Сделай Сам Свою Работу на 5

КОНСТИТУЦИОННЫЙ ПРИНЦИП ЕДИНСТВА НАЛОГОВОЙ ПОЛИТИКИ

 

Конституционный принцип единства налоговой политики обусловливает принцип единства системы налогов. Однако его значение этим не ограничено. Он предъявляет определенные требования не только к перечню налогов, но и к содержанию законов о налогах, принимаемых на федеральном, региональном и местном уровнях.

Согласно ст. 8 Конституции РФ в Российской Федерации гарантируется единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности. Единство экономического пространства — непременный атрибут государства с рыночной экономикой, условие свободного и динамичного развития общества. Поэтому ст. 8 Конституции РФ включена в главу «Основы конституционного строя».

Принцип единства экономического пространства реализуется посредством различных механизмов, в том числе и финансовых. Конституция РФ устанавливает определенные ограничения в виде финансовых гарантий положений, указанных в ст. 8: «На территории Российской Федерации не допускается установление таможенных границ, пошлин, сборов и каких-либо иных препятствий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств» (ч. 1 ст. 74). Реализация данных принципов — одно из направлений деятельности Правительства РФ. Статья 114 Конституции РФ определяет, что Правительство РФ обеспечивает проведение в Российской Федерации единой финансовой и денежной политики.

Как следует из приведенных статей Конституции РФ, содержание принципа единой финансовой политики состоит не в сосредоточении у федерального центра всех финансовых полномочий, а в разработке им единых обязательных стандартов финансовой деятельности, обеспечивающих условия формирования бюджетов Федерации и территорий при поддержании баланса прав и интересов всех участников финансовых отношений.

Указанные статьи Конституции РФ лежат в основе сформулированного КС РФ принципа единой финансовой политики, включающей и единую налоговую политику.



Содержанием единой налоговой политики является недопущение установления налогов, нарушающих единство экономического пространства Российской Федерации. КС РФ указал, что «недопустимо как введение региональных налогов, которое может прямо или косвенно ограничивать свободное перемещение товаров, услуг, финансовых средств в пределах единого экономического пространства, так и введение региональных налогов, которое позволяет формировать бюджеты одних территорий за счет налоговых доходов других территорий либо переносить уплату налогов на налогоплательщиков других регионов»[155].

Примером нарушения конституционных положений могут служить действия одного из субъектов Федерации, оценку которым дал ВС РФ[156]. Областной Думой было принято постановление «Об упорядочении реализации спиртных налитков на территории области», которым был установлен дополнительный 30%-ный налог на спиртоводочную продукцию, ввозимую из-за пределов области. При рассмотрении жалобы о признании этого постановления не соответствующим законодательству Суд принял во внимание содержание ст. 8 и 74 Конституции РФ, а также ст. 7 Закона РФ от 22 марта 1991 г. «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках»[157], запрещающей органам власти и управления принимать акты, создающие дискриминационные или благоприятствующие условия для деятельности отдельных хозяйствующих субъектов, если такие акты могут иметь своим результатом ущемление интересов других хозяйствующих субъектов.

Анализ постановления Областной Думы дал возможность Суду сделать вывод, что введенный в области дополнительный налог на спиртоводочную продукцию, ввозимую на территорию области, является дискриминационным по отношению к иногородним производителям этой продукции, а для хозяйствующих субъектов области создает льготные условия. По этим основаниям Суд признал постановление Областной Думы незаконным.

Действительно, в данном случае различия условий налогообложения не продиктованы различием условий хозяйствования производителей продукции, не обоснованы с позиции дифференциации экономических потенциалов налогоплательщиков.

Основания версификации условий налогообложения, не связанные с требованием равномерности налогообложения на основе учета имущественного положения налогоплательщиков, могут рассматриваться как дискриминационные, что и подтвердил ВС РФ. Условия взимания налога, зависящие только от территориального расположения налогоплательщиков, оценены Судом как протекционистские меры, недопустимые в условиях единого экономического пространства.

Конституция РФ не исключает, однако, принятия субъектами Федерации налогового законодательства, направленного на создание более привлекательных условий хозяйствования по сравнению с другими территориями. Такие действия могут иметь место исключительно в пределах, установленных федеральным законодательством. Так, субъекты Федерации могут снизить ставки налога на прибыль по сравнению с установленными в федеральном законе (в отношении части налога, зачисляемой в региональный бюджет).

