Сделай Сам Свою Работу на 5

Исследование лидерского стиля Т. В. Бенлас (2000)

Испытуемые: лидеры и руководители обоего пола русской и казахской этническойпринадлежности, 4 выборки: стихийные лидеры (ставшие такими в лабораторномэксперименте — 33 чел.: 21 женщина и 12 мужчин), лидеры студенческих организаций (100 чел.), лидеры общественных организаций (30 чел.) и руководители вузов (от


248Глава 8. Социальное поведение

заведующих кафедрами до ректоров — 100 чел.). Во всех выборках, кроме первой, было равное количество мужчин и женщин, русских и казахов. Всего испытуемых было 263 человека (136 женщин и 1 27 мужчин, 1 34 русских и 129 — казахов). Экспертами выступали начальники, коллеги и подчиненные (представители обоего пола и обеих этнических групп) испытуемых из 2, 3 и 4 выборок (всего 614 человек: 360женщин, 254 мужчины, 329 русских и 285 казахов).

Метлика Р. Бвйлза в интерпретации U. Шнейера: 1 2 форм повеления по Р. Бейл-зу разделены на 2 категории, 6 из которых относятся к деловому, а другие 6 — к со-цио-эмоциональному стилям. Каждая из 12 форм поведения оценивалась: а) испытуемыми и б) экспертами по 10-балльной шкале.

Математическая обработка: различия по f-критерию Стьюлента.

Результаты. Не было обнаружено значимых половых различий по стилям у стихийных и студенческих лидеров— ни по самооценке, ни по оценкам экспертов. Жен-шины — лидеры общественных организаций превосходили своих коллег-мужчин по самооценке своего делового стиля, но не по оценкам экспертов (в основном это были коллеги — лидеры других общественных организаций). Среди вузовских руководителей женщины получили более высокие оценки своего делового стиля со стороны женщин-экспертов, чем их коллеги-мужчины. Другие категории экспертов (мужчины, начальники, подчиненные, русские, казахи) одинаково оценивали руководителей обоего пола как по деловому, так и по соиио-эмоииональному стилям.

Выволы. Половые различия по лидерским стилям зависят прежде всего от характера деятельности лидеров и руководителей. Принадлежность к тому же полу может искажать оценки экспертов (в сторону преимуществ своего пола). Не обнаружено значимыхразличий по стилям ни у стихийных лидеров, ни у студенческих лидеров, но женщины —лидерыобщественных организаций превосходили коллег-мужчин по самооценке деловогостиля. По-видимому, эта самооценка была завышенной, поскольку не подтверждалась оценкамиэкспертов (в основном это были коллеги — лидеры других общественных организаций).Результаты гендерно-атипичны, но логично, что они имеются только вэтой группе лидеров, пожалуй, больше других разделяющих идеи равноправия полов, антисексизма и, возможно, даже феминизма.



Женщины-эксперты оценивали деловой стиль женщин — руководительниц вузов выше, чем их коллег-мужчин, но этот результат — свидетельство скорее гендерного сходства представлений о деловом стиле у двух групп женщин, чем реальной разницы в этих стилях между полами. Другие категории экспертов (мужчины, начальники, подчиненные, русские, казахи) не отдавали превосходства ни одному полу как по деловому, так и по социо-эмоционалыюму стилям. По-видимому, испытуемые, обладавшие большим опытом руководства, одинаково успешно владели обоими лидерскими стилями (как мужчины, так и женщины), что и способствует эффективному лидерству.

Известны два метаанализа исследований лидерских стилей у мужчин и женщин. Они позволяют сделать обобщающие выводы. Метаанализ 45 исследований, проведенный американскими психологами Г. Доббинсом и С. Платц, продемонстрировал отсутствие половых различий по структурирующему и коллаборативно-му стилям (Dobbins, Platz, 1986). Правда, сравнению стилей мужчин и женщин были посвящены всего 6 работ. Во впечатляющем метаанализе, выполненном известной исследовательницей Э. Игли совместно с Б. Джонсоном, были использованы 162 работы и 370 показателей (Eagly, Johnson, 1990). Эти показатели измеряли 4 лидерских стиля: межличностный; ориентированный на задачу; авторитарный и демократический. Данные были полученны как в лабораторных, так и в полевых условиях (т. е. испытуемыми выступали и стихийные, и назначенные лидеры — менеджеры). Перечислю основные выводы авторов.


