Сделай Сам Свою Работу на 5

Творение 6. Свет Первого дня.

Мы читаем творение мира как откровение о человеке, и Писание подвело нас к великому затруднению. Бог сотворил человека, чтобы тот стал, как говорит ап. Пётр «причастником Его божественной природы». То есть, Бог сотворил человека, чтобы человек стал причастником Его божественной природы. Но как это возможно, если Бог — творец, мы — творение? Мы абсолютно различны по природе.

Ап. Павел пишет: «Бог обитает в неприступном свете, его никто из человеков не видел и видеть не может». При всём том, говорит Максим Исповедник: «Бог силён приобщить Себе иную природу не смешиваясь с ней». И человек может стать причастником божественной природы по благодати, которая есть божественная нетварная энергия, по преимуществу именуемая «свет».

Бог обитает в неприступном свете, но Он же, говорит ап. Павел, это очень важное место: (2 Кор 4:6) «Бог сказал из тьмы: да воссияет свет, который воссиял в сердцах наших». Человек идёт по некоторому пути, который освещается светом его сердца. Это есть путь уподобления Творцу и Первообразу. Есть у нас, в нашем сердце этот свет, который помогает нам идти по пути. На человеке запечатлена сама природа образа. Образ есть то, что уподобляется образовавшему. Полезно это знать человеку, который есть образ Божий. Образ есть то, что уподобляется образовавшему, потому что образ динамичен и энергичен. Образ динамичен и энергичен. Если образ не уподобляется, то он теряется как образ. Для человека благодать указывает путь уподобления Богу. Когда человек погибал, Бог пришёл во плоти и показал Собой куда идти: «Я есмь свет» -Господь сказал - «Я есмь свет миру, кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни. Я есмь путь, никто не приходит к Отцу, как только через Меня».

Бог Слово есть свет и путь. Нетварная энергия благодать называется «свет» и потому, что она воспринимается как свет и потому, что она указывает человеку путь.

В первый день творения нет человека, но у человека есть способность сердцем воспринимать благодать. И вот свет первого дня творения это не сама благодать: это благодатный свет. Свет до Солнца незаходимый, несоставной, простой, этот свет — первое, о чём сказано, что это хорошо. Свет первого дня творения это отсвет благодати во всём мироздании.



Это пятое и очень трудное значение слова «свет». Свет Первого дня творения — отсвет благодати во всём мироздании.

Человеку дано одновременно и простираться к невидимому и видеть благодатность мироздания, в котором он живёт. И дело конечно не в веществе света, а в том, какими глазами мы смотрим на Божий мир. Мы можем посмотреть на него сердцем.

Свет первого дня это для человека основание всякого истинного художества. Если вы любите искусство, то вы сразу поймёте, о чём я говорю. Свет Первого дня — вот основание всякого истинного художества. До грехопадения человек жил в благодати и в благодатном свете. И после грехопадения свет Первого дня творения остался с человеком. Он и во всём мироздании виден, и он будет изнутри освещать Ковчег Ноя. Это мы с вами увидим, когда будем разбирать устройство Ноева Ковчега. Свет изнутри будет освещать Ковчег Ноя, именно его, вот этот свет Первого дня, умеет хранить внутреннее устройство древнего христианского храма. Если вы представляете, как был устроен древний христианский храм, вы поймёте, что этот свет умела хранить эта постройка замечательная.

Итак, первые способности души суть вера, иконотворчество, благодатеприятие. Вот силы души, которые уясняются из рассказа о первом дне творения. Вера упоминается первой, в символическом действии вера осуществляется, от благодати вера начинается. Таково триединство первых способностей души.

Далее, стих 4й. Уясняется об этом желанном, благодатном свете. И св. Писание предлагает нам что? Новое затруднение, такое, что подступиться к нему возможно только, если иметь в виду, что свет Первого дня имеет особенную природу во всём творении. То есть, свет Первого дня творения показывает на себе важнейшие свойства благодати: как мир через ней, через благодать, связан со своим Творцом.

Смотрите, какой загадочный текст.

