Сделай Сам Свою Работу на 5

Самооценка и уровень притязаний

Личность проявляется через отношение к окру­жающему миру. Процесс социализации, в резуль­тате которого человек привыкает действовать в определенной социальной среде и в соответ­ствии с нормами данного общества, осваивает его идеологию и мораль, имеет много аспектов и про­должается всю жизнь. Раскрыть этот процесс примени­тельно к отдельной личности — значит изучить жизненный путь человека, выделить для него наиболее значимые социальные роли.

В качестве основных институтов социализации аме­риканский психолог Мартене [182] называет прежде всего семью и школу, соответственно родителей, ровесников и учителей. При этом предполагается, что период со­циализации ограничен школьными годами. Советская пси­хология, в отличие от западной, рассматривает и трудовую деятельность как значимый этап социализации. Б. Г. Ана­ньев считал, что начало профессиональной деятельности человека совпадает с самым важным для него пе­риодом самостоятельного включения в общественную жизнь. Он подчеркивал, что «переход отношений в черты характера — одна из основных закономерностей развития характера». «Социальные функции, общественное по­ведение и мотивации всегда связаны с процессом отра­жения человеком окружающего мира, особенно с позна­нием общества, других людей и самого себя»[15, с. 307] Поэтому профессиональные роли оказывают значительное воздействие на мотивы, ценности, идеалы личности и, следовательно, на ее поведение.

Последовательно расширяя границы активности личности, социолог В. А. Ядов классифицирует личность по уровням ее включения в различные сферы социаль­ного общения. Он выделяет ближайшее социальное окру­жение, далее — многочисленные так называемые малые группы, трудовые коллективы, где формируются профессиональные роли,— через все эти каналы личность включается в целостную социальную систему путем освое­ния идеологических и культурных ценностей общества [315].

Общение — проявление фундаментальных свойств пси­хики. Человек общается всегда. Еще Л. С. Выготский [71] обращал внимание на то, что и наедине с собой человек сохраняет функции общения. Аналогично и Пиаже [212] отмечал, что индивидуальный творческий процесс связан с рефлексией, т. е. ученый, даже углубленный в научную работу, не упускает из виду своих мнимых или реальных оппонентов и постоянно ведет с ними мысленную дискуссию. Многие ученые рассматривают развитие сознания как отражение интериоризованной, перешедшей во внутренний план, коммуникации [305].



Межличностное общение осуществляется на различных уровнях. Представляется удачной классификация, пред­ложенная А. У. Харашем. Низшая ступень может быть обозначена как общение на уровне совместного пребы­вания (например, пассажиры автобуса или зрители на стадионе). У участников такого общения нет общего предмета деятельности, и их объединяют только одина­ковые цели. В этом случае личностные особенности друг друга не учитываются, и общение осуществляется по­верхностно, в зависимости только от ролевых позиций (пассажира или зрителя). Следующая ступень — груп­повое общение, когда кристаллизуется общая цель дея­тельности и вырабатываются групповые нормы поведе­ния, способствующие ее достижению. При этом форми­руются стереотипы общения и развивается предубеждение к их нарушениям. Попутно отметим, что они в какой-то степени ослабляют стремление членов группы к новой информации, не согласующейся с позициями и нормами группы. И, наконец, высшая ступень — такое общение в группе, когда уже учитываются, принимаются во вни­мание личностные особенности каждого, с его особой позицией и оригинальными взглядами на общие нормы и способы реализации общих целей.

Одной из значимых характеристик личности является самооценка, подразумевающая оценку себя, своей дея­тельности, своего положения в группе и своего отно­шения к другим членам группы. От нее зависит актив­ность человека и стремление к самоусовершенствованию. Она развивается путем постепенной интериоризации внешних оценок, выражающих общественные требования в требования человека к самому себе.

При этом те кто ценит себя высоко, предъявляют высокие требования и в общении, стараясь им соответствовать, так как счи­тают ниже своего достоинства быть на плохом счету в коллективе. По мере формирования и укрепления са­мооценки возрастает способность к утверждению и отстаи­ванию своей жизненной и идеологической позиции.