Стиль поведения 249

В целом, если иметь в виду все 4 стиля, значимых гендерных различий у лидеров не было, однако они обнаружились по отдельным стилям. Женщины превосходили мужчин по двум стилям — ориентации на межличностные отношения и на задачу. Эти стили не являются ортогональными, а лидерская роль требует их сочетания. Помимо этого, женщины продемонстрировали больший демократизм. Результаты, полученные в организациях (в основном, в сфере образования) были менее гендерно-стереотипными, чем в лабораторных экспериментах (с испытуемыми-студентами). Различные данные были получены и относительно менеджеров разных уровней управления: на низшем уровне более ориентированными на задачу были мужчины, а на среднем — женщины. В последние годы женщины стали меньше подражать мужскому лидерскому стилю, чем раньше.

Таким образом, в лабораторных условиях женщины-лидеры демонстрируют скорее гендерно-типичное поведение (они похожи на женщин-нелидеров), а в полевых — атипичное (сходство с мужчинами-лидерами), хотя последняя тенденция ослабевает. В США стереотип маскулинности является более социально желательным, чем фемининный, и выгоды от подражания мужскому поведению могут превышать потери (Taylor, Hall, 1982). Но, несмотря на это, все более распространенной становится точка зрения о сочетании разных стилей у одного лидера (Сапп, Siegfried, 1990) и признание двух моделей менеджмента — мужской и женской (Komives, 1991). При этом, по-видимому, имеется в виду не преобладание одного из классических стилей, а их различное сочетание у женщин и мужчин.

Если же сравнить по важности два фактора — пол и лидерскую позицию, то в вопросе о стиле приоритет, по-видимому, принадлежит последней. И женщины и мужчины — лидеры не отдают предпочтения особому стилю, а используют разные стили — в зависимости от задачи и ситуации. В отличие от них, как было показано выше, рядовые мужчины и женщины склонны выбирать гендерно-типич-ный стиль (мужчины — инструментальный, а женщины — экспрессивный). Таким образом, становясь лидером или менеджером, мужчина не меняет свой гендерный стиль, женщина же стоит перед выбором: или остаться в рамках своей гендерной роли (и слышать упреки в том, что она — плохой менеджер), или сменить свое поведение на мужское (и слышать упреки, что она неженственна). И в том и в другом случае неизбежен ролевой конфликт. Правда, есть третий путь — выработать свой стиль, который по эффективности не будет уступать мужскому, но будет учитывать особенности личности женщины. И конечно же, при этом необходимо сменить критерии оценки эффективности мужчин и женщин — пока зачастую используются мужские критерии (см. далее).

В вопросе о таких характеристиках поведения, как конкурентность и коопера-тивность, обычно считается, что мужчины нацелены на конкуренцию, а женщины — на сотрудничество, кооперацию, по крайней мере в западной культуре. Рассмотрим результаты конкретных исследований (данные из: Maccoby, Jacklin, 1978: Bartol, Martin, 1986; Powell, 1990; Cross, Madson, 1997).

В детстве мальчики и девочки демонстрируют либо одинаковую конкурентность, либо мальчики превосходят девочек по этому качеству, более остро реагируя и на конкурентную ситуацию, и на соперников. Так, Тессер и коллеги установили, что мальчики чаще девочек дружат с теми, кто добивается худших успехов при решении важных для них задач, и дистанцируются от тех сверстников, кто имеет лучшие академические и спортивные показатели. Правда, такие результаты


250Глава 8. Социальное поведение

 

 

  Игрок 1
  А В
A 5.5 10,1
Игрок2 AA ВА
1,1 1,1
В АВ ВВ

 

 

Рис. 8.1. Схема вознаграждений в игре «Дилемма Прайсона» (источник: Maccoby, Jacklin, 1978)

были получены в американской культуре. Напротив,в мексиканской выборке более конкурентными были девочки (Каган ико.хтеги).

