Сделай Сам Свою Работу на 5

Творение 3. О символическом мышлении.

Мы начали читать Книгу Бытия и говорили о сотворении мира. История сотворения мира в церкви читается на богослужении. Спросим, когда оно читается? В какое время литургического года? На каком богослужении оно читается? О сотворении мира читают в церкви на первой седмице Великого поста. Почему это так? Потому что начало Великого поста это время, когда человек должен вспомнить себя и потрудиться, чтобы уяснился в нём образ Божий. Последовательность событий творения мира соответствует тому, как устроена человеческая душа. История сотворения мира есть также учение о человеке — антропология. Это и есть путеводная нить для чтения Священного Писания, его первых глав. История сотворения мира есть антропология — учение о человеке. То есть, и это учение о сотворении мира как таковое, и в нём заключена антропология.

Мир сотворялся в некотором порядке и последовательно. Точно также одна за другой будут обозначаться главные силы человеческого сердца.

История сотворения мира, она же антропология, это ключ ко многим самым трудным местам св. Писания. Самые трудные места св. Писания будут нами уясняться, когда мы применим, будем применять основные положения библейского учения о человеке. Антропология станет нам и путеводной нитью и ключом.

Мы прочли первый стих Книги Бытия, и нашли, что он говорит о вере. Кроме того, что речь шла о сотворении неба и земли, речь шла о вере. Мы узнали, что верующий человек умеет дать уму границы и направление движения. Верующий так или иначе прошёл испытание злом и красотой. Верующий может обращаться к невидимому. Священное Писание дано нам таким образом, что читая его первые предложения, мы должны говорить о вере. И в этом смысле, вера первая способность, и она простая, она не сложная, она не составная. Нет ничего проще веры, поэтому ей нельзя научить. Вере нельзя научить. Нет приближения, нет педагогики, методики, подступа к вере нет. Именно потому, что она простая, вера трудная. Если Бога в душе нет, и веры нет. Вера это то, что нельзя доказать, а можно показать, что делали святые и Сам Господь.



Вера — высокая и простая способность сердца. И она указана «берешит» в начале. Так творит Бог, не так как творит человек. Мы строим дом от основания к крыше, Господь творит от крыши к основанию. Священное Писание настраивает наше сердце на восприятие порядка сотворённого Богом мира. Читая писание, мы идём от простого к сложному. Он простого мы идём к сложному. Мы идём сверху вниз. Иоанн Златоуст это прекрасно выразил: «когда слышишь «сотворил», то не выдумывай ничего другого, но веруй. Сказано: божественная природа творит вопреки человеческому обычаю: прежде делает кровлю, а потом основание».

Мы прочли первый стих, узнали о вере, сейчас мы прочтём второй стих до конца, и обнаружим новую трудность, которая вызывает из нашей души способность к её преодолению.

Итак, второй стих 1й главы Книги Бытия.

«Земля же была невидима и не устроена, и тьма над бездною и дух Божий носился над водою»

Вот второй стих Книги Бытия предлагает нам очевидное затруднение. Упомянуты сразу 4 понятия, о которых не было речи. Смотрите: и тьма над бездною и дух Божий носился над водою. Не было речи о чем? Тьма, бездна, дух, вода. Вот оно затруднение. Мы должны извлечь из него смысл. Не было речи о четырёх понятиях, и вдруг они явились вчетвером. Затруднение.

Ещё раз скажу: не нужно избегать затруднений, когда мы читаем св. Писание. Потому кстати так вредны переводы, современные, которые делают из св. Писания лёгкие тексты. Священное Писание должно царапать душу. Это не такое чтение, чтобы оно было лёгким. Затруднения нужно принимать. Кто ближе к Царствию Небесному: нищий духом или богатый разумом? Нищий духом ближе, но нищий просит милостыню, так и мы будем поступать. Не нужно обходить затруднения, которые во множестве предлагает нам Писание.

Именно вот, что священный текст бередит душу. Это не удобочетаемый гладкий текст.

Итак, тьма, бездна, дух, вода. Ничего этого Бог не творил. Ну, проще понять что такое дух, потому что дух Божий, по-еврейски «руах Эллохим», его Бог не творил. И это понятно для тех, кто с евангельской верой прочёл 1й стих. Святой Василий поясняет: «никакой другой дух не именуется божьим кроме Святого Духа, восполняющего собой божественую Троицу». Божественное действие, в котором исполняется творение, есть действие одновременно и Отца и Сына и Святого духа. Бог — Отец, начало — сын, Дух Святой носился над водой. Дух — Бог, Он деятелен, Он носился над водою. То есть, говорит св. Василий: «приготовлял водное естество к рождению жизни».

