Сделай Сам Свою Работу на 5

Отношения и внимательность

 

Рассуждения в отношении внимательного осознавания, затронутые в этой книге, позволяют предположить, что способность сонастроиться с собой в ходе процесса возникновения резонанса может укрепить те психические способности и соответствующие им нейрональные контуры, которые отвечают за поддержание здоровых отношений с другими людьми в личной и профессиональной жизни. Отдельные сообщения преподавателей внимательности и практиков говорят о том, что это действительно так. Что мы знаем об этом из экспериментальных исследований? В превосходном обзоре исследований, посвященных внимательности, Браун, Райан и Кресвелл предлагают сжатую и познавательную сводку эмпирических данных, поддерживающих эти сообщения:

 

Несмотря на то что пока в этой области накоплено мало данных, предварительные психометрические и интервенционные исследования показывают, что внимательность может повысить качество как самих романтических отношений, так и коммуникации, происходящей внутри них. Барнс, Браун, Круземарк, Кемпбелл и Рогге (Brown, Krusemark, Campbell, & Rogge, в печати) обнаружили, что высокая оценка по шкале внимательности (MAAS) – предиктор большего удовлетворения от отношений и большей способности адекватно реагировать на трудности в этих отношениях. Другое исследование повторило и расширило полученные результаты. Используя парадигму обсуждения конфликтов, ученые показали, что люди, обладающие внимательностью как чертой личности, отвечают на конфликт меньшим эмоциональным стрессом. Этот эффект объяснили сниженным эмоциональным стрессом при вступлении в обсуждение конфликта. Этим подтверждается вывод первого из упомянутых исследований о том, что обладающие навыками внимательности индивиды меньше подвержены плохому настроению вообще, а это позволяет предположить, что такая низкая предрасположенность проявляется в специфическом контексте романтических отношений. Результаты показывают, что обладающие навыками и чертами внимательности люди скорее не сглаживают эффект стресса во время конфликта, а предупреждают развитие самого стресса. Способность внимательности подавлять реакцию на конфликт проявлялась также суждениями, высказываемыми каждым из партнеров: чем выше способность к внимательности, тем больше положительных (и меньше отрицательных) изменений следовало после разрешения конфликта в отношении к партнеру и в его восприятии. Это исследование подчеркивает важность создания состояния внимательности перед трудным разговором, так как внимательность способствует лучшему общению при его объективной оценке.



 

Таким образом, в экспериментальном исследовании было обнаружено, что внимательность как черта личности способствует улучшению интимных отношений. Что имели в виду ученые, говоря об интервенционных вмешательствах, способных воспроизводить у людей состояние внимательности, с тем чтобы они могли использовать его в своих интимных отношениях? Браун, Райан и Кресвелл пишут:

 

Начавшееся интервенционное исследование также подтвердило благотворную роль внимательности в романтических отношениях. Применив основанную на практике внимательности программу снижения стресса (MBSR) для семейных пар под названием «Основанное на внимательности улучшение отношений», исследователи показали, что в сравнении с контрольной группой у пар, занимавшихся по программе (все они находились в нормальных отношениях друг с другом), были лучше все показатели отношений: удовлетворенность отношениями, самостоятельность, признание прав партнера. Также отмечалось снижение напряженности отношений по данным теста, проведенного сразу после окончания программы и в течение трех месяцев динамического наблюдения. Полученные данные позволяют утверждать, что ежедневная практика внимательности сочетается с улучшением как самочувствия индивидов, так и отношений в паре.

 

Авторы также предположили, что внимательность помогает предотвратить дистресс, поскольку располагает человека к состоянию сближения (а не ухода от негативных стимулов), что помогает справляться с негативными чувствами, вызванными либо потерей и социальным остракизмом, либо их возможностью. Кресвелл, Эйзенбергер и Либерман показали, что люди, обладающие внимательностью как чертой, или свойством, личности, менее остро реагируют на социальную изоляцию и одиночество. Браун, Райан и Кресвелл так подытоживают свои данные:

 

Студентам было предложено поиграть в виртуальную игру в мяч с двумя другими «участниками» (на самом деле, с компьютером) во время регистрации фМРТ. В первом раунде испытуемые включались в игру и получали право бросать мяч. Во втором раунде им среди игры отказывали в этом праве без объяснения причин. После окончания опыта они рассказывали о своих ощущениях в связи с отказом в участии в игре. Высокие показатели внимательности ассоциировались со сниженной реакцией на отказ и социальный остракизм. Это снижение сочеталось со снижением активности в дорсальной передней поясной коре, то есть области, которая активируется на фоне социального дистресса.

