Сделай Сам Свою Работу на 5

СВАРЛИВЫЕ ДОЧЕРИ: МИР, ЛИС И ТИРОШ

Самые восточные из Вольных Городов – Лорат, Норвос и Квохор – мало торгуют с Вестеросом. Но в отношении остальных дело обстоит не так. Браавос, Пентос и Волантис – прибрежные города с большими портами. Торговля у них в крови, и их корабли путешествуют во все концы света, от И-Ти, Ленга и Асшая на крайнем востоке до Ланниспорта и Староместа на западе. Каждый город имеет свои обычаи и историю. Каждый имеет и своих богов, хотя красные жрецы Р’Глора господствуют над всеми и часто имеют немалую власть. Они конкурируют веками, и описание всех войн и стычек между ними может занять – и занимает – не один том.

То же можно сказать и в отношении трех сварливых дочерей – Мира, Лиса и Тироша. В их бесконечную борьбу за господство неоднократно были вовлечены короли и рыцари Вестероса. Эти три города расположены вокруг «пятки Эссоса» - полуострова, который отделяет Летнее море от Узкого и который был когда-то частью моста из суши, что соединял континент с Вестеросом. Укрепленный город Тирош стоит на самой северо-восточной из Ступеней, череды островов, оставшихся после того, как Руку Дорна поглотило море. Мир лежит на материке, там, где древняя валирийская дорога обрывается над спокойными водами большого залива, известного как Мирское море. Лис расположен дальше на юг, на маленьком архипелаге в Летнем море. Все три объявили территорию между городами принадлежащей только им (в наши дни мы зовем ее Спорными Землями), все попытки установить четкие границы областей влияния Тироша, Мира и Лиса были неудачными. Ими велись бесчисленные войны за право обладания этой территорией.

В истории, культуре, обычаях, языке и религии эти три города имеют между собой больше сходства, чем другие Вольные Города. Это купеческие города, защищенные высокими стенами и мечами наемников и управляемые скорее богачами, чем знатью; города, в которых торговля почитается больше военного дела. Лис и Мир управляются советом магистров, избираемых из числа наиболее богатых и уважаемых жителей. Тирошем правит архонт, избранный из числа членов подобного же совета. В каждом городе существует рабство, число невольников превышает число свободнорожденных в три раза. Все эти города имеют порт, и соленое море дает им жизнь. Как Валирия, их мать, эти три города не имеют господствующей религии. Храмы и капища различных богов соседствуют на улицах городов и теснятся вдоль набережных.



К несомненной выгоде лордов и королей Вестероса, три города продолжают соперничать друг с другом, это соперничество имеет давние корни и служит поводом глубоко сидящей неприязни, что разделяет их и периодически приводит к военным столкновениям. Ведь если бы три этих богатых и влиятельных города объединились, они могли бы стать трудным и опасным для Вестероса соседом.

Лис, самый красивый из Вольных Городов, имеет, возможно, лучший в мире климат. Овеваемый прохладными бризами, прогреваемый солнцем, расположенный на плодородном острове, где пальмы и фруктовые деревья приносят обильный урожай, окруженный сине-зелеными водами, изобилующими рыбой, «Благословенный Лис» был задуман как место отдохновения драконьих лордов Старой Валирии. Перед возвращением к огням Республики в этом райском уголке они могли освежиться отличным вином, хорошей музыкой и красивыми девушками. До наших дней Лис остается «праздником для чувств, бальзамом для души». Его дома удовольствий знамениты на весь мир, а закаты в Лисе считаются красивейшими в мире. Сами лиснийцы красивы тоже, здесь, как нигде, до сих пор сильна кровь Старой Валирии.

Несомненная мощь объединенных сил Мира, Лиса и Тироша была доказана, когда три города заключили союз, пусть кратковременный, после победы над Волантисом в Приграничной Битве. В ознаменование своего союза в 96 году от З.Э. они основали Триархию, хотя в Вестеросе этот союз был больше известен как «Королевство Трех Дочерей». Триархия начала с того, что постановила очистить Ступени от пиратов и корсаров. Это решение приветствовали в Вестеросе, да и вообще повсюду, поскольку пираты сильно мешали торговле. Три Дочери одержали скорую победу над пиратами, но только для того, чтобы самим взимать непомерные пошлины с проходящих мимо кораблей, когда получили полный контроль над островами и проливами. Скоро их хищность превзошла пиратскую, особенно, когда лиснийцы в качестве платы стали требовать прекрасных молодых девушек.

