Сделай Сам Свою Работу на 5

Мотивация достижения и аффилиаиии

Обычно считается, что мужчины с детства имеют большуюпотребность достижения в областях, связанных с неодушевленными предметами ине связанных с личностью, причем они мотивированы на него ради самого достижения.Женщины же имеют меньшую мотивацию достижения в областях, связанных с взаимодействием людей, и их усилия направлены не на сам успех, а на желаниенравиться другим или избегать осуждения (Maccoby, Jacklin, 1978). Давайтепроверим, так ли это.

Чтобы разобраться в достаточно обширных и неоднородных результатах,полученных на разных возрастах и с помощью различных методик, которые направленына изучение трудносопоставимых или просто не совпадающих между собойсторон мотивации личности, сгруппируем данные из книги Э. Маккоби и К. Жаклинпо возрастным периодам и методикам и прокомментируем результаты. Исследования можно разделить на следующие категории: изучающие уровень притязаний, мотивацию по отношению к учебе и оценкам ее успешности, стремление к автономным достижениям, боязнь успеха и реальные успехи.

Обычно исследователи выделяют 3 уровня притязаний(низкий, средний и высокий), учитывают, какие задачи выбирает испытуемый (легкие или трудные) и как он реагирует на успех или неудачу (снижает уровень трудности, остается на месте или повышает его). Собственно говоря, все 3 уровня могут свидетельствовать о наличии мотивации достижения — просто при низком уровне испытуемый хочет добиться успеха, не затратив особых усилий. Имеет значение и самооценка своих возможностей: высокий уровень притязаний может быть отражением неадекватной самооценки. Приемом, проверяющим уровень притязаний, является и поведение испытуемого после решения трудной или легкой задачи — он может награждать или не награждать себя за такое решение, в чем проявляется его удовлетворенность или неудовлетворенность собственными действиями. Показателем уровня притязаний можно считать и стандарты успешности, которые предпочитает испытуемый. Из шести исследований уровня притязаний, в которых использовались вышеперечисленные критерии, в пяти не было обнаружено гендерных различий (в 3-6, 7, 7-Ю, 12-14 и 14 лет). Только в исследовании Стрикленда кроме отсутствия различий, было обнаружено преимущество мальчиков. Но это противоречие кажущееся: преимущество наблюдалось среди тех, кто имел средний уровень, и различия отсутствовали у мальчиков и девочек с низким уровнем притязаний. Поэтому в целом можно сделать вывод о том, что с 3 до 14 лет уровень притязаний мальчиков и девочек существенно не различается.



Исследования мотивации достижения

14 исследований (1965-1973 гг.).

Испытуемые обоего пола, возраст 3-21 год. Метилики:

1) исследование уровня притязаний;

2) исследование мотивации к учебе;

3) оценка потребности в автономии у испытуемых (по мнению учителей и на основе наблюдений в классе);

4) оценка реальных достижений (наблюдение);


214Глава 7. Личностные характеристики

5) проективные методики: составление проективных рассказов, вопросник личностных предпочтений Эдвардсаи проективные вопросы («что делает вас счастливым? несчастным?»).

Результаты. Мальчики превосходили девочек по среднему уровню притязаний і 14 лет). У девочек наблюдалось превосходство по стремлению к автономии (4-5 лет) и боязни успеха (17 лет).

Не было обнаружено половых различий:

1) по уровню притязаний (3-6 и 7-10 лет);

2) мотивации к учебе (4 года и 1 2-14 лет);

3) мотивации достижений: по боязни успеха (1 3 лет), потребности в достижениях (вопросник Эдвардса) — 1 5-17 лет и теме достижений в ответах на вопросы «Что делает вас счастливым? несчастным?» (1 8-21 год);

4) реальным достижениям (по опенкам наблюдателей) — 4-5 лет (по материалам книги Maccoby, Jacklin, 1978).

Мотивация, связанная с учебой и академическими успехами.В основном с 4 до 14 лет мальчики и девочки не различаются ни по мотивации по отношению к учебе в целом, ни по значимости для них успехов в изучении математики (как высоких, так и минимальных).