Потребность в общении развивается у детей поэтапно. Вначале — это стремление к вниманию со стороны взрослых, затем — к сотрудничеству с ними, далее дети хотят не только делать что-либо вместе, но ощущать уважение с их стороны, и, наконец, возникает необ­ходимость во взаимопонимании. От того, как сложатся взаимоотношения ребенка с родителями, какое место займет он в этих взаимоотношениях, зависит его от­ношение к себе [52]. Неоправданно частое подчеркивание родителями реальных и мнимых достоинств ребенка при­водит к тому, что у него формируется завышенный уровень притязаний. В то же время недоверие родителей к воз­можностям ребенка, категорическое подавление детского негативизма может привести к возникновению у ребенка ощущения своей слабости, неполноценности.

Для развития положительной самооценки важно, чтобы ребенок был окружен постоянной любовью вне зависимости от того, каков он в данный момент — хороший или плохой (помыл ли он сегодня посуду или разбил чашку). Постоянное проявление родительской любви вы­зывает у ребенка ощущение собственной ценности, но при этом, конечно, не предполагается, что родители пе­рестают давать беспристрастную оценку конкретным его поступкам [183]. Родителям не следует только связывать порицаемый поступок с общей оценкой личности ребенка. Например, если ребенок солгал, надо его наказать, но говорить, что он лгун, не следует. Негативные выска­зывания родителей о своих детях укрепляются в их со­знании и трансформируют самооценку.

У младших школьников самооценка основывается на мнении и оценке окружающих и усваивается в готовом виде без критического анализа. Эти внешние влияния очень существенны вплоть до подросткового возраста.

Когда исследовали атмосферу в семьях, где воспитыва­лись подростки с положительной самооценкой, то обнаружили, что там между детьми и родителями существо­вал тесный контакт [233]. Родители проявляли глубокий интерес к проблемам детей, участвовали в их разре­шении и всегда показывали, что считают своих детей достойными не только интереса и сочувствия, но и ува­жения. Можно предположить, что подобное отношение родителей побудило детей рассматривать себя в поло­жительном свете [55].

Дети, как правило, приходят в школу с положи­тельным отношением к ней. Постепенно у детей с по­ниженными способностями или слабо подготовленных может накопиться горький опыт получения плохих отме­ток, тогда изменяется мотивация — отношение к школе и обучению может стать отрицательным, нарастающие трудности в учебе снижают и самооценку. Для пред­отвращения падения самооценки Н. А. Менчинская [184] считает целесообразным поручать слабо успевающим школьникам роль учителей по отношению к младшим детям. Тогда у ученика возникает потребность воспол­нять пробелы в знаниях, а успех в этой деятельности способствует нормализации его самооценки. Нарушение адекватной самооценки может произойти и у детей, хорошо подготовленных к поступлению в школу. Хорошая под­готовка позволяет им учиться в младших классах ус­пешно, практически не затрачивая усилий. На фоне легких успехов у них укрепляется привычка к постоянным похвалам, развивается высокий уровень притязаний и вы­сокая самооценка. При переходе в старшие классы, где возрастает сложность учебного материала, эти школьники, не имея трудовых навыков, могут утратить превосходство по отношению к товарищам и, вследствие этого, у них резко падает самооценка. Если отметка, выставляемая педагогом, учитывает не только конечный результат, но и трудовой вклад школьника в его достижение, то она стимулирует ученика к поддержанию трудовых усилий, на нужном уровне и способствует формированию адекватной самооценки.

Следует обратить внимание на зависимость форми­рования правильной самооценки ученика от установки учителей. Американские психологи Розенталь и Якобсон [по 376] поставили эксперимент: в начале учебного года убедили учителей в том, что от определенных учеников («поздноцветущих») следует ожидать больших успехов только к концу учебного года.

На самом деле, ученики, обозначенные как «поздноцветущие», выбирались слу­чайным образом. Проверка, проведенная после этого эк­сперимента, выявила, что эти «поздноцветущие» ученики действительно улучшили свои успехи в большей степени, чем другие дети. Подобное улучшение до некоторой сте­пени определялось ожиданием учителей, которые, сами не сознавая того, реализовали в отношении «поздноцветущих» определенные установки, которые проявлялись в общении, в особом выражении лица, тоне голоса, ма­нерах — всем том, что могло передать их положительные ожидания ученикам. Например, если учитель предполагал, что ученик обладает высоким интеллектуальным потен­циалом, он ждал ответа дольше и с поощряющим вы­ражением лица. Анализируя данные подобных экспери­ментов, можно заключить, что если у учителя сформи­рована установка на низкие результаты обучения, то, невольно реализуя ее нетерпеливостью в общении с уче­ником, равнодушным выражением лица, учитель способ­ствует понижению самооценки у ученика и реальному ухудшению успеваемости.

