку в незнакомый город. Выходить одному в город было опасно, особенно в ханаанский город, ведь хананеи описываются в Библии как люди весьма порочные. Очевидно, она вышла без разрешения и без сопровождения. Быть может, ей было грустно и скучно все время находиться в обществе безразличного отца и грубых братьев. Кто может все время сидеть в палатке? Ее мама умерла, и она скучала по женскому обществу. В этом новом городе можно было найти подружек, приключения и долгожданную смену обстановки. В жизни ее семьи долгое время главную роль играла борьба между ее матерью Лией и мачехой Рахилью за любовь Иакова и их постоянное стремление нарожать ему больше всех сыновей. Кому бы не захотелось сбежать от напряженной обстановки и одиночества, окружавшего девушку в такой семье? Может быть, по наследству от прадедушки Авраама и своего отца Иакова Дине передалось стремление к путешествиям. Да и сама семья Иакова постоянно перемещалась, как кочевые народы, от одного города к другому. Что бы ни побудило Дину отправиться в путешествие, видно, что она по наивности не осознавала, в какое опасное положение она себя ставит. Она все еще была несовершеннолетним ребенком, девочкой. Где же был Иаков? Неужели никто не предупредил ее, что одной уходить нельзя? Неужели папа пренебрег предостережением, что родители всегда должны знать, где и с кем в данный момент находятся их дети? Может быть, отец не любил ее и не заботился о ней, как когда-то относился к Лии ее отец?



В Библии лишь говорится, что Дина вышла посмотреть и себя показать, как в наши дни подростки ходят на тусовки или в развлекательный центр. Она оказалась доступной жертвой, так как в этом незнакомом обществе у ее семьи не было никакого авторитета. Она хотела, чтобы ее увидели, и Сихем, сын Еммора, увидел ее, и не только увидел, но и захотел ее. Возможно, вначале ее ослепило внимание со стороны этого молодого человека, ведь дома на нее никто не обращал внимания. Кроме того, она ощутила смущение: он был князем, сыном богатого папы и всеобщим любимчиком. Наверняка, он привык, что женщины ему подчиняются, он получает все, что хочет, а ему все сходит с рук. Библия описывает просто и красноречиво, что произошло затем. В рассказе нет никаких указаний на то, что Дина давала согласие на его действия. Сихем воспользовался тем, что у Дины не было друзей, схватил и изнасиловал ее. Даже если бы она кричала, никто бы ей не помог.

Некоторые истолковывают его поступок как древний обычай приобретения жены. Но глаголы, использованные в еврейском тексте, безошибочно указывают на то, что ее схватили против ее воли. Даже несмотря на то, что позже он полюбил ее и говорил с ней ласково, его поступок был изнасилованием, а не выражением любви. Его можно назвать сексуальным хищником, который сначала изнасиловал, а потом стал говорить ей ласковые слова, чтобы оправдать свое поведение. Подобно и серийный убийца Деннис Рейдер, арестованный в Канзасе в 2005 году, свидетельствовал, что проявил «сострадание» к одной их своих жертв, положив ей под голову подушку, пока она умирала.

В сущности Сихем попытался оправдать свой поступок, совершив то, что в его дни было традицией и что позднее стало одним из требований закона Моисеева. Согласно повелению, изложенному в Исходе 22:16, «Если обольстит кто девицу необрученную и переспит с нею, пусть даст ей вено и возьмет ее себе в жену». Если же отец против, то этот человек должен заплатить столько серебра, сколько полагается за невесту (Исх. 22:17). В книге Второзакония 22:28-29 так же написано: «Если кто-нибудь встретиться с девицею необрученною, и схватит ее и ляжет с нею, и застанут их, то лежавший с нею должен дать отцу отроковицы пятьдесят сиклей серебра, а она пусть будет его женою, потому что он опорочил ее; во всю жизнь свою он не может развестись с нею».