 

Обсуждая способы улучшения профессиональных отношений и влияние внимательности на качество клинической подготовки, Браун, Райан и Кресвелл ссылаются на работу Шапиро, Шварца и Боннера, в которой было показано, что обучение внимательности может повысить способность к эмпатии: «Исследование, проведенное с участием студентов-медиков, обнаружило, что в сравнении с контрольной группой студенты, занимавшиеся по программе основанного на внимательности уменьшения стресса, со временем начинали демонстрировать высокую способность к эмпатии, несмотря на то что после исследования оценка эмпатии производилась на фоне стресса, вызванного экзаменационной сессией. Эти данные позволяют предположить возможность, которую следует проверить в дальнейших исследованиях: внимательность способна улучшить качество как профессиональных, так и личных отношений».

Примечательны в этом отношении неопубликованные данные о том, что самоотчеты об уровне эмпатии показали более высокий ее уровень у тех испытуемых, у которых, согласно данным фМРТ, была выше активность зеркальных нейронов в ответ на аффективные стимулы. Таким образом, эти предварительные данные показывают, что усиление функции резонансных контуров, по крайней мере в областях зеркальных нейронов, может сочетаться с повышенной эмпатией и способностью сонастраиваться с другими. Не исключено, что эти данные объясняют возможный путь, каким навыки внимательности усиливают способность к межличностным связям. В целом было бы интересно в дальнейшем выяснить, каким образом внимательность – будь она приобретенным навыком или врожденным свойством характера – в сочетании с внутриличностной сонастройкой помогает создавать отношения, усиливающие восприятие межличностной сонастройки.

Для того чтобы понять, как именно внимательность поддерживает благополучие межличностных отношений, нужны дальнейшие исследования. Усиливается ли при этом чувствительность и восприимчивость к невербальным сигналам? Улучшает ли внимательность способности к состраданию – умению чувствовать чувства других, а также к эмпатии – умению воспринимать чужую точку зрения? Пока в нашем распоряжении есть лишь данные предварительных экспериментальных исследований, создающих тем не менее впечатление, что внимательность может помогать воспитанию здоровых отношений посредством ряда механизмов, включая усиление эмпатии, эмоциональную уравновешенность, гибкость реакций и настроенность на сближение.

 

Вопросы развития

 

Мы убедились, что внимательность – навык, которому можно научиться. Даже у больных с отягощенной наследственностью в отношении дефицита внимания, как показало исследование, проведенное Зиловской и соавторами в нашем Центре исследования внимательного осознавания, оно улучшалось на фоне занятий. Некоторые неопубликованные данные исследований, проведенных Уэем, Кресвеллом, Эйзенбергером и Либерманом в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе, показывают, что наличие предрасположенности к внимательности как свойству, или черте, личности может сочетаться с генетически обусловленными особенностями нейромедиаторной системы головного мозга, которые становятся причиной различий в способности концентрировать внимание. Предварительные данные Уэя и его коллег позволяют предположить, что активность генов, отвечающих за функции моноаминергической системы, регулирующей активность серотонина (в частности, регуляторный сайт гена моноаминоксидазы А), может коррелировать со степенью врожденной внимательности. То, что эти генетические вариации могут отчасти коррелировать со встречаемостью внимательности как черты, совпадает с данными ряда исследований о том, что саморегуляция и внимание контролируются генами.