В подростковом возрасте были получены и другие результаты. Так, для мальчиковболее важны успехи как в предметах, которые считаются маскулинными (математика),так и фемининными (английский язык), а для девочек в этом же возрасте болеезначима успешность по английскому языку (фемининный предмет). При этом все3 варианта результатов (о превосходстве мальчиков, девочек или отсутствии различий)получены в одном и том же исследовании Беттла, что не позволяет сослатьсяна различие методик и подходов. Суммируя эти результаты, можно сделать вывод лишь об отношении кматематике — девочки могут не уступать мальчикам, но и непревосходят их, ав остальном мотивацию по отношению к учебе можно считать примерно одинаковой.

Не в этой ли мотивации (вернее, в ее отсутствии) и кроется секрет того, что девочки уступают мальчикам по математическим способностям?

Вопреки ожиданиям, по стремлению к автономным достижениямпревосходство наблюдалось не у мальчиков, а у девочек. Это показало и наблюдение за ними, и опрос учителей. Какую особенность мотивации достижений отражает этот показатель? Очевидно, степень ее сформированное™ — если успехи никому персонально не приписывают (например, в игре), то они остаются анонимными и всеобщими. Возможно, потому, что девочки опережают мальчиков в развитии, у них раньше формируется и эта особенность мотивации. Помимо этого, она связана сориентацией на задачу (см. ниже).

Дляисследования собственно мотивации достиженийиспользуются проективные методики. Наиболее известным проективным исследованием в этой области стала работа Мак-Клелланда и коллег, выполненная в 1953 г. Использовались 3 варианта экспериментальных условий.

Первымвариантом были нейтральные условия: испытуемого просили составить рассказы по методике ТАТ (на основе предъявляемых картинок). В этом случае женщины демонстрировали более высокую мотивацию достижений, чем мужчины.

Второй вариант получил название «Побуждающая инструкция». Вначале испытуемому давался стимул к достижению успеха в виде специальной инструкции:


Мотиваиия достижения и аффилиаиии 215

ему сообщали, что сейчас он будет решать задачи (анаграммы), которые проверяют не только интеллект, но и способность к лидерству (умение организовать материал и быстро и точно оценить ситуацию). Затем испытуемый составлял рассказы по картинкам ТА Т, а после этого решал задачи-анаграммы. Выяснилось, что в этом случае у мужчин мотивация достижения повышалась (они реагировали на побуждающую инструкцию), а у женщин — нет.

Третьим вариантом было использование социальных стимулов, связанных с принятием индивида другими членами группы. Здесь результаты были совершенно другими: и мужчины и женщины увеличивали свои показатели мотивации достижений, но мужчины — незначительно, а у женщин происходил резкий рост данного показателя.

Резюмируя, можно сказать, что женщины показывали более высокую мотивацию достижений в нейтральных условиях, а мужчинам для повышения мотивации нужна была специальная достиженческая интеллектуально-лидерская стимуляция. Помимо этого, женщинам для повышения мотивации необходимы социальные стимулы (связанные с принятием группой).

Эти классические результаты не раз повторялись в других исследованиях. В случае с методикой ТА Т был обнаружен еще один феномен, который влиял на половые различия по мотивации достижения. Верофф и Монеган заметили, что мотивационный профиль связан с полом человека на картинке ТАТ. Если на ней был изображен мужчина, то женщины демонстрировали высокую мотивацию достижения, если женщина — то девочки и женщины-испытуемые в своих рассказах реже упоминали достижения и чаще — неудачи. Авторы высказали предположение, что в рассказах испытуемых отражалась не их собственная мотивация, а мотивация, присущая тем, кто был изображен.

Заметим, что испытуемым было легче идентифицировать себя с изображенными представителями их пола, чем противоположного. И поскольку гендерный стереотип успешности связан с мужским полом, исследователи должны чаще получать данные о высокой мотивации достижения. В «деловом» варианте ТА Т (модификация X. Хекхаузена) из 6 картинок только на одной изображены женщины, на остальных — мужчины. Такая гендерная неравноценность изображений может приводить к искажению результатов по мотивации. Это обстоятельство важно для понимания специфического феномена, который был назван боязнью успеха.

