Сделай Сам Свою Работу на 5

Использование тестов в клинической психологии и психологическом консультировании

Психологи-клиницисты и психологи-консультанты применяют достаточно разнообразные тесты, и большинство из уже рассмотренных нами типов тестов можно встретить в их практике. Стало традицией проводить периодические опросы выборок клинических психологов и психологов-консультантов, различающихся своей теоретической ориентацией и местом работы, в отношении используемых ими тестов (Archer, Maruish, Imhof, & Piotrowski, 1991; Lubin, Larsen, Matarazzo, 1984; Piotrowski, & Keller, 1992; Watkins et al., 1994; Watkins, Campbell, Nieberding, & Hallmark, 1995). Их резуль-

1 Обсуждение преобразований, происходящих в настоящее время на рабочих местах, и рассмотрение тех последствий, которые такие преобразования могут иметь для работы с кадрами, можно найти в работе Landy, Shankster-Cawley, & Kohler Moran (1995).

Глава 17. Основные области применения тестов в наше время

таты свидетельствуют о том, что весьма часто используются такие индивидуальные тесты интеллекта, как шкалы Векслера, и комплексные батареи способностей, наподобие DAT {см. главу 10). Многие из личностных тестов, рассмотренных в главах 13-16, занимают заметное место в методическом репертуаре клиницистов и консультантов. К некоторым диагностическим образовательным тестам обращаются при неспособности отдельных учащихся справиться с требованиями учебного плана или при возникновении других, связанных со школой, проблем. В добавление к этому, клиницисты и консультанты используют множество коротких вопросников и оценочных шкал {rating scales) для экспресс-оценки тех многообразных проблем, с которыми они сталкиваются в своей практике. Многие из этих средств оценки описаны в справочнике J. Fischer, & Corcoran (1994).

Данный раздел этой главы сосредоточен, главным образом, на рассмотрении областей, которые требуют применения разнообразных тестов и других инструментов при проведении обследования отдельных лиц, в противоположность изолированному использованию какого-то одного инструмента. Такого рода психологические оценки проводятся психологами с разной специализацией, хотя большинство из них получило ту или иную подготовку в области медицинской психологии и психологии консультирования. Клинические психологи традиционно проводили оценки в условиях психиатрических учреждений с целью постановки диагноза, составления прогноза или принятия терапевтических решений (Butcher, 1995; Hersen, Kazdin, & Bellack, 1991; Hurt, Reznikoff, & Clarkin, 1991; Maruish, 1994). Что касается консультирующих психологов, то первоначально они специализировались исключительно в области оценки профпригодности и профориентации (S. D. Brown, & Lent, 1992; Drummond, 1996; Gelso, & Fretz, 1992). Другие важные области, где практикуется психологическая оценка — такие, как школьная и судебная психология,1 — получают свое определение исходя из среды, в которой работают профессиональные психологи (Shapiro, 1991; Vance, 1993; Weiner, & Hess, 1987). Дополнительные сферы деятельности, в которых применяются методики психологической оценки, определяются по типам исследуемых проблем, — например, психология здоровья (N. Adler, & Matthews, 1994; Streiner, & Norman, 1995; S. E. Taylor, 1990) и нейропсихология, занимающаяся изучением связей между мозгом и поведением (Benton, 1994; Maruish, & Moses, 1997). Области применения психологической оценки могут выделяться и по типу обслуживаемых пациентов или клиентов, — например, дети, супружеские пары или семьи (Conoley, & Werth, 1995; Fruzzetti, & Jacobson, 1992; Kamphaus, & Frick, 1996). Многие практикующие психологи работают в еще более специализированных областях, таких как педиатрическая нейропсихология (Batchelor, & Dean, 1996) или медицинская реабилитация (Cushman, & Scherer, 1995). Все эти области и специализации непрерывно эволюционируют. Вдобавок ко всему, границы между некоторыми сферами деятельности и специальностями стали гораздо менее четкими, а в ряде случаев, практически неразличимыми.



Замечательный пример такого частичного перекрытия сфер деятельности — растущее сближение между клинической психологией и психологическим консультирова-

' Судебная психология — это область практического применения психологии в судах, действующих по нормам статутного и общего права, причем психологи могут участвовать как в решении правовых вопросов, так и работать непосредственно с лицами, в отношении которых вынесено судебное решение или приговор о лишении свободы.

Часть 5. Области применения тестирования

нием (см., например, Anastasi, 1979, 1990а; May, 1990).' Все чаще можно встретить психологов-консультантов, которые занимаются частной практикой, работают в клиниках и больницах. В то же время некоторые клинические психологи сейчас находят применение своим навыкам в оценке карьеры и отборе персонала (Lowman, 1989,1991, 1993). Зримым признаком происходящих в настоящее время перемен служит то обстоятельство, что в проекте новых Стандартов тестирования вопросы использования тестов в медицинских, консультационных и учебных заведениях помещены в одну главу под названием «Психологическое тестирование и оценивание», тогда как в Стандартах 1985 г. клиническое тестирование и использование тестов в консультировании рассматривается по отдельности (см. главу 1).

Психологическая оценка. Что, в таком случае, позволяет говорить о психологической оценке как едином понятии, коль скоро она применяется разными специалистами в разных обстоятельствах при решении разных проблем у разных популяций? Одним из ее основных отличительных признаков является сфокусированность на интенсивном изучении одного человека или нескольких лиц (например, супружеской пары или семьи) по данным, полученным из многих источников. Посредством установления и поддержания раппорта клиницист может получить от клиента важные сведения о его прежней жизни, которые затруднительно добыть иными способами. Такие биографические данные обеспечивают надежную основу для понимания индивидуума и предсказания его последующего поведения. Кроме того, клиницист способствует процессу установления фактов тем, что играет роль стимула в ситуации межличностного взаимодействия. В этом смысле клиническое интервью выполняет функции ситуационного теста или имитационного моделирования, обеспечивая выборку межличностного поведения клиента в более или менее контролируемых условиях.

Информация, извлекаемая из данных наблюдения, интервью и истории болезни, объединяется с показателями тестов для получения целостной картины индивидуума (Beutler, & Berren, 1995). Клиницисты, таким образом, гарантируют себя от неправомерных обобщений на основе тестовых показателей. Вероятно, этим и объясняется, по крайней мере частично, продолжающееся использование ряда слабых или необоснованных, с психометрической точки зрения, тестов. До тех пор пока такие тесты служат источником гипотез для опытного клинициста, проверяемых им на других данных, сохранение этих инструментов может быть оправдано. Разумеется, существует опасность, что недостаточно опытный и излишне увлеченный тестированием клиницист, забывая об ограничениях используемого инструмента, может придавать неоправданно большое значение тестовым показателям.

Другой определяющий признак психологической оценки заключен в ее цели, которая обычно состоит в том, чтобы помочь в принятии обоснованных решений, касающихся дифференциального диагноза, выбора профессии, терапевтических рекомендаций, планирования образования, установления опеки над ребенком, виновности и

1 В связи с этим обстоятельством и по соображениям удобства термин «клиницист» (clinician) будет употребляться в данном разделе для обозначения любого специалиста, связанного с проведением психологической оценки. Тем не менее полезно иметь в виду, что эти специалисты могут иметь базовое образование в какой-либо одной из указанных областей, и потому их ориентации и область опыта существенно различаются. Что касается сведений об использовании тестов клиническими, консультирующими, промышленными (организационными) и школьными психологами в их традиционных местах работы, см. P. S. Wise (1989).

Глава 17. Основные области применения тестов в наше время

многих других практически важных вопросов, затрагивающих одного или нескольких человек. Принятие решений происходит как естественное завершение процесса сбора, анализа, объединения различных данных и вдумчивого сообщения клиенту релевантной информации, касающейся его поведения. Сердцевину процесса психологической оценки составляет непрерывный цикл построения и проверки гипотез в отношении конкретного пациента или клиента. Каждая порция информации — будь это факт из истории болезни, мнение клиента или тестовый показатель — дает возможность выдвинуть гипотезу в отношении индивидуума, которая получит подтверждение или будет опровергнута по мере сбора других данных. В связи с этим не следует забывать, что любой отдельный источник данных, сколь бы надежным он ни казался, временами может давать неточную информацию.1

По существу, все действия, связанные с психологической оценкой, — от ясного объяснения ее основной цели до сообщения результатов — заключают в себе профессиональное суждение (judgment), основывающееся на актуальном знании специфических проблем и категорий нуждающихся в помощи людей. Кроме того, применение индивидуальных тестов и других средств оценки требует специальных навыков их использования и должного внимания к их характеристикам, рассматриваемым в аспекте цели и контекста проводимой оценки (Drummond, 1996; С. Т. Fischer, 1985; Groth-Marnat, 1990; G. Goldstein, & Hersen, 1990; Hood & Johnson, 1997; Maloney & Ward, 1976; Tallent, 1992; Walsh, & Betz, 1995). В этом отношении клинический метод всегда противопоставлялся проведению объективных, стандартизованных тестов и использованию статистических или актуарных методов для объединения данных посредством уравнений регрессии, множественных (составных) критических показателей и других «механических формул» (глава 6; см. также Dawes, Faust, & Meehl, 1993; L. R. Goldberg, 1991; Kleinmuntz, 1990; Wedding, & Faust, 1989).

Экологический подход, настаивающий на необходимости учета условий и обстоятельств жизни конкретного человека, оказал столь же значительное влияние на развитие психологической оценки, как и в случае возрастной психологии вместе с родственными ей областями (см., например, Moen, Elder, & Luscher, 1995). Аналогично этому, возросшее понимание роли культуры во всяком поведении — включая проблемы, заставляющие людей искать помощи у специалистов по психическому здоровью, — стимулировало заинтересованность специалистов в получении информации о руководящих принципах проведения культурно-ориентированной оценки (см., например, American Psychiatric Association, 1994, p. xxiv and 843-849; Dana, 1993,1996; Prediger, 1993; Suzuki etal, 1996).

Тесты интеллекта в контексте индивидуальной оценки.Такие тесты, как шкалы Векслера и Стэнфорд—Бине (см. главу 8), являются, по существу, индивидуальными, клиническими инструментами. Когда внимательный и опытный клиницист активно контактирует с обследуемым человеком где-то в течение часа, требуемого на проведение теста, он способен узнать об этом человеке явно больше того, что сообщает о нем IQ или какой-либо другой единичный показатель. Это верно даже в тех случаях, когда

1 Представительную выборку современных методологических проблем исследования психологической оценки можно найти в специальном выпуске журнала Psychological Assessment (September 1995, Vol. 7, # 3).

Часть 5. Области применения тестирования

тест проводится техническим персоналом, при условии, что сохраняется полный протокол ответов тестируемого.

Помимо использования тестов интеллекта для оценки общего уровня интеллектуальной деятельности индивидуума клиницисты обычно исследуют паттерн, или профиль показателей теста в целях обнаружения значимых превышений и снижений интеллектуальных функций относительно статистической нормы. Анализ профиля снабжает данными, которые могут помочь в диагностике локальных поражений мозга и разнообразных форм психопатологии, по-разному влияющих на функционирование интеллекта. Шкалы Векслера оказались идеально подходящими для такого анализа профилей, поскольку оценки по всем субтестам этих шкал выражаются в непосредственно сравнимых стандартных показателях. С самого начала Векслер описал ряд способов диагностического использования своих шкал. За прошедшее с тех пор время некоторые клиницисты предложили дополнительные способы использования шкал Векслера, а анализ профилей был применен в работе с другими инструментами (De-laney, & Hopkins, 1987; Elliott, 1990Ы Kaufman, 1990, 1994; Matarazzo, 1972; Sattler, 1988,1992). В большинстве способов анализа профиля используются разновидности трех основных методов. Первый заключается в оценке величины разброса (scatter), или степени вариации тестовых показателей индивидуума, включая различия Вербального и Невербального IQ, общий разброс субтестов, а также сравнения нормированных показателей отдельных субтестов со средними показателями различных групп субтестов, например вербальных или скоростных. Второй метод состоит в анализе выраженных особенностей профиля индивидуума в свете базовых данных (base rate data) о частоте встречаемости таких особенностей в нормативной группе. Третий подход основан на паттернах показателей (scorepatterns), связанных с определенными клиническими синдромами, такими как болезнь Альцгеймера, конкретные виды неспособности к научению (learningdisabilities) или тревожные состояния. Д. Векслер и другие исследователи описали паттерны высоких и низких субтестовых показателей, а также комбинации субтестов, характеризующие эти и другие расстройства (см., например, Kaufman, 1990; Matarazzo, 1972).

Проводившиеся на протяжении нескольких десятилетий исследования различных форм анализа паттернов показателей по шкалам Векслера так и не смогли обеспечить сколько-нибудь серьезной статистической поддержки их диагностической ценности.' Фактически, критики этого подхода атаковали почти каждый его аспект по тому или иному поводу (F. С. Goldstein, & Levin, 1985; Kavale, & Forness, 1984; Macmann, & Barnett, 1994a, 1994b; McDermott, Fantuzzo, & Glutting, 1990). Тем не менее, судя по неизменной популярности шкал Векслера в клинической практике и по обширной литературе, посвященной систематизации, продвижению и усовершенствованию использования анализа паттернов показателей, этот подход по-прежнему остается предпочитаемым в области интерпретации данных, получаемых с помощью тестов интеллекта.

На чисто качественном уровне любая неравномерность выполнения теста также может подсказать пути для дальнейшего анализа. Существенные подсказки клиницисту могут давать как форма, так и содержание ответов тестируемого. Эксцентричность, излишние уточнения (overelaboration) или чрезмерные упоминания о себе (self-reference), например, могут указывать на расстройства личности. Качественный анализ ошибочных и правильных ответов может дать полезные подсказки для понимания

1 См. Anastasi (1985a) по поводу обсуждения некоторых методологических требований, которые необходимо учитывать при оценивании этих исследований.

Глава 17. Основные области применения тестов в наше время

подходов к решению задач {problem-solving), уровня концептуальных представлений или когнитивных стилей. Нетипичное содержание ответов на задания теста является дополнительным источником эвристической информации. Еще одним источником качественных данных, доступным клиницисту во время проведения индивидуального теста интеллекта, служит общее поведение тестируемого в ситуации тестирования. Примеры включают двигательную активность, речь, эмоциональные реакции и атти-тюды тестируемых в отношении тестирующего, а также их обращение с тестовыми материалами и реагирование на обстановку тестирования. Как правило, в силу своего сугубо индивидуального характера, такие качественные признаки невозможно обосновать количественными методами, принятыми для измерений групповых тенденций. Тем не менее признание решающей роли, которую могут играть наблюдения за поведением тестируемых, вызвало появление ряда инструментов, предназначенных для систематизации, подсчета и интерпретации некоторых поведенческих реакций во время сеанса тестирования (см., например, Руководство по оценке поведения во время сеанса тестирования для WISC-Ши WZAT^Glutting, & Oakland, 1992]).