Большое влияние на самооценку школьника оказывает успеваемость. У учеников с плохой успеваемостью могут резко ухудшиться отношения с коллективом класса и наблюдаться деформация поведения. Некоторые из них, несмотря на равнодушное к ним отношение, всеми си­лами тянуться к другим ребятам, любой ценой стараясь привлечь к себе внимание, но большая часть неуспе­вающих занимает пассивную позицию, испытывая одино­чество. Такие ребята становятся замкнутыми, кон­фликтными, ищут общения вне школы.

Самая отрицательная оценка и жесткая критика, от­носящаяся только к отдельному действию или поступку подростка, не задевает его болезненно, поскольку не затрагивает его самоуважения. Она не воспринимается им как ущемление его личности. Вместе с тем, всякая, даже относительно мягкая критика и неблагоприятная оценка глубоко ранит и потому воспринимается в штыки, если представляется подростку и взрослому человеку как оценка его в целом, так как порождает у него пред­ставление о недоброжелательном отношении. Если мы хотим, чтобы наша критика способствовала изменению поведения человека в нужном направлении, то лучше критиковать частности на фоне общей доброжелатель­ности.

Самооценка может показывать, как человек оценивает себя по отношению к некоторому отдельному свойству, а самоуважение выражает обобщенную самооценку. Вы­сокое самоуважение означает, что человек не считает себя хуже других и положительно относится к себе как личности. Низкое самоуважение предполагает неуважение к себе, отрицательную оценку собственной личности [133, 149]. Между идеалом, формируемым как перспектива развития, и реальной самооценкой (на данный момент) существует определенное расхождение, стимулирующее самоусовершенствование. Уровень притязаний относится к идеалу, так как он связан с целями, которые человек стремится достичь. С целями он соразмеряет трудность текущих задач, избирая те, которые представляются ему не только преодолимыми, но и привлекательными. Учет уровня притязаний позволяет понять, почему человек подчас не радуется после удач и не огорчается после неуспеха. Такая, казалось бы, странная реакция объяс­няется имевшимся в данный момент уровнем притязаний. Ведь если расчет был на большие успехи, то нет причины радоваться, а если успехи не ожидались, то не от чего огорчаться.

Уровень притязаний зависит от веры человека в свои способности и проявляется в стремлении завоевать опре­деленную репутацию, получить признание в глазах зна­чимой для себя группы людей [149]. Добиться этого, как известно, можно либо с помощью полезных для общества действий — особых достижений в творчестве и труде — либо не прилагая особых усилий в этих областях — экстравагантностью в одежде, прическе, стиле поведения (рис. 20).

Степень самоуважения зависит от соотношения уровней успеха и притязаний. Чем выше притязания, тем большими должны быть успехи, чтобы человек чувствовал себя удовлетворенным [320]. Как правило, у людей с пониженным и адекватным самоуважением длительная неудовлетворенность результатами своей дея­тельности снижает ее результативность. Повышенный, но не слишком высокий уровень притязаний может ока­зывать положительное влияние на поведение человека, поскольку он предполагает глубокую внутреннюю убежденность в своих возможностях, веру в себя, что по­могает противостоять длительным неудачам и отсутствию признания. (В дальнейшем термины «самоуважение» и «самооценка» употребляются как синонимы.)

Рис. 20. Индивидуалист.

(Из кн.: Бидструп X. Рисунки. Т. 2. М., 1969.)

 

При значительных отклонениях самооценки от адекват­ной у человека нарушается душевное равновесие и ме­няется весь стиль поведения. Обнаруживается уровень самооценки не только в том, как человек говорит о себе, а и в том, как он поступает. Пониженная самооценка проявляется в повышенной тревожности, постоянной бояз­ни отрицательного мнения о себе, повышенной ранимости, побуждающей человека сокращать контакты с другими людьми. В этом случае страх самораскрытия ограничивает глубину и близость общения. Заниженная самооценка разрушает у человека надежды на хорошее отношение к нему и успехи, а реальные свои успехи и положи­тельную оценку окружающих он воспринимает как вре­менные и случайные.

Для человека с заниженной са­мооценкой многие проблемы кажутся неразрешимыми и тогда он переносит их решение в план вообра­жения, где он может преодолеть все преграды и по­лучить желаемое в мире мечты. Поскольку потребность не только в достижении целей, но и в общении при этом не исчезает, постольку и она реализуется в вы­мышленном мире — мире фантазии, мечты (вспомним героя «Белых ночей» Ф. М. Достоевского).