На время Триархия обнаружила, что Корлис Веларион и Деймон Таргариен значительно превосходят их силой, и не смогла удержать большую часть Ступеней. Однако в скором времени вестеросцы погрязли в собственных сварах, и Триархия восстановила свое влияние. Ее погубили внутренние конфликты, последовавшие за убийством лиснийского адмирала на поединке из-за знаменитой куртизанки по прозвищу Черная Лебедь (племянница лорда Сванна, одно время она фактически правила Лисом). Враждебный Триархии союз Браавоса, Пентоса и Лората способствовал окончательной гибели Королевства Трех Дочерей.

Тирош был основан как военный форпост, о чем свидетельствуют его внутренние стены из черного драконьего камня. Валирийские хроники сообщают нам, что изначально форт был возведен, чтобы контролировать суда, проплывающие мимо Ступеней. Вскоре после основания, в водах, окружающих мрачный остров, на котором стоит крепость, была обнаружена уникальная разновидность морских моллюсков. Эти моллюски вырабатывали секрет, который, после соответствующей обработки, превращался в темно-красный краситель. Ткани, окрашенные этой краской, стали чрезвычайно модными среди валирийской знати. Поскольку такие моллюски больше нигде не водились, купцы тысячами стали прибывать в Тирош, и в течение одного поколения форпост превратился в большой город. Тирошийские красильщики быстро научились вырабатывать ярко-красную, малиновую и темно-синюю краски, путем специального кормления моллюсков. Века спустя, они стали производить красители сотен различных цветов и оттенков, некоторые из них были естественного происхождения, другие появились не без помощи алхимии. Ярко окрашенные одежды пользовались благосклонностью лордов и принцев по всему миру, а все красители для их изготовления производилсь в Тироше. Город рос и богател, и с богатством пришло хвастовство. Тирошийцы находят удовольствие в вычурности, многие тирошийские мужчины и женщины предпочитают красить волосы в кричащие и ненатуральные цвета.

Происхождение мирийцев гораздо мрачнее. Мирийцы, как считают некоторые мейстеры, схожи с ройнарами, поскольку многие из них имеют такую же оливковую кожу и темные волосы, как у речных людей, но это предполагаемое родство, похоже, мнимое. Существуют убедительные доказательства того, что на месте Мира еще во времена Рассветной Эпохи и Долгой Ночи стоял город, построенный древними людьми, которые затем сгинули. Знакомый нам Мир был построен общиной странствующих валирийских купцов на месте обнесенного стеной андальского города, чьих жителей они покорили и обратили в рабство. С тех пор жизнь Мира состоит в торговле, и мирийские корабли столетиями бороздили воды Узкого моря. Ремесленники Мира, многие их которых являются рабами, широко славятся; мирийское кружево и гобелены стоят столько же золота, сколько весят сами, а мирийские линзы не имеют себе равных.

Если Лорат, Норвос и Квохор были основаны по религиозным причинам, то интересы Лиса, Тироша и Мира всегда были гораздо приземленнее. Все три города имеют большой купеческий флот, и их торговцы плавают во всех морях. Все три города глубоко вовлечены также и в работорговлю. Тирошийские работорговцы особенно агрессивны, в поисках рабов они заплывают даже далеко на север, за Стену. Лиснийские же работорговцы больше известны тем, что стремятся захватить в плен молодых мальчиков и красивых девушек, чтобы продать их в знаменитые дома удовольствий.

Женой короля Визериса II Таргариена, которая стала матерью Эйгона IV Недостойного и принца Эймона Драконьего Рыцаря, была леди Ларра Рогар из Лиса. Она была несравненной красавицей валирийского типа, и вышла замуж за принца Визериса в возрасте 19 лет, будучи на 7 лет старше своего жениха. Ее отец, Лисандро Рогар, был главой богатого банкирского дома, чье влияние только возросло, когда он породнился с Таргариенами. Лисандро принял пожизненную должность Первого Магистра, и люди звали его Лисандро Великолепным. Но он и его брат Дразенко, принц-консорт Дорна, умерли с разницей в один день, начав стремительное падение дома Рогаров, что в Лисе, что в Семи Королевствах.

Преемник Лисандро, Лисаро, тратил бешеные суммы, чтобы добиться влияния, и проиграл в борьбе с другими магистрами. Его родные братья тоже были вовлечены в заговор с целью захвата контроля над Железным Троном. После своего поражения, Лисаро Рогар был забит кнутами до смерти в Храме Торговли как раз теми, кого он пытался обмануть. Его братья подверглись менее суровым наказаниям.