«И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог между светом и между тьмою»

Я не понимаю: разве это не само естество света отделяться от тьмы? Ведь где свет, там нет тьмы? Зачем Бог отделил свет от тьмы? Зачем отделять то, что само по себе отделяется? А затем, чтобы мы поняли о каком свете идёт речь. Свет первого дня имеет и естественные свойства и нечто сверх естества, что роднит его с благодатью. Естественные свойства света, смотрите, не только отделяться от тьмы, но и порождать тень. Да, это естественные свойства физического света: отделяться от тьмы и порождать тень. Освещенный предмет отбрасывает тень. Сам мир теней даёт видеть светлое и оттенки. А вот свет Первого дня не таков, он не отбрасывает тени, и для него не нужно тьмы. Свет Первого дня обусловлен только своим источником, а источник его Господь — Творец. В отличие от естественного света и темноты, свет и тьма Первого дня отделимы друг от друга. Если мы мыслим свет, этим ещё не полагается тьма.

Попробуйте промыслить это положение до конца. Какое великое значение оно имеет для нашей жизни. Если мы мыслим свет, этим ещё не полагается тьма. Таков Божественный свет. Его нельзя мыслить по аналогии с физическим светом. А если мыслить божественный свет по аналогии с божественным светом, то возникает опять же концепция дуализма, возникают пары взаимо-зависимых начал: свет/тень, добро/зло, Бог/дьявол. То есть, злое начало или тень, тьма, дьявол становятся в этой концепции необходимостью, и даже содействуют осуществлению добра. Вот Мефистофель у Гёте говорит: «я часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо». Это Мефистофель говорит у Гёте, и Булгаков Михаил совершенно справедливо поставил эти слова поставил эпиграфом к роману «Мастер и Маргарита».

Вот Библейское мировоззрение отвергает такую концепцию. Зло для добра не нужно, зла в мире не нужно, опыт зла не делает человека мудрее.

Когда мы говорим о свете Первого дня, мы должны помнить, что тьма, от которой свет отделён, не есть греховная тьма или физическая тень: тьма первого дня это первичная материя, бесформенное вещество, которое в процессе творения получит формы. Когда в последующие дни творения мир физический возникнет, он будет иметь свои законы. Смотрите: если Бог отделил свет от тьмы, то свет первее физических законов. Свет Первого дня действует независимо от физических законов. Но мы-то это называем «чудо», когда нечто действует независимо от физических законов, мы это называем «чудо». Для нас это нечто необыкновенное на фоне привычного.

Так вот, то, что мы называем «чудо», первичнее того, что не чудо. Чудо это сама природа света, который начал быть в Первый день. Свет Первого дня первее естественных законов. То, что мы называем «чудо» есть свойство света, поскольку Бог отделил свет от тьмы.

Если свет Первого дня обусловлен только своим источником, который есть Бог, что это значит для человека? Для нас что это значит «Бог отделил свет от тьмы»? Свет Первого дня указывает на благодать, а благодать безусловна. Человеку задано богоподобие, путь указан, и первое определение свободы человека в том, что на этом пути ему ничто не может помешать! Благодать действует безусловно. Какое укрепление веры, смотрите: ум поработал, прочитал текст и извлёк то знание, которое живёт в человеческой душе. Мы это знаем уже, а теперь мы это сформулировали: благодать действует безусловно. И до и после грехопадения никакая тварь не может отделить нас от любви Божьей. Пишет ап. Павел в послании к римлянам (8 глава): «ничто не может отделить нас от любви Божией». Почему? Да потому что Бог отделил свет от тьмы.

Апостол пишет: «ни смерть ни жизнь ни ангелы ни начала ни силы ни настоящее ни будущее ни высота ни глубина ни другая какая тварь невозможет отделить нас от любви Божией». И это знание записано в 4м стихе 1 главы Книги Бытия, где говорится: и отделил Бог свет от тьмы.

Хорошо для человека быть свободным по благодати. Вот почему свет хорош. Это хорошо для человека быть свободным по благодати. И это ещё не все свойства благодатного света.

Читаем дальше:

«и назвал Бог свет днём, и тьму назвал ночью»

Так. Бог слово сказал, и тот, кто назвал, это тот же Бог-Слово. И вот здесь необходимо сделать разъяснение, которое нам пригодится на будущее чтение. Называет Бог и человек. Вот такая способность есть только у Бога и у человека — давать имена. Только Бог и человек называют.

И когда называет Бог нечто, в этом деянии прямое отношение к человеку. Вот смотрите, человека ещё нет, отношение к человеку — есть. Человек будет давать имена вещам, которые ему подлежат, которые он может познать. А то, что не подлежит власти человека, не подлежит познанию, то называет Бог. То, что называет Бог — дар Божий.