Исследования, однако, показывают также и то, что даже при отягощенной наследственности правильное воспитание с раннего детства может улучшить исход (см. Kagan, 1994, о заторможенных и застенчивых детях, и Stephen Suomi, 1997, экспериментальная работа на обезьянах). Так, застенчивые дети со склонностью к избеганию (повышенная реактивность правого полушария) при правильной сонастройке родителей с их темпераментом и потребностями без излишней (гипер)опеки и при отсутствии отчужденности по мере роста проявляли черты сближения и отсутствия тревожности. Работа с приматами позволила выяснить то же самое: даже при генетической предрасположенности к уязвимости и ранимости развитие переживаний оптимальной привязанности играет роль поведенческой «прививки», и детеныши избавляются от природной склонности. Общий принцип заключается в том, что безопасная, устойчивая привязанность может служить источником гибкой адаптивной устойчивости даже на фоне повышенного генетического риска. Ричард Дэвидсон предположил, что генетически детерминируется не более 25 процентов аффективного стиля человека. В неблагоприятных или травмирующих условиях наличие генетического риска может усугубить тенденцию к негативному развитию в сравнении с детьми, не отягощенными этими наследственными факторами. В этом отношении, мы видим, гены и личный опыт взаимодействуют в создании зрелой личности. Внимательность может быть одним из таких приобретенных факторов, укрепляющих гибкую устойчивость – как приобретенную, так и наследственно обусловленную.

Эти данные также подразумевают, что некоторые индивиды обладают конституциональными особенностями, так или иначе влияющими на проявление врожденных черт внимательности, равно как и на восприимчивость к межличностной настройке или к вмешательствам, усиливающим внутриличностную настройку. Однако приведенные выше данные исследований темперамента и клиническая психотерапевтическая практика показывают, что как межличностная, так и внутриличностная сонастройка может сама по себе приводить к значительному изменению исхода процессов развития. Важная деталь заключается в том, что в присутствии генетических факторов, приводящих к конституциональному недостатку внимательности, или при воздействии внешних факторов, препятствующих развитию внимательности, привитие навыка рефлексии может стать важным и эффективным средством, помогающим таким индивидам развить у себя важную способность к саморегуляции и внутриличностной настройке. Суть этого утверждения заключается в том, что воспитание такого рефлексивного навыка «подтолкнет» мозг и поспособствует нейрональной интеграции, в частности в срединной префронтальной коре как в части резонансного контура.

Один из примеров, подтверждающих справедливость этих рассуждений, – биполярное расстройство, считающееся генетически обусловленным заболеванием. Недавняя работа Хилари Блумберг показывает, что часть срединной префронтальной области, вентральная префронтальная кора, образует аномальные тормозные связи с нижней лимбической областью, что порождает аффективные состояния. Вот что пишет в своей статье сама Блумберг:

 

Дефицит организующего, или управляющего, контроля эмоций и побуждения взрослых больных с биполярным расстройством указывает на участие в этой патологии вентральной префронтальной коры – нейрональной системы, содействующей этой функции, которая обеспечивается также и подкорковыми связями с миндалевидным телом, полосатым телом и таламусом. Время появления главных патологических сдвигов в структуре этой системы может совпадать со временем физиологических изменений, связанных с созреванием и развитием организма в целом. Недавно полученные данные нейровизуализации показывают, что в подкорковых участках связей вентральной префронтальной коры патология выявляется в раннем подростковом возрасте, в то время как явный дефицит вентральной префронтальной коры клинически проявляется позже, и его трудно выявить до юношеского возраста, а то и до наступления взрослого состояния. Эта возможная, базирующаяся на нейробиологии развития модель биполярного расстройства может иметь большое значение для распознавания ранних признаков расстройства и подбора адекватного возрасту лечения.

 

Судя по одной истории болезни, приведенной в главе 13 (раздел «Построение рефлексии: оттачивание ступицы»), возможно, что обучение навыкам внимательности – даже при условии потенциальной генетической отягощенности семейным анамнезом биполярного расстройства – может дать подростку шанс развить и укрепить «аномальные» области срединной префронтальной области, которые подвергают его риску клинической манифестации биполярного расстройства. Способ вмешательства можно представить себе концептуально и выполнить практически на основании идеи о внимательном мозге, чтобы провести целенаправленное интенсивное обучение, которое поможет развить срединную префронтальную кору, поддерживающую навык внимательности и более эффективную регуляцию эмоций и импульсивных побуждений. Потребуются дальнейшие тщательные исследования, чтобы показать, что такое ментальное обучение может стать ключом к улучшению состояния этого юноши и других больных, подтверждая предположение, что на фоне подобного вмешательства возможно улучшение функций префронтальной коры, о чем не раз говорилось в предыдущих главах. Важность этого подхода заключается в том, что можно использовать сознание для того, чтобы улучшить функцию мозга во многих клинических ситуациях, уменьшить страдания и создать инструмент развития здоровой саморегуляции психической жизни, что улучшит жизнь миллионов людей.