Так, например, Моредо Рогар, воин, владевший валирийским клинком Истина, впоследствии даже возглавил поход на Лис.

Лиснийцы также славятся своим умением выращивать рабов. Они сводят самых миловидных из них между собой, чтобы рождались дети, отличающиеся еще большей красотой; из таких детей получаются прекрасные куртизанки и лучшие рабы для постельных утех. Кровь Валирии до сих пор сильна в Лисе, где даже простолюдины отличаются бледностью кожи, имеют волосы цвета серебра с золотом и фиолетовые, лиловые или бледно-голубые глаза, совсем как драконьи лорды в древности. Лиснийская знать превыше всего ценит чистоту крови, в знатных семьях рождалось немало признанных (и непризнанных) красавиц. В старину даже короли из Таргариенов и князья, в поисках жен и возлюбленных, периодически обращали свой взор на жительниц Лиса, принимая во внимание их красоту и происхождение. Немудрено, что многие лиснийцы поклонялись богине любви, изображение резвящейся нагой богини украшало лиснийские монеты.

Слишком много войн, перемирий, альянсов и предательств случилось за все время между Лисом, Миром и Тирошем, здесь мы не будем их перечислять. Многие из этих конфликтов назывались также торговыми войнами; шли они исключительно в море, где обе противоборствующие стороны получали право грабить корабли неприятеля - подобную практику великий мейстер Мерион обозначил как «пиратство с восковой печатью». В ходе торговой войны только команды кораблей встречались с пиратами и находили свою смерть, сами города никогда не подвергались нападению, и не было никаких сухопутных сражений.

Войны на суше случались гораздо реже, но были куда более кровавыми. Здесь сражения шли за Спорные Земли – некогда богатую область, которая настолько была опустошена за время Кровавого Века, что сегодня это лишь пустыня, усеянная костями, прахом и солончаками. Но даже во время этих конфликтов Тирош, Мир и Лис редко рисковали жизнями своих граждан, предпочитая воевать мечами наемников.

На Спорных Землях образовалось больше так называемых вольных дружин, чем где-либо еще в мире, если считать от начала Кровавого Века. Даже сегодня в регионе находится около сорока вольных дружин. Не будучи нанятыми одной из трех Сварливых Дочерей, наемники часто отправляются в собственные походы. Как до Завоевания, так и после, некоторые из дружин предлагают свои услуги в Семи Королевствах.

Одна из самых старых вольных дружин – Вторые Сыновья. Ее организовали четыре десятка отпрысков знатных домов, что считали себя лишенным владений и дальнейших перспектив в жизни. С тех пор в этой дружине находили приют безземельные лорды, рыцари-изгнанники и просто искатели приключений. В то или иное время во Вторых Сыновьях служило немало известных в Семи Королевствах личностей. Принц Оберин Мартелл ездил с ними, пока не собрал свою собственную дружину, Родрик Старк, Волк-Скиталец, тоже был одним из них. Самым известным Вторым Сыном был сир Эйгор Риверс, бастард короля Эйгона IV, оставшийся в истории под именем Злой Клинок, он сражался в их рядах в первые годы своего изгнания, пока впоследствии не собрал Золотые Мечи – эта дружина и в наше время остается самой влиятельной, знаменитой и уважаемой (как говорят) из всех банд вольнонаемников.

Среди влиятельных вольных дружин можно отметить также Сияющие Знамена, Воронов-Буревестников, Длинные Копья и Роту Кошки. Не только Золотые Мечи были основаны выходцами из Семи Королевств. Дружина Громобоев образовалась вскоре после окончания Танца Драконов. Дружина Роз была основана дикарями (и, по некоторым данным, дикарками) с Севера, которые отказались преклонить колена вместе с Торрхеном Старком и предпочли уйти за Узкое море.

Войны между Тирошем, Лисом и Миром не только спровоцировали появление в Спорных Землях дружин вольнонаемников, но привели также к появлению пиратов и морских наемников, торговых кораблей, готовых сражаться за любого, кто заплатит. Большинство из них базировалось на Ступенях, островах, что находятся в Узком море между Сломанной Рукой и восточным побережьем.

Пиратские флотилии делали опасным морской путь через Ступени. Корабли-лебеди с Летних островов иногда вовсе избегали Ступеней, предпочитая опасность выхода в открытое море риску нападения пиратов. У других, кто не имел достаточного оснащения и весел, чтобы выходить в открытое море, не было иного выхода. Когда в этом вертепе становилось слишком много пиратов, на зачистку приходили флотилии, посланные архонтами Тироша, или триархами Волантиса, или даже Морским Лордом Браавоса. Но пиратам всегда удавалось вернуться.