«Бог назвал свет» означает, что человек не владеет благодатными силами, и за этим тоже стоит практическое знание. Вот это один раз надо очень твёрдо уяснить: человек не владеет благодатными силами, благодать от Бога, Дух дышит где хочет. Вот до грехопадения человек пребывал во свете, жил в благодати, это был дар Божий, а в грехопадении человек захотел присвоить дар Божий: «будете как Боги» да? И был разоблачён от благодати, от благодатного света и познал свою наготу. Если человек до грехопадения не владел благодатью - тем более не владеет после.

Не во власти человека впадать в благодатные состояния и даже видеть благодатный свет. Всякая религиозная практика, которая обещает нам такой результат или требует, чтобы мы довели себя до такого состояния, должна быть отвергнута с порога. Не во власти человека впадать в благодатные состояния. Мы не можем вызывать благодатные состояния в своей душе, что бы мы ни делали.

Если человек хочет райского состояния, но не Бога, то он впадает в безумие. Если он хочет небесного, но не Бога, то обретает срам. Об этом говорится в Апокалипсисе о блуднице Вавилона. Посмотрите откровение 18 гл 5 ст. «что грехи её прилепились до неба». Вот, блудница Вавилона, грехи её прилепились до неба. Если человек хочет небесного, но не Бога, то он обретает срам.

После грехопадения благодать Божья от человека не отнимается, но благодать будет уже для человека и благодать и милость.

«И назвал Бог свет» означает, что милость Божья это дар, а дар это то, что нельзя заработать и то, на что нельзя рассчитывать. Вот нельзя рассчитывать на милость Божью. Милость — то, что нельзя использовать. Как свет первого дня первее естественных законов, и по отношению к ним воспринимается как чудо, так и милость Божья не может быть частью естественного распорядка нашей жизни. Благодать и милость никогда не есть средство. Так и религия и церковь и таинства, которые мы принимаем, это не средство!

То, что связано с нашей религиозной жизнью, может иметь колоссальное положительное влияние на наше здоровье, на семейную, социальную жизнь, историческую судьбу нашу может иметь колоссальное влияние религия, но из этого совершенно не следует, что эти плоды есть цель. Только Господь есть цель.

Теперь о том, как Бог назвал свет.

«И назвал Бог свет днём, и тьму назвал ночью»

Свет Первого дня творения это свет до Солнца, но если нет Солнца, то нет ни дня ни ночи. Как же Бог назвал свет днём, а тьму — ночью? Смотрите: благодатный свет Бог отделил от материального мира, как независящий от мира, но человек-то живёт в этом мире, и быть не может, что Бог Свой свет отделил от мира, так что свет — отдельно, мир — отдельно. Благодатный свет можно мыслить отдельно от тьмы (тьма это материальный мир), а тьму отдельно от света можно мыслить, но день немыслим без ночи, а ночь — без дня. Они и в мысли не отделимы друг от друга. День и ночь по своему понятию неотделимы друг от друга. День и ночь имеют единый источник — Солнце. Но Солнца ещё нет. Поэтому день и ночь это символ того, что благодатный свет неотделим от материального мира.

Итак, в целом, благодатный свет дан в отделённости от нашего мира, уже сказано: «отделил Бог свет от тьмы», и одновременно неотделим от мир, как день не мыслим без ночи. Это хорошо для человека, что благодать пребывает в мире, пока стоит мир. Благодать Божья от мира неотъемлема. Благодать не убывает. Грехи наши прибавляются к грехам. Человечество всё больше грешит. А благодать не убывает. Милость Божья, Сам Бог, всегда с нами. Как Он Сам сказал: «Я с вами во все дни до скончания века».

Апостол сказал: «там, где изобилует грех, там преизобилует благодать».

Эта истина, что благодать Божья не убывает в мире, что Бог с нами, записана в 4м стихе 1 главы Книги Бытия: «и назвал Бог свет днём и тьму назвал ночью».

 


Творение 7. Слава Божья.

Братья и сестры, мы прочли 3 и 4 стихи Книги Бытия, в них говорилось о свете Первого дня творения, и одновременно ими указывалась та способность, которая есть в нашей душе: воспринимать благодатный свет Божий.