Другое название боязни успеха — мотив избегания успеха. Этот феномен был открыт в 1968 г. Мартиной Хорнер (Horner, 1987). Она создала свою проективную методику по аналогии с ТАТ. Испытуемых, студентов-медиков, просили написать рассказ, где героем или героиней (ее обычно звали Анни) был индивид их пола. Этот индивид добился больших академических успехов (заканчивал обучение первым в группе), его, возможно ожидал успех и в будущем — нужно было представить его дальнейшую судьбу и охарактеризовать его личностные качества. При этом ситуация изображалась так, что у индивида (героя рассказа) был выбор: иЛи с блеском закончить обучение и выйти по рейтингу на первое место в группе, или уступить представителю противоположного пола.

Методика оказалась очень чувствительной к гендерным различиям. В первом же исследовании 90% мужчин-испытуемых, предвкушая будущий успех, связывали его с положительными эмоциями и приятными событиями: успех обеспечивал благополучие, безопасность, счастье. 65% женщин были обеспокоены теми по-


216 Глава 7. Личностные характеристики

следствиями, которые могли сопровождать их профессиональный успех, а именно потерей женственности, осуждением близких людей, ухудшением взаимоотношений с ними. Многие девушки негативно описывали Анни (проективный образ), которая предположительно добилась наилучших результатов среди других студентов: они характеризовали ее как несчастную, агрессивную, незамужнюю, честолюбивую, использующую семью и друзей в целях карьеры.

Обнаруженный феномен был назван мотивом избегания (или боязнью) успеха. Хорнер разъясняла, что это не означает стремления к неудаче, а просто указывает на страх перед успехом из-за тех негативных последствий, которые могут его сопровождать (в частности, самый мощный страх вызывала потеря женственности — испытуемые-женщины говорили, что они хотят быть только женами и матерями). Методика и сам феномен стали пользоваться очень большой популярностью — давалось готовое понятное объяснение неудач женщин в деловом мире.

Теперь рассмотрим эмпирические данные по этому феномену, полученные в исследованиях самой Хорнер и других авторов. Установлено, что в 13 лет боязнь успеха одинаково присуща и мальчикам и девочкам, но уже в 17 девочки превосходят мальчиков (Кимбелл, цит. по: Maccoby, Jacklin, 1987). Его продемонстрировали от 59 до 90% взрослых женщин и только 8% мужчин. Однако были обнаружены и женщины, имеющие низкий показатель боязни успеха; они не опасались даже утраты женственности (в частности, описывали Анни — проективный образ — улыбающейся, ожидающей свадьбы).

Однако при изменении схемы эксперимента с просьбой описать преуспевающих индивидов обоих патов в исследовании Монегана и коллег половые различия исчезли: и юноши и девушки более негативно описывали успешных женщин, чем мужчин, возможно, просто отражая существующие стереотипы. При этом юноши более отрицательно, чем девушки, относились именно к женскому успеху. В другом исследовании того же автора школьникам 2-го класса предложили стрелять по мишеням и оценивали их мотивацию достижений в ситуации конкуренции. Девочки показали более низкую мотивацию, но, как справедливо замечают Э. Маккоби и К. Жаклин (Maccoby, Jacklin, 1978), это могло отражать их более реальную самооценку в такой специфической «неженской» деятельности, как стрельба по мишеням. Добавим — им могла быть просто неинтересна такая стрельба.

Мы снова наблюдаем, как важно учитывать множество факторов, и прежде всего пол (и экспериментатора, и испытуемого, и проективного образа!), а также тип задачи, которая может интересовать испытуемых одного пола и не интересовать — другого.

Таким образом, феномен избегания успеха чаще можно наблюдать, во-первых, у женщин, во-вторых, во взрослости, хотя еще в 1963 г. (до обнаружения феномена) Маккоби писала о том, что стремление к достижениям у девочек сопровождается повышенной тревожностью, так как связано с нарушением привычных социальных норм.

Сама Мартина Хорнер (Horner, 1987) считала, что избегание успеха способно тормозить реальные результаты деятельности. Наиболее ярко, по ее мнению, оно должно проявляться у способных женщин, ориентированных на высокие достижения, и в ситуациях, где достижения женщин сравниваются с достижениями значимых мужчин — друзей или возлюбленных (т. е. там, где реально можно увидеть негативные последствия своих достижений). Таким образом, этот феномен,


\ Мотиваиия достижения и аффилиаиии 217

скорее всего, связан не с успехом, а с отношениями с мужчинами — женщины готовы отдать им пальму первенства, чтобы сохранить эти отношения. Это дало Маккоби и Жаклин основание считать его избеганием конкуренции (Maccoby, Jacklin, 1978), а С. Кросс и Л. Мэдсон (Cross, Madson, 1997) — боязнью испортить отношения с близкими людьми.