«Дух носился» подобно птице. В Новом Завете Дух Божий уподоблен голубю, и есть такое толкование, в еврейском кстати тексте Книги Бытия «дух носился» «меро хефет», такое толкование есть, что будто даже слышим биение крыльев.

Так, «Дух Божий» «руах Эллохим» хорошо. Теперь тьмя и вода. Их Бог не творил: они упомянуты. «И тьма над бездною и Дух Божий носился над водою».

Тьма и вода. Их Бог не творил. Особенно, что Бог не творил тьмы, это в древности уже вызывало большие недоумения, потому что возникала мысль, что наряду с божественным существует ещё какой-то мир, который Бог не творил, это мир тьмы. Это концепция, опять-таки дуализма, она иногда принимала такую форму, что тьма необходима для света, зло необходимо для добра, там где есть тени — там полнота мироздания, и прочее и прочее, эта мысль очень древняя, эта ересь называется манихейство. В современной литературе так мыслит Гёте в Фаусте, Чёрт из сна Ивана Карамазова, и Михаил Булгаков так мыслит, сам автор романа «Мастер и Маргарита», как манихей, т. е. зло необходимо для добра, а тень необходима для света, если нет теней, то собственно и мир бы даже невидим был бы.

И всё же, тьма и вода, их Бог не творил, значит они либо небо либо земля, потому что небо и земля это всё. Но небо, небеса это ангельский, устроенный мир, а земля это первичная материя. Вывод простой: тьма и вода это земля. Это наименование земли. То есть, земля в каком-то отношении названа «тьма», а в другом отношении земля это «вода».

В библейском восприятии общее у тьмы и воды в том, что они могут сгущаться. Тьма и вода могут сгущаться. Бывает осязаемая тьма, а вода сгущается, ну вы знаете как, становясь осадками, если падает с неба, либо просто замерзает.

«Земля» может обозначаться как тьма и как вода. Тьма и вода это бесформенная невидимая неустроенная, или как сказано в Книге премудрости, аморфная материя. Это говорится к Книге премудрости 22 гл 18 ст: «не затруднялась рука Твоя всесильная и сотворившая космос из безобразного вещества, или из аморфной материи».

Земля невидима, в это отношении она — тьма. Тьма не есть противоположность добру или свету, тьма не есть зло, тьма это материя. Тьма первых стихов Книги Бытия это материя. Это другое наименование земли. Земля не устроена, это аморфное вещество, абсолютно бесформенное, символом чего в материальном мире является вода. Земля была невидима (тьма) и неустроена (текуча как вода).

И наконец «бездна». Ёё Бог тоже не творил. Бог сотворил мир, а мир существует во времени и пространстве. Но времени и пространства Бог не творил. Когда мир начал быть, он начал быть во времени и в пространстве. Первое представление, даже не представление, а намёк на то, что материальный мир, земля, имеет ограничение, мы находим во 2м стихе Книги Бытия: «и тьма над бездною и Дух Божий носился над водою».

То есть, представьте себе, Дух Божий над землей, которая названа «вода», а земля, она же тьма, находится над бездной. Или, проще сказать: Дух Божий над землеё, а земля над бездной. То есть, земля, она же тьма и вода, как бы по середине между духом и бездной. Материальный мир, земля, в каком-то смысле ограничен. Этот мир как бы ограничен: над миром Дух Божий, а сам мир над бездной.

Заметим, что временное и пространственное здесь только мыслится, ни в коем случае не представляется как чувственное или измеряемое, и мыслится только в возможности, поскольку мира как такового ещё нет. В точном описании взаимоотношений Дух Божий/ земля/ бездна является употребляется только предлог «над». Перед нами скорее иерархические отношения. Если бы в Писании речь шла об одном пространственном ограничении, то верх и низ были бы безразличны. А ту картину, которую даёт св. Писание во втором стихе, нельзя обращать, поменяв систему координат: это иерархия. Бездна не в пространстве, но на другой стороне чем Дух Божий, который над землей.

Действительно, другое понимание слова «бездна» это будет уже другое понимание. Слово «бездна» возникнет в связи с отпадением части ангельских сил от Бога и грехопадением человека. Бездна — та мистическая глубина, которая будет возникать по мере сознательного движения свободных существ от Бога.