Повторим сказанное в главных частях: о небе и земле сказано, что Бог их сотворил, а о свете: и сказал Бог: да будет Свет и бысть свет. Сказал Бог-Слово, Бог — свет. Свет первого дня творения бысть по слову Слова, как Света свет. То есть, свет первого дня творения это не земля и ни небо, не материальная стихия и не ангельский свет. Он не принадлежит к нетварным, и он не был сотворён. Свет Первого дня особенный во всём мироздании, он собою, свет Первого дня, указывает на ту благодать, которая есть нетварная энергия Божия, и может человеком ощущаться и усваиваться. Свет первого дня благодатный. И он показывает на себе важнейшие свойства благодати Божией.

И вот на них мы остановились, и мы их изучаем. Свойства благодати Божией.

Свет Бог отделил от тьмы, который есть материальный мир. Это означает, что благодатный свет зависит только от своего источника — от Бога, и ни от чего другого. Также и благодать и свобода человека безусловна. Ни на каком этапе истории человечества: и в современном мире и перед самым концом, и сколько бы ни длилась история, свободе человека в общении с Творцом преград нет. Свобода человека абсолютная.

Это важно понимать о том, что такое свобода. Свобода человека абсолютная, а другой вообще не бывает. И даже, когда человек не захочет общаться с Творцом, источником своей свободы, она во всей безусловности, свобода, останется при нём.

Итак, свет отделим от тьмы, и это условие нашей свободы.

Далее: Бог назвал свет днём, а тьму — ночь, и тем показал, что они неотделимы. День без ночи немыслим, благодатный свет указывает на свойство благодати. Без благодати мир немыслим. Но тот, кто мыслит мир безблагодатный, тот человек безумный. Без благодати мир немыслим.

Если кто пытается помыслить мир отдельно от Бога и благодати, то мир становится у него бессмысленным и сам человек — безумным.

Человек может стать и безумным и неверным, потому что он свободен, но Бог верен, потому что Его благодать не отнимается, не затмевается, не убывает, и Он с нами до скончания века. Благодать пребывает в мире, пока стоит мир. Вот о чём шла речь.

Теперь следующую загадку предлагает св. Писание.

Итак. 5 стих:

«И назвал Бог свет днём, и тьму назвал ночью

и был вечер, и было утро — день …» такой-то.

День творения такой-то.

Если до Солнца не было дня и ночи в обычном смысле слова, то не могло быть вечера и утра. То есть, Писание заставляет нас мыслить символически. Постигать язык образов для человека необходимо, потому что вера осуществляет себя не иначе как обличая невидимое и находя для него образ.

Почему Писание говорит «вечер», почему Писание говорит «утро»? Что первое назвал Бог: свет или тьму? Что ближе Творцу? Свет благодатный или тьма материального мира? Первое, что Бог назвал, был свет «назвал Бог свет днём...», это соответствует его особому месту в мироздании. Ближе Творцу свет, а тьма - за светом. Сначала день, потом ночь, но день заканчивается вечером, а ночь заканчивается утром. Отсюда порядок отсчёта дней творения «и был вечер, и было утро, день» творения такой-то. Вот появляется новое понятие: день творения: день первый, день второй, день третий и так далее.

День творения такой-то. Вот что стоит за этим понятием «день такой-то»? Это один из первых семи дней. Дней творения было шесть, седьмой — день покоя. «День такой-то» это нечто новое, чего раньше не было. Это этап творения. День творения это не день, как имя света, это и день (был вечер) и ночь (было утро). То есть, завершенный цикл. То есть, день-ночь почему-то называется «день».

Завершенный цикл творения назван тем же именем, что и его часть, которой он очевидно не равен. Но почему это так? Почему одним именем назван день, как часть целого и само целое? Потому что благодать действует непрерывно. Вот что мы узнаём нового из того, что этап творения назван «день» по своей световой части.

От дня к дню будет совершаться творение мира. Световая, то есть указывающая на благодать, часть этого цикла, даёт наименование этапу творения, который называется «день такой-то».

Благодатный свет сам назван «день» и даёт своё имя для дня творения. И благодатный свет поведёт нас от одного дня творения к другому. Творение мира размерено по дням, так что день дню не равен, потому что первый день — не второй, второй — не третий и так далее. Но день дню равен, как день.

День это световая часть дня. Свет освещает путь от дня к дню. Благодать освещает творение так, что день творения без перерыва переходит в следующий день: и был вечер (дня) и было утро (светлая часть дня), день такой-то.

Источник дня и ночи один: в видимом мире — Солнце, в днях творения это Бог.