Позднее Мишель Пелюди (Paludi, 1987) обобщила эмпирические данные, полученные Мартиной Хорнер и другими исследователями, и пришла квыводу, что гендерных и возрастных различий в боязни успеха не существует, равно как икорреляций со способностями женщин делать карьеру. В целом, по ее мнению, «боязньуспеха» сама потерпела неудачу, причем не случайно, поскольку здесь вина занеуспех возлагалась не на истинного виновника (общество), а на жертву — женщину.

Вернемся к эмпирическим данным о мотивации достижения.

Половые различия отсутствуют по потребности в достижениях (методика Эд-вардса) в 15-17 лет и по теме достижений в ответах на вопросы «Что делает вас счастливым? несчастным?» в 18-21 год. О. Бреннер и коллеги (Brenner et al., 1989) обнаружили, что ориентация на достижения в равной степени проявляется у взрослых женщин и мужчин, хотя обычно она приписывается только последним.

По своим реальным успехам (что также может быть косвенным свидетельством мотивации достижения) мальчики и девочки не различаются в 4-5 лет (причем это мнение не самих испытуемых, а результаты опытных наблюдателей). Во время обучения в школе различия либо отсутствуют, либо наблюдается преимущество девочек: их академические успехи (которые, по мнению Маккоби и Жаклин, трудно считать доказательством отсутствия мотивации достижения) оказались выше успехов мальчиков на протяжении всего школьного периода, как и интерес к этим успехам.

Таким образом, в детском возрасте практически не встречается превосходства мальчиков по разным аспектам мотивации достижения: ни по уровню притязаний, ни по мотивации к учебе, ни по стремлению к автономным достижениям, ни по реальным успехам. Обнаруживается либо отсутствие различий, либо превосходство девочек.

Эти данные столь впечатляющи и столь далеки от стереотипа, что трудно поверить в изменение картины в период взрослости. Возможно, большая нацеленность на успехи в учебе у девочек (и сами успехи) в самом деле объясняется желанием понравиться взрослым — учителям, родителям, которые всячески требуют от детей хорошей учебы. Независимость же мальчиков не приводит к особому прилежанию. Но остается неясным, почему мальчики независимы от мнений взрослых, а девочки очень чувствительны к нему. Возможно, взрослые больше внимания уделяют именно послушанию девочки и общению с ней, предоставляя мальчикам большую свободу? Но если это и так, опять же не ясно, почему взрослые по-разному ведут себя по отношению к мальчикам и девочкам?

В случае с ориентацией на задачу и межличностные отношения в исследованиях были получены разноречивые данные: и о различиях между полами в мотивации достижения, и об отсутствии этих различий. Были высказаны две гипотезы, примиряющие эти тенденции. Первая гипотеза состоит в том, что оба пола одинаково мотивированы на достижения, но различаются по своей направленности в плане деятельности: мальчиков интересует деятельность, связанная с неодушевленными предметами, а девочек — с личностью и взаимодействием людей. Вто-


218 Глава 7. Личностные характеристики

рая гипотеза гласит, что когда оба пола осуществляют какую-либо деятельность (решают задачу), то мальчиков интересует сама задача, а девочки работают ради окружающих (стремятся заслужить их похвалу и одобрение или избежать осуждения). Последнее свидетельствует о наличии особого типа мотивации — аффилиации Такое объяснение соответствует представлению Т. Парсонса об инструментальном и экспрессивном стилях поведения, свойственных мужчинам и женщинамсоответственно (более подробно см. главу о социальном поведении).

Однако обеэти гипотезы не полностью согласуются с эмпирическими фактами. Так. мальчики проявляют большую, чем девочки, любознательность и интерес к самой задачетолько в возрасте 3-6 лет. Эксперименты не подтвердили и наличия половых различий как в межличностной ориентации, так и в манипулировании предметами.

