Сделай Сам Свою Работу на 5

Физиологические и поведенческие эффекты

Героин в жировой нерастворимой форме поступает в мозг через гематоэнцефалический барьер и быстро связывается специфическими рецепторами ЦНС. Два или более локуса рецепторов являются отдельными медиаторами эйфорического и анальгезирующего действия героина. Эти рецепторы связывают тж эндогенные опиаты (энкефалины и эндорфины), действие к-рых сходно с эффектом, производимым экзогенными опиатами. Полный метаболизм в печени героин проходит за 4—5 ч после приема.

Поведенческие и системные эффекты героина у разных лиц могут проявляться по-разному, но их можно разделить на две стадии: «приход», за к-рым следует устойчивое чувство эйфории. «Приход» характеризуется чрезвычайно приятным оргазмом всего тела продолжительностью примерно 1—15 мин; стадия эйфории длится 3—5 ч. Во время этой последней фазы резко снижаются такие аверсивные чувства и ощущения, как страх, тревога, озабоченность и боль. Снижаются тж аппетитивные побуждения — голод, жажда и сексуальные импульсы. К физиолог. признакам приема героина относятся сужение зрачков, повышение тонуса скелетной мускулатуры, торможение функции дыхания и желудочно-кишечной перистальтики, подавление быстрых движений глаз в REM-фазе сна и признаки сонливого состояния на ЭЭГ.

Формирование толерантности, эффекты отмены и зависимость

Постоянный и частый прием героина сопровождается формированием толерантности к опиатам (т. е. для получения того же эффекта требуются все более высокие дозы). Степень толерантности варьирует индивидуально и прямо пропорциональна величине дозы и частоте приема. Развивается тж перекрестная толерантность между опиатами.

Эффекты, связанные с прекращением приема, наблюдаются по завершении процесса метаболизма героина; выраженность синдрома отмены прямо соотносится с частотой приема, средним уровнем дозировки и длительностью употребления. На выраженность абстинентного синдрома влияет тж стиль поведения наркомана и соц. обстановка, в к-рой развивается синдром отмены.



При частом употреблении синдром отмены проявляется тревогой, горячими и холодными приливами, зевотой, выделениями из носа, слезотечением, учащением дыхания и сердцебиения, профузным потоотделением, поносом и рвотой, спазмами кишечника, двигательным беспокойством, болями в спине и конечностях, обезвоживанием организма, потерей веса и сильной тягой к героину. Эти симптомы часто достигают наибольшей выраженности за 30—40 ч и могут длиться 3—5 дней. Они стихают через 3—5 мин после введения опиатов.

Существуют значительные различия в проявлениях абстинентного синдрома у разных наркоманов. У нек-рых из них отмечаются лишь мягкие, кратковременные симптомы, в то время как у других они гораздо более интенсивны и длятся неск. дней. Мн. героиновые наркоманы периодически предпринимают отмену препарата с целью снизить уровень толерантности, чтобы эйфорический эффект мог вызываться меньшим количеством героина. В отличие от абстинентного синдрома при нек-рых др. психоактивных препаратах, напр. барбитуратах, отмена опиатов редко сопровождается угрозой для жизни.

Абстинентный синдром является главной определяющей чертой наркотической зависимости. О зависимости можно говорить, если нормальное функционирование индивидуума нельзя поддержать в отсутствие лекарства; обычно оно возникает после регулярного приема героина в течение 30 дней. Зависимость может определяться спецификой ситуации и быть ограниченной во времени.

Общее количество героиновых наркоманов в США трудно оценить, но большинство авторов приводят данные, близкие к 750 тыс. Больные проживают гл. обр. в больших городах, но их число в пригородных зонах и небольших городах растет. Распространенность Г. н. достоверно выше среди национальных меньшинств.