Поскольку при сотворении мира весь цикл «день-ночь» называется «день», то и день — благодать и ночь — благодать. И в псалме 18 сказано, что день дню от переполнения передаёт... «день дню (красиво) отрыгает глагол Божий, а ночь ночи возвещает знание».

Вспомним, как спрашивал Иоанн Златоуст: почему вообще творение подразделяется на дни? Всесильный Бог не затруднился бы создать всё в один день, даже в одно мгновение. Почему Он творит по частям? «По человеколюбию» - отвечает Златоуст - «Бог передаёт нам учение».

Вот понять порядок творения от дня к дню можно только как последовательность, которая образует путь. В этапах творения мы прослеживаем путь. Путь имеет смысл для человека. Мир по дням создан, чтобы человек принял учение.

Священное Писание так дано человеку, чтобы он по частям добывая его смысл, узнавал себя. От дня ко дню переходя, человек открывает своё сердце — вместилище благодати.

Порядок дней творения составляет путь. Каждый день творения имеет особенность: свою необыкновенную, характерную славу. Каждый день творения имеет свою славу. Мы говорим «Слава Богу». А за что слава Богу? Слава Богу за что?

Слава Божья каждого дня творения постижима для человека. То есть, мы должны воздать Богу славу? Должны. Мы должны знать, за что эту славу воздаём? Должны. Значит слава Божья каждого дня постижима для человека ибо само творение разделено на дни для научения человека.

В чём слава Первого дня творения? Что постижимо для человека как слава Божья в Первый день? То, что не из существующего сотворил Бог небо и землю, это непостижимо для человека. То, что в начале, это мы верим, постигать это мы не можем. Ещё «бысть» свет. Значит свет слава первого дня? Нет. Бог назвал свет. А то, что Бог назвал, человек не постигает. И свет непостижим. Мы принимаем благодатный свет, но мы его не познаём, и мы его действием не управляем. В чём же слава Первого дня творения? Это то, что не приходило на сердце человеку, а когда сбылось тогда и узналось из Писания. Писание Бог дал человеку в падшем состоянии ради его спасения, а спасение в том, что «Слово бысть плоть». То есть, Бог-Слово, через которого всё «бысть» или начало быть, Он Сам бысть плоть, родился как человек. И Бог обитал среди людей, Его можно было видеть, и мы, говорит Апостол (точный перевод с греческого) «увидели славу Его». Вот Апостол говорит. Слово бысть плоть обитало среди людей и мы, верные Христу, увидели славу Его.

Те, кто увидели славу Христа Бога постигли славу Первого дня творения. Высшая слава Бога открылась в том, что Он был человеком вполне. Во всём соединился с человеком. Он был человеком вполне, это значит до смерти.

Вот неужели Крест Христов написан в первом дне творения? Именно так.

Действие Бога-Слова таково: Бог-Слово присоединяет к Себе иную природу не смешиваясь с ней. Вот запомним это высказывание св. Максима Исповедника. Я буду его цитировать время от времени, напоминая. Вот, что Бог делает: Бог-Слово присоединяет к Себе иную природу не смешиваясь с ней. Так Он присоединил к Себе нашу человеческую природу.

Вот на языке св. Писания это называется стяжать или обрести. Это глагола «кана». Это кстати имя первого человека, который родился у Адама и Евы. Это очень высокое имя Каин. Это имя происходит от глагола стяжать. Каин — так его назвала Ева. Имя Божье, которым Метхиседек благословил Авраама такое: Бог Всевышний, который стяжал небо и землю. Посмотрите, то, что сын для матери, то всё творение для Бога-Творца. Бог его стяжал, родительски приобрёл всё творение. Он не просто сотворил и оставил жить по каким-то законам. Нет. Вот как мать относится к своему ребенку, так Бог к Своему творению, тем более к человеку. Бог его стяжал, то есть родительски приобрёл.

И нам предстоит понять, как Бог стяжал небо и землю. Только тогда наше внимание Первого дня творения будет удовлетворительным.

Братья и сестры, не пропускайте наших чтений по Книге Бытия.

 


Творение 8. День один.

Мы говорили о том, какого действие Бога-Слова. Бог-Слово присоединяет к Себе иную природу не смешиваясь с ней. Это на языке св. Писания называется «стяжать». Бог Всевышний стяжал Небо и Землю, и началось это в первый день творения, когда начался мир.

Бог сотворил мир и зовёт его через слово. То есть, Бог желает присоединить мир к Себе, Он зовёт человека к Себе, хочет, чтобы человек-творение освоил своего творца. «Будьте совершенны, как совершенен отец ваш небесный», сказал Христос. Это в первый день творения началось.

Первый день творения. Что Господь к себе присоединил? Мой вопрос понятен? Бог-Слово присоединяет к Себе иную природу, не смешиваясь с ней. Это ясно, когда речь идёт о Христе, потому что Он присоединил к Себе человеческую природу. А в первый день творения, что Господь к Себе присоединил? Первое — свет. Свет начал быть по слову «сказал Бог», но «да будет свет» не во времени прозвучало. Об этом ясно пишет Блаженный Августин: «может быть голос говорящего Бога «да будет свет» звучал телесно, равно как телесно звучал голос Бога, говорящего «сей есть Сын Мой возлюбленный»?» Это в Евангелии от Матфея. То есть, телесно прозвучал голос Божий «сей есть Сын Мой возлюбленный». Это был телесный голос.

А как сказал Бог «да будет свет»? Телесно, во времени? Или в вечности слово? Изречение Бога «да будет свет» вечно, потому что слово Божие — Бог. То есть, свет начал быть по слову Слова как Света свет. Свет первого дня довременный приобщен вечности. Бог-Слово сказал и присоединил к Себе свет.

Затем, Бог отделил свет от тьмы: благодатный свет от материального мира и потом назвал свет и тьму день-ночь так, чтобы и тьма была неотделима от света. Бог сказал и присоединил к Себе свет, Бог-Слово назвал и приобщил к свету мир. То есть, мир, отдельный от света стал неотделим от света.

И третье. Наконец, день и ночь названы единым словом «день». То есть, день творения, такое название этапу творения было дано, чтобы и ночь была святая. Благодатность дня, которая не ночь, приобщает себе ночь, которая становится благодатной. Как причастная дню творения ночь стала святая.

Итак, Бог-Слово присоединяет к Себе иную природу, а то, что Он присоединяет, становится в Нём совечно, как свет неотделима, как мир-тьма свята как освященная ночь.

Если так прочитать первый день творения, как Бог присоединяет к Себе иную природу, то это путь к принятию Благой вести. Бог-Слово бысть плоть, Бог-Слово бысть человек во всём, до конца, до смерти Крестной. Бог до конца присоединил к Себе человека. Бог творит мир, чтобы весь мир принял Творца. Бог сотворил мир, чтобы мир сделал Творца своим. Бог хочет от нас, чтобы мы Его освоили. Бог до конца присоединил к Себе человека, из этого следует, что Христос вошёл в свою славу, когда пострадал до смерти. Крест Христов удостоверил, что Бог целиком воспринял человека. И вот как Христос вошёл в славу, Он сам объяснил ученикам на пути в Имаус после воскресения их мертвых: (Лк.24) смотрите, что написано, как объясняет Христос: «не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою? И начав от Моисея и от всех пророков изяснил им, что сказано о нём во всех писаниях». Если Христос изъяснил ученикам сказанное о Нём из всего Писания, то Он начал от Первого дня творения. Крест — слава Богу та же, что слава Первого дня творения. Символ жертвы Христовой — агнец, а Христос — агнец закланный от сложения мира, то есть от первого дня творения. Христос это агнец, закланный от сложения мира (Откр. 13 гл 8 стих), от первого дня творения.

Из Нового Завета мы знаем, что Бог-Слово присоединил к Себе человеческую природу. Из первого дня творения мы знаем, что Бог творит мир, призывая его к Себе через слово, присоединяя сотворённое и показывая путь к Себе через свет. Первый день творения на исходе.

Обобщим, в какой последовательности происходили события описываемые.

В какой последовательности?

Такой вопрос: а в какой последовательности дней стоит день первый? В каком смысле он был день первый? А он не был день первый. Прочтём, что написано: «И назвал Бог свет днём и тьму назвал ночью, и был вечер и было утро день один». День один это не порядковое числительное. По-еврейски это не «ём решон», это «ём эхад», день один, по-гречески «гемера миа» день — один. То есть, первый день творения правильно должен называться «день один». А почему не первый день? А потому, что для того, чтобы начать отсчёт (первый, второй, третий), нужна единица. Чтобы был счёт, нужна единица. И философы античности и христианские богословы одинаково понимали, что это очень трудная проблема, потому что время текуче и непрерывано. Время текуче, непрерывано, а его нужно делить на единицы, то есть вложить во время число. Об этом писал св. Василий Великий: «не таково ли время, что в нём прошедшее именовалось, будущее ещё не наступило, настоящее же ускользяет от чувства прежде, нежели познано». И вот для текучего потока времени полагается мера и число. Единица — день один.