В какой-то мере свет на соотношение мотиваций у девочек и мальчиков проливает исследованиеЭммериха. Это исследование производит яркое впечатление своей основательностью, трудоемкостью и тщательностью. В течение года изучались 596 детей4-5-летнего возраста — с применением наблюдения и факторного анализа (яриобработке данных). Были выделены 2 типа мотивации: ориентация на задачу иличностная ориентация. Те, у кого преобладала ориентация на задачу, ставали напервое место индивидуальные цели, связанные с задачей, — ребенок больше общалсясо взрослыми (просил их дать информацию и помочь в решении задачи). Длиличностной ориентации было характерно стремление к общению со сверстниками.Девочки чаще демонстрировали поведение, ориентированное на задачу (используя взрослых как источник помощи в этом плане), а мальчики — социальное взаимодействиесо сверстниками. Но проявилась и другая закономерность: чем младшеи менее развитыми были испытуемые, тем чаще они не имели никакой ориентации.Самые старшие и развитые дети, напротив, были склонны к проявлению обоих типов ориентации: и личностной, и деятельностной, т. е. половые различия обнаруживались в определенном возрасте и были временными.

Собственно говоря, оба типа поведения связаны со взаимодействием с людьми, но разного возраста — сверстниками или взрослыми.

Обобщив змпирігческне результаты по другим возрастным периодам, Макко-би и Жаклин (Maccoby. Jacklin, 1978) пришли к заключению, что мальчики являются более личностно ориентированными в отношении сверстников, а в отношении взрослых оба пола не отличаются по указанной ориентации.

Другие данные свидетельствуют о некотором преобладании межличностной ориентации у девочек. Кэрол Гиллиган (Gilligan, 1987) доказала, что потребность в аффилиации является центральной в идентичности девочек, а М. Розенберг (цит. по: Cross, Madson, 1997) установил, что девочки высоко ценят свою сенси-тивность и межличностную гармонию (однако были получены и другие результаты, например, об отсутствии превосходства девочек по эмпатии).

Таким образом, если иметь в виду детский возраст, нет оснований говорить о существовании различий в поведении в сторону, предсказываемую стереотипом: напротив, мальчики демонстрируют скорее гендерно-атипичное поведение в отношении сверстников.

Рискну предположить, что причина таких различий лежит в опережающем развитии девочек по сравнению с мальчиками. Возможно, экспрессивное поведение формируется раньше ориентации на задачу, и тогда при сравнении сверстни-


Мотивация достижения и аффилиаиии 219

ков мальчики будут отличаться от девочек, как младшие от старших. Но, разумеется, такое предположение нуждается в эмпирической проверке.

Очень важным представляется результат об отсутствии различий в общении со взрослыми. Последние воспринимаются как воспитатели, представители взрослого мира, которым детям необходимо овладеть. И здесь, по-видимому, одинаково важным является и ориентация на задачу, и личностная ориентация — чем разнообразнее будет поведение, тем успешнее произойдет это овладение миром взрослых. Данный вывод подтверждается и тем, что младшие и неразвитые дети не демонстрируют сформированного стиля поведения. По-видимому, он формируется позже — в 4-5-летнем возрасте.

Таким образом, эмпирические данные не свидетельствуют о том. что «сама природа» определила ориентацию девочек на взаимоотношения, а мальчиков — на задачу, как утверждают сторонники биологического объяснения половых различий.

Другие авторы получили данные о том, что мужчины в целом больше ориентированы на решение проблем, чем женщины. При поощрении последних к изменению своего отношения к этому аспекту деятельности увеличивалась и их продуктивность решения проблем, хотя она и оставалась более низкой, чем у мужчин (Wood, 1987).

К аналогичному выводу пришли Маккоби и Жаклин (Maccoby, Jacklin, 1978), уточняя, что ни один пол не проявляет большего интереса, чем другой, ни к самой деятельности, ни к наградам и одобрению, которые с ней связаны.

Особое отношение мужчин к сверстникам сохраняется и во взрослости. Мартина Хорнер установила, что мужчины лучше работают, когда за ними наблюдают сверстники, на женщин же такое наблюдение не влияет. Возможно, дело в том, что мальчики и мужчины воспринимают сверстника как конкурента, а девочки — нет? Мы вернемся к этому вопросу, рассматривая поведение испытуемых в присутствии своего и противоположного пола (глава о социальном поведении).