Ограничение политики налоговых льгот может исходить не только от налогового, но и от бюджетного законодательства. Чрезмерная увлеченность созданием льготных условий налогообложения подрывает доходную базу территории и вызывает потребность в дополнительных дотациях и субсидиях из федерального бюджета. Вряд ли такое положение можно назвать справедливым в отношении субъектов Федерации, формирующих бюджет территории-реципиента через федеральный бюджет.

Политика расширения налоговых льгот может привести к созданию условий, позволяющих формировать бюджеты одних территорий за счет доходов других территорий. Вероятность этого особенно велика при существующей несовершенной системе налоговой регистрации субъектов предпринимательской деятельности. Именно с такой проблемой столкнулась Российская Федерация после создания зон экономического благоприятствования на территории Ингушской Республики, Калмыкии и др.

Опыт показал, что абсолютное большинство предприятий регистрируются в этих зонах исключительно с целью минимизации своих налоговых платежей и не ведут в них никакой экономической деятельности. Так, в зоне экономического благоприятствования «Ингушетия» на 1 января 1995 г. было зарегистрировано 1302 предприятия, из них только 19 фактически там находились.

Налоговая приманка изначально предполагалась определяющим моментом при регистрации предприятий в этой зоне, где нет коммуникаций, связи, устойчивых рыночных традиций, не гарантированы безопасность и стабильность. Формальный переход предприятий в такие «налоговые избегалища» стал возможен еще и благодаря тому, что место юридического адреса налогоплательщика определяет и бюджет, в который зачисляется основная сумма его налогов. Бюджеты местностей, где фактически действуют предприятия, зарегистрированные в зонах экономического благоприятствования, недосчитываются значительной части поступлений. Так, около 160 предприятий и организаций, ведущих деятельность на территории соседнего с Ингушетией Ставропольского края, зарегистрировали свои исполнительные дирекции в зоне экономического благоприятствования «Ингушетия». Одно из них — АО «Ставропольнефтепродукт» только за два месяца, прошедшие после такой перерегистрации, снизило свои платежи в бюджет Ставропольского края на 3,6 млрд руб. Этот и подобные факты позволяют пострадавшим регионам оценивать деятельность по переманиванию хозяйствующих субъектов как откровенное экономическое пиратство[158]. Такая практика создания и функционирования зон экономического благоприятствования является нарушением конституционного принципа единства налоговой политики.

Единство налоговой политики состоит не в унификации налоговых ставок и не в запрете субъектам Федерации привлекать на свою территорию налогоплательщиков, создавая для этого привлекательные условия налогообложения. Единство предполагает, что условия налогообложения, устанавливаемые в регионах и местностях, не будут действовать искажающе на объективно складывающиеся рыночные отношения, не будут приводить к снижению доходов других регионов и местностей.

Не всякое снижение уровня налогообложения приводит к нарушению этого принципа. Можно выделить несколько признаков, которые свидетельствуют о недобросовестной налоговой политике региона:

• условия налогообложения таковы, что особые выгоды получают только нерезиденты или же эти выгоды возникают в связи с операциями с нерезидентами;

• условия налогообложения препятствуют регионам, откуда происходят получатели выгод, учитывать при формировании налоговой базы результаты их деятельности в данном регионе;

• налоговые преимущества предоставляются, если налогоплательщик не ведет реальной экономической деятельности в данном регионе или ведет ее в минимальном объеме;

• правила определения налогооблагаемой базы отличаются от общепринятых;

• принимаются меры к неразглашению конкретных условий налогообложения; практикуется при внешнем соответствии налогового законодательства общепринятым правилам, изменение условий налогообложения по договоренности, достигнутой на административном уровне, т.е. скрыто.

Закон Республики Калмыкия от 28 января 1995 г. (с изменениями и дополнениями) «О предоставлении налоговых льгот отдельной категории плательщиков» устанавливает льготы по налогам и сборам налогоплательщикам, не использующим в своей деятельности сырьевые и природные ресурсы Республики Калмыкия. Фактически Закон- преследует цель привлечь в республику ресурсы предприятий, производящих продукцию (работы, услуги) в других регионах. Налогоплательщикам, занимающимся реальным бизнесом на территории Калмыкии, льготы не предоставляются.

Закон предусматривает внесение фиксированного сбора 1250 ЭКЮ в квартал, который заменяет уплату региональных и местных налогов. Расчет делается на массовое привлечение заинтересованных лиц.

Налогоплательщики, зарегистрированные в других регионах, создают в Калмыкии зависимые от них предприятия. С помощью различных механизмов (внутрифирменные цены, планирование сделок и т.п.) центр затрат переносится на головное предприятие, а центр доходов — на предприятие, находящееся в Калмыкии. В результате прибыль образуется в низконалоговой зоне. Сумма налогов, уплачиваемых такой группой, уменьшается.

Поскольку применяемые налогоплательщиками механизмы перераспределения результатов деятельности во многих случаях оспоримы, указанный Закон Республики Калмыкия устанавливает дополнительные гарантии конфиденциальности. Согласно его ст. 10 «государственные органы и организации не вправе разглашать какую-либо информацию об организациях, пользующихся налоговыми льготами в соответствии с настоящим Законом, за исключением случаев, прямо предусмотренных законодательными актами».

На подобных принципах проводится «эксперимент по привлечению инвестиций» в Угличском муниципальном округе Ярославской области[159]. Ими воспользовались и законодатели Смоленской области[160].

Борьба с созданием оффшорных зон внутри страны ведется посредством принятия правовых норм, усложняющих процедуры регистрации налогоплательщиков, устанавливающих особые правила налогообложения операций между взаимозависимыми лицами, вводящих ответственность за нарушения налогового законодательства.

Складывается судебная практика рассмотрения споров о налогообложении с участием лиц, зарегистрированных в низконалоговых зонах[161].

Однако проблема требует радикального решения. Законы субъектов Федерации, нарушающие принцип единства налоговой политики, решениями судебных органов могут быть признаны недействительными (схема V-4).

Схема V-4

 

 


В Постановлении от 21 марта 1997 г. КС РФ отметил, что «единство экономического пространства и, следовательно, единство налоговой системы обеспечивается единой системой федеральных налоговых органов» (абз. 5 п. 3).

Этот принцип построения системы налоговых органов определяется принципом единства налоговой политики: для обеспечения единообразного применения налогового законодательства требуется наличие одного контрольного органа. Поэтому Министерство Российской Федерации по налогам и сборам (МНС России) в качестве единой системы контроля за соблюдением налогового законодательства осуществляет свои полномочия в отношении как государственных, так и местных налогов.

По предметам совместного ведения издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные акты субъектов Федерации.

В соответствии с подп. «н» ч. 1 ст. 72 Конституции РФ в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов находится установление общих принципов организации системы органов государственной власти, а в ведении Российской Федерации, в частности — установление федеральных экономических служб (ст. 71 Конституции РФ).

Попытки создания налоговых органов, не входящих в единую систему МНС России, как раз и обусловлены стремлением избежать федерального контроля за проводимой субъектом Федерации налоговой политикой.

Так, Постановлением Правительства РФ от 19 июня 1994 г. № 740 "О зоне экономического благоприятствования на территории Ингушской Республики» было утверждено Положение об этой зоне. Правительство РФ определило, что льготное налогообложение в зоне должно осуществляться в соответствии с налоговым законодательством России.

Постановлением Совета Министров Ингушской Республики от 19 августа 1994 г. № 153 было утверждено Положение о налоговой инспекции зоны экономического благоприятствования «Ингушетия», не входящей в систему органов Госналогслужбы России.

Госналогслужба России и Минфин России в письме от 8 ноября 1994 г. № ВГ-6-14/420; 1-10/34-2931 «О нарушениях налогового законодательства Российской Федерации в зоне экономического благоприятствования «Ингушетия»[162] отметили, что Совету Министров Ингушской Республики не предоставлено права создавать самостоятельные налоговые органы, так как права и функции государственных налоговых инспекций, входящих в единую систему Госналогслужбы России, по взысканию налогов и других обязательных платежей в бюджет не могут быть делегированы каким-либо другим органам и структурам.

Минфин России и Госналогслужба России предложили Совету Министров Ингушской Республики приостановить действие изданных ими нормативных актов и привести их в соответствие с законодательством Российской Федерации.

МНС России является независимой системой контроля за соблюдением налогового законодательства. Независимость понимается прежде всего как независимость от местных органов власти и управления. Это конкретное проявление принципа разделения властей, системы «сдержек и противовесов»: праву местных органов власти вводить местные налоги, устанавливать ставки платежей, определять льготы противостоит обязанность налоговых инспекций действовать в строгом соответствии с буквой и духом закона. Налоговые инспекции имеют право выполнять только те решения и постановления по налоговым вопросам региональных и местных органов власти, которые приняты в соответствии с законом и в пределах предоставленных им прав. Региональные и местные органы власти и администрация не имеют права изменять или отменять решения налоговых органов, а также давать им оперативные руководящие указания.