Созидание числа дискретного для непрерывности, для времени, есть отдельный акт божественного творчества. Об этом пишет св. Василий Великий, - великий знаток античной философии, он воспользовался её достижениями, кстати. Василий пишет: «день един произведён особенно и не включён в один разряд с другими днями».

То есть, День один имеет преимущественное отличие от других дней творения. В Библии упоминается 6 дней творения, и 7й день это 7 дней — седмица. Но в седмице каждый день — День один.

Василий Великий пишет: «Бог, измеряя время седмицею, повелевает, чтобы седмицу наполнял День один».

Слава Первого дня, мы говорили, это Бог во плоти. Иисус Христос вчера и днесь тот же и вовеки.

7 дней это сакральный счёт времени. «Седмица дней возвращается на себя», - пишет Василий. Если в недельном счёте дней 7й день называется «шаббат» (суббота, покой), то как должен называться день первый? У иудеев он называется «ём решен» - «день первый», у англоязычных он называется «день Солнца» (солнечный день), у современных греков он называется «Господень день», а у нас он называется «Воскресенье». В сакральном счёте дней, день один он и первый и возвращается на себя и тогда он день восьмой, и отсюда особое значение числа 8 в христианской символике: 8 это число вечности. День один возвращается на себя по истечению седмицы он становится «день восьмой». Воскресение Христа было в «день один», он же «день восьмой», по-нашему — Воскресенье.

Наименование дня творения «день один» говорит нам о его исключительной славе. Там, где речь о начале, там и о последнем смысле, а последний смысл мироздания после грехопадения это Бог на Кресте. Христос Воскрес означает, что Бог-начало был на Кресте. Вначале сотворил Бог небо и землю, а слава Первого дня это то, что Господь присоединяет к Себе до конца человеческую природу, до конца значит до смерти, до смерти Крестной. Христос Воскрес означает, что Бог-начало был на Кресте. Но начало не может умереть. Об этом пишет ап. Павел 1-е к Коринфянам 15 гл: «Если Христос не воскрес, то вера наша тщетна». И речь идёт не о факте было/не было, это речь идёт о Боге, в которого мы верим, скажем так, в отличие от иудеев или мусульман. Бог иудеев или мусульман не может воплотиться, а мы мыслим, что Бог не мог не воплотиться, воспринять человеческую природу до конца. Он не воскреснуть не мог, и имя Его — начало. Имя Божье — начало.

Его спросили, как имя Твоё, Он ответил: «Начало».

Точное название Первого дня творения — День один. Это название нечто говорит нам об устроении нашего сердца. Мы спрашивали, в какой последовательности и что было сотворено в День один. Можно спросить: в какой последовательности открываются способности нашей души, но нужно понимать, что ни времени, ни временной последовательности не было в День один. Мир имел начало во времени, но, это Василий Великий обосновал блистательно, но начало времени не принадлежит времени. Первый день творения это не первый день творения, а День один, и он не включён в один разряд с другими днями. А теперь применительно к человеку: какие три способности человеческого сердца мы открыли, когда читали о том, что есть День один? Это вера, символическое мышление, способность воспринимать благодать. И оказывается, что это три способности: вера, иконотворчество, благодатеприятие, они не одни за другим открываются в нас. Не одно за другим, не в последовательности: они вместе, друг через друга,они друг-друга держат.

Без благодати нет веры, без веры образ невидим, в образах вера осуществляется. Мы ощущаем от образа благодатный свет. Вера даёт уяснение благодати и так далее. Они друг в друге содержатся, но главное мы знаем, в Кого верим от первых слов Писания. Христос сказал: «испытайте Писания, они свидетельствуют о Мне».

Вот мы испытали первые слова Писания, и обнаружили, что мы верим в Бога, который первообразен Своему творению и присоединяет к Себе иную природу по благодати и милости. Предел милости — боговочеловечение, Крест, Воскресение Христово - Слава Первого дня.

Начальный день творения завершился. Это было целостное по смыслу высказывание св. Писания: День один.

 


Творение 9. День второй.