Надеюсь, представленный мной теоретический синтез поможет и в дальнейшем развивать сотрудничество во многих сферах нашей жизни – в семейной и профессиональной сфере, в образовательной, клинической и академической сферах, – для того чтобы воспитывать ум и вносить посильный вклад в научные основы достижения здоровья и благополучия.

 

Благодарности

 

Мне не хватит никаких слов для того, чтобы выразить всю глубину моей благодарности людям, помогавшим мне исследовать сознание и постигать суть внимательности и медитации. Неиссякаемым источником вдохновения и познания были для меня мои коллеги из Центра исследования внимательного осознавания Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Сью Смолли, Лидия Зиловска, Сиги Хэйл, Шиа Каннингэм, Дебора Аккерман, Дэвид Кресвелл, Джонас Каплан, Нэнси Линн Хортон, Дайана Уинстон и другие. Питер Уайброу, директор Института нейронауки и человеческого поведения имени Джейн и Терри Семел, оказал неоценимую помощь в научном обосновании принципов медитации. Мне посчастливилось стать членом группы ученых, занимающихся преодолением барьеров, разделяющих разные научные дисциплины, в Фонде психокультурных исследований (ФПКИ) при Центре культуры, мозга и развития в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе. Я очень благодарен Роберту Лемелсону и моим ближайшим сотрудникам Патриции Гринфилд, Мирелле Дапретто, Алану Фиске и Джону Шуману. Марко Якобони разделил мой интерес к клиническому приложению учения о зеркальных нейронах, что позволило нам оказать большую помощь психотерапевтам, решившимся освоить эту новую область медицины.

Эрика Эллис, сотрудница Института Майндсайт, помогла ввести в учебный план наши образовательные программы и приняла активное участие в редактировании рукописи и составлении списка использованной литературы. Наши коллеги-психотерапевты, которые вместе с нами изучают межличностную нейробиологию, тоже не дают нам застаиваться интеллектуально, служа отличным камертоном, помогающим облекать наши сложные идеи о сосредоточенном мозге в доступные и, как мы надеемся, полезные для всех формы. В особенности я благодарен членам Всемирной ассоциации исследований межличностной нейробиологии (Global Association for Interpersonal Neurobiology Studies, GAINS).

Мне доставляет истинное удовольствие профессиональное сотрудничество с Алланом Шором и Лу Козолино, и я очень благодарен Лу за разрешение использовать рисунки мозга из его превосходной книги The Neuroscience of Human Relationships («Нейронаука человеческих отношений», 2006). Издательство MAWS & Company сделало из ряда схематических рисунков 4.1, 4.2, 6.1 и 14.1 настоящие произведения искусства, и я благодарен ему за это, ибо эти рисунки отчетливо выражают мои идеи о внимательном осознавании.

Жизненно необходимым источником вдохновения служат для меня мои пациенты, нашедшие в себе мужество встретить лицом к лицу свои воспоминания и эмоции и найти выход за флажки своей личности, поработившие их. Эти пациенты придают смысл моей многолетней профессиональной жизни и медицинской практике.

По мере того как развертывалось исследование внимательного осознавания, Рич Саймон организовывал встречи в рамках своего сетевого симпозиума, где собрал для дискуссии Диану Аккерман, Джона Кабат-Зинна, Джона О’Донохью и меня. Это была, можно без преувеличения сказать, любовь с первого взгляда. Наши прекрасные отношения продолжают крепнуть и развиваться в ходе регулярных встреч и бесед. Наша встреча в феврале 2006 года, посвященная теме «Сознание и мгновение», стала апофеозом моего образования и самопросвещения, за что я беспредельно благодарен Диане, Джону и «О’Джону».

