Сделай Сам Свою Работу на 5

Промышленный переворот в США

 

Наемные рабочие, особенно иммигранты, стремились при первой возможности уйти с предприятия, чтобы обзавестись фермой. Но американским промышленникам удавалось устанавливать производственные связи с фермерами как с обработчиками сырья и потребителями готовой продукции.

Это и послужило основой для организации ряда производств на капиталистических началах - обувного, шляпного, кожевенного, гвоздильного и других. С использованием труда не только рабочих, но и кустарей была создана текстильная, в первую очередь хлопчатобумажная промышленность США, ставшая важнейшей фабричной отраслью страны. Несмотря на ввоз готовых высококачественных изделий из Англии, американскому полуфабрикату - изготовленной машинным способом бумажной пряже, нашлось место на национальном рынке, поскольку ее приобретали широкие массы фермеров для домашнего тканья, а перед англо-американской войной 1812-1815 гг. владельцы предприятий уже не ограничивались выпуском пряжи и раздавали ее для тканья на дом, то есть становились организаторами всего процесса. Механизация ткачества в 1820-е годы устранила этот кустарный сектор, а главным рынком сбыта стал быстро заселяемый Запад.

Хлопкопрядение развивалось сразу на машинной основе, минуя предварительную стадию ручного труда. Отсюда - различные хронологические рамки мануфактурной стадии в хлопчатобумажной и шерстяной промышленности. В первом случае она фактически отсутствовала (существование заведений мануфактурного типа с прялками «дженни» в 90-е годы XVIII в. было непродолжительным). С начала XIX в. уже происходил быстрый рост фабричной системы: в 1810 г. на предприятиях, созданных по образцу фабрик английского предпринимателя Р. Аркрайта, было 70% веретен. Производство шерстяных изделий в силу его большей сложности было механизировано в несколько этапов; оно развивалось по пути перерастания централизованной мануфактуры в фабрику. Переход здесь был более плавным и затянулся до 1830-х годов.

На основании промышленных переписей можно сделать вывод, что на Северо-востоке США в 1840 г. фабричное шерстяное производство превышало домашнее (за исключением штатов Мэн и Нью-Йорк, где домашняя продукция уступала лишь совокупной стоимости бумажных и шерстяных материй). В целом по стране в том году стоимость всей текстильной промышленной продукции составила около 74 млн. долл., а всех видов изделий, вырабатываемых на дому, - 29 млн. долларов. На Юге и Западе США в 40-50-е годы XIX в. текстильная промышленность развивалась слабо, но среди немногочисленных мастерских уже выделялись предприятия, дававшие основной объем продукции на местах. Однако в результате промышленного переворота главным центром фабричного текстильного производства стал Северо-восток.



Для общей характеристики промышленного прогресса на основе машинной техники существенно то обстоятельство, что в XIX в. мануфактура, а нередко и ремесло, развивались как механизированный уклад в ряде производств. Это происходило не только на Северо-востоке, но также на Юге и Западе США. Наряду с самим промышленным переворотом, создающим прежде всего крупную индустрию, механизация способствовала параллельному развитию мелких производств. Обращает на себя внимание оснащенность даже: небольших мастерских паровыми машинами; особенно много было их в Филадельфии.

В США переворот в черной металлургии произошел позднее, но в значительно более сжатые сроки и в обратной последовательности: он начался с внедрения прокатки в железоделательном производстве и завершился переводом основного объема выплавки чугуна на минеральное топливо, причем в США в середине XIX в. им был не кокс, как в Англии, а преимущественно антрацит, доступные залежи которого имелись на востоке Пенсильвании. Основными потребителями проката стали железные дороги, хотя для этой цели в 40-50-е годы XIX в. шло не более 20% американского чугуна. Однако утилизация износившихся рельсов как отечественных, так и ввозимых из Англии, и наращивание их собственного производства способствовали созданию в США перед Гражданской войной мощной прокатной индустрии, а это, в свою очередь, потребовало перехода всего производства на каменный уголь и создания крупных заводов-комбинатов, оснащенных паровыми двигателями. С учетом всех видов используемого минерального топлива (антрацит, кокс, коксующийся уголь и их смеси) выпуск чугуна старым способом, то есть на древесном угле, снизился за 1854-1860 гг. с 47% до 30% и продолжал неуклонно снижаться (в 1890 г.- 7%).