Братья и сестры, возвращаемся к последовательному чтению Книги Бытия. Сегодня у нас на рассмотрении день второй творения. Как мы с вами рассматриваем историю творения. Давайте вспомним, как подходить к истории творения так, чтобы не было необходимости механически запоминать, что за чем было сотворено и в какой день. Способ здесь такой: в истории творения мира по дням записано устроение человеческого сердца. То есть, творение мира есть запись об устроении человека. Вспомним, как происходит эта запись. Эта запись происходит так: Писание предлагает нам в каждом дне творения некоторое затруднение, мы это затруднение фиксируем, решаем при помощи той способности, которая и должна в нас открыться.

То есть, от дня ко дню переходя мы открываем сами себя, и если мы эту последовательность через себя открываем, то нам ничего запоминать механически не нужно. Что мы знаем о себе из дней творения? Мы пока только один день творения разобрали, он так кстати и называется, не первый день творения, а если вы помните, он называется «День один». Это самый сложный из дней творения. Мы открыли в себе, что такое в своём первом понятии есть вера — первое, второе — что есть способность воспринимать образы или икону или символ или таинство, и третье — это была способность воспринимать благодать или благодатный свет.

Вот в одном дне творения, в 1х 5ти стихах Книги Бытия мы в самом первом приближении с вами по понятию только начали понимать, что такое вера, иконотворчество и благодатеприятие.

А теперь день второй. 1 глава Книги Бытия, стих 6.

«И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да будет она отделяющая между водой и водой и бысть так»

Что мы прочли? Между одной водой и другой водой появилась какая-то странная перегородка, которая называется «твердь». Вот это действие Бога отделять мы уже наблюдали в 1м дне творения: Бог отделил между светом и между тьмой. Перегородка тогда была между светом и между тьмой? Нет, её не было и быть не могло, потому что Бог отделил благодатный свет, который от Него исходит как от источника от тьмы, от материального мира. И сразу же после того Он назвал их неотделимость. То есть, сначала отделил, а потом назвал неотделимость: назвал свет - днём, а тьму — ночью. Вот день-ночь по понятию неотделимы, они зависят от одного источника. Когда возникнет Солнце в физическом мире, это будет источник неотделимости дня от ночи, а в мире духовном это Бог. Никакой перегородки между светом и тьмой не полагалось. Таинственный день один творения на том и завершился. Перегородки никакой нет.

День второй творения. Опять мы с вами возвращаемся к тому субстрату материального мира, к той первичной материи, которая в Писании называется двумя именами: тьма и вода. То есть, два символических имени для одного и того же, для первичной материи. Вот в день один речь шла о невидимо и неустроенной материи по имени «тьма»: и отделил Бог свет от тьмы и т.д, а в день второй Творец обращается к той же самой невидимой неустроенной материи под именем «вода». Вода послужит устроению жизни. Вода, о ней сказано, что Дух Божий, дух жизни носился над водою.

Вода послужит устроению жизни, но вода ведь аморфна пока, она не имеет формы, а жизнь не может быть без формы. Братья и сестры, если вы прислушаетесь к этой мысли, она нам послужит долго, пока мы будем изучать св. Писание первых глав: жизнь всегда в границах, жизнь это всегда нечто живое: одно, другое, ещё одно, т. е. вот апельсин, вот слон, вот мышь, вот человек, вот другой человек. То есть, жизнь это всегда живое существо. Органическая телесная жизнь возможна только в определённости числа. Жизнь по своему понятия связано с определённостью формы, и это не ограниченность, это границы, это то, что можно любить. Вот бесформенное нельзя любить, а вот то, что в определённости нам явлено, то любить можно. Например из истории России: я не могу любить синод, но я могу любить патриарха; я не могу любить государство, но я могу любить государя. Когда Христос пришёл в определённости формы и ногами ходил по земле и следы оставлял, это было не унижение божественной природы, а высшая Её слава.

Итак, жизнь всегда в определённости формы. Теперь спросим: для созидания жизни какое должно быть первое деяние? Нужно установить первую границу. Где? В воде. Установление границы в потенциально живой воде это деяние такого значения, что это и будет весь день второй.

Вот какое значительное единственное деяние было предпринято в День второй. Границу положил Господь между водой и водой. И ничего больше во весь день второй сотворено не будет. Отсчёт дней начался с какого дня? Со второго дня. В отношении ко 2му дню День один он стал день первый. То есть, где нет первого, нет и второго и дальше.

Итак, отсчёт дней творения, строго говоря, начался со второго дня, и по отношению к нему День один стал день первый.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.