Определяющие факторы наркомании

В ряде работ были предприняты попытки идентифицировать личностные или поведенческие признаки, связанные с приемом героина. Подавляющее большинство наркоманов не укладывается в какую-то определенную категорию личности, демонстрируя большое разнообразие поведенческих и личностных паттернов.

Личные и социальные последствия

Частый и постоянный прием героина может вызвать значительные нарушения повседневного функционирования, что может повлечь за собой потерю работы и семьи. Помимо этого вследствие стиля жизни и способов употребления героина наркоманы часто страдают от недостаточного питания, различных респираторных, сердечно-сосудистых заболеваний и снижения сопротивляемости инфекциям. Однако наиболее серьезные негативные последствия Г. н. связаны с тем, что продажа героина запрещена. Запрет на легальную продажу приводит к тому, что поддержание привычки может стоить наркоману неск. сотен долларов в день, что толкает многих из них на преступления.

Лечение

Традиционные программы лечения героиновых наркоманов включают начальные меры по борьбе с абстинентным синдромом, за чем следует личное консультирование, групповая терапия и обучение навыкам профессиональной и повседневной адапт. Эти программы ориентированы на формирование нового репертуара соц. и производственных навыков, получение инсайта у больных на мотивацию к приему наркотика и смягчение испытываемых нек-рыми из них чувств несостоятельности и беспомощности. Эффективность этих программ достаточно низка. Число больных, остающихся абстинентами после завершения лечения, составляет 10-25%.

Больше надежд вселяет лечебный подход, осн. на интенсивной тренировке навыков с использованием рецепторного агониста опиатов метадона (гидрохлорид метадона), связываемого тем же самым локусом рецептора. Метадон — это синтетический наркотик, вызывающий значительное пристрастие. Являясь агонистом героина, он снижает один из главных стимулов к приему героина — вызываемые им «приход» и эйфорию. Метадон не вызывает повышения толерантности в той же степени, что и героин, абстинентные проявления протекают мягче. Метадон может быть выписан врачом; разрешение на его легальную продажу делает его недорогим.

Предлагалась легализация героина как метод снижения негативных соц. последствий наркомании. Запрет на легальную продажу делает наркотик очень дорогим, стимулирует криминальный контроль поставок, снижает мотивацию больных к обращению за помощью, повышает преступность среди наркоманов, стремящихся сохранить свою привычку, и требует значительных усилий со стороны правоохранительных органов. Легализация продажи героина в Великобритании хотя и не решила всех связанных с этим проблем, но все же позволила снять нек-рые из них.

См. также Амфетаминовые эффекты, Химическая стимуляция мозга, Эндорфины/энкефалины, Нейрохимия, Психофармакология, Злоупотребление психоактивными веществами

С. Н. Хейнс

 

Геронтология (gerontology)

 

Г. — это наука о старении. Она отличается от гериатрии — науки о лечении и предупреждении болезней у стариков. Г. частично перекрывает гериатрию и охватывает гораздо более широкую область. Как наука, Г. изучает процессы старения и состояния стариков. Т. о., часть геронтологов занимается фундаментальными исслед. и разработкой теорий старения. Др., несравнимо большая их часть, работая в области прикладной Г., занимается оказанием требуемой помощи престарелым людям либо непосредственно, либо косвенно, через проведение оценочных обследований, разработку и реализацию соц. политики, организацию программ оздоровления и соц. обеспечения и руководства такими программами.

Область исследований Г. неизбежно является междисциплинарной. Все дисциплины соц. и поведенческих наук, равно как и мн. области биолог. наук, имеют отношение к старению и старикам.

Старение связано с биолог. изменениями. Нек-рые происходящие с возрастом изменения явно вызваны действием биолог. фактора, что неоспоримо подтверждается нек-рыми заболеваниями. Др. возрастные изменения могут быть обусловлены либо биолог. процессом, либо переменами в условиях жизни конкретного человека, к-рые, в свою очередь, ускоряют ход биолог. изменений. Ситуационные изменения могут варьировать от междунар. экономических и политических событий до таких сугубо личных событий, как выход на пенсию, смерть супруга и душевный разлад. Что касается биолог. наук, первостепенный интерес для Г. представляют такие их области, как биология клетки, эндокринология и фармакология, генетика и долголетие, иммунология, молекулярная биология и биохимия, морфология, нейробиология, диетология и физиология.

Г. связана практически со всеми специальностями клинической медицины. Особый интерес для Г. представляют такие ее области, как кардиология, дерматология, эндокринология, гастроэнтерология, гинекология, гематология, ревматология, нефрология, неврология, онкология, офтальмология, ортопедия, отоларингология, фармакология, психофармакология и урология. Примером области Г., в к-рой активно могут работать психологи-практики и в к-рой могут проводится психол., социологические и/или соц. исслед., является удаление от дел (выход на пенсию).

Любая область или предмет интереса психологии, поведенческих и соц. наук, а тж наук о жизни и здоровье, за исключением сугубо специфичных для др. возрастной группы, представляются подходящими для исследований в Г. Важнейший и наиболее трудный вопрос во всех чисто геронтологических исслед. — определение изменений, вызванных возрастом или старением как таковыми, т. е. изменений, являющихся всеобщими и связанными исключительно со старением, а не с соц. или культурными факторами, действие к-рых может отличаться в разных популяциях. Растущее признание в Г. важности кросс-культурных и межнациональных исслед. отражает попытки сконцентрировать внимание на этом вопросе и исследовать эффективность отличающихся в разных культурах принципов и методов борьбы со старением.

См. также Изменение поведения в процессе взросления и старения, Кросс-культурная психология, Гериатрическая психология, Выход на пенсию

Г. Мэнистер

 

Гетеросинаптическое облегчение (heterosynaptic facilitation)

 

Г. о. относится к осн. механизмам изменяемого функционирования ЦНС и, предположительно, связано как с неассоциативным научением (сенситизацией), так и с ассоциативным научением (образованием классических условных рефлексов). Г. о. — это распространение эффекта стимуляции одного нерва на афферентные нервы, не стимулируемые в данный момент времени. Г. о. представляет собой устойчивый феномен повышенной синаптической передачи в конвергентных (сходящихся) нейронных цепях. Одно короткое раздражение может вызвать облегченную передачу нервных сигналов, продолжающуюся от неск. минут до неск. часов (кратковременное облегчение), тогда как серия раздражений, повторяемых с интервалом в неск. дней, может вызвать облегченную передачу, сохраняющуюся в течение недель (долговременное облегчение). На нейронном уровне кратковременное облегчение характеризуется расширением пресинаптического потенциала действия, а долговременное облегчение — нейронным ростом, выражающимся в увеличении количества узелков (varicosities)и числа активных зон в окончаниях.

Г. о. впервые проанализировали Кэндел и Таук, и с того времени Г. о. широко исследовалось на модели «нейронной цепи рефлекса втягивания жабры» морской улитки — аплизии (Aplysia)— по причине относительной простоты ее НС с крупными, легко идентифицируемыми нейронами. Если прикоснуться к мантийному выступу или сифону аплизии, она втягивает сифон, мантийный выступ и жабру. Сенситизация этого защитного рефлекса происходит в том случае, если хвост улитки подвергнуть действию ядовитого вещества. Сенсорные нейроны хвоста активируют облегчающие промежуточные нейроны, к-рые контактируют с синаптическими окончаниями сенсорных нейронов сифона или мантии аплизии. Эта аксо-аксональная активация сенсорных нейронов сифона приводит к изменению в их окончаниях.

На модели аплизии тж. был продемонстрирован эффект Г. о. в образовании простых условных рефлексов и дифференцировки. Если вслед за легким касанием сифона аплизии (условный раздражитель (УРЗ)) наносится сильный удар по ее хвосту (безусловный раздражитель (БРЗ)) и если это последовательное сочетание раздражителей повторяется каждую вторую минуту в неск. пробах, то в конечном счете будет достаточно одного УРЗ, чтобы вызвать усиленный рефлекс втягивания.

Ассоциативное научение требует временной смежности и ситуационной сопряженности УРЗ и БРЗ. При работе с аплизией УРЗ должен всегда предшествовать БРЗ в границах примерно секундного интервала. Хоукинс, Кэрью и Кэндел показали, что спайковая активность сенсорных нейронов сифона аплизии становится наиболее эффективной, когда УРЗ опережает БРЗ на 0,5 с. Разрыв в 2 с уже препятствует образованию ассоциативной связи между УРЗ и БРЗ. При выработке дифференцировки было доказано, что экстрацеллюлярный постсинаптический потенциал (ЭПСП) представляет собой зависимую активность. Это означает, что ЭПСП нейрона спаренной цепи гораздо больше, чем ЭПСП нейрона неспаренной цени (возможно, вследствие габитуации в неспаренной цепи).

Межнейронные механизмы Г. о. представляют особый интерес. По крайней мере нек-рые из облегчающих промежуточных нейронов являются серотонинергическими. Выделение серотонина увеличивает высвобождение медиатора из сенсорных нейронов благодаря стимулированию аденилатциклазы — фермента, к-рый способствует увеличению внутри клетки циклического аденозинмонофосфата (цАМФ). Результатом этого становится уменьшение наружного калиевого тока, пролонгирующее потенциал действия и тем самым обеспечивающее более длительный период притока ионов кальция (Са2+). Как и в случае сенситизации, было показано, что образование классических условных рефлексов зависит от повышенного синтеза цАМФ. Т. о., за увеличение длительности спайка во время сенситизации и классического обусловливания, по-видимому, отвечают сходные молекулярные механизмы. Абрамс доказал, что приток Са2+ является критическим условием как внутриклеточный аналог УРЗ. Абрамс, Карл и Кэндел на основе молекулярных механизмов объяснили временные требования при выработке классических условных рефлексов. Оптимальное обусловливание требует, чтобы импульс Са2+ частично перекрывал по времени добавление облегчающего медиатора. Результаты экспериментов показали, что кальмодулин Са2+ может обслуживать восполнение аденилатциклазы для оптимального стимулирования облегчающим медиатором. Впрочем, эти частности могут варьировать в зависимости от биолог. вида животного.

У аплизии спайковая активность постсинаптического нейрона не является необходимой или достаточной для вызывания Г. о. и, по-видимому, не участвует в обусловливании рефлекса втягивания жабры. Однако у др. видов, таких как крысы, кошки и люди, зависимые от активности синаптические изменения действительно требуют постсинантической активности в соответствии с моделью Хебба. Более того, эти изменения оказались прямо связаны с научением и памятью у млекопитающих. Имеющийся у млекопитающих аналог Г. о. — это долговременная потенциация (long-term potentiation, LTP). LTP была зарегистрирована в неск. областях мозга, включ. гиппокамп, зрительную, префронтальную и фронтальную кору.

См. также Животные как модели, Генетика поведения, Электродермальная активность, Нейронные механизмы научения, Модели нейронных сетей, Сенсомоторные процессы

Ф. К. Йеллестад

 

Гештальт-тест Бендер (Bender gestalt)

 

В 1938 г. Лауретта Бендер опубликовала монографию под названием «Визуально-моторный гештальт-тест и его клиническое использование» (A visual motor Gestalt test and its clinical use). Этот простой тест состоит из 9 геометрических фигур, образованных точками, линиями, углами и кривыми. Эти фигуры предъявляются испытуемому в определенной последовательности и срисовываются им. Сами фигуры были позаимствованы из классической работы Макса Вертгеймера по теории гештальт-психологии. Фигуры разрабатывались с целью ил. гештальт-принципов нормальной перцептивной организации (напр., близости, непрерывности, замыкания), применяемых к группированию и структурированию стимулов. Отклонения от этих нормальных законов рассматриваются в Г. т. Б. в качестве симптомов. Т. к. Бендер интересовало развитие этих законов в период с раннего детства до взрослости, простейшим способом проверки того, как воспринимались эти фигуры, было получить от испытуемого их копию в виде рисунка. Так в процедуру измерения оказался включенным критический моторный фактор, к-рый имеет собственные законы развития; и задача трансформировалась в перцептивномоторную задачу.