Преисподняя не есть какое-то определённое место. Преисподняя это движение от Бога, бесконечное, за невозможностью достичь полного уединения или самоуничтожения. Преисподняя есть движение. Об этом мы сейчас не будем говорить. Если будем толковать Книгу Иова, где бездна эта описана, адская бездна описана, то там это очень ясно видно. Картина мира в Библии динамична. Преисподняя не есть место, преисподняя есть движение. Это вот бездна, который дна нет.

Пока мы не говорим об отпавших ангелах и грешниках, слово «бездна» не имеет никакого отрицательного в нравственном отношении смысла, как и слово тьма. Однако возможность такого смысла у слова «бездна» сохраняется, поскольку она в символической картине 1го дня творения находится на другой стороне чем Дух Божий.

 


Творение 4. Образ.

Братья и сестры, мы прочли второй стих Книги Бытия и он нам предложил затруднения в виде 4х понятий, о которых не было речи: тьма, бездна, Дух, вода. Ничего этого Бог не творил, мы каким-то образом сумели уяснить смысл этих 4х понятий. Каким образом мы смогли это сделать? Какая-то способность души помогла нам это совершить. Вот об этом сегодня и пойдёт речь. Что же это за способность пришла в движение, пока мы читали 2й стих Книги Бытия.

Рассказ о творении мира на данном этапе происходит в совершенно невидимых, не представимых реалиях. Когда мы уясняем отношение понятий земля, тьма, дух, бездна, в действие приходит какая-то способность нашей души. Мы могли не обращать на неё внимание, но она активизировалась, она уже работает. Эта способность нашей души напрямую связана с верой. Вот здесь в чём дело: вера не может существовать независимо от дел. Не может вера существовать от дел независимо. Поэтому в точном смысле слова вера не есть способность нашей души, как если бы она существовала независимо от того применяем мы её в данный момент или не применяем. Вера осуществляется, иначе она не существует.

То, что не выражается в делах, это не вера. Не может такого быть, чтобы человек был верующий, и это не было видно в его делах, и не проявлялось в делах. Такого быть не может. Но ведь вера простирается к невидимому, к непостижимому, как же нам невидимому, к непостижимому! Как же нам иметь дело с невидимым?

Ответ: верующий человек состоит в строгом отношении к невидимому миру, у него есть способность обретать видимый образ для невидимого. Вот что есть у верующего человека: способность обретать видимый образ для невидимого. «Вера без дел мертва», говорит ап. Иаков, деятельная вера рождает образ. Деятельность веры есть, помимо прочего, поиск, дознавание, наведение, осуществление, поверка, и как результат, поклонение.

Вера предполагает за собой обязательно вот эту способность: символическое мышление, продукт которого есть образ. Символическое мышление.

Когда мы произносим слово «символ», мы можем иметь в виду то понятие, которое пришло к нам из эстетики или из литературоведения.

Ничего такого не подразумевается. Учение о символе, символ это греческое слово, также как икона, учение о символе есть часть православного вероучения. В нас есть символическое мышление, продукт которого есть икона или образ по-русски.

Язык Библии может точно называть исторические реалии, и он может быть символическим. Самое простое определение того, что такое символ, вот я его сейчас даю: символ это мост к иной реальности. Одна часть моста стоит на этом берегу, и мы её видим, а другая часть моста стоит на другом берегу, и мы её не видим.

Вера осуществляет себя в поклонении, в жертвоприношении, в Новом Завете верующим были даны таинства. Таинство это то, что видимым образом совершает иерей Божий, а невидимо совершает Господь. В таинстве верующий через видимое принимает невидимое. В таинстве через символическое действие происходит реальное общение двух миров, богообщение. То, что человек в таинстве принимает, он через символическое мышление понимает, ибо Христос сказал: мы знаем, чему кланяемся. Символическое мышление это способность понимать таинства и другие религиозные действия, также это способность производить видимые образы невидимого.

Скажем ещё раз. Поклонение есть осуществление веры через образное действие: богослужение, жертвоприношение, таинства. Символическое действие в таинстве даёт нам возможность реального общения двух миров, а символическое мышление даёт его понимание, и через него, или с его помощью возможность творить образы.

Ну, упреждая дальнейшее изложение Священного Писания, смотрите: человек — образ Божий, и человек, как образ Божий, может и творить образы божественного. Образ или символ может соединять невидимое с видимым. Также образ может одно невидимое сопрягать с другим невидимым.

Вот св. Писание в первых двух стихах текста предлагает нам символическое построение в пяти ярусах. Посмотрите: вода и тьма есть образ невидимого чего? Первичной материи, которая сама названа землёй, но только по противоположности небесному, каковое тоже, небесное, не есть видимый небесный свод, но лишь символ для обозначения устроенного ангельского мира.

Вот пять ярусов, смотрите: вода и тьма есть образ невидимого, первичной материи, которая названа землей по противоположности небесному, а небесное тоже не есть видимый небесный свод, но лишь обозначение ангельского мира.

На таком языке говорит Писание, когда оно только начинает говорить. Это язык символов.

Вера — первая из сил души, которая необходима для чтения Писания, но вера она всегда деятельная. При чтении Писании сразу задала нам вера очень не простую задачу помыслить такую пятиярусную символическую конструкцию.

Если мы хотим читать св. Писание, мы должны уметь читать язык символов. В самом широком применении символическое мышление это возможность говорить об одном через другое, которое должно быть найдено. Когда мы говорим об одном через другое, это уже язык символов.

Самый простой пример того, как может быть найден символ, Библия даёт во втором стихе Книги Бытия. Нужно как-то сказать о первобытной материи, лишённой всяких качеств. Если взять любую вещь и отнимать у неё качества: форму и цвет (это зрительные качества), тяжесть (осязательное), вкусовые, акустические, обонятельные качества, что останется? Невоспринимаемое нечто. А Василий Великий говорит: ничто чувственое. Он так говорит: покусившись отвлечь разумом от земли каждое из находящихся в ней качеств, придёшь ни к чему.

Значит если мы будем отнимать чувственные качества у вещей, что останется? Невоспринимаемое нечто. Материя как таковая. И символом этой бескачественной материи будет вещество без цвета, без вкуса, без запаха, само по себе бесформенное, это что? Это вода.

Но первичная материя также названа ещё и «тьма». Каждое из пяти наших чувств имеет мистический смысл. У нас 5 чувств, каждое из этих чувств, и мы будем об этом говорить время от времени, это, если хотите, одна из основ Библейского мировоззрения: как люди воспринимали запах, как они воспринимали зрительные образы, как они умели слышать и слушать. То есть, каждое из наших 5 чувств, оно имеет символический, мистический смысл.

Вот с каким из 5 ощущений, из пяти чувств соотносится вера? Апостол Павел ясно говорит, в послании к Римлянам: «вера от слышания». Какому из 5 чувств вера противопоставляется? Зрению. В Евангелии сказано: «блаженны невидившие, и уверовавшие». Ап. Павел: «мы ходим верою, а не видением».

Если нам нужно подобрать символический образ для бескачественной материи, то будет избрано вещество, лишённое зрительных качеств цвета и формы — вода, и с другой стороны также это будет материя, как невидимая, поэтому она названа тьма.

Религиозная жизнь начинается с того, что Бог человека как-то позвал, или просветил, освятил. Бог, сказано в Евангелии от Иоанна, «просвещает всякого человека, приходящего в мир». Вот человеку эту благодать как-то уяснил, осознал он её, вспомнил, услышал, уверовал, как-то её усвоил. Религиозная жизнь начинается с веры, и верит человек в Бога. Но Бог неописуем, поэтому в вопросах веры бывает абсолютно необходимо говорить об одном через другое, которое должно быть верно найдено.

И вера подвигает к тому, чтобы невидимое выразить через образ, и отличать образ и первообраз, то есть то, чего есть образ. Тогда обращаясь с конкретными осязаемыми святынями, ведь мы же с ним как-то обращаемся, да? Обращаясь с конкретными святынями мы сохраняем знание чему кланяемся. В образе мы поклоняемся Первообразному.

Пример могу привести. Вот потолок в комнате белого цвета. И что? Ничего. Что за этим стоит? Ничего за этим не стоит. А вот изображение мужчины с бородой, вокруг его головы круг, видна надпись по-славянски. За этим кто-то стоит, и мы можем даже сделать поклон перед этим изображением.

Когда протестанты иконоборцы упрекают нас в идолопоклонстве, не стоит обращать на это внимание: этот вопрос давно решен: мы поклоняемся не изображению, а изображаемому, то есть первообразному.

Ещё необходимо сделать уточнение. Мы говорим, что это мышление в образах, символическое мышление. Почему мышление? Почему не художественное творчество или эстетическая способность? Пусть называется художественная или эстетическая способность, но с обязательным уточнением: эта способность должна быть строгой как мышление. Она должна быть определённо тематичной и, как мышление, лишена произвола. И кстати большие художники понимают, что их творения одновременно и свободны и лишены произвола. Например, поэт говорит: «я памятник себе воздвиг нерукотворный». Нерукотворный значит не человеком сделанный, созданный Богом. И как поэт может сказать «я воздвиг себе такое»? Вот поэт может говорить с полным правом, потому что его вдохновение вошло в такую область, где нет произвола. То есть, он свободен, но произвола в его творчестве нет.

Итак, человеку дано особое мышление, способность уподобления одного другому, чтобы находить действительные связи и видеть одно в другом. Символическое мышление, оно другое чем мышление рациональное: мышление рациональное имеет дело со своими собственными элементами, из которых оно создаёт конструкцию и никогда не создаст образ. Рациональное мышление может сотворить конструкцию из своих собственных элементов, но никогда не создаст образ. Продукт символического мышления — образ.

Возможен высокий уровень рационального мышления при полной атрофии символического мышления. Так возникает протестантизм с западной формой иконоборчества.

Когда Библия говорит на символическом языке, то это единый символический язык. Вот великая опора для того, чтобы читать Св. Писание. От Книги Бытия до апокалипсиса Библия написана на едином символическом языке. Библия написана на едином символическом языке от первой книги Бытия до Апокалипсиса — последней книги Нового Завета.

Представим себе многообразие библейских книг. Это поразительная вещь, дух захватывает! Если представить, что многих тысячелетий древность, мудрость веков, точное знание о человеке, о зле, о смысле истории, пророчество о конце истории, всё это в книгах разного жанра находится, разного плана, разных эпох, разных языков, и всё это объединяется в единое целое: это не человеков дело. Единство св. Писания мы в частности познаём по символическому языку, он имеет единый строй. Символический язык Библии это свидетельство Духа Святого.

Здесь имеет смысл вспомнить Евангелие: «всё сие Иисус говорил народу притчами, и без притчи не говорил им. Да сбудется реченное через Пророка, который гоорит: отверзу в притчах уста мои, изреку сокровенное от создания мира». На псалмы здесь ссылается Спаситель.

О сокровенном как говорить? О сокровенном от создания мира как говорить? Только в притчах, через уподобление одного другому. И, кстати, еврейское слово «машал» - притча, означает уподобление, указание, сходство. О сокровенном Писание говорит на символическом языке.

И вот, здесь очень важно понять. Эта истина крепко послужит, что Св. Писание написано на едином символическом языке.

Итак, вторая способность человеческой души. Эта способность вслед за верой открывается, и без неё вера не осуществляется. Вторая способность человеческой души есть символическое мышление: способность творить, воспринимать, понимать образы. Верой постигая образы человек может жить таинствами, которые дал Господь. Человеку дана способность мыслить в образах и жить в том, что называется образ.

Человек может жить в том, что называется образ. «Образ жизни» это кстати хорошее выражение. В Церкви мы имеем Жизнь (Жизнь — имя Божье), и имеем образ Жизни, и мы сами есть часть этого образа.

Символическое мышление библейское это только художественное мышление, и это основа православного богослужения. Красота принадлежит самой сущности православного богослужения. Это неотъемлемость его. Богослужение не может совершаться иначе как в красоте. Богослужение нельзя украсить. Красота в богослужении неотъемлема. Это красота образа, поскольку он найден так, что в нём дано Первообразное.

 


Творение 5. Свет.

Братья и сестры, мы говорили о символическом языке св. Писания и о символическом мышлении, нашей способности творчески работать с тем, что называется образ, икона. И наша способность мыслить в образах действовала в нас, когда мы читали первые два стиха Книги Бытия. Книгу Бытия в той части, которая говорит о сотворении мира мы читаем особым образом как антропологию, учение о человеке. В истории сотворения мира, это путеводная наша мысль, последовательно записано устроение основных сил человеческой души.

Мы прочли первый стих, прокомментировали его и дали общее понятие о том, что есть вера. Второй стих прочли, возникло общее понятие о том, что такое образ, символ и таинство.

Вот две способности человеческого духа, которые последовательно записано в св. Писании: это вера и это способность, необходимая для того, чтобы вера осуществлялась, как поклонение, жертвоприношение, таинство.

Как бы вера не проявляла себя, например в добрых делах, она всегда простирается к невидимому. Но Бог неописуем, и в вопросах веры бывает необходимо говорить об одном через другое, которое должно быть найдено верно.

К невидимому мы относимся через видимое, верно найденное, оно же есть образ. То есть, в нас есть эта способность: символическое мышление.

Мы прочтём 3,4,5 стихи первой главы Книги Бытия, но чтобы приступить к этим стихам, попытаемся сформулировать то затруднение, которое возникает у нас на этот момент нашего рассуждения. Вот мы провели некое рассуждение, и вот сейчас перед нами встало затруднение. Я его сформулирую, если вы ещё его не заметили.

Мы верим, что Бог сотворил мир не из чего-то существующего, следовательно Творец это не Его творение. Для веры это абсолютная истина. Между Творцом и творением пропасть. Великий подвижник св. Макарий Египетский так говорит об абсолютном различии божественной природы и природы человеческой: «Он - Бог, она — не Бог, Он — Творец, она же тварь. Ничего нет общего в его и её естестве».

То есть, Бог творец вне мира, следовательно, внимание, и мир вне Бога? И человек вне Бога? А разве это так? Конечно не так. Не может быть мир вне Бога и творение не может быть вне Творца. Человек не может быть вне Бога, и тот же св. Макарий Египетский говорит: «душим нашим нужно изменить в божественное естество».

То есть, с одной стороны ничего нет общего в Его естестве, Божьем, и естестве человеческой природы (Макарий говорит), и он же говорит: душам нужно измениться в божественное естество.

Человек не может быть вне Бога. Христиане это знают в каждой своей молитве, потому что Бог вочеловечелся, это самая суть нашей веры христианской. Возникает парадоксальная ситуация, противоречие, острейший вопрос: Творец вне Своего творения, и Творец не может быть вне Своего творения.

Как решается эта трудность, эта парадоксальная ситуация? Очень просто: мир сообразен своему Творцу. Мир как творение сообразен своему творцу. Они через образ связаны. И символическое мышление ставит себе предельную задачу: помыслить Творца в отображении твари. Проблему, как отображает своего создателя мир решала древнегреческая философия в теории образа, в теории иконы. Платон пишет: «космос есть образ и подобие всесовершенного живого существа». В диалоге так пишет Платон. Космос есть образ и подобие всесовершенного живого существа. То есть, мир отображает собой божество. Так мыслит философия, решая проблему. А в Откровении нам изначально даётся возможность смотреть на себя как на образ Творца, также и на мир в целом мы можем смотреть как на творение Творца. Вера и символическое мышление направляют нас к тому, что в сотворённом мире есть нечто между ним и Творцом. То есть, нечто в творении указывает на Бога как на Своего творца.

Давайте зафиксируемся на этом положении, оно сейчас нам послужит для понимания следующих стихов св. Писания: нечто в Творении указывает на Бога как своего творца.

Будем иметь в виду, что в собственном смысле слова только человек есть образ Божий, и в образе заложено движение к Первообразному. Человек имеет внутри себя направление движения к своему творцу, это направление есть путь. Вот по этому пути человек был назначен идти сам и вести всё мироздание. То есть, по возможности очеловечивать его, то есть через себя приобщать мироздание Божеству. И самое короткое определение человека в том, что он образ уподобляющийся тому, Кто его образовал.

Иначе мир, иначе человек. Но и мир, не только человек, и мир тоже, отображает своего Творца и содержит в себе движение к своему творцу. В мироздании пока ещё нет человека, и его не будет, человека, в первый день. Однако, нечто в мироздании, а потом и в человеке, должно указывать на Бога как на своего Творца. Что-то указывает на Бога, как на своего творца в этом мире и в человеке.

Читаем 3й стих первой главы Книги Бытия, и узнаём, как пришёл в бытие свет.

«И сказал Бог: да будет свет»

Остановимся. Небо и землю Господь сотворил в молчании, а свет пришёл в бытие по слову Божьему. О Боге Слове мы читаем в Евангелии: «всё через него начало быть...». В сотворении действуют все три лица божественной Троицы, однако и Евангелие и Книга Бытия выделяют божественное слово: «и сказал Бог да будет» означает, что нечто начинает быть по слову Бога Слова. И сказал Бог да будет свет.

То есть, свет начал быть по слову Бога Слова, имя кстати которого, одно из имён — Свет по Символу Веры. Свет в творении указывает на своего Творца. Также и человеку некий свет указывает путь уподобления Творцу.

«И сказал Бог да будет свет и бысть свет»

Слово Божье есть то же, что и его исполнение. Если Бог сказал «да будет» значит,... здесь мы должны применить архаическое выражение, применим его, другого нет. Если Бог сказал «да будет свет» бысть. То есть, свет сбылся. Поэтому нельзя переводить: «сказал Бог да будет свет и стал свет». Нельзя так переводить. Сказал Бог да будет свет и бысть свет. И в еврейском и в греческом тексте: как Бог сказал «да будет», так оно и сбылось. Свет «бысть». И конечно мы должны зафиксировать, что свет иначе пришёл в бытие, чем небо и земля. О свете не сказано, что Бог его сотворил.

4 стих:

«И увидел Бог свет, что он хорош»

Заметим: небо и земля это всё, а свет инаков по отношению к небу и земле. О нём впервые и сказано, что он хорош.

Ну что же, будем разбираться систематично, последовательно. Мы должны выяснить, какое значение имеет слово «свет» в языке св. Писания. Каковы его значения, их необходимо различать. Этих значений 5.

1. Свет в обычном не символическом значении, это свет, идущий от Солнца и светил, это не свет 1го дня, потому что светила созданы в 4 день.

2. Свет в нравственном отношении отличается от тьмы греховной. Это тоже не свет первого дня, потому что Бог зла не творил. Свет в отличие от тьмы греховной это не свет первого дня.

3. Свет — имя Бога. Бог Свет, сущий прежде всех веков, и мы исповедываем Сына Божьего, что Он свет от света, Бог истинный от Бога истинного. Это тоже не свет Первого дня, который не Бог и начал быть.

4. Это сложное значение. Остановимся на нём. Свет это имя благодати Божьей. В учении св. Отцов находим понятие о нетварных энергиях. Свет — имя благодати Божьей и тварной энергии. Может быть свет первого дня это нетварная энергия, или сама благодать? Нет, это не так. Нетварную энергией называют лучами божества, пронизывающей весь тварный мир и называют нетварным светом. Пишет православный богослов Лосский: «В энергиях Бог проявляет Себя во вне. Это Сам Бог, но не в Своей сущности. Бог больше Своей сущности. Он переходит за Свою сущность. Несообщаемый по природе сообщается тварному. Исхождение божества вне Своей сущности, излияние божественной преизбыточности, это энергии». Вот бытие нетварных энергий не связано ни с каким волевым актом божества. Энергии не обусловлены существованием тварным вообще.

О свете первого дня не сказано, что он сотворён, однако он не принадлежит к нетварным энергиям. Он не есть нетварный свет, он не есть сама благодать: свет первого дня принадлежит тварному миру, и он обусловлен волевым актом: сказал Бог.

5. И вот последнее, пятое значение слова свет — свет Первого дня. Свет Первого дня особенный относительно всего мироздания. Есть такой свет первого дня — это пятое значение слова свет.

Свет первого дня особенный относительно всего мироздания. То есть, свет первого дня и не сотворён, ведь не сказано, что Бог его сотворил, правильно? Свет первого дня и не сотворён и не принадлежит к нетварному. Он не есть сама благодать. Он — благодатный свет. Свет первого дня творения это благодатный свет, который не есть сама благодать. Свет первого дня «бысть» по слову Слова как Света свет. Свет первого дня — то в творении, что указывает на Творца. Но что такое Он Сам?

Свет первого дня ни земля ни небо. Действительно, можно ли сказать, что он вещественный свет и, следовательно принадлежит к стихиям земли? Каким чувством тогда человек воспринимает свет Первого дня? Никаким чувством не воспринимает, потому что свет Первого дня не из материального мира, потому что материальный мир называется «земля», и был сотворён. Или Свет Первого дня — ангельский свет и принадлежит к небесным силам? Тоже нет, потому что небесную иерархию Бог сотворил и в полноте устроил единым актом творения. А свет Первого дня пришёл в бытие по слову.

Особенный относительно всего мироздания свет Первого дня творения. Что он таке? Вновь св. Писание предлагает нам затруднение, и мы его обходить не будем.

Братья и сестры, не пропускайте наших чтений по Книге бытия.

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.