Наглядный пример тонкой модификации клинического использования тестов интеллекта, объединяющей психометрические данные с качественными наблюдениями, дают работы Алана Кауфмана (Alan S. Kaufman). В своих книгах по «интеллектуальному» тестированию интеллекта (Kaufman, 1979,1990,1994) Кауфман демонстрирует во всех подробностях, как клиницист может интегрировать статистическую информацию о тестовых показателях со знанием закономерностей развития человека, теории личности и других областей психологического исследования. Кауфман подчеркивает важность учета навыков и внешних (посторонних) условий, могущих влиять на выполнение субтестов, а также необходимость в дополнительной информации, извлекаемой из других тестов, истории болезни и клинического наблюдения за поведением во время тестирования, на фоне которой только и должна осуществляться интерпретация паттернов показателей. Тестовые показатели, вместе с информацией из других источников, приводят к формулированию гипотез об обследуемом человеке, которые могут проверяться по мере накопления информации в ходе построения целостной картины индивидуального случая. Самой важной отличительной особенностью метода Кауфмана является требование индивидуализированных интерпретаций выполнения теста вместо унифицированного применения какого-то одного из существующих разновидностей анализа паттерна. ОЯин и тот же паттерн показателей может приводить к совершенно разным интерпретациям для разных людей.

Описанный Кауфманом основной подход, несомненно, представляет собой важный вклад в клиническое использование тестов интеллекта (см., например, Roecker, 1995)1. Даже его критики признают, что этому подходу стали отдавать предпочтение при обучении тестированию интеллекта и что он стимулировал разработку значительной части имеющегося сейчас вспомогательного программного обеспечения для

' Что касается критики метода Кауфмана и его ответов на нее, см. Kaufman (1994, chap. 1). Одна проблема, связанная с рядом отрицательных рецензий на предлагаемый Кауфманом подход, состоит, по-видимому, в недостаточно обоснованном предположении критиков, что клиницисты будут использовать его для принятия решений исключительно на основе величины показателей и различий между ними. И хотя совершенно верно, что механическое применение способов анализа профиля чревато самыми серьезными заблуждениями, такое предположение критиков полностью противоречит рекомендациям самого Кауфмана, равно как и принципам сложившейся практики проведения надежной оценки (Moreland et al., 1995).

Часть 5. Области применения тестирования

интерпретации тестов интеллекта (McDermott, Fantuzzo, Glutting, Watkins, & Bag-galey, 1992). Подготовленные Сэттлером руководства (Sattler, 1988,1992) также служат превосходными иллюстрациями комбинированного — психометрического и клинического — использования индивидуальных тестов интеллекта. Следует, однако, признать, что реализация этих подходов по силам лишь квалифицированному клиницисту, хорошо осведомленному в целом ряде областей психологии и не испытывающему дефицита времени. К тому же доступность машинных интерпретирующих программ, которые в некоторых отношениях, бесспорно, облегчают применение этих методов, может легко склонить торопящегося или менее осведомленного специалиста к прямому заимствованию предлагаемых такими программами интерпретаций данных. Тем временем разрабатываются новые процедуры использования профилей тестов интеллекта, причем некоторые из этих процедур также сочетают элементы психометрического и клинического подходов. Одна из интересных инноваций, проходящая сейчас стадию испытаний, — получила название метода «базового профиля» {core profile). Мак-Дермотт, Глаттин и их коллеги (Glutting, McDermott, Prifitera, & McGrath, 1994,1995; McDermott, Glutting, Jones, &Noonan, 1989), так же как и Дон-дерс (1996), применили разные типы кластерного анализа к данным стандартизации шкал Векслера. Целью в данном случае было выведение базовых типов профиля, которые могли бы помочь в классификации результатов теста и в проверке гипотез об их клиническом значении. Дополняющая линия исследований использует многомерное шкалирование для выявления прототипических профилей интеллектуальной способности в популяции (Davison, Gasser, & Ding, 1996) и нацелена, в конечном счете, на количественную оценку степени соответствия между полученным в результате тестирования профилем индивидуума и прототипическими профилями, выявляемыми данной батареей тестов. Хотя эти исследования, бесспорно, преследуют заманчивую цель, на данный момент они носят поисковый характер и потому не представляют пока никакой пользы для клинической практики (см., например, Ryan, & Bohac, 1994).



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.