В результате попыток стандартизовать проведение и обработку результатов оригинального теста Бендер появилось неск. его адаптации. Безусловно, самой новаторской из них оказалась переработка этого теста Хаттом в инструмент для оценивания личностной динамики, включ. символическую психоан. интерпретацию. Результатом всех этих конфликтующих адаптации стали существенные расхождения в данных, получаемых от одного исслед. к др., низкая согласованность в отношении критических показателей для различных диагнозов и неудачи в валидизации этого теста. Однако большинство клиницистов считают данный тест полезным инструментом для обнаружения поражений головного мозга и психозов.

См. также Клиническая оценка, Гештальт-психология, Проективные методики

Э. М. Сиипола

 

Гештальт-психология (gestalt psychology)

 

Г. возникла в начале XX в. как дополнение к традиционному методу научного анализа. Общепринятый способ анализа сложных явлений заключался в описании частей и воссоздании целого путем суммирования полученных описаний. Однако новые достижения в биологии, психологии и социол. поставили под сомнение применимость такой процедуры к явлениям, представляющим собой полевые процессы, т. е. данности, образованные взаимодействующими силами. Потребность в ревизии метода сначала появилась у наук о жизни, но затем с неизбежностью обнаружила себя и в науках о неживой природе. Т. о., Г. явилась составной частью более широкой теории гештальта, касающейся научного метода вообще.

Это распространение на область наук о физ. мире стало неотъемлемой стороной гештальтистского подхода но двум причинам. Во-первых, мн. психол. явления, особенно феномены восприятия, м. б. охарактеризованы, но не м. б. объяснены тем, что доступно наблюдению на уровне сознательного опыта. Опираясь на законы или правила, можно определить, какие условия приводят к определенным последствиям, но единственный способ указать причины таких явлений — обратиться к физиолог. эквиваленту наблюдаемых явлений.

Подобный подход базировался на идее параллелизма между психол. опытом и коррелирующими с ним процессами в НС. Ее сторонники исходили из того, что законы, управляющие деятельностью мозга (и распространяющиеся тж на мир в целом), отражаются и в психич. деятельности. Эта т. зр. — вторая причина, по к-рой гештальт-психологи подчеркивают связь своей науки с науками о физ. мире, — сделала возможным согласование функционирования разума с органическим и неорганическим миром как единым целым.

В учебниках психологии гештальтистский подход часто иллюстрируется примерами «принципов группировки». Хотя эти принципы легко согласуются с традиционным анализом, они были введены в научный оборот М. Вертгеймером в процессе подготовки того, что могло бы быть названо «коперниковским поворотом» от простого связывания элементов «снизу» к первоначальному рассмотрению «сверху» целостной структуры феномена.

В своей статье «Законы орг-ции воспринимаемых форм» (Laws of organization in perceptual forms)Вертгеймер показал, что образование целостных форм направляется высшим принципом, к-рый он называл тенденцией к «хорошей форме», или законом прегнантности, подразумевая под этим строго объективную тенденцию к наибольшей простоте и регулярности.

Эта тенденция к наипростейшей структуре, какая только доступна при данных конкретных условиях, или, используя родственный критерий, к наименьшему из возможных уровней напряжения, оказалась исключительно полезной для объяснения ряда явлений, особенно при изучении чувственного восприятия. Однако одного принципа простоты оказалось недостаточно для объяснения перцептивных гештальтов. Если бы действовал только этот единственный принцип, он бы довел перцепты до уровня аморфной однородности, предельного случая структуры. Необходима противодействующая, анаболическая тенденция, к-рая накладывала бы ограничения на организующие силы поля. Что касается восприятия, то главным поставщиком таких ограничений выступает мир стимулов, воздействующих на рецепторы всех органов чувств, и прежде всего на зрительные, слуховые и тактильные рецепторы.

На ретинальном уровне орг-ция гештальта если и имеет место, то лишь в очень незначительной степени. (Рецептивные поля, обнаруженные недавно в клетках сетчатки или коры головного мозга нек-рых животных, не инициируют гештальт-процессы.) На более высоких уровнях зрительного аппарата стимульная конфигурация сдерживает физиолог. полевой процесс, к-рый определяется в первую очередь тенденцией к наипростейшей структуре (т. е. физиолог. эквивалент перцепта принимает наипростейшую структуру, совместимую со стимульной ситуацией). Гештальт образуется благодаря взаимодействию стимульной конфигурации и организующих сил зрительного поля.

Именно это взаимодействие между увеличивающими и уменьшающими напряжение силами приводит к тому состоянию, к-рое Вертгеймер назвал прегнантностью.

Структуры гештальта располагаются на непрерывной шкале между двумя гипотетическими полюсами. Один из этих полюсов соответствует состоянию полного взаимодействия частей, второй — состоянию, при к-ром части целого полностью независимы друг от друга, так что изменение, происходящее в одном месте такой констелляции, никак не отражается на остальных ее частях.

Взаимодействие в контексте гештальта диаметрально противоположно функционированию машин, в к-рых, по выражению В. Кёлера, форма действия в системе целиком и полностью предписывается конкретным ограничивающим условием. Машина работает так, как ей предписано, в соответствии со своей конструкцией, и никак иначе. Машины тж могут служить в качестве иллюстративных моделей сетей определенных понятий, к-рые составляют рациональное обоснование, такое как научные теории. Сразу необходимо пояснить, что хотя и в психологии, и в др. науках полевые процессы должны рассматриваться и пониматься как гештальты, любое научное положение, по самой природе своей, никогда не м. б. гештальтом. Гештальты существуют в восприятии, в умственных образах, в динамике челов. личности, в физиолог. и физ. состояниях взаимодействия, но они м. б. концептуализированы только через системы отношений. Достоверность научного описания зависит от того, насколько точен создаваемый им (с помощью собственных средств) эквивалент целостных структур, или гештальтов.

Гештальтистский подход требует, чтобы разбиение целого на более мелкие составные части осуществлялось в строгом соответствии с линиями разбиения, свойственными самой этой структуре. Практически это означает следующее: границы выбираемой для исслед. проблемы не могут устанавливаться произвольно, но находятся в строгой зависимости от того, что релевантно изучаемым процессам. Определить истинные границы проблемы почти столь же трудно, как и найти ее решение.

Гештальтистский подход распространяется не только на восприятие пространственных форм, но и на восприятие времени; принципы, управляющие восприятием времени и пространства, весьма сходны. Гештальтистский анализ пространственных отношений почти не вызвал споров и возражений, но когда он был применен к временным последовательностям элементов, Г. пришлось столкнуться с традицией объяснения всех временных связей законами ассоц. Аристотель, впервые изложивший законы ассоц., утверждал, что ассоциативные связи основываются либо на чем-то сходном с тем, к чему мы стремимся, или на противоположном ему, либо на чем-то смежном с ним (во времени). Такие критерии не противоречили усилиям гештальтистов вывести связи из структурной орг-ции. Но утверждение, что ассоц. — явление, зависящее просто от частоты событий, вызвало активную критику сторонников гештальтистского подхода. Учение, согласно к-рому любое явление может ассоциироваться с любым явлением, лишь бы они достаточно часто оказывались по соседству друг с другом, заменяло имеющую физ. смысл принадлежность непредсказуемой субъективностью.

Гештальт-психологи считали обусловливание посредством простого повторения низшей формой научения и противопоставляли ему научение через понимание. Как теперь утверждалось, продуктивное научение происходит в тех случаях, когда чел. или животное действуют в соответствии с требованиями данной структуры. Обучение м. б. эффективным лишь при условии, что ученик воспринимает связи между решающими элементами данной ситуации посредством того, что было названо «инсайтом».

Здесь уместно упомянуть о существенном различии между чисто перцептивным «схватыванием» данной структуры и «проблемной ситуацией» в более точном смысле этого термина. При простом восприятии решение задачи ограничивается обнаружением структуры в стимульной информ. Когда же наблюдатель сталкивается с ситуацией, предстающей в таком виде, что связи, необходимые для принятия решения, оказываются замаскированными, перед ним возникает более сложная задача. Для реструктурирования ситуации иногда достаточно просто взглянуть на нее под др. углом зрения, но иногда может возникнуть необходимость в перегруппировке компонентов.

Переструктурирование гештальта — в высшей степени динамическая активность сил поля, но именно этим характеризуется любое структурирование. В действительности, каждая структура — по определению — никогда не перестает быть констелляцией сил. Даже такая, казалось бы, стабильная соц. структура, как семья, никогда не перестает быть более или менее сбалансированной системой мотивационных тенденций, так что в ее внешних проявлениях чувствительный глаз сразу увидит систему векторов, направленных в разные стороны и уравновешивающих друг друга. Это отражение соотв. сил физиолог. поля в опыте и представляет собой то, что гештальт-психологи называют перцептивной (воспринимаемой) экспрессией. Экспрессивные качества являются аутентичными и объективными свойствами всех перцептов. Их можно даже назвать первичными качествами, к-рые передаются воспринимаемыми формой, размером, движением, интенсивностью, тембром и т. д.

Возможно, наиболее характерная особенность гештальтистской т. зр. — полное признание «данности» мира как объективно существующего Космоса, единство к-рого зиждется на законе и порядке. Подобная т. зр. ведет к теории ценностей, осн. на критерии объективной необходимости. Г. считает любую ценность — будь то иррациональное давление инстинкта или требования категорического императива — силой поля, т. е. силой, отнюдь не всегда исходящей от потребностей эго того чел., к-рый определяет ценности. А это значит, что Г. находится в убежденной филос. оппозиции взглядам на мир, согласно к-рым ценности исключительно субъективны и произвольны, а потому — как сугубо индивидуальные особенности — должны быть исключены из научной картины мира.

См. также Теория поля, Восприятие (перцепция), Теория систем

Р. Арнхейм

 

Гештальт-терапия (gestalt therapy)

 

Г.-т. представляет собой экзистенциальный и феноменологический подход, осн. на принципах фокусирования сознания на актуальной действительности и на непосредственном опыте. Индивидуум в ходе терапии побуждается к возможно большей полноте сознавания текущих мыслей, чувств и телесных ощущений для того, чтобы он смог обнаружить свой собственный вклад в блокирование потока сознания и жизненной активности. Принимая на себя большую ответственность за содержание субъективного опыта, он приучается рассчитывать на собственные возможности и становится менее зависимым и менее поддающимся манипулированию в отношениях с другими. Г.-т. — не ветвь аналитического направления, она не прибегает к интерпретации. Здесь пациенты стимулируются к поиску своих собственных смыслов, постановке собственных целей и самостоятельному выбору.

Происхождение

Г.-т. разработана Фредериком (Фрицем) Перлзом. Широкие интересы Перлза — к экзистенциализму, восточным религиям и гештальт-психологии — привела его к отказу от фрейдистских взглядов и созданию собственной теории и метода терапии. Перлз рассматривал человека как целостный организм, единство психич., физ., эмоциональных и сенсорных процессов, проявляющихся в текущий момент.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.