В прошлом пираты и вызванные ими беспорядки послужили достаточной причиной, чтобы на их усмирение был отправлен флот из Королевский Гавани и с Драконьего Камня. Лорд Дубовый Кулак под всеобщее одобрение самолично потратил не один месяц, охотясь за пиратами. Молодой Дракон намеревался жениться на сестре Морского Лорда Браавоса, чтобы закрепить их союз и изгнать пиратов, мешающих торговле со свежезавоеванным Дорном. С этой точкой зрения не согласен архимейстер Каэт. В труде «Жизнь четырех королей» он утверждает, что неверное решение насчет брачного союза с Браавосом, в ту пору воевавшим с Пентосом и Лисом, принял именно король Дейрон, это намерение подтолкнуло другие Вольные Города оказать значительную помощь дорнийским мятежникам.

ПЕНТОС

Пентос – это ближайший к Королевской Гавани Вольный Город, и торговые корабли курсируют между двумя городами чуть ли не ежедневно. Основанный валирийцами как форпост, Пентос вскоре поглотил близлежащие земли: от Бархатного Холма и Малой Ройны до самого морского побережья. Сюда входит почти вся древняя территория Андалоса, родины андалов. Первые пентошийцы были купцами, торговцами, мореходами и фермерами; среди них было мало знати, может быть, поэтому они не заботились о сохранении чистоты валирийской крови, и охотно смешивались с исконными обитателями захваченных земель. В итоге андальская кровь отчетливо видна в жителях Пентоса, что, вероятно, делает их нашими родственниками.

Несмотря на это, обычаи пентошийцев значительно отличаются от принятых в Семи Королевствах. Пентос считает себя дочерью Валирии, и здесь, конечно, можно найти старую кровь. В прежние дни городом правил высокородный князь, избираемый из числа взрослых мужчин, принадлежащих к Сорока Семействам. Единожды избранный правил до конца жизни; но когда очередной принц умирал, взамен избирали следующего, почти всегда из другой семьи.

С веками, тем не менее, власть принца неуклонно уменьшалась, в то время как власть магистров, выбирающих его, росла. Сегодня совет магистров фактически управляет Пентосом, должность принца стала номинальной, а его обязанности практически церемониальными. В основном, он присутствует на пирах и состязаниях, с места на место его доставляет роскошный паланкин под охраной статных гвардейцев. Ежегодно принц должен дефлорировать двух девушек: Деву Моря и Деву Полей. Этот древний ритуал, возможно, восходящий к мистериям до-валирийского периода истории Пентоса, призван обеспечить дальнейшее процветание на суше и на море. Если же Пентос терпит поражение в войне, или вдруг случается голод, принца приносят в жертву: перерезают глотку дабы умилостивить богов. Затем избирают нового принца, который может принести городу больше удачи.

Зная об опасностях, связанных с этим саном, отнюдь не все знатные люди жаждали быть избранными и носить королевскую корону. Так, некоторые стали знамениты именно тем, что отказались от древней, но губительной чести быть принцем. Последним и самым известным случаем подобного рода стало отречение печально известного Принца-Оборванца, капитана вольнонаемников. В молодости его выбрал совет магистров, когда предыдущий князь в 262 году от З.Э. после долгой засухи был принесен в жертву. Вместо того, чтобы принять почетную должность, Принц-Оборванец покинул город и больше никогда туда не возвращался. Он стал наемником, принимал участие в битвах на Спорных Землях, а затем основал Гонимых Ветром – самую молодую из дружин с востока.

В Пентосе, в течение большей части его истории, существовало рабство, и пентошийские корабли активно участвовали в работорговле. Это и привело несколько веков назад к конфликту с северным соседом, Браавосом, основанным беглыми рабами и прозванным «побочной дочерью Валирии». На этой почве за последние 200 лет между двумя городами случилось не менее шести войн (и, как стоит отметить, на почве борьбы за лежащие между ними плодородные земли и реки тоже).

Четыре из этих войн закончились победой Браавоса. В последней, что случилась 91 год назад, Пентос был настолько неудачлив, что с интервалом в год в жертву пришлось принести не менее четырех принцев. Пятый принц, Невио Нарратис, уговорил совет магистров запросить мира после победы в небольшом сражении – да и ту, как говорится в сплетнях, он одержал при помощи подкупов. В заключенном впоследствии мирном соглашении Пентос был вынужден пойти на значительные уступки – наиболее важными стали отмена рабства и прекращение работорговли.