Очень часто проявление конкурентности илинеоперативности связано с полом конкурента. Чтобы было ясно, о чем идет речь,разберем типичную ситуацию, которая использовалась в исследованиях. Детям часто предлагалась игра, которая называется «Дилемма Прайсона» (рис. 8.1).В этой игре два игрока одновременно (втайне друг от друга) должны выбрать А или В. Будем считать, что вознаграждение, которое получают игроки,выражается в долларах США. Размер выигрыша определяется четырьмя вариантами: 1)если оба игрока выбрали А (АА), они оба получают средний выигрыш(5,5 доллара), 2) если оба игрока выбрали В (ВВ), они оба получают минимальныйвыигрыш (1,1 доллара), 3) если первый игрок выбирает В. а второйА (ВА),то первый получает максимальный выигрыш (10,1 доллара), а второй— минимальный (1,10 доллара), и 4) если первый игрок выбирает А. а второй игрокВ (АВ), то первый получает минимальный выигрыш (1,10 долларов), а второй — максимальный (10,1 доллара). Суть игры — в выборе стратегии. Эта стратегия может быть кооперативной: если игрок все время выбирает А, он не получает максимального выигрыша, но зато это позволяет и ему и партнеру все время иметь достаточно большое (среднее) либо вознаграждение (совместный кооперативный выбор, или оптимальный кооперативный выбор), либо дает возможность выиграть партнеру. В то же время возможна и конкурентная стратегия: если игрок все время выбирает В, то он получает максимальный выигрыш (если партнер ведет себя кооперативно), хотя может получить и минимальный (если партнер также ведет себя конкурентно). В качестве модификаций исследования с помощью этой игры использовались специальная инструкция, нацеливающая игроков на кооперативное поведение, контролируемая обратная связь, оценка степени доверия к своему партнеру, предоставление возможности прощать долг партнеру по игре, учет эмоций игроков — особенно в ответ на действия партнера (сожаление по поводу его проигрыша или радость и злорадство) и возможность договариваться о совместных действиях.

Эта игра вызвала всплеск исследований кооперативного поведения в диадах — как детских (начиная с 6 лет), так и взрослых (до 21 года). Использовалась она идля изучения супружеских пар. Что же показали исследования? \

Исследованиякооперативное™ с помощью игры «Дилемма Прайсона»

23 работы (1965-1973 гг.).

Испытуемые обоего пола от 6 до 21 года. Из них образовывались диады игроков: однополые и смешанные по полу. Учитывались кооперативные и конкурентные ходы игроков в игре (обшее количество, количество оптимальных ходов — конкурентных и кооперативных), эмоции сожаления по поводу проигрыша партнера, степень доверия к партнеру, прошение ему долга, невыполнение обязательств — договоренностей и т. п. Кроме реальных партнеров использовались смоделированные ситуации,


Стиль поведения 251

когда экспериментатор сообщал о сделанных ходах от имени якобы существующего партнера (своего или противоположного пола).

Результаты (дети и подростки). Превосходство мальчиков было отмечено по кооперативному поведению (в однополых диадах): а) со смоделированным партнером (10 и 11 лет) и б) с реальным партнером (14-1 7 лет).

Девочки делали большее количество кооперативных выборов (8 и 9 лет), меньшее количество совместных конкурентных выборов (8 и 9 лет), испытывали большее доверие к партнеру (8 и 9 лет), чаше прошали партнеру долг (8 и 9 лет), а также демонстрировали превосходство по кооперативности в однополых диадах (6, 9 и 12 лет).

Не было обнаружено половых различий: по числу совместных кооперативных ходов (8 и 9 лет), надежности в качестве партнера (8 и 9 лет), кооперативности в смешанных диадах (6, 9 и 12 лет) и в сожалении по поводу проигрыша партнера (8 и 9 лет).

Результаты (взрослые — 18-21 год). Мужчины превосходили женщин по числу кооперативных выборов (оптимальных и у испытуемых, имевших отцов-предпринимателей) и по кооперативным ответам на оптимальные конкурентные ходы, сделанные смоделированным партнером, а также опережали их по числу проявлений кооперативности при сравнении однополых мужских и однополых женских диад и по тому же показателю при сравнении мужского и женского поведения в смешанных диадах.

Женщины превосходили мужчин по числу оптимальных конкурентных ходов, по числу кооперативных ходов со смоделированным партнером, а также имели преимущество по числу кооперативных ответов на оптимальные конкурентные ходы, сделанные смоделированным партнером.