Этот закон неявно подразумевает, что изнасилованная девица становится порченым товаром, и ей ничего не остается лучшего, как выйти замуж за насильника. Кто еще захочет на ней жениться? Если новую машину на стоянке побило градом, кто заплатит за нее как за новую? Это требование было вроде наказания для мужчины, потому что он никогда не сможет с ней развестись: сам виноват, вот теперь и живи с ней. Этот закон был написан не для того, чтобы люди таким образом женились, а чтобы отбить желание изнасиловать. Благодаря этому закону нарушитель, безответственно пренебрегший личным достоинством женщины, становится ответственным за всю ее дальнейшую жизнь.

Закон был введен не только для предотвращения изнасилования, но и для того, чтобы в случае насилия обеспечить жертве некоторую безопасность. С точки зрения годности для брака, где в первую очередь учитывалась девственность, она для мужчины была уже все равно что порченый товар, но отныне она принадлежала тому, кто ее изнасиловал. Такой подход не вполне восстанавливал справедливость по отношению к жертве и не полностью облегчал ее затруднительное положение. Она оказывалась приговоренной к пожизненному сроку в компании с мужчиной-насильником, жестоким человеком. В этом вопросе ей не предоставлялось никакого выбора. Кто захочет жить в браке, «пока смерть не разлучит нас», с человеком, который положил такое жестокое начало отношениям?

Дину нельзя сравнить с дочкой, которая в отместку своим родителям подружилась с самым плохим мальчиком. В тексте ничего не сказано о ее ответных чувствах по отношению к Сихему. Даже если он ей понравился, это не лишает его ответственности за свой поступок. Автор ясно дает понять, что ее чувства здесь были ни при чем, потому что о них не говорится ни слова. Что бы она ни чувствовала и ни сделала, ответственность лежит не на ней. Он оскорбил ее честь, и этому нет никаких извинений: ни его чувства по отношению к ней, ни ее симпатия к нему, никакие ее поступки не оправдывают его действий.

Вообще идея о соучастии женщины в сексуальных домогательствах является мифом, выдуманными мужчинами. Возможно, она невинно согласилась пойти с ним в уединенное место, где попала в ловушку его злой воли. Подобно жертвам изнасилования, произошедшего во время свидания, она могла решить, что доверяет ему, и потеряла бдительность. Возможно, он вошел к ней в доверие, чтобы получить возможность уединиться с ней. Ее наивность не делает ее ответственной за то, что с ней случилось, даже если она чувствовала некую симпатию к этому человеку. Вполне вероятно, что подобно многим жертвам насилия она была парализована страхом. Многих женщин заставляют не сопротивляться при помощи угрозы причинения более серьезной травмы или того хуже. Отсутствие сопротивления может убедить насильника, что жертва дала согласие на его действия.

В этой истории мы не слышим ни одного слова со стороны Дины. Как и многие другие жертвы, скорее всего она была в шоке, поглощена этим переживанием и собственным чувством вины за то, что была настолько «глупой». Жертвы часто винят себя за то, что с ними случилось, а другие усиливают это чувство вины, наседая на них с вопросами вроде: «Зачем ты пошла одна? Зачем пошла туда вместе с ним? Почему ты не отбилась и не убежала?»

Подобно большинству насильников, Сихем сдабривал насилие ласковыми словами. Сначала он ее изнасиловал, а затем начал говорить с ней нежно, что он ее любит. Можно представить себе, как это было: «Милая, такого больше не повториться. Я тебя люблю, поверь мне. Просто меня так охватила любовь к тебе, что я не смог сдержаться». Травму, причиненную насилием, невозможно исцелить пустой лестью. Ни словами, ни жестами нельзя извинить или приуменьшить совершенное бесчестие. Даже если он испытывал к Дине какую-то любовь, слова его имели целью заманить ее и не дать ей выйти из-под его власти. Какими бы мягкими ни были слова, они были лишь частью порочного круга, чтобы вернуть к себе ее доверие и чтобы она осталась в его власти, а он смог снова использовать ее. Это была лишь уловка, чтобы покорить ее и поймать в свою сеть.

 

 



©2015- 2022 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.