Таким образом, по сравнению с детством в период взрослости меняется соотношение мотивации достижения у разных полов: либо она возрастает у мужчин (по сравнению с мальчиками), либо снижается у женщин (по сравнению с девочками). Мне представляется, что имеют место оба процесса. Общество постоянно стимулирует мужчин к получению успеха, а женщины в этом плане либо не поощряются, либо даже стимулируются негативно. По крайней мере, для них существуют барьеры в виде предубеждений, осуждения, неодобрения, не позволяющие заниматься некоторыми видами деятельности, которые считаются «мужскими». Как правило, для мужчин таких барьеров не существует — они вполне могут добиваться успехов в традиционно «женских» областях (это, в частности, было обнаружено тайваньскими исследователями Р. Хорном и Р.-Х. Ченом (Horng, Chen, 2000)), и это не только не осуждается, но порой вызывает восхищение у окружающих. Так складывается стереотип о том, что в любом виде деятельности мужчины более успешны, чем женщины. Видимо, обществу выгодно сложившееся разделение ролей на мужчину — «добытчика» и женщину — «хранительницу домашнего очага». При этом не учитываются потери общества от того, что часть его членов (те женщины, которые выполняют только роль домашней хозяйки, жены, матери) выключена из общественных процессов, что она обладает потенциалом (личностным, интеллектуальным), который может быть более продуктивно использован

 


220Глава 7. Личностные характеристики

этим обществом, не говоря уже о потерях, которые несет сама личность, не развивая свои потенции и возможности.

Казалось бы, в советское время в нашей стране были созданы иные возможности для женщин. Однако равенство возможностей (которое действительно в какой-то мере имело место — в частности, у нас не наблюдалось дискриминации в оплате труда за одну и ту же работу у мужчин и женщин, что часто встречается за рубежом) все же не было полным и зачастую просто декларировалось — в итоге такое «равенство» приводило к тому, что женщина, пытаясь сделать карьеру, была перегружена, поскольку никто не освобождал ее от других, «домашних» ролей.

Трудно себе представить, чтобы в такой ситуации многие женщины были ориентированы на успех в производственной деятельности. Однако противники равноправия, помимо ссылок на то, что женщины, как правило, не добиваются успеха в такой деятельности, приводят аргумент и об отсутствии у них мотивации достижения. Но мы видели, что,во-первых, у девочек такая мотивация даже больше, чем у мальчиков, а во-вторых,общество способствует тому, чтобы эта мотивация либо снижалась, либоприобретала другую форму — нацеленность на определенные виды деятельности.Присущая женщинам ориентация на одобрение окружающих способствует тому,что многие женщины в период взрослости меняют свою мотивацию. В тоже время не все женщины одинаковы в этом плане.

Так,греческий психолог К. Атанасиаду (Athanasiadou, 1997) проинтервьюировала 28 аспирантокиз ее страны в возрасте от 24 до 33 лет по поводу их планов относительно карьеры исемьи. Были выявлены две группы испытуемых: с устойчивой ориентацией на карьеру и с отказом от карьеры в пользу семьи. Вторая группа подчеркивала самостоятельность своего выбора, чтобы, по мнению автора, не признавать свою подчиненную позицию в семье, первая же старалась смягчить свой резкий отказ от семьи, заменяя термин «карьера» более нейтральным словом «работа». И та и другая группа, как можно видеть, испытывает определенное давление со стороны общества: какой путь выбрать, чтобы вызвать одобрение у окружающих? Автор отмечает, что специфика ситуации в современной Греции такова, что от женщины требуется совмещение разных обязанностей — т. е. нацеленность и на семью, и на карьеру, поэтому обе группы нельзя считать благополучными. Возможно, именно в такой сложной ситуации находятся женщины и в других странах.

Собственно говоря, несмотря на то что ситуация в обществе такова, как я ее описала, строгие исследования не подтверждают стереотип о преимуществе мужчин вмотивации достижения, тем не менее такой стереотип по-прежнему остается однимиз самых устойчивых и распространенных. И этот стереотип, в свою очередь, влияет на то, что у женщин снижается мотивация к успеху — женщины стремятся соответствовать в своем поведении принятым в обществе нормам — может быть, вбольшей степени, чем мужчины.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.