Не было обнаружено половых различий: по общему числу кооперативных ходов у испытуемых 18-21 года, у испытуемых, имевших отиов-чиновников и у взрослых супружеских пар, а также по числу кооперативных ходов в однополых диадах и по первому конкурентному ответу (по материалам книги Maccoby, Jacklin, 1 978).

В детском возрасте девочки в целом демонстрировали более разнообразное кооперативное поведение: они делали больше кооперативных выборов, меньше совместных конкурентных выборов, выказывали большее доверие к партнеру и чаще прощали ему долг. В то же время по ряду показателей кооперативности мальчики и девочки вели себя сходным образом по числу совместных кооперативных ходов, по надежности в качестве партнера и по выражению сожаления по поводу проигрыша партнера. Косвенное доказательство несколько большей кооперативности девочек (мальчики могли не уступать им, но и не превосходили их) может быть свидетельством их большего стремления «хорошо себя вести» (т. е. так, как требуют взрослые).

Исследования взрослых по «Дилемме Прайсона» обнаружили 3 равнозначные тенденции: превосходство мужчин, превосходство женщин и отсутствие различий. Мужчины отличались по числу кооперативных выборов (в том числе и оптимальных). Интересный результат был получен при исследовании испытуемых, имевших отцов-предпринимателей и отцов-чиновников: в первом случае наблюдалось превосходство мужчин. Предпринимательские способности тоже включают умение просчитывать ситуацию и вести себя с партнерам то конкурентно, то кооперативно (это смоделировано в «Дилемме Прайсона»), и, очевидно, исследователи пытались проследить, каким образом эти способности (которые явно имеются у родителей) проявляются у детей. Как видим, этот фактор оказался значимым — но только для мужчин. Хотя, возможно, американские девушки не собираются быть предпринимателями и поэтому не стремятся подражать своим отцам — по крайней мере, не так, 'как юноши. А вот у испытуемых, имевших отцов-


252 Глава 8. Социальное поведение

чиновников, не было обнаружено половых различий. Эти результаты еще требуют своей дальнейшей проверки и осмысления.

Превосходство женщин наблюдалось: по числу оптимальных конкурентных ходов и по кооперативным ходам со смоделированным партнером. Разумеется, взаимодействие с реальным и смоделированным партнером — это разные вещи. В последнем случае экспериментатор просто сообщает, что другой игрок сделал такой-то шаг, и, возможно, женщины просто больше доверяли мнению экспериментатора.

Различия отсутствовали по общему числу кооперативных ходов. В целом складывается впечатление, которое часто наблюдается при изучении половых различий: сходство и своеобразие полов сочетаются. Важным фактором (как для детей, так и для взрослых) оказался пол партнера по игре. Этот аспект мы проанализируем в разделе, посвященном поведению испытуемых в присутствии представителей своего и противоположного пола. Другие исследования конкурентности показали превосходство мужчин: достижение большего, чем у других, успеха повышает их самооценку, чего не наблюдается у женщин.

Что касается кооперативного поведения, то здесь данные противоречивы: в некоторых случаях половых различий не обнаруживается, в других женщины демонстрируют большее сотрудничество с окружающими. Таким образом, большая конкурентность мужчин не означает наличия большей кооперативности у женщин. Скорее дело обстоит следующим образом: мужчины более конкурентны, но по кооперативностиоба пола сходны. Таким образом, гендерный стереотип подтверждается, но лишь частично. Помимо этого, проявления конкурентного или кооперативного поведениясильно зависят от того, с каким полом приходится взаимодействовать — сосвоим или с противоположным.

Успешность деятельности

Мы рассмотрим половые различия по успешности обучения в школе, решению различных задач в лабораторных экспериментах и выполнению роли лидера и менеджера.

Широко распространено представление о том, что мужчины более продуктивны, чем женщины. При этом имеются в виду либо все виды деятельности, либо те, которые особенно ценятся обществом — политика, наука, искусство, спорт. То, что у женщин либо нет выдающихся успехов в этих областях, либо они гораздо скромнее,чем у мужчин, обычно объясняют отсутствием соответствующих способностей, что, в свою очередь, часто служит главным аргументом для оправдания гендерной диспропорции в престижных профессиях. Но каковы результаты конкретных исследований успешности? Сгруппируем данные из книги Э. Маккоби и К. Жаклин по методикам и возрастам.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.