Сделай Сам Свою Работу на 5

Право как определяющий фактор и источник методических рекомендаций криминалистики

В

системе источников формирования криминалистических методических рекомендаций нормы права играют определяющую роль. Мы уже показали в общих чертах, в чем заключается значение норм уголовного и уголовно-процессуального права для комплексирования методических рекомендаций в частные криминалистические методики. Напомним, что нормы особенной части уголовного права, помимо своей классификационной роли, наполняют необходимым содержанием общую формулу предмета доказывания и, следовательно, определяют цели процесса расследования.

Касаясь этого вопроса, С. И. Тихенко справедливо замечал, “что следователь не занимается расследованием по делу “вообще”, а устанавливает в случаях, когда было совершено преступление, путем его расследования такие факты, которые, имея уголовно-правовое значение, доказывают наличие в действиях виновного состава данного преступления, а также обстоятельства, отягчающие или смягчающие его ответственность. Так как признаки состава преступления, определенные уголовным законом, имеют существеннейшее значение для производимого следователем расследования, они, естественно, должны иметь и имеют столь же большое значение также для теоретических разработок в области методики расследований преступлений отдельных видов”[613].

Эту же мысль об основополагающем значении уголовного права для криминалистической методики высказывали и многие другие криминалисты. Так, например, А. Н. Колесниченко, неоднократно подчеркивавший роль уголовного права для разработки частных криминалистических методик, в одной из своих работ писал: “Определяющую роль в расследовании и его методике играет квалификация преступления, которая позволяет установить конкретные задачи расследования, что в свою очередь влияет на применение тех или иных методов. Положения уголовного права помогают правильно определить обстоятельства, подлежащие выяснению в ходе расследования преступления”[614].

Несколько подробнее следует остановиться на вопросе о значении для криминалистической методики уголовно-процессуального права.



Не будет преувеличением сказать, что нормы уголовно-процессуаль­ного права, как в системе, так и в отдельности, в буквальном смысле слова являются определяющим фактором и источником криминалистических методических рекомендаций. Эта их роль проявляется в следующем.

I. Уголовно-процессуальный закон устанавливает общую процедуру расследования преступлений и изъятия из этой процедуры. На этой процедуре основывается структура частных криминалистических методик, отражающая последовательность действий следователя и содержание этих действий на каждом этапе расследования.

Процессуальная процедура определяет обязательные процессуальные действия, а иногда и их последовательность и определенные временные границы их проведения. Все это играет роль определенных “вех”, “узловых моментов” процесса доказывания и обусловливает его периодизацию и в известной степени содержание планирования расследования. К этому следует добавить, что уголовно-процессуальный закон, устанавливая два порядка расследования и определяя компетенцию органов дознания по делам, подследственным органам предварительного следствия, тем самым влияет на состав первоначальных следственных действий. Известно, что по этой категории дел закон ограничивает круг неотложных следственных действий, которые вправе провести орган дознания после возбуждения уголовного дела. Естественно, что это не может не отразиться и на методических рекомендациях.

В силу сказанного ясно, что изменение процессуальной процедуры самым непосредственным образом влияет на криминалистическую методику в целом и на ту или иную частную криминалистическую методику в особенности. В подтверждение достаточно сослаться на изменение процессуальной процедуры по некоторым категориям дел о хулиганстве, повлиявшее на содержащие соответствующей частной криминалистической методики. Естественно поэтому, что криминалистическая методика как раздел криминалистической науки и система практических рекомендаций не остается нейтральной к процессам унификации или диф­ференциации уголовного судопроизводства. Для криминалистической науки важны и те идеи, которые высказываются в этой области.

Иллюстрацией к этому служит давняя дискуссия на страницах журнала “Социалистическая законность” о единстве и дифференциации уголовного судопроизводства, выявившая различные, порой диаметрально противоположные точки зрения ученых-процессуалистов на эти проблемы, представляющие и сейчас существенный интерес для криминалистов, работающих в области методики расследования. Из числа поднятых в дискуссии вопросов остановимся в этой связи на двух: предложениях об упрощении или ликвидации предварительного расследования по некоторым категориям уголовных дел и предложениях об упрощении процедуры судебного разбирательства по тем же делам[615].

“Упрощение порядка уголовного судопроизводства по несложным делам, — писал В. Д. Арсеньев, — важно для усиления борьбы с преступностью в целом. Оно позволяет наиболее рационально распределять силы и средства, в частности, уделять больше внимания расследованию наиболее опасных и сложных преступлений... Упрощение про­изводства по несложным делам, как свидетельствует многолетний опыт рассмотрения дел частного обвинения и опыт борьбы с хулиганством, должно, на наш взгляд, идти прежде всего по линии отказа от обязательного проведения предварительного расследования по этим делам”. Другой участник дискуссии высказался за упрощение процедуры расследования преступлений, совершенных в условиях полной очевидно­сти: “Когда преступление очевидно, лицо, совершившее его, застигнуто на месте совершения... достаточно возбудить дело, допросить свидетелей, потерпевших и лицо, совершившее преступление, составить краткую справку с перечислением доказательств его вины и с санкции прокурора направить в суд для рассмотрения по существу”[616].

П. Пашкевич и ряд других участников дискуссии высказались и за упрощение процедуры рассмотрения в суде дел простых, ясных, когда факт совершения преступления очевиден.

В редакционной статье, подводящей итоги дискуссии, содержалось несогласие с предложением упростить судебную процедуру и признание возможности упрощения как досудебной подготовки некоторых категорий дел, так и предварительного расследования некоторых видов неопасных преступлений, но подчеркивалось, что “и это предложение требует более тщательного и всестороннего изучения. При этом было бы неправильным исходить только из вида и размера наказания, которое может быть назначено за то или иное деяние”[617]. Позднее Н. А. Якубович предложила отнести к юрисдикции органа дознания “все дела о преступлениях, влекущих наказание до 1 года лишения свободы, введя по ним ускоренное производство предварительного расследования, если обвиняемый в совершении этого преступления не может быть освобожден от уголовной ответственности”[618].

Какие выводы следует сделать криминалистам как из материалов дискуссии, так и из самого факта существования проблемы и процесса дифференциации уголовного судопроизводства? Полагаем, что эти выводы заключаются в следующем.

Процесс дифференциации уголовного судопроизводства представляется нам реальным и необходимым. В этом нас убеждают как те законоположения, которые подтверждают его реальность (например, о протокольной форме досудебной подготовки материалов), так и те тен­денции, которые наблюдаются в развитии уголовной политики. В случае выделения понятия уголовного проступка процесс дифференциации судопроизводства, очевидно, получит новый импульс. Мы не беремся оценивать вероятность изменения процедуры судебного разбирательства по таким делам, хотя пример с протокольной формой разрешения некоторых категорий уголовных дел позволяет предположить такую возможность. Но что касается предварительного расследования, то, скорее всего, определенные изменения в его процедуре для некоторых категорий дел последуют. Следовательно, существенные изменения претерпят и соответствующие частные криминалистические методики. Они упростятся и станут более похожи на алгоритмы расследования в собственном смысле этого понятия, то есть на такие программы действий следователя, которые выглядят более жесткими и однозначными по сравнению с обычными частными методиками, где такие алгоритмы неизбежно многовариантны и менее категоричны.

Но такой упрощенный порядок расследования, а тем более упрощенная процедура судебного разбирательства потребуют, чтобы качество рассмотрения дела в суде по-прежнему обеспечивало реализацию всех принципов уголовного процесса, незыблемость демократических основ отправления правосудия. Поэтому возрастает важность научной разработки средств и приемов судебного следствия с тем, чтобы даже при упрощении процедуры предварительного производства гарантировать полное, объективное и справедливое рассмотрение дела в суде. Возникает вопрос о разработке криминалистической методики судебного разбирательства.

Инициатором постановки этого вопроса был Л. Е. Ароцкер. Поскольку никто иной, включая и автора настоящего Курса, исследованием этой проблематики не занимался, мы ограничимся кратким изложением концепции Л. Е. Ароцкера[619].

Различие в исходных данных у следователя и суда, в их процессуа­льном положении, в характере и процессуальных условиях деятельнос­ти не позволяют суду при судебном разбирательстве использовать ту же методику, которая была применена следователем в ходе расследования, хотя знание методик расследования небесполезно для суда, так как помогает в правильном выборе методики судебного разбирательства.

Методика судебного разбирательства отдельных категорий уголовных дел должна обеспечить всесторонность, полноту и объективность исследования в соответствии с требованиями закона; проверку всех доказательств, положенных в основу обвинения, на началах устности, непосредственности и непрерывности; восполнение пробелов расследования, необходимое для рассмотрения в суде дел определенной кате­гории; выявление обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

Методика судебного разбирательства зависит от двух групп обстоятельств, которые следует учитывать лишь в совокупности. Первая группа включает обстоятельства, отражающие специфику определенной ка­тегории уголовных дел, которые обусловлены характером преступления, совершенного подсудимым, и определяют его квалификацию. Вторая группа включает обстоятельства, относящиеся к характеру и условиям судебной деятельности. По каждому уголовному делу судом производятся определенные судебные действия. Необходимость в них определяется не только конкретными обстоятельствами дела, но и видом преступления, его уголовно-правовой квалификацией. Наряду с такими судебными действиями, которые проводятся, как правило, по любому делу, имеются и такие, которые проводятся в зависимости от категории уголовного дела: определенные виды судебных экспертиз, судебный осмотр места происшествия и т. п. Таким образом, при выборе методики судебного разбирательства следует учитывать и необходимость производства определенных судебных действий, отражающих своеобразие категории уголовного дела.

В криминалистическом плане структура методики судебного разбирательства должна содержать как элементы, общие для всех дел, так и элементы, общие только для всех дел одной и той же категории. Этим требованиям может отвечать структура методики судебного разбирательства, состоящая из:

¨ а) обстоятельств, подлежащих выяснению по конкретной категории уголовных дел;

¨ б) особенностей построения и проверки судебных версий, типичных для данной категории уголовных дел;

¨ в) особенностей производства судебных действий по делам данной категории.

Концепция Л. Е. Ароцкера представляется нам весьма убедительной и заслуживает дальнейшего развития. Она свидетельствует, к тому же, и о тех усилиях, которые прилагал автор к распространению криминалистических рекомендаций на сферу судебного разбирательства, в чем он, бесспорно, являлся пионером среди отечественных криминалистов.

Лев Ефимович Ароцкер вошел в историю отечественной криминалистики не только своими работами в области использования данных криминалистики в деятельности суда, но и многочисленными исследованиями в разных областях судебной экспертизы. Одним из первых он проявил интерес к проблеме автоматизации процесса экспертного исследования и использованию для этих целей современных ЭВМ; известны его работы по различным аспектам почерковедческих исследований, оценке заключения эксперта, нравственным началам экспертной деятельности и др. Преждевременная смерть в 1980 г. на пятьдесят третьем году жизни оборвала кипучую научную и организаторскую деятельность этого незаурядного ученого и прекрасного человека.

II. Уголовно-процессуальный закон исчерпывающим образом определяет круг следственных действий, с помощью которых осуществляется процесс доказывания. Допуская возможность проведения большин­ства из них по усмотрению следователя, в отношении некоторых он содержит императивные указания, относящиеся либо ко всем делам, либо к некоторым категориям дел. Частные криминалистические методики, содержащие рекомендации по типичному кругу следственных действий и их типичной последовательности, естественно, могут оперировать только теми следственными действиями, которые регламентированы законом, и учитывать при этом его императивные указания.

Доказывание осуществляется только средствами, которые допускает уголовно-процессуальный закон.

III. В уголовно-процессуальном законе содержится общая формула предмета доказывания, на базе которой криминалистическая методика разрабатывает круг обстоятельств, подлежащих выяснению по каждой категории уголовных дел, являющийся элементом криминалистической характеристики преступлений.

IV. Наконец, важнейшее общее значение для криминалистической методики в целом имеют требования уголовно-процессуального закона о быстром и полном раскрытии преступлений, о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела. Эти требования, в сочетании с требованием неукоснительного обеспечения установленных законом процессуальных гарантий, прав и интересов участников процесса, “обязывают следователя планировать свою работу по делу так, чтобы исключить односторонний подход к исследованию событий, предвзятость и тенденциозность”[620].

Существенное влияние на содержание ряда частных криминалистических методик оказывает административное право. Мы имеем в виду ряд подзаконных нормативных актов, которые имеют значение для криминалистических характеристик таких, например, преступлений, как нарушение правил безопасности движения и эксплуатации автомототранспорта или городского электротранспорта; нарушение действующих на транспорте правил; нарушение правил хранения, использования, учета или перевозки взрывчатых и радиоактивных веществ; незаконное ношение, хранение, изготовление и сбыт оружия и т. п. Составы всех этих преступлений сконструированы таким образом, что соответствующие правила, содержащиеся в определенных административно-правовых нормативных актах, должны быть обязательно учтены в предмете доказывания. Естественно поэтому, что криминалистическая характеристика преступления в этом случае должна содержать указания на типичные нарушения подобных правил, которые сами по себе или по своим последствиям носят общественно опасный характер.

Аналогичную роль играют подзаконные акты других отраслей права, например земельного, трудового, семейного. Вопрос о влиянии всех этих отраслей права на частные криминалистические методики еще мало изучен, но разработка детальных криминалистических характеристик преступлений, несомненно, потребует его исследования.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.