Сделай Сам Свою Работу на 5

РАСТУЩЕЕ НЕРАВЕНСТВО ВНУТРИ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА

 

Как мы уже убедились, наше непонимание причин бедности столь многих стран напрямую связано с белыми пятнами современной экономической науки. Поэтому разработать теорию неравномерного развития крайне сложно, но именно на этой теории должно основываться любое долгосрочное решение проблем Африки и других бедных регионов. Сегодня эта теория, которая в течение 5 веков позволяла разрабатывать успешные экономические стратегии, начиная с Генриха VII в Англии в 1485 году и заканчивая интеграцией Испании и Португалии в Европейский союз в 1986 году, практически мертва.

Сегодня мы подходим к беднякам с точки зрения паллиативной экономики, т. е. стремимся облегчить страдания от бедности, вместо того чтобы навсегда искоренить бедность. Сегодняшний подход позволяет продолжать глобализацию и расширять область ее действия (как в случае переговоров с ВТО), не исследуя проблем, которые она создает в периферийных странах. В мире продолжают царить экономические мифы, основанные не на практике, а на идеологии, и построенная на них практическая политика. К сожалению, решение поставить людей, которые когда-то разработали и воплотили в жизнь неоклассическую политику шоковой терапии, во главе проекта целей тысячелетия было явной ошибкой. Именно это решение во многом привело к ситуации, которую мы сегодня наблюдаем, поскольку оно гарантирует, что мы никогда не увидим основательного обсуждения ошибок , допущенных в период конца истории. Однако нам очень нужна теория, которая объяснила бы, почему экономическое развитие по своей природе является неравномерным процессом. Только после этого могут быть приняты действенные стратегические меры.

В 2005 году интеграция в Европе достигла критической точки. Французы и голландцы во время голосования отвергли европейскую конституцию, продемонстрировав недоверие к процессу интеграции. Исследование, недавно проведенной польской газетой «Rzeczpospolita», показало, что подавляющее большинство поляков довольны свободой слова и членством страны в НАТО и ЕС, однако 85 % опрошенных обвиняли движение «Солидарность» в том, что оно допустило в страну либерализацию, оставившую многих без работы. Граждане стран, давно входящих в ЕС, чувствуют себя преданными, потому что их благосостояние размывается, как и граждане новых стран — участников Союза, потому что их благосостояние не растет так быстро, как они ожидали. Не удивительно, что многие задаются вопросом, что же пошло не так. Еще удивительнее факт, что резкая смена настроения наступила в течение всего одного года после эйфорических празднований, посвященных расширению Европейского союза.



От проблем, созданных доминирующей сегодня экономической теорией, страдают не только страны третьего мира. Члены Европейского союза испытывают растущее экономическое неравенство в пределах собственных границ. Таким образом, одни и те же проблемы существуют на трех разных уровнях: на глобальном, на уровне Европейского союза и на уровне наиболее развитых стран. Во всех случаях причина одинакова — внезапный отказ от проверенных веками теорий.

Хотя в учебниках по экономике немецкого экономиста Фридрих Листа (1789–1846) почти не упоминают, его экономические принципы не только позволили индустриализовать континентальную Европу в XIX веке, но и упростили интеграцию Европы начиная с 1950-х годов и заканчивая успешной интеграцией Испании и Португалии в 1986 году. Только с заключением в 1997 году Пакта стабильности и роста, принципы Листа были отброшены ради экономической теории, которая сегодня заправляет Вашингтонским консенсусом. В результате этого отказа в старых европейских странах растут безработица и бедность. Начавшаяся полемика привела к отвержению новой европейской конституции. Ниже я привожу ключевые принципы Листа в сравнении с принципами стандартной экономической науки.

ПРИНЦИП ЛИСТА: вначале страна должна индустриализоваться, а затем экономически интегрироваться со странами, находящимися на том же уровне развития.