МНС России — централизованная система контроля за соблюдением налогового законодательства.

 

 

Контрольные тесты

 

Выберите правильный или наиболее полный ответ.

1. Финансовая автономия местных и региональных органов власти и управления должна быть обеспечена:

а) в унитарных государствах;

б) в федеративных государствах;

в) в унитарных и федеративных государствах.

2. Основные принципы системы доходов органов местного самоуправления:

а) достаточность, универсальность, автономность;

б) достаточность, стабильность, автономность;

в) соразмерность, универсальность, автономность.

3. Проблему уменьшения неравенства бюджетной обеспеченности населения из-за неравномерного размещения источников поступлений называют:

а) проблемой распределения прав на получение доходов;

б) проблемой горизонтального выравнивания;

в) проблемой унификации бюджетной обеспеченности.

4. Форма, при которой каждый уровень власти вводит свои налоги, называется:

а) разные налоги;

б) разные ставки;

в) разные доходы.

5. Свобода местных органов власти наиболее ограничена, если применяется форма:

а) разные налоги;

б) разные ставки;

в) разные доходы.

6. НДС должен вводиться:

а) только на федеральном уровне;

б) только на региональном уровне;

в) на федеральном или региональном уровне.

7. Для регионального налогообложения наиболее подходит:

а) подоходный налог с физических лиц;

б) налог с продаж;

в) налог на имущество физических лиц.

8. Согласно Конституции РФ к совместному ведению Федерации и ее субъектов относится:

а) установление общих принципов налогообложения и сборов;

б) установление федеральных налогов;

в) установление налогов, за исключением местных.

9. Федеральным законодательством РФ устанавливается исчерпывающий перечень налогов и сборов:

а) федеральных;

б) федеральных и региональных;

в) федеральных, региональных и местных.

10. В отношении региональных налогов федеральный законодатель вправе:

а) устанавливать и определять все существенные элементы юридического состава налога;

6) проводить рамочное регулирование, допускающее возможность конкретизации субъектами Федерации условий взимания налогов;

в) устанавливать, но не определять существенные элементы налогового обязательства.

11. Принцип единства налоговой политики предусматривает, что:

а) не допускается установление налогов, нарушающих единство экономического пространства РФ;

б) не допускается установление дополнительных местных налогов, не предусмотренных федеральным законом;

в) не допускается установление дополнительных региональных и местных налогов, не предусмотренных федеральным законом.

12. Ограничения политики налоговых льгот устанавливаются:

а) налоговым законодательством;

б) бюджетным законодательством;

в) налоговым и бюджетным законодательством.

13. Единство налоговой политики предполагает:

а) унификацию налоговых ставок;

б) исключение воздействия регионального налогообложения на рыночные отношения;

в) сосредоточение финансовых полномочий в федеральном центре.

14. Налоговые органы субъектов Федерации:

а) не могут создаваться;

б) могут создаваться без всяких ограничений;

в) могут создаваться исключительно в целях контроля за порядком исчисления и взимания региональных и местных налогов.

Список рекомендуемой литературы

1. Вопросы бюджетно-налогового федерализма в России и США. Материалы российско-американских семинаров.— М.: Агентство США по международному развитию, 1996.

2. Государственное право Германии. В 2 т.— М.: Институт государства и права РАН, 1994. Т. 2. Часть 5. Конституционные основы финансовой системы ФРГ.

3. Лексин В.Н., Швецов А.М. Государство и регионы. Теория и практика государственного регулирования территориального развития.— М.: УРСС, 1997.

4. Мещерякова О.В. Налоговые системы развитых стран мира (справочник).— М.: Фонд «Правовая культура», 1995.

5. Налоги и налогообложение: Учебное пособие для вузов/И.Г. Русакова, В.А. Кашин, А.А. Толкушкин и др. /Под ред. И.Г. Русаковой, В.А. Кашина.— М.: Финансы, ЮНИТИ, 1998.

6. Налоговые системы зарубежных стран: Учебн. пособие/Под ред. В. Г. Князева, Д.Г. Черника.— М.: Рос. экон. акад., 1995.

7. Хеттиге Карл М. Согласованность действий федерального правительства и правительства земель//В кн.: Все начиналось с десятины /Пер. с нем./0бщ. ред. и вступ. ст. Б.Е. Ланина.— М.: Прогресс, 1992.

 

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.