Перед Гражданской войной и даже после нее в стране сохранялось еще довольно много металлургических предприятий устаревшего типа, в том числе мелких кричных горнов. Но по объему и стоимости продукции (10-20%) они сдали свои позиции во всех основных регионах США. Кричные горны превратились в придаток крупного железопрокатного производства, и лишь небольшая часть их продукции самостоятельно поступала на рынок. Впрочем, пудлингование не сыграло такой большой самостоятельной роли в развитии американской металлургии, какую оно имело в Англии, где просуществовало с конца XVIII в. до 1860-х годов. В США бессемеровский способ получения стали начал применяться после окончания Гражданской войны, то есть практически сразу после того, как каменный уголь, пудлингование и прокатка в основном успели вытеснить технологию эпохи мануфактуры.

С обоснованием вывода о завершении к началу 1860-х годов промышленного переворота в черной металлургии мы получаем достаточно полную картину перехода от мануфактуры к фабрике в важнейших, решающих отраслях американской индустрии.

Первостепенными экономическими показателями успехов промышленной революции в США стало достижение к 1840 г. решающего перевеса продукции промышленного сектора над домашними промыслами в масштабе страны, а к 1860 г. выдвижение США на второе место в мире по промышленному производству. По общей протяженности внутренних коммуникаций, обслуживаемых паровым транспортом, США вышли на первое место, обогнав Англию. К 1860 г. промышленный переворот в основном уже завершился на Северо-востоке, и это имело решающее значение для индустриализации всей страны в последней трети XIX века,

Прежняя датировка окончания промышленной революции 70- 80-ми годами XIX в, справедливо критиковалась Н. Н. Болховитиновым, но дело не только в том, что она оставляет слишком мало времени на индустриализацию. Фабричное производство побеждает в масштабах ведущих народнохозяйственных отраслей, а не в зависимости от его появления в самых отсталых районах - в США этот процесс не завершился и к концу XIX в., учитывая медленное хозяйственное освоение значительной части Дальнего Запада, Аляски, аграрную специализацию ряда районов. Судить же об уровне индустриального развития страны, отличающееся очень существенной хозяйственной неоднородностью отдельных ее частей, можно только по тому району, который является промышленным, то есть находится в приблизительно одинаковых условиях с промышленными западноевропейскими странами.

Наиболее сопоставим с развитием западноевропейских стран Северо-восток США, Здесь промышленному перевороту предшествовал мануфактурный период. Эта область была раньше освоена в хозяйственном отношении, наиболее урбанизирована, располагала максимальной плотностью населения и густой транспортной сетью. В первой половине XIX в. она стала, наряду с иммиграцией, источником заселения окраин, то есть как бы внутренней метрополией по отношению к колонизуемым землям. В 1860 г. 67,3%, а в 1900 г. 52,4% стоимости всего промышленного производства в стране приходилось на Новую Англию и среднеатлантические штаты.

В зоне колонизации индустриальное развитие не получило сколько-нибудь выраженной мануфактурной подготовки. Мелкое, в том числе домашнее, производство стихийно возникало и там, но одновременный динамичный рост индустриального сектора в северо-восточных штатах и революция на транспорте практически исключили стадиальный путь создания промышленности на новых землях. Изучение архива промышленной переписи 1860 г. показало, что ив самых молодых штатах, где промышленность только зарождалась, даже мелкие заведения с несколькими рабочими нередко имели паровой двигатель. Времени на мануфактурную стадию почти не оставалось, точнее, она приняла механизированную форму. Даже для заведений с ручным трудом, несмотря на их появление в первой половине XIX в., мануфактурный период оказался сильно укороченным. Кроме того, углублявшееся экономическое районирование способствовало ориентации Запада главным образом на переработку пищевых продуктов, лесоматериалов и на изготовление сельскохозяйственной техники, тогда как промышленная революция создает прежде всего фабричное текстильное производство.

Проводившуюся на Юге машинизацию некоторых отраслей промышленности также нельзя назвать промышленным переворотом, прежде всего потому, что в ней использовался и в широких масштабах труд рабов . Распространению там машинной техники не соответствовал характер утвердившихся на Юге производственных отношений, а само развитие фабричной системы имело до Гражданской войны второстепенное значение, так как в этом регионе преобладала промышленность по первичной обработке сырья - хлопка, табака, риса, сахарного тростника, древесины и т. п.

 

В основе образования промышленного рабочего класса лежит присущий самой природе капитализма закон ускорения роста индустриального населения за счет аграрного на этапе создания крупной машинной промышленности. На Северо-востоке США действие этого закона проявилось особенно рельефно. В 1820-1840 гг. прирост промышленного населения Новой Англии более чем втрое превысил прирост аграрного, тогда как в колонизуемых штатах - Иллинойсе, Индиане, Мичигане и Огайо - в 1,5 раза (в Мичигане население, занятое сельским хозяйством, в те годы росло быстрее промышленного). При этом процент занятых в промышленности на Северо-востоке США был в 3-4 раза больше, чем на Западе, где подавляющее большинство жителей занималось сельским хозяйством, а их прирост был почти таким же быстрым, как и в промышленном секторе.

Суть промышленного переворота в том и состоит, что структура капиталистического общества изменяется именно под влиянием машин, а не ввоза рабочей силы. Иммиграция стимулировала промышленный переворот и углубляла его социальный итог, но сама являлась следствием другого процесса – бурного капиталистического развития стран Европы, в первую очередь Великобритании. При том, что американский капитализм был тесно связан с этим процессом и в XVII, и в XIX в., вряд ли можно поставить знак равенства между колониальным обществом, в котором без европейских ремесленников и мастеров практически невозможно было организовать какое-либо производство, и США XIX столетия, когда рост товарно-денежных отношений и другие факторы способствовали складыванию рынка рабочей силы.

Там, где длительное время сохраняется связь работника с землей я существуют возможности для развития капитализма вширь, капиталистическая промышленность не застает рынок труда в готовом виде. Но крупная фабричная промышленность, особенно размещенная в сельской местности, с большой быстротой преобразует социально-экономические отношения. Возникновение новых промышленных центров стимулирует процесс отвлечения работника от земледельческого труда к промышленному, а в аграрной стране с многоукладной экономикой, широким мелкотоварным сектором,- и возникновение разнообразных переходных форм как в сельском хозяйстве, так и в промышленности.

В США промышленное производство финансировалось в основном торговой буржуазией, которая за период промышленной революции превратилась в предпринимателей индустриальной эпохи, со свойственной ей акционерной формой капитала, организацией дела сразу в крупных масштабах, и т. п. Это был определяющий путь, а скупка-раздача в ремесленно-кустарном секторе быстро вытеснялась машинным способом массового производства. При этом на стадии развертывания фабричного производства скупка-раздача нередко оказывалась «внешним отделением» фабрики или мануфактуры, что уже превращало торговца в промышленника. Слой промышленной буржуазии пополнялся и за счет ее иммиграции, доставлявшей элементы капиталистического общества, так сказать, в «разобранном виде».

В условиях США становление промышленной буржуазии наталкивалось на сопротивление более старых и пустивших прочные корни группировок капиталистов из торгово-денежной элиты, но ее позиции были значительно ослаблены в период «джексоновской демократии» (30-е - начало 40-х годов XIX в.). Однако на классообразовательный процесс в первую очередь повлияло то обстоятельство, что промышленный переворот происходил на базе американского пути развития капитализма, то есть без осложняющих и деформирующих этот процесс феодальных пережитков. Плантационная же мануфактура явилась побочным продуктом экономического развития южных штатов, а не общей для всей страны переходной формой промышленного предпринимательства.

Промышленная революция в США обладала как чертами сходства с западноевропейскими, так и определенным качественным своеобразием. Как явление, присущее в первую очередь тем странам, где капитализм утвердился вследствие буржуазных революций мануфактурной эпохи, они имели общее происхождение. Отсюда типичные для конца XVIII - первой половины XIX в. технические и технологические нововведения (английские текстильные машины первого поколения, пудлингование, появление вначале речного парохода, затем локомотива и железных дорог и т. д.) с некоторыми местными особенностями и модификациями - например, широким использованием в США водяного колеса. Налицо и общий социальный итог – формирование двух основных классов капиталистического общества в его фабричной стадии.

Но американский капитализм развивался на свободной земле, что, в конечном итоге, предопределило его основные особенности по сравнению с европейским. В США и перед промышленной революцией стояло меньше деструктивных задач. Ей не противостояли ни пережитки феодализма в экономике и социальном строе, ни развитая мануфактура и цеховое ремесло, вследствие чего и новые формы промышленности утвердились без острых социальных коллизий, таких, как движение луддитов в Англии или восстание лионских ткачей во Франции. Как производители ремесленных изделий домашним способом, американские фермеры не разорялись в неравной конкурентной борьбе с крупными промышленниками, а просто свертывали домашнее производство и переходили на положение покупателей готовой продукции, в наемных рабочих-отходников, работающих на капиталиста кустарей, переезжали .на Запад либо в города.

Важнейшей особенностью промышленного развития США как страны капитализма переселенческого типа было то, что эволюция мануфактурного капитализма, как и всей промышленно-капиталистической системы, не была полностью спонтанной, а опиралась в значительной степени на иммиграционный процесс. Однако стадиальность развития капитализма в промышленности все же имела место в первоначальных штатах, начало заселения которых совпало с мануфактурным периодом западноевропейского капитализма. Здесь развитие капиталистических отношений пошло вглубь, что обусловило промышленный переворот на Северо-востоке и превращение плантаторского Юга в аграрно-сырьевую «внутреннюю колонию», с неизбежной последующей машинизацией ее промышленного сектора. На остальную территорию с подвижной границей капиталистические отношения привносились сразу из двух источников - Западной Европы и заселенных земель США, сокращая или устраняя мануфактурный период на новозаселенной земле. Если машины и паровой транспорт появлялись там прямо в ходе ее освоения, то это уже нельзя назвать промышленным переворотом.

Таким образом, решение вопроса о времени и месте промышленной революции в США видится нами в том, что она началась и завершилась на Северо-востоке к 1860 годам. На Западе и Юге промышленное развитие приняло другие формы, у которых не было аналогов в Западной Европе. Но пример США, как известно, не уникален. Отсутствие сильных феодальных пережитков, наличие фонда свободных земель как условие развития капитализма вширь, преобладание его фермерского пути в сельском хозяйстве, развитие промышленности как часть этого процесса в метрополии - характерные приметы капитализма на колонизуемой земле, общие для США, Канады, Австралии и Новой Зеландии в домонополистическую эпоху. Изучение его генезиса в сопоставлении с американской моделью позволит лучше представить и глубже понять закономерности капиталистического способа производства.

Быстро развивались образование и культура. С начала XVIII в. стали выходить собственные газеты, появились общественные и частные школы и колледжи. На базе колониальных колледжей выросли такие всемирно известные американские университеты, как Гарвардский, Йельский, Принстонский, Колумбийский. К концу колониального периода выросла плеяда выдающихся мыслителей, деятелей американского Просвещения — таких, как Бенджамен Франклин, Томас Джефферсон, Джон Адамс, Джеймс Мэдисон и ряд других. Все это говорило не только о материальных возможностях, но и о духовном потенциале растущей нации.

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.