Эти условия и сегодня остаются в силе в Пентосе, хотя некоторые наблюдатели отмечают, что многие пентошийские корабли избегают запрета на работорговлю – во время нападений они просто поднимают на своих мачтах флаги Тироша или Лиса. В то же время в самом городе живут десятки тысяч «свободных крепостных слуг»: они являются рабами во всем, кроме названия, носят клейма и оковы, подобно своим собратьям по несчастью из Лиса, Мира и Тироша, а также подвергаются аналогичным суровым наказаниям. Согласно буквы закона, эти люди свободны и имеют право отказаться служить, если пожелают… и если не имеют долгов перед своими хозяевами. Однако, на деле их имеют практически все, поскольку стоимость крова, еды и одежды, что предоставляют им хозяева, значительно превышает плату за труд. Таким образом, долги слуг со временем только растут.

Далее, условия мирного договора между Браавосом и Пентосом запрещали пентошийцам иметь более двадцати боевых кораблей, брать на службу наемников, заключать договоры с вольными дружинами и содержать любое войско, кроме городской стражи. Без сомнения, это послужило одной из причин того, что в наши дни пентошийцы заметно менее воинственны, чем жители Тироша, Мира и Лиса. Хотя и укрытый за толстыми стенами, Пентос является наиболее беззащитным среди Вольных Городов.

Именно поэтому его магистры практикуют политику умиротворения в отношении Вольных Городов, а также дотракийских всадников. Они годами поддерживают ненадежную дружбу с чередой могущественных кхалов, а тех из них, кто привел свои кхаласары к восточному берегу Ройны, осыпают богатыми подарками и дарят сундуки с золотом.

ВОЛАНТИС

Самые большие, богатые и влиятельные Вольные города – это Браавос и Волантис. Своеобразная связь между ними заключается в том, что они во многом являются противоположностями. Браавос лежит на крайнем севере Эссоса, а Волантис – на крайнем юге; Волантис – старейший из Вольных городов, а Браавос – самый молодой; Браавос основали рабы, в то время как Волантис построен на их костях; Браавос имеет больше мощи на море, а Волантис – на суше. В итоге, оба города стали обладать значительной мощью, но их история тесно связана с Республикой Валирии.

Древний и великолепный, Старый Волантис – как его часто называют – раскинулся на четырех рукавах устья Ройны, где великая река впадает в Летнее море. Старейшие районы города лежат на восточных берегах, новейшие – на западных, хотя даже самым новым из них уже несколько веков. Две половины города соединяются Длинным Мостом.

Сердце Старого Волантиса – это «город внутри города» – необъятный лабиринт из старинных дворцов, внутренних двориков, башен, храмов, галерей, мостов и подвалов, заключенных внутри громадного кольца Черных Стен. Стены возвели выходцы из Республики в первую волну колонизации, и толщина их такова, что шесть колесниц, запряженных четверкой лошадей, могут бок о бок проехать между их парапетами (что ежегодно и происходит во время празднования дня основания города), а высота - двести футов. Крепче стали и алмаза, гладкие стены из литого черного драконьего камня стоят как безмолвное доказательство того, что Волантис вначале был военным форпостом.

Только тем, чья родословная восходит к Старой Валирии, позволено ступать внутрь кольца Черных Стен. Рабам, вольноотпущенникам и иностранцам запрещено находиться здесь без особого приглашения наследника Старой Крови.

В первое столетие своего существования Волантис был лишь немногим больше обычной военной заставы, построенной для защиты границ Валирийской Империи; кроме солдат гарнизона, здесь не было других обитателей. Время от времени прибывали драконьи лорды, чтобы набраться впечатлений или встретиться с посланниками ройнарских городов с верхнего течения реки. Со временем, тем не менее, снаружи от Черных Стен стали появляться таверны, бордели и конюшни, а в порт начали заходить купеческие корабли

Большинство волантинцев Старой Крови до сих пор поклоняются древним богам Валирии, но веру в этих богов можно найти лишь в кольце Черных Стен. Снаружи от Стен больше предпочитают красного бога Р’Глора, особенно рабы и вольноотпущенники. Храм Владыки Света в Волантисе является величайшим в мире. В труде архиместера Грамиона «По следам Драконьих лордов» утверждается, что храм Владыки в три раза больше Великой Септы Бейлора. В огромном храме служат рабы, купленные в детском возрасте и воспитанные, чтобы стать жрецами, храмовыми проститутками или воинами. Они носят татуировки в виде языков пламени на лице в честь их огненного бога. Про воинов достаточно будет сказать, что их не менее тысячи, и называются они Огненной Рукой.