НЕОКЛАССИЧЕСКИЙ ПРИНЦИП: свободная торговля является целью сама по себе; не надо ждать, когда отдельные страны достигнут определенного уровня индустриализации. Расширение ЕС в 2004 году произошло вопреки принципу Листа. Сначала бывшие коммунистические страны Восточной Европы (за исключением Венгрии) были подвергнуты трагической деиндустриализации, в них началась безработица. Затем эти страны были внезапно интегрированы в ЕС, что создало экономическое и общественное напряжение. Для Западной Европы выравнивание цен на факторы производства, обещанное теорией международной торговли, обернулось понижением этих цен.

ПРИНЦИП ЛИСТА: для богатства, демократии и политической свободы необходимо одно условие — диверсифицированный сектор обрабатывающей промышленности, для которого характерна возрастающая отдача (со временем к обрабатывающей промышленности присоединился сектор наукоемких услуг). Этот принцип проповедовал первый министр финансов США Александр Гамильтон, на основе этого принципа построена экономика Соединенных Штатов, он же вновь был открыт Джорджем Мар шаллом в 1947 году.

НЕОКЛАССИЧЕСКИЙ ПРИНЦИП: все виды экономической деятельности качественно одинаковы, поэтому неважно, что производить. Эта идеология основана на теории сравнительного преимущества и не признает, что страна может специализироваться на бедности и невежестве, заниматься экономической деятельностью, не требующей новых знаний, работать в условиях совершенной конкуренции и убывающей отдачи и/или быть лишенной экономии на масштабах производства и технологического прогресса.

ПРИНЦИП ЛИСТА: экономическое благосостояние является результатом синергии. Флорентийский канцлер XIII века Брунетто Латини (1210–1294) понимал богатство городов как всеобщее благо (ben commune ).

НЕОКЛАССИЧЕСКИЙ ПРИНЦИП: «Такого понятия, как общество, не существует» (Маргарет Тетчер. 1987).

 

Для того чтобы развить Африку и другие бедные страны, следует отказаться от неоклассических экономических принципов и вернуться к принципам Листа. Следует признать качественные различия между видами экономической деятельности, разнообразие, инновации, синергию и историческую последовательность процессов — все то, что игнорирует стандартная экономическая наука.

Поскольку большинство экономистов пользуются инструментами, которые не помогают им понять правоту Листа, им не удается объяснить, почему бедность не прекращается. Они возвращаются к факторам, которые изучены и признаны нерелевантными в создании бедности, таким как раса или климат. Движение теории по скользкой дорожке отвлекающих маневров описано в гл. 6, на практике же экономическая политика неумолимо движется в сторону благотворительного колониализма.

Цитировать Ницше — рискованное занятие, особенно после того как его сестра, Элизабет Ферстер Ницше, фальсифицировала часть его архива в политических целях. Однако в случае «Целей развития тысячелетия» соблазн слишком велик. Как мы помним, Ницше считает основной движущей силой человеческого прогресса Geist- und Willens-Kapital — капитал ума и воли, куда входят все движущие силы развития — знания, технический прогресс и предпринимательство. Как только мир принимает экономическую теорию, в которой отсутствуют эти силы, на сцену выходят нездоровые «спасители» Ницше — «добрые и справедливые». Они не могут изменить экономический строй Африки и создать в ней богатство, они предлагают свое решение — посадить бедные области Африки на пособие по безработице.

«Добрые и справедливые» возвращают в экономику игру с нулевой суммой, заброшенную со времен Возрождения; они считают, что их экономическая наука распределит уже созданное богатство. Не понимая связи между колониальным экономическим строем и бедностью, «добрые и справедливые» могут придумать только одно решение — распределять богатство, созданное в богатых странах, между бедными странами. Ницше считает «добрых и справедливых» только предшественниками худшего представителя рода человеческого, самого «презренного человека», воплощения стагнации — letzte Mensch, «последнего человека» человеческих останков, которые засоряют Землю перед концом света. «Что такое творение?.. — так вопрошает последний человек и моргает». Этот псевдочеловек Ницше — бледное подобие сегодняшнего деградировавшего человеческого животного, продукта исторического процесса, в ходе которого человечество обрекает себя на стагнацию и закат, соглашаясь на комфортное существование в своем текущем статусе, вместо того чтобы создавать что-то новое. Последний человек представляет собой финальную стадию вымирания человеческой воли и созидательной силы — человека обменивающегося (homo economicus neoclassicus ).

 

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.