В связи с особой ранимостью лиц с низким само­уважением их настроение подвержено частым колебаниям, они гораздо острее реагируют на критику, смех, пори­цания и, как следствие этого, более зависимы, чаще страдают от одиночества. Специальные исследования вы­явили, что при прочих равных условиях только 35% людей с низкой самооценкой не страдали от одиночества, а среди обладавших высоким уровнем самооценки их было 86% [133]. Недооценка своей полезности уменьшает социаль­ную активность, понижает инициативу, приводит к па­дению интереса к общественным делам. Люди с пони­женной самооценкой в своей работе избегают соревно­вания, поскольку, поставив себе цель, они не надеются на успех.

Достаточно высокая самооценка проявляется в том, что человек руководствуется своими принципами, незави­симо от мнения окружающих на их счет. Если само­оценка не слишком завышена, то она может положи­тельно влиять на самочувствие, так как порождает ус­тойчивость к критике. Человек в этом случае сам знает себе цену, мнение окружающих для него не имеет аб­солютного, решающего значения. Поэтому критика не вызывает бурной защитной реакции и воспринимается спокойнее. Но если претензии личности существенно пре­восходят ее возможности, душевное равновесие невоз­можно. При завышенной самооценке человек самоуверен­но берется за работу, превышающую его реальные воз­можности, что при неудаче может приводить его к ра­зочарованию и стремлению переложить ответственность за нее на обстоятельства или других людей. Нередко люди становятся несчастными из-за внушенного им в детстве преувеличенного представления о своей зна­чимости, страдая долгие годы из-за уязвленного само­любия.

Завышенная оценка своих способностей часто приводит к катастрофе. Вот пример из книги Л. А. Растригина и П. С. Граве (выдержки из первой беседы па­циентки с врачом). Девушке 19 лет, ее только что вы тащили в тяжелом состоянии из-под колес машины: «Ах, доктор! Вы спрашиваете, что случилось? Крах, жизненный крах! Да, я молода и выгляжу не хуже других. Да, передо мной все пути открыты. Но все-то мне не нужны! Еще в седьмом классе я поняла: у меня одна дорога — на сцену. Запах кулис, рампа, публика, успех, вся эта театральная атмосфера... Вне театра для меня не жизнь... Трижды я держала в театральный. И на этот раз то же самое: „Мы вам рекомендуем подумать о другой про­фессии". Я выходила из института, как в тумане... ре­шила — жить на свете не стоит и... бросилась под машину...» [227, с. 102].

Завышенные самооценка и притязания, естественно, не получают желаемого отклика и признания у окру­жающих людей, что может способствовать отчуждению такой личности от принятых в данном обществе норм поведения и побудить человека на поиски такого образа жизни и такой среды, которые обеспечили бы ему удов­летворение чрезмерных притязаний.

Человек, положительно относящийся к себе, обычно более благосклонно и доверчиво относится к окружающим, тогда как низкое самоуважение часто сочетается с от­рицательным, недоверчивым и недоброжелательным отно­шением к другим людям. Верная самооценка поддер­живает достоинство человека и дает ему нравственное удовлетворение.

Как слишком высокое, так и слишком низкое само­уважение чреваты нарушениями душевного равновесия. Крайние случаи квалифицируются как патологические отклонения — психостения и паранойя. Психостения возникает на фоне крайне заниженной самооценки и ха­рактеризуется хроническим безволием, проявляющимся в безынициативности, постоянной нерешительности, бояз­ливости, повышенной впечатлительности, мнительности. Такие люди вечно боятся не успеть, опоздать, избегают любой возможности проявить инициативу, постоянно сомневаются во всем.

Другая крайность приводит к такому состоянию пси­хики, когда человек постоянно ощущает свое мнимое превосходство над окружающими, якобы особое значение своей личности. Мелкие обиды воспринимаются им очень остро. Обычно такие люди преувеличивают недостатки других, повышенно критичны, недоверчивы и подозри­тельны к окружающим. Все это часто толкает их к ссо­рам по пустякам, они докучают всем жалобами и заяв­лениями, обнаруживая при этом неуемную энергию.