Благодаря удачному расположению в устье Ройны и великолепной естественной гавани, Волантис быстро рос. Дома, лавки и гостиницы распространялись по восточному берегу реки и холмам позади Черных Стен. В то время как на противоположном западном берегу реки иностранцы, вольноотпущенники, наемники, преступники и другие неблагополучные элементы расширяли свой собственный теневой город, здесь процветали разврат, пьянство и убийство, а евнухи, пираты, карманники и некроманты чувствовали себя вполне свободно.

Временами город на западном берегу превращался в выгребную яму, полную скверны и беззакония, и тогда у триархов не было другого выбора, кроме как послать солдат-рабов на другой берег для наведения порядка и создания хотя бы подобия благопристойности. Из-за высоких приливов и сильного течения было трудно пересекать реку, поэтому через несколько лет триарх Вхаласо Щедрый распорядился навести мост через Ройну.

Из-за этих же приливов и течений, а также ширины реки, строительство стало сложной задачей, что заняла более сорока лет и потребовало миллионных вложений. Триарх Вхаласо не дожил до конца стройки…но после ее завершения с Длинным Мостом не сравнится больше ни один мост в мире, если не считать Мост Мечты в ройнарских Горестях. Достаточно прочный, чтобы выдержать вес тысячи слонов (по крайней мере, так говорят), Длинный Мост является в наши дни длиннейшим мостом в мире. Ломас Длинный Шаг назвал его одним из девяти рукотворных чудес в своей книге под тем же названием.

Большую часть раннего периода истории города, Волантис процветал за счет торговли между Валирией и ройнарами, становясь все богаче и могущественнее…пока Сарой, древний и прекрасный ройнарский город, который раньше господствовал на этом рынке, не стал испытывать соответствующий спад торговли. Это неминуемо привело к конфликту между двумя городами. Последовала длинная череда войн, детали которых упоминаются повсюду, и кульминацией этих войн стали разрушение городов на Ройне и последующее бегство Нимерии и десяти тысяч ее кораблей. Хотя победили драконьи лорды Валирии, правду говорят, что больше всех выгоды получил Волантис. Сарой в наши дни лежит в руинах, где живут призраки, в то время как Волантис, со своим Длинным Мостом, Черными Стенами и большой гаванью, считается одним из величайших городов в мире.

Внутри Черных Стен волантийцы Старой Крови до сих пор вершат свой суд в древних дворцах, а армия рабов прислуживает им. Снаружи можно встретить иностранцев, вольноотпущенников и простолюдинов сотни национальностей. Моряки и купцы толпятся на пристанях и городских рынках, наряду с бесчисленными рабами. Говорят, что в Волантисе на одного свободного жителя приходится пять рабов – численная диспропорция, сравнимая лишь с той, что была древних гискарских городах на берегу Залива Работорговцев.

В Волантисе есть обычай - лица рабов должны быть татуированы, чтобы всю жизнь указывать на их статус; даже если раба отпустят на волю, он до конца дней будет носить на лице тяжкий знак своего прошлого. Существует много видов татуировок, и некоторые из них обезображивают. Каждому званию положены определенные татуировки: чередующиеся зеленые полосы – рабам-солдатам; слезинка под правым глазом – проституткам; мухи – уборщикам лошадиного и слоновьего помета; ромбовидный узор – дуракам и шутам; колеса - возницам хатаев, небольших экипажей, запряженных карликовыми волантийскими слонами, и т.д.

Волантис – республика, и все рожденные свободными землевладельцы имеют право голоса. Трое триархов ежегодно избираются, чтобы вершить правосудие, командовать армией и флотом, а также делить между собой ежедневные заботы по управлению городом. Выборы триархов длятся более десяти дней, а сам процесс выборов сопровождается буйными празднествами. В прошлые времена власть в городе делили две соперничающие фракции, неофициально прозванные «тиграми» и «слонами».

Сторонники разных кандидатов – и разных фракций – митинговали в пользу своих лидеров, завоевывая симпатии населения. Каждый рожденный свободным землевладелец – даже женщина – мог отдать один голос. Хотя процесс отсеивания большинства аутсайдеров был хаотичным, на грани безумия, в большинстве случаев выборы проходили достаточно мирно.

После того как Рок обрушился на Валирию и Земли Долгого Лета, Волантис предъявил свое право на управление валирийскими колониями во всем мире. В течение Кровавого Века мощь «Первой Дочери» была такова, что на некоторый период времени ей удалось утвердить свое господство над несколькими Вольными Городами. В конце концов, Волантийская империя рухнула под собственным весом; образование союза оставшихся свободными городов, а также мятежи в подчиненных городах способствовали ее разрушению.

Многие волантийцы считают себя естественными преемниками драконьих лордов старой Валирии и жаждут контролировать если не весь мир, то хотя бы остальные Вольные Города. «Тигры» предлагают добиться контроля с помощью завоевательных войн, тогда как «слоны» предпочитают политику обогащения и торговой экспансии.

С того времени представители «слонов» – более миролюбивой фракции – преобладали на ежегодных выборах триархов. Все же годы экспансии под руководством «тигров» обеспечили Волантису контроль над несколькими меньшими сестрами, самыми значимыми из которых были «городки» на великой реке: Волон Терис, Валисар и Селорис (хотя каждый из них был в свое время более крупным и густозаселенным, чем Старомест или Королевская Гавань). Также волантийцы контролировали Ройну вплоть до впадения в нее притока, реки Селору, и завладели территорией к западу от Оранжевого Берега. Эти земли рабы-солдаты защищали от дотракийских всадников, которые периодически проверяли волантийскую оборону на прочность, а также от остальных Вольных Городов, что пытались разрастись за счет своей сестры.

Хотя выборы в Волантисе, по большей части, мирные, бывали и исключения. «Ведомости» Ниссеоса Квохероса содержат сообщение о триархе Хоронно, великом герое Кровавого Века. Пробыв триархом сорок лет, он объявил себя триархом пожизненно после сороковых выборов. Хотя волантийцы и любили его, но все же не настолько, чтобы видеть свои древние законы и обычаи попранными по его воле. Вскоре он был пойман мятежниками, лишен титулов и званий, и казнен, будучи разорванным боевыми слонами.

БРААВОС

В крайней северо-западной точке Эссоса, там, где Студеное море сливается с Узким, меж соленых вод мелкой, окутанной туманами, лагуны, раскинулись знаменитые сто островов Вольного Города Браавоса.

Самый юный из Девяти Вольных Городов, Браавос еще и самый богатый и, по всей вероятности, самый могущественный. Основанный беглыми рабами, что страстно жаждали обрести свободу, и большую часть своей истории бывший скрытым городом, он долгое время не оказывал особенного влияния на внешний мир. Однако со временем город все более разрастался, обретя, наконец, могущество, которое мало кому под силу оспорить.

В Браавосе нет ни принца, ни короля, управляет им Морской владыка, избираемый городскими магистрами и хранителями ключей из числа граждан. Сам процесс выборов столь же запутан, сколь облечен тайной. Из огромного дворца на побережье Морской Владыка руководит непревзойденной военной эскадрой и пурпурными кораблями торгового флота, ставшими обычным зрелищем в любом порту мира.

Основатели Браавоса были рабам, поднявшими кровавый мятеж на большом караване невольничьих судов, следовавших из Валирии в новую соторийскую колонию. Невольники захватили контроль над перевозившими их кораблями и направились «на край света», чтобы скрыться от прежних хозяев. Знав, что их будут преследовать, мятежники свернули с намеченного маршрута, и вместо того, чтобы плыть на юг, отправились на север в поисках убежища как можно более далекого от Валирии и ее возмездия. Браавосийские хроники гласят, что группа рабынь из далеких земель, что зовутся Джогос Нхай, предсказала, где беглецам искать пристанища: в далекой лагуне за стеной из морских валунов и холмов, одетых соснами, где постоянные туманы помогут укрыться от ока бороздящих небеса драконьих наездников. Эти женщины были жрицами по прозванию Лунные певицы, и по сей день Храм Лунных певиц является самым большим в Браавосе.

Так как беглые рабы происходили из разных земель и исповедовали разные религии, основатели Браавоса решили создать место, где всем богам будет воздано должное, и постановили, что ни один из них никогда не будет главенствовать над другими богами. Среди беглецов были разные люди: андалы, летнийцы, гискарцы, наатийцы, ройнары, иббенийцы, сарнорийцы, даже чистокровные валирийцы из числа должников и преступников. Некоторые из них прошли военную подготовку, чтобы стать охранниками или рабами-солдатами; другие были постельными рабами, обученными доставлять удовольствие. Было и множество домашних рабов: воспитателей, нянек, поваров, конюхов и управляющих. Нашлись и умелые ремесленники: плотники, оружейники, каменщики и ткачи. Некоторые были рыбаками, другие гребцами на галерах или работали в поле, многие были чернорабочими. Новоявленные вольноотпущенники говорили на разных языках, поэтому общим для них стал валирийский, язык их бывших хозяев.

Рисковав жизнью во имя свободы, матери и отцы-основатели нового города дали клятву, что ни один мужчина, женщина или ребенок в Браавосе никогда не будет рабом или невольником. Это стало Первым законом Браавоса, высеченным в камне на мосту через Долгий Канал. С тех самых пор и по сей день Морские владыки Браавоса всегда выступали против любых форм рабства и вели множество войн с работорговцами и их союзниками.

На первый взгляд, лагуна, где беглецы нашли убежище, казалась местом унылым и неприветливым, полным илистых отмелей и соленых болот. Зато окружавшие лагуну острова и утесы надежно скрывали ее от чужих глаз, а туманы зачастую окутывали сверху. Кроме того, соленые воды были богаты всевозможной рыбой и моллюсками, острова густо поросли лесом, а в недрах материковой части Эссоса неподалеку можно было добывать железо, олово, свинец, сланец и другие полезные ископаемые. Еще важнее было то, что расположение лагуны делало ее почти изолированной от внешнего мира, и редко кто добирался до нее; а беглые невольники, даже изнуренные побегом, более всего боялись снова быть захваченными в рабство.

Так, в безвестности, Браавос разрастался и набирал силу. На пологих островах как грибы после дождя возникали фермы, дома и храмы, а рыбаки собирали обильный улов в самой лагуне и окрестных морях. Среди других моллюсков, открытых браавосийцами, был один морской слизень, сродни тем, благодаря которым тирошийские краски снискали городу славу и богатство. Из этого слизня стали добывать темно пурпурный пигмент. И браавосийские капитаны, отправляясь в плавание за пределы лагуны, выкрашивали ею паруса своих краденых кораблей, чтобы те никто не узнал. По возможности избегая валирийских кораблей и городов, браавосийцы стали торговать с Ибом, а позднее и с Семью Королевствами. Однако долгое время браавосийские капитаны брали на борт фальшивые карты и искусно лгали, если их спрашивали, откуда они прибыли. Так на протяжении более чем столетия Браавос был известен как Скрытый город.

Морской владыка Утеро Залин положил конец конспирации, разослав во все концы света корабли с официальным объявлением о существовании Браавоса, раскрывавшим также местоположение города и приглашавшим все народы отпраздновать 111-ую годовщину его основания. К этому времени первые горожане, беглые рабы, были уже мертвы, равно как и их бывшие хозяева. И все же за несколько лет до этого, Утеро отправил представителей Железного банка в Валирию, чтобы подготовить почву для того, что стало известно как Разоблачение или Срыв Маски Утеро. Драконьи владыки подтвердили, что их не интересуют потомки рабов, бежавших сто лет тому назад, а Железный банк выплатил щедрые отступные правнукам владельцев захваченных и угнанных основателями Браавоса кораблей (отказавшись при этом возместить стоимость самих рабов).

Так было достигнуто согласие. Жители Браавоса ежегодно отмечают Разоблачение. На десять дней город охватывают пиршества и шумные маскарады. Празднество, равных которому мир не знает, достигает апогея к полуночи десятого дня, когда под рев Титана, десятитысячная толпа празднующих одновременно срывает с себя маски.

Несмотря на низкое происхождение, Браавос стал не только богатейшим из Вольных городов, но еще и одним из самых неприступных. Да, у Волантиса есть Черные стены, но Браавос защищает такая стена кораблей, какой не обладает ни один город в мире. Ломас Длинный-Шаг восторгался браавосским Титаном, огромным воином-крепостью из камня и бронзы, оседлавшим главный вход в лагуну, но все-таки настоящее чудо – это Арсенал, в котором пурпурные боевые галеры браавосийцев строятся за один день. Все корабли делаются по единому плану, чтобы можно было заранее заготавливать все детали, а чтобы работа шла еще быстрее, умелые мастера трудятся над несколькими секциями судна одновременно.Такая организация труда поистине уникальна. Чтобы в этом убедиться, достаточно взглянуть на шумную и путаную работу кораблестроителей Староместа.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.