Для углубленного изучения медитации внимательности Джон Кабат-Зинн посоветовал мне самому испытать ее на практике, для чего направил меня в Институт «Сознание и жизнь», где я участвовал в неделе молчания. Я очень благодарен ему за это предложение и хочу выразить мое восхищение Адаму Энглу, руководителю института, а также Джозефу Голдштейну, Шэрон Зальцберг и другим сотрудникам факультета Общества когнитивной медитации, руководившим этим поразительным мероприятием.

В написании самой книги неоценимую помощь оказали мне люди, читавшие черновики и наброски и оказавшие большое влияние на ее окончательный вариант. В первую очередь это Диана Аккерман, Эрика Эллис, Бонни Марк Голдштейн, Дэниел Гоулмен, Сьюзен Кайзер-Гринленд, Джек Корнфилд, Линн Катлер, Рич Саймон, Марион Соломон и Кэролайн Уэлш.

Рич Саймон не только читал эту и другие мои рукописи, но и стал моим настоящим товарищем по оружию в трудном деле написания книги для профессиональной аудитории и в придании ей той четкости и ясности, которая сделала бы ее доступной и для неспециалистов. Рич – мастер социального фэншуй, что подтверждается его 30-летним опытом работы в сообществе Psychotherapy Networker. Кроме того, Рич Саймон – блистательный редактор, умеющий между строк угадывать затронутые в тексте крупные проблемы. Я очень благодарен ему за жизненно важную для меня поддержку.

Мне посчастливилось воспользоваться опытом ряда специалистов по изучению медитации и механизмов работы головного мозга. Эти люди помогли сделать более ясными и отчетливыми многие детали научного и исследовательского характера. Несколько важных разъяснений сделали Джек Корнфилд и Дэн Гоулмен, и я благодарен им за полезные комментарии. Я получил настоящее удовольствие, обсуждая с Эллен Лангер идеи внимательно-сознательного обучения и внимательного осознавания. Я благодарен Эллен за то, что она не жалела времени на обсуждение очень широкого круга важных вопросов. Ричард Дэвидсон обсуждал со мной определенные аспекты изучения мозга, касающиеся его вклада в нейронауку созерцания. Я очень высоко оценил его мудрость и доброту.

Я благодарен также Дэвиду Кресвеллу, Сьюзен Кайзер-Гринленд, Саре Лазар и Лидии Зиловской за разрешение включить в книгу их пока не опубликованные данные. Эта щедрость позволила мне привести новейшие достижения в теоретическом синтезе и концептуальной интеграции понятий, касающихся роли внимательного мозга в построении межличностных отношений.

Книга нетипична, потому что представляет собой синтез личного опыта автора и отвлеченных научных знаний. В подготовке ее к печати неоценима роль Андреа Костелла и Деборы Малмуд, которые с профессиональной дотошностью ее отредактировали. Мне, кроме того, выпало счастье работать с Деборой Малмуд в мою бытность редактором серии книг о межличностной нейробиологии, выходившей в издательстве Norton. Хочу еще раз поблагодарить ее за ясность мышления и за умение сделать наш междисциплинарный подход понятным для всех.

И наконец, я хочу поблагодарить жену и детей, которые всегда поддерживали меня в работе, с пониманием относясь к моей научной страсти. Я благодарен двум моим детям-подросткам за их неустанные усилия заставить меня присутствовать в семье. Мне повезло: я мог обсуждать свои идеи с женой, которая многому научила меня в плане внимательности. Ее замечания помогли мне на страницах этой книги оживить образ внимательного мозга.

 


[1]Тайцзицюань – китайское боевое искусство, популяризированное на Западе в качестве комплекса упражнений по продлению жизни и нормализации жизненной энергии (ци). Часто упоминается вместе с цигун – системой даосской практики. Прим. науч. ред.

 

[2]В английском языке значения слов «разум» (mind) и «сознание» (consciousness) почти синонимичны; вкладываемый смысл и словоупотребление зависит от конкретной терминологической традиции и дисциплины. Более века уже ведутся споры в отношении возможности или невозможности дать «четкое», «научное» определение этим понятиям, и есть множество перспектив на этот счет. Прим. науч. ред.