Наблюдается возрастная динамика самооценки. Вос­приятие внешнего облика одного человека другим или восприятие собственного портрета не только зависят от самооценки, но и от ее возрастных трансформаций. Это ярко проявилось в экспериментах Готтшальфа [по 36]. Испытуемым подросткам предъявлялись специально изго­товленные фотографии, на которых были портреты не­искаженные и искаженные — несколько суженные или расширенные. Среди них находились портреты родителей, соучеников, учителей и самих испытуемых. Во всех слу­чаях нужно было выбрать неискаженный портрет. Хотя испытуемые, глядя на себя в зеркало, имели возмож­ность выбрать неискаженные фотографии из ряда соб­ственных портретов, они, отыскивая наиболее похожую, обнаруживали тенденцию к выбору расширенного или суженного изображения в зависимости от самооценки. При выборе фотографии соученика предпочтительным оказывалось расширенное изображение, если признава­лось его превосходство, и суженное — в случае пре­небрежительного к нему отношения. При выборе испытуемыми двух групп (10 и 16 лет) своих фотогра­фий и портретов родителей обнаружилось, что дети первой группы выбирали среди собственных портретов неискаженные, зато среди фотопортретов родителей — расширенные. Испытуемые второй группы выбирали свои портреты в расширенном варианте, а портреты родите­лей — в суженном. Так, изменение (повышение) са­мооценки с возрастом незаметно для самого человека сказывается не только на восприятии своей внешности, но и на восприятии им других людей.

Человек всегда стремится к состоянию душевного рав­новесия и для этого может изменять оценку внешних событий и самого себя, достигая таким путем само­уважения. Л. Н. Толстой считал, что для человека типично стремление к самооправданию, желанию совместить удобства, выгоды, удовлетворение желаний с чувством собственного достоинства и значительности, с одобрением среды.

Толстой называл такие душевные состояния улов­ками разума. В романе «Воскресение» он дал замечатель­ную по своей отчетливости зарисовку такого состояния:

«Удивляло его (Нехлюдова) то, что Маслова не стыдилась своего положения — не арестантки (этого своего по­ложения она стыдилась), а своего положения прости­тутки,— но как будто даже была довольна, почти гор­дилась им. А между тем это и не могло быть иначе. Всякому человеку для того, чтобы действовать, необхо­димо считать свою деятельность важною и хорошею. И потому, каково бы ни было положение человека, он непременно составит себе такой взгляд на людскую жизнь вообще, при котором его деятельность будет казаться ему важною и хорошею... В продолжение десяти лет везде, где бы она ни была, начиная с Нехлюдова и ста­рика-станового и кончая острожными надзирателями, видела, что все мужчины нуждались в ней. И потому весь мир представлялся ей собранием обуреваемых по­хотью людей, со всех сторон стороживших ее... Так по­нимала жизнь Маслова, и при таком понимании жизни она была не только не последний, а очень важный человек. И Маслова дорожила этим пониманием больше всего на свете. Чуя же, что Нехлюдов хочет вывести ее в другой мир, она противилась ему, предвидя, что в том мире, в который он привлекал ее, она должна будет потерять это свое место в жизни, дававшее ей уверенность и самоуважение» [265, с. 163].

Этим примером хотелось бы привлечь внимание к тому важному факту, что самоуважение определяется прежде всего системой поступков человека, его собственным жиз­ненным опытом. Убеждения, приобретенные без затрат собственных усилий, только на слух, быстро оказываются лишенными всякой ценности, а человек — не способным к активному отстаиванию своих убеждений при столкно­вении с реальными жизненными трудностями.

Ш. А. Надирашвили [192] формулирует полезные рекомендации, которые следует принять во внимание, если в процессе общения возникает необходимость изменить жизненную позицию человека. Словесного разъяснения новой позиции, сообщения доказательств ее целесообразности часто совершенно недостаточно, необходимо по­будить человека действовать в соответствии с этой по­зицией.

Для эффективного переориентирования неже­лательно резко противопоставлять новую позицию старой, опирающейся на опыт, нецелесообразно также выска­зываться категорично о непригодности старой позиции. В таких случаях неминуем негативный эффект: люди меняют свои отношения в направлении, противополож­ном желательному. Это явление в психологии именуется эффектом контраста. Воздействия следует реализовывать в форме последовательных шагов с перерывами. Каждый шаг должен приводить к частичному изменению пози­ции, а перерыв — способствовать тому, чтобы человек ощутил новую, измененную позицию как свою собствен­ную. Частичное изменение воспринимается легче, чем кар­динальное, оно даже может не осознