Сделай Сам Свою Работу на 5

Доктрина «общественного» государства

Распространение с началом XVIII в. во Франции, а затем и практически по всей Европе, идей Просвещения знаменовалось переформированием господствующих представлений о государстве, праве и политике. На смену абсолютистской теории неограниченного государственного суверенитета, согласно которой «нет власти выше государственной», идеологи Просвещения разными путями сформулировали принципиально новую доктрину общественного государства, государства ради общества.

Основополагающую роль сыграл трактат Ш. Л. Монтескье «О разуме законов» (1748). Политические и правовые учреждения, обосновывал Монтескье, подчинены естественным причинам, условиям жизни народов. Даже климат или географическое положение влияют на форму государства. Однако не всегда государственная история соблюдает изначальные предпосылки – нередко в истории наступало повреждение государственных основ, которое вело к завоеваниям, к гибели наций. Чтобы избежать падения государственности, следует ее строить на единственно разумных основаниях. Первым из таких оснований считается представительное народное правление в делах законодательства (не в управлении государством). Вторым – неизменное разделение властей. Причем в последнем случае Монтескье развил прежнюю английскую доктрину Локка, обосновав необходимость независимости и строгого отделения друг от друга законодательной, исполнительной и судебной власти. Политическим идеалом Монтескье и большинства просветителей становилась конституционная, или ограниченная монархия (иногда ограниченная только «разумом» – и тогда появлялась конструкция «просвещенной монархии» Вольтера, иногда законом и народом). Власть не может быть абсолютной, ибо она не появилась произвольно, а сформирована общественным договором с народом.

Идея политико-государственного договора стала краеугольным камнем для более радикального просветительского ученияЖ.-Ж. Руссо в трактате«Об общественном договоре»(1763).

Выходя из свободного естественного состояния, люди создают свою ассоциацию для собственных общественных целей и заключают «подлинный договор между народом и правителями». Такой политический шаг превратил некогда скопление людей в политический организм, или республику. В ней все граждане участвуют в верховной власти и только они определяют ее форму. Верховные права народа – вечны и неизменны: «Нет и не может быть никакого основного закона, обязательного для Народа в целом, для него не обязателен даже Общественный договор». Суверенен только народ, и суверенитет его имеет всеобщий характер: он неделим, неотчуждаем. Народное государство имеет неограниченную власть над своими сочленами, вплоть до распоряжения жизнью и смертью индивида. Суверену принадлежит исключительно законодательная власть, власть исполнительнаяже в государстве создается по усмотрению суверена и может быть всегда пересоздана заново. Главные цели общественных и государственных порядков – свобода и равенство. Этому и подчинены необходимые законы: «Именно потому, что сила вещей всегда стремится уничтожить равенство, сила законов всегда и должна стремиться сохранить его».



Доктрина общественного государства становилась принципиально новой, отрицающей прежний – и политический, и социальный – порядок «старого режима». Она была революционной. Распространение такого взгляда в широкой культурной среде закономерно подводило оппозиционное монархии общество к идеям допустимости и полезности полного политического переустройства общества и государства –Революции.

 

Сложившаяся во Франции XVII-XVIII вв. абсолютная монархия приняла здесь классический вид, характерный для уклада абсолютизма. Ее основами были жестко упорядоченный сословный строй и централизованное управление, даже без точной системы административных учреждений. Произвольные и деспотические формы, которые принимал порой режим абсолютной власти, способствовал ускоренному распаду политических связей между властью и новым обществом Нового времени. Это ускорило общий кризис государственности «старого режима».

 

Французская революция ХУШ в.

Предпосылки революции

К концу 1780-х гг. общий кризис французского государства, порожденный становлением «третьего сословия» как новой социально активной силы, дополнился политическим, а также финансовым крахом государства. Неуверенный курс половинчатых реформ, предпринятых правительством в 1770-1780-х гг., не принес реальных результатов в решении административных и экономических проблеми,напротив, стимулировал формирование жесткой промонархической оппозиции в лице аристократии и католического духовенства. Непонимание в придворной среде ситуации в стране, нарастание открыто реакционных стремлений в правительственной политике, отстранение наиболее популярных министров – все это подвело французскую монархию к открытому противостоянию с обществом. Сыграл свою роль и аграрный кризис, вызванный серией неурожайных лет. Чисто ситуативная проблема, кризис также вписался в общий социальный конфликт на фоне значительного неравенства сословий во владении землей (буржуазии и крестьянству, которые составляли до 95% французской нации, принадлежало до 65% земель, к томужеотягощенных разного рода повинностями и налогами) сравнительно с тем налоговым бременем, которое по-разному было возложено монархией на привилегированные и на непривилегированные слои общества.

Непосредственным толчком к открытому конфликту общества и монархии «старого режима» послужил финансовый кризис 1780-х гг. Его не удалось смягчить даже профессиональным финансистам и крупным теоретикам политической экономии министрам Неккеру и Калонну. Внешний и внутренний долг монархии перевалил за 5 млрд. ливров (что примерно равно национальному доходу за 50 лет!). К 1787 г. текущие расходы государства велись за счет доходов 1789 и 1790 гг. При этом основные государственные средства расходовались нерационально: на пенсии придворным, на разного рода дотации аристократии, содержание двора, на армию, не ведущую никаких военных действий.

Пытаясь преодолеть финансовый кризис, правительство обратилось за помощью к высшим сословиям. В августе 1787 г. было созвано собрание нотаблей (лично приглашенных королем из аристократии и духовенства). Собранию было рекомендовано согласиться с покрытием части государственного долга за счет увеличения налогов с привилегированных сословий. Это вызвало резкую оппозицию и даже неповиновение со стороны дворянства и церкви.

В августе 1788 г. Верховный совет короны (незадолго до того созданный Людовиком XVI) по инициативе вновь призванного к власти Неккера постановил созвать к 1 мая 1789 г. Генеральные штаты, не собиравшиеся с 1614 г. Для того чтобы создать в будущих штатах подобие национального согласия, а главное – прочную альтернативу аристократии и церкви, в декабре 1788 г. было определено, что число депутатов от «третьего сословия» будет равняться числу депутатов первых двух.

Выборы депутатов от сословий в Генеральные штаты и составление наказов депутатам прошли в обстановке нарастания общественной оппозиции монархии и начавшихся крестьянских волнений из-за голода. В наказах депутатам (cahiers) даже от дворянства было высказано пожелание установить новую систему государственного управления, политически регламентировать монархию, устранить произвол министров. В наказах от «третьего сословия» в особенности выделялись требования сократить или упразднить землевладение церкви, отменить поземельные платежи феодального происхождения, разрешить выкупать обремененные повинностями земли, устранить монополии, унифицировать гражданское право в стране. Главное – большинство наказов от бальяжей требовало конституции.

 

Становление конституционного строя; утверждение Республики

Учредительное собрание

Начальный этап политической революции во Франции приобрел вид конституирования самостоятельного народного представительства и параллельного преобразования монархии в конституционную. Народное представительство (изменившие свое значение Генеральные штаты), опираясь на открытое неповиновение массы народа прежнему режиму, взяло на себя всю полноту законодательной власти в стране.

Генеральные штаты собрались 2 мая 1789 г. Для участия в них были избраны 561 депутат от привилегированных сословий (291 от духовенства, которых представляли собственники монастырских и церковных имуществ, и 270 от дворянства, которых традиционно избирали собственники дворянских имений, включая женщин, по бальяжам) и 584 депутата от «третьего сословия». Значительную часть представителей последнего составили адвокаты. В число депутатов дворянства попали многие либерально настроенные дворяне, например известный участием в североамериканской революции Ла-файет. Немало представителей общинного духовенства также склонялись на сторону «третьего сословия».

После «королевского заседания» 5 мая 1789 г., на котором штатам было предложено утвердить около 20 новых налогов, внутри депутатского корпуса, с одной стороны, и между депутатами «третьего сословия» и короной – с другой, произошел конфликт по поводу полномочий и организации работы. «Третье сословие» потребовало общего собрания Штатов (тогда как корона и монархисты настаивали на прежнем порядке голосования отдельно по куриям). Несмотря на давление короны, саботаж большинства депутатов первого и второго сословий, депутаты «третьего сословия» (под руководством новых лидеров – графа Мирабо, аббата Сийеса, Ле Шапелье и др.) организовались в самостоятельное представительство, заявив, что выражают интересы нации. После того как к ним примкнули заколебавшиеся депутаты духовенства и дворянства, 17 июня 1789 г. большинство депутатов провозгласили себя Национальным собранием, которому как народному представительству исключительно принадлежит право решать финансово-бюджетные вопросы. Спустя несколько дней собрание поставило вопрос о конституции. После попыток короны прекратить несанкционированные заседания, объявить решения собрания недействительными депутаты перешли в открытую оппозицию монархии. Король был отчасти вынужден санкционировать воссоединение депутатов и декларировать намерения реформировать администрацию; вновь был приглашен в министры опальный Ж. Неккер. Колебания короны в отношении происходящих политических событий, попытки оказать военное давление на депутатов (стянув надежные войска в Версаль) спровоцировали Парижское восстание 13-14 июля 1789 г., высшим выражением которого стал разгром королевской тюрьмы Бастилии*. В ходе восстания избиратели «третьего сословия» организовали самостоятельное муниципальное самоуправление – Парижскую коммуну (15 июля). Затем было начато формирование Национальной гвардии – обособленных воинских ополчений, подчиненных Национальному собранию; главнокомандующим гвардией был утвержден Лафайет.

* 14 июля стало днем национального праздника Франции.

 

 

На общем фоне обострения политических отношений с короной в начале июля была сформирована конституционная комиссия Собрания. Наконец, 9 июля 1789 г. депутаты провозгласили себя Учредительным собранием, беря на себя полноту суверенной учредительной власти в государстве. В политическом отношении революция совершилась, корона не смогла сопротивляться провозглашенным переменам в государстве.

В августе 1789 г. Учредительное собрание серией решений провозгласило отмену феодальных порядков в аграрных отношениях, аннулирование личных и выкуп поземельных повинностей крестьян, ликвидацию сословных привилегий в области налогообложения. Были ликвидированы политические привилегии дворянства и духовенства и признано, что «все граждане без различия происхождения могут быть допущены ко всем должностям и званиям» (декрет 11 августа 1789 г.). Августовские декреты были революцией в социально-правовом отношении.

Юридически строй «старого режима» был надломлен. 11 августа 1789 г. Собрание как бы провозгласило народный суверенитет, от своего имени признав Людовика XVI французским королем и «восстановителем народной свободы». Франция превратилась вконституционную монархию при фактическом и политическом верховенстве народного представительства. В конце августа Собрание приняло «Декларацию прав человека и гражданина», ставшую манифестом нового политического и правового строя.

События в Париже вызвали оппозиционное монархии народное движение по стране – т. н.муниципальную революцию. К осени 1789 г. во многих городах были ликвидированы прежние институты администрации, возникли выборные органы самоуправления. Начались восстания в деревне, сопровождавшиеся разгромамиимений и захватами земель. Учредительному собранию пришлось принять законодательные меры по наведению полицейского порядка в стране, однако силы для этого были расшатаны. Королевская армия постепенно разлагалась. Размах народного движения и революционной стихии вызвал начало эмиграции из страны – сначала придворной аристократии, затем дворянства и католического духовенства, в отношении которых с осени 1789 г. стали предприниматься притеснительные меры. Тем самым сложились предпосылки для развернувшейся вскоре во Франции гражданской войны, которая существенно деформировала начальный ход революции и государственно-политические преобразования. Среди депутатов Собрания, и особенно вокруг лидеров коммунального движения Парижа, сложилось леворадикальное движение (Робеспьер, Марат, Дантон), стремившееся к более демократическим преобразованиям.

 

«Декларация прав человека и гражданина»

Одним из важнейших решений Учредительного собрания стала «Декларация прав человека и гражданина» (26 августа 1789 г.). В этом документе были провозглашены принципы утверждаемого революцией общественного государства, а также правовой идеал нового правопорядка вообще – свобода и равенство.

Создание Декларации как особого документа было взаимосвязано с работой Конституционного комитета Учредительного собрания. В конце июля 1789 г. комитет предложил Собранию до выработки общего текста провозгласить будущие принципы конституции, обратив главное внимание на положения о правах гражданина, свободе и равенстве всех. Идея вызвала не только поддержку, но и резкие возражения: например, Барнав заявил, что поскольку реально люди пребывают в очевидном неравенстве, то провозглашение равных прав будет обманом. В целом идея была одобрена, и для написания декларации был сформирован комитет, куда вошли Лафайет, Мирабо, аббат Сийес, Мунье и Дюпор. 17 августа они представили предварительный проект (из 24 статей) на рассмотрение Собрания. В ходе обсуждения многие правоположения были существенно видоизменены в сторону большей свободы и либерально-политического толкования (например, было решено не подвергать свободу печати никаким ограничениям). В итоге Декларация включила в себя 17 статей. Идейное влияние на ее содержание оказали американская Декларация прав штата Виргиния 1776 г., ремонстрации парламента времени кризиса «старого режима», представления Генеральных штатов.

Декларация не была документом собственно юридического значения. Это был манифест принципов, причем всеобщего характера – важных и рациональных не только для Франции. В отношении французской политико-правовой традиции она была поворотным, революционным актом: в качестве основ государства и гарантий правопорядка в ней предлагались не исторические фундаментальные законы, а неотъемлемые права граждан, вытекающие изих свободного естественного состояния.

Декларация последовательно обосновала концепцию общественного государства, главное новшество политической идеологии Просвещения: «Цель всякого государственного союза состоит в обеспечении естественных и неотъемлемых прав человека; таковыми являются свобода, собственность, безопасность и сопротивление угнетению» (ст. 2). С этой основополагающей идеей взаимосвязана была идея национального суверенитета, которая должна быть воплощена в конституционном устройстве государства: никакая корпорация, никакой индивид не может располагать в нем властью, во-первых, не предоставленной ему нацией, во-вторых, совпадающей по объему с властью нации или уравновешивающей ее.

Такое новое общественное государство должно быть иначе, нежели прежде, организовано – с тем чтобы неизменно сохраняло свой характер. (1) Оно должно иметь представительную организацию законодательной власти: все граждане лично или через своих представителей имеют право участвовать в формировании законов (ст. 3). Одной из самых важных функций представительной власти объявлялось установление налогов и контролирование обложения населения (ст. 14). (2) Государство должно быть построено по принципу разделения властей – в этом не только гарантия соблюдения гражданских прав, но и собственно выражение государственности: «Общество, в котором... не проведено разделение властей, не имеет конституции» (ст. 16). Наконец, (3) общество сохраняет за собой право контроля за исполнительной властью и ее организацией, включая подчинение обществу вооруженных сил, а также право требовать отчета у должностных лиц государства «по вверенной им части управления» (ст. 12, 15).

На основе нового, естественно-правового понимания свободы в Декларации провозглашались общественное и гражданское понимание Закона: «Свобода состоит в возможности делать все то, что не приносит вреда другому» (ст. 4). Интересы другого гражданина, а также общества – но не отвлеченный интерес государства (!) – определяют для человека, что он может, а чего не может делать. В Декларации впервые прозвучал принцип позитивной законности нового правопорядка: «Все, что не воспрещено законом, то дозволено...» (ст. 5). Законами можно определять лишь вредное для общества, а не вообще предписывать границы человеческому поведению. «Закон есть выражение общей воли» (ст. 6). Особое внимание, ввиду важности этой сферы, было уделено взаимоотношениям гражданина и уголовного закона. Эти отношения должны строиться на строгой законности (никто не может быть наказан иначе как в силу надлежащего закона с запрещением обратного его применения) и на презумпции невиновности («каждый предполагается невиновным, пока не установлено обратное» – ст. ст. 7-9).

В сфере взаимоотношений государства и гражданина Декларация прямо провозглашала обязательными некоторые социальные и политические права человека, связанные с его индивидуальной свободой. Следуя началу политического равенства, за каждым гражданином признавалось (1) право участия в управлении государством, включая доступ ко всем общественным должностям по пригодности. Законом должна быть гарантирована всем (2) личная неприкосновенность, хотя и неразрывная с обязанностью подчиняться велениям государства. В новом государстве все должны пользоваться (3) свободой мнений и вероисповедания и (4) правом на свободу мысли и печати. В качестве одной из важнейших гарантий прав человека провозглашался (5) священный и неприкосновенный характер его собственности.

Декларация ограничилась в основном сферой государственно-политических интересов общества. Это было закономерно, поскольку все ее принципы были как бы предпосылкой к конституции власти в стране.

 

Конституция 1791 года

Юридическое изменение прежнего государственного уклада завершилось принятием первой в истории ФранцииКонституции 1791 г.*. В ней был закреплен новый стройконституционной монархии.

* В настоящее время государственный строй Франции основывается на 16-й по общему счету конституции.

 

Первый проект будущей конституции был представлен Учредительному собранию в июле 1789 г. депутатом Мунье. При его разработке возник вопрос о первоопределении политического строя. Ранее аббат Сийес внес предложение отставить короля от власти, а затем снова его утвердить как бы от имени Собрания в качестве нового монарха. Развивая мысль о неизбежности согласования воли нации с существующей традицией, Мунье высказался за модернизацию монархии и о невозможности строить государство «на пустом месте» (что выглядело как своеобразная отповедь идеалу Руссо) : «Не забудем, что французы не новый народ, недавно вышедший из чащи лесов, чтобы основать сообщество». По разным причинам проект Мунье был отвергнут, и Собрание сформировало новую комиссию из 8 депутатов (Мунье, Сийес, Талейран, Ле Шапелье. Type и др.). Постепенно по предложениям комиссии Собрание решало главные вопросы будущего конституционного устройства: о принятии королевской санкции на законы, об однопалатной структуре национальной ассамблеи. После смены состава комиссии руководство работами перешло к Сийесу и Type. В ходе нового этапа конституционных работ были разрешены вопросы об ответственности и назначении министров, об Организации выборов (в декабре 1789 г. Собрание приняло новые законы об учреждении цензового избирательного мужского права). В 1790 г. одним из наиболее острых стал вопрос о гражданском статусе духовенства, и принятие законодательных решений по нему стимулировало начало возрастающей оппозиции короля к конституции. В условиях лево-радикальной политической волны конституционалисты в Собрании стимулировали принятие конституции, которая, по общей мысли, должна была «остановить революцию». 3-18 сентября 1791 г. конституция была принята Собранием, утверждена королем и обнародована.

Первый из семи разделов Конституции был своеобразной преамбулой, в которой воспроизводились и развивались основные положения «Декларации прав человека и гражданина». Здесь заключались и новые положения о гражданских правах, которых не было в Декларации: гарантировалась свобода передвижения, свобода собраний и петиций, государство брало на себя заботу о начальном бесплатном образовании всех. Более определенно провозглашалась свобода печати: с запретом предварительной цензуры. Принципиально важными стали правоположения о новых отношениях государства и церкви: с одной стороны, прямо провозглашалась уже свобода отправления культов, с другой – изъятие имущества у церкви и права граждан выбирать или назначать служителей культа (что прямо говорило о падении значения католической церкви).

Знаменательным было положение преамбулы о вышестоящем характере гражданских прав: «Законодательная власть не может издавать законов, препятствующих осуществлению естественных и гражданских прав, обеспеченных конституцией, или нарушать эти права». В очередной раз, по-видимому, оказал влияние североамериканский опыт Билля о правах.

Организация государственной власти по Конституции основывалась на двух принципах: (1) национального суверенитета, который провозглашался «единым, неделимым и неотчуждаемым», непередаваемым никакому иному органу или лицу; (2) разделении властей, т.е. закреплении за отдельным, по-своему формируемым государственным институтом собственных полномочий.

Законодательная власть вверялась представительному однопалатномуЗаконодательному собранию. В его исключительные полномочия входили законодательная инициатива и утверждение законов, установление налогов, государственного бюджета и контроль за ним, контроль за деятельностью должностных лиц государства, управление национальными имуществами, а также ратификация внешнеполитических соглашений. Законодательный корпус провозглашался самостоятельным в определении времени, места, продолжительности и т. п. своей деятельности.

Законодательное собрание состояло из 745 депутатов. Их избирало население путем двухстепенных выборов (первичные собрания активных граждан – собрания выборщиков) на основе цензового избирательного права. Конституция закрепила установленные законами 3 ноября и 22 декабря 1789 г. ограничения в правах: избирать могли только мужчины-граждане, старше 25 лет, прожившие в местности более года, уплачивающие налог в размере не менее трехдневной платы рабочего и не состоящие в услужении. Соответственно идеалам свободы и собственности, избирательное право закреплялось за имущим населением. Однако степень демократизма этого права была высокой: право участвовать в первичной организации законодательной власти получили в то время 4,3 млн. чел. (из 26 млн. населения страны), что для своей эпохи было значительным прогрессом.

Высшая исполнительная власть вручаласькоролю. Власть короля определялась как неделимая и наследственная, но вместе с тем как подзаконная. При вступлении на престол монарх обязан был принести присягу на верность нации и закону; пренебрежение интересами нации, вооруженное выступление против народа считались в Конституции равными отречению от престола.

Исполнительная власть, передававшаяся королю, была условной, поскольку он лишен был права издавать какие-либо правовые акты (кроме распоряжений об исполнении законов), и все должностные лица подлежали ответственности перед Собранием. Король был в большей степени главой государства, ему принадлежало главное командование армией и флотом, он вел дипломатические сношения. Единственным значимым его полномочием было право отлагательного вето на принятые Собранием законы. Королевское вето могло значительно затруднить прохождение закона – максимум на 6 лет. Однако оно не действовало в случае налоговых законов, которые не представлялись на утверждение монарху.

Положение правительства осталось в Конституции не проясненным. Должностные лица считались «агентами народа», избранными на срок и подлежащими ответственности, в том числе уголовной, перед законодателями.

В сфере юстиции Конституция определила независимость судебной власти, а в качестве главного ее организационного принципа – выборность судей народом. Специально отмечалось, что суд не может вмешиваться во власть законодательную, т. е. никаких конституционно-контролирующих полномочий за юстицией не предполагалось.

Предполагая единственно возможное воплощение политического разума, творцы конституции стремились сделать ее неподвижной. Порядок изменения конституции был очень сложным, предусматривал согласие нескольких последовательных ассамблей и мог опираться только на особую учредительную власть народа, отличающуюся от обычной законодательной.

Несмотря на провозглашенное в ней разделение властей, Конституция 1791 г. очевидно выразила стремление закрепить за народным представительством политическое верховенство. В этом, в том числе, содержалась одна из важных предпосылок скорого политического кризиса.

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.