 

[3]Комплексы традиционных упражнений, возникшие на основе даосской алхимии и отчасти буддийских психопрактик, выполняемые преимущественно с оздоровительными и терапевтическими целями. Прим. ред.

 

[4]В настоящем русском издании мы для удобства вводим тонкое различие между терминами «осознавание» и «сознавание». Под сознаванием понимается континуальная «ткань» нашего внутреннего переживания, сама способность к сознательности, в том числе и «безобъектной», тогда как осознавание – процесс «направленного созерцательного внимания к чему-то», то есть чуть более интенсивного по сравнению с нейтральным сознаванием направления осознавания на определенный объект, в том числе и на сознавание как таковое (отсюда – «осознавание сознавания», или метасознавание). Значения этих терминологических нюансов рекомендуется «ухватывать» интуитивным образом. Прим. науч. ред.

 

[5]Автор в своих работах вводит специальную аббревиатуру для описания свойств подобной высокоэффективной формы оздоровляющего осознавания: COAL – curiosity, openness, acceptance, and love, то есть любопытство, открытие, принятие и любовь. Прим. науч. ред.

 

[6]Согласно исследованиям психологии привязанности, для появления здоровой личности чрезвычайно важно обеспечение условий, способствующих формированию здоровой, или «безопасной», формы эмоциональной привязанности между родителями (особенно матерью) и ребенком в первые годы его жизни. Если же ребенок в детстве формирует различные формы небезопасной привязанности (например, избегающую контакта), это будет негативным образом влиять на всю его взрослую жизнь и мешать установлению здоровых отношений с другими, а также приводить к психическим нарушениям различной степени тяжести (требующим психотерапевтического вмешательства) и заниженному качеству жизни. Значительный процент населения испытывает в детстве депривацию здоровых и безопасных эмоциональных отношений с родителями. Прим. науч. ред.

 

[7]Автор имеет в виду традиционный в западной науке о человеке спор, что же предопределяет развитие: генетика (природа) или воспитание (забота). Соответственно, он утверждает, что и то и другое, уходя от дихотомического ограничения в этом вопросе. Прим. науч. ред.

 

[8]Мавлана Джалал ад-Дин Мухаммад Руми, известный обычно как Руми, или Мевляна (1207–1273), – выдающийся персидский поэт-суфий. Прим. ред.

 

[9]Обратите внимание, что на протяжении всей книги автор приводит термины «внимательность» (mindfulness) и «внимательное осознавание» (mindful awareness) как смежные и даже синонимичные; более того, научный конструкт «внимательность» подразумевает «открытое, или восприимчивое, осознавание и внимание по отношению к происходящему в настоящем мгновении» (определение из опросника MAAS). Подчеркивается способность поддерживать непрерывное осознавание внутреннего и внешнего опыта с течением времени. Чем глубже эта способность, тем выше общий показатель внимательности. Таким образом, приведение «внимательности» и «внимательного осознавания» как синонимичных терминов в этом контексте обосновано. В данном разделе для унификации терминологии предпочтение будет отдаваться термину «внимательность», но ей всегда сопутствует «внимательное осознавание» как целенаправленный и связанный с функцией внимания процесс. Прим. науч. ред.

 

[10]Диссоциация – защитная реакция отчуждения от своего опыта. Прим. науч. ред.

 

[11]Процесс «низкой дороги» (low road process) – с перспективы мозга, специфический подкорковый путь переработки информации, обходящий более медленные и зависимые от ресурсов участки коры и задействующий миндалевидное тело (амигдалу) (LeDoux, 1996). Этому, согласно Дэниелу Сигелу (описывающему концепцию «низкой дороги» в своей книге Parenting from the Inside Out), соответствуют переживания нахлынувших эмоций и чувств – страха, печали или ярости – и реактивному, а не обдуманному поведению. У таких переживаний есть четыре элемента: включающий триггер, переход, погружение, восстановление. Триггеры инициируют оставшийся у человека психотравматический опыт. Это переходит к ощущению «нахождения на крае», за которым следует постепенное или резкое вступание в «низкую дорогу». Далее идет погружение в интенсивные эмоции, такие как фрустрация и чувства утраты контроля. Работа с этими состояниями требует понимания феномена психотравмы. «Высокая дорога» – способ переработки информации с задействованием корковых структур. Прим. науч. ред.

 

[12]Кэнсё (яп. ) – «видение собственной природы»; согласно некоторым представлениям, это предварительный проблеск пробуждения в дзен-буддизме, в отличие от сатори – просветленного состояния полного пробуждения. Прим. науч. ред.

 

[13]Интенциональность – сложный термин из философского направления феноменологии и общей современной философии, означающий, что сознание – это всегда сознание чего-то. То есть оно всегда направлено на что-то, является отображением, или репрезентацией, чего-то. Автор книги использует термины «интенциональность» и «интенциональные состояния» в более широком и обыденном смысле, явно связывая их с намерением и преднамеренностью (целенаправленной сознательностью) действий. Прим. науч. ред.

 

[14]Эмерджентный (англ. emergent ) – термин, часто используемый для обозначения нововозникших на более высоком уровне сложности системы свойств, которые несводимы к простой сумме составляющих предыдущего уровня сложности системы. То есть это нечто непредсказуемо новое. Прим. науч. ред.

 

[15]Ноэтический (англ. noetic ) – имеющий отношение к разуму, сознанию. В США существует известный Институт ноэтических наук (Institute of Noetic Sciences), факт существования которого был популяризирован в одном из художественных романов-бестселлеров Дэна Брауна. Прим. науч. ред.

 

[16]Лев Семенович Выготский (1896–1934) – советский психолог, автор литературоведческих публикаций, работ по педологии и когнитивному развитию ребенка, основатель культурно-исторической психологии. Прим. ред.

 

[17]Джон Дьюи (John Dewey, 1859–1952) – американский философ и педагог, представитель прагматизма. Прим. ред.

 

[18]Джордж Герберт Мид (George Herbert Mead, 1863–1931) – американский философ, социолог, представитель чикагской социологической школы, один из основоположников символического интеракционизма. Прим. ред.

 

[19]Автор использует английское слово coherence (связность) как аббревиатуру для вышеперечисленных слов, описывающих субъективные качества такого интегрированного состояния: C onnection (соединенность), O penness (открытость), H armony (гармоничность), E ngagement (вовлеченность), R eceptivity (восприимчивость), E mergence (эмерджентность), N oesis (ноэтичность), C ompassion (сострадание) и E mpathy (эмпатия). Прим. науч. ред.

 

[20]Дзадзен («сидячая медитация») – медитативная практика, основополагающая в буддизме дзен. Прим. ред.

 

[21]Вид исследования, в котором выделенную по определенным признакам группу людей (когорту) составляют в настоящем и наблюдают их в будущем. Прим. ред.

 

[22]Гомологичными в биологии называют сопоставимые части сравниваемых биологических объектов. Прим. ред.

 

[23]Знаменитый гарвардский психолог Эллен Лангер использует термин mindful learning; как она предупреждает, ее термин несколько отличается по смыслу от значения терминов mindful и mindfulness, к которым Сигел обращается в других разделах. Лангер говорит о внимательности, сознательности или осознанности без медитации (Сигел обозначает это термином «когнитивная внимательность»). При этом все же она понимает внимательность как присутствие в настоящем, внимательную открытость новому (в данном случае новым когнитивным перспективам с множеством контекстов и гибко меняющихся условий). Как следствие, далее в тексте настоящего раздела термины «внимательное обучение» и «сознательное обучение» будут использоваться как взаимозаменяемые и иногда объединяться воедино. Прим. науч. ред.

 

[24]Уильям Джеймс (William James, 1842–1910) – выдающийся американский философ и психолог, один из основателей и ведущий представитель прагматизма и функционализма, гарвардский профессор. Его часто называют «отцом американской психологии». Прим. науч. ред.

 

[25]Уильям Батлер Йейтс (William Butler Yeats, 1865–1939) – ирландский поэт, драматург, критик, деятель национально-освободительного движения. Лауреат Нобелевской премии по литературе 1923 года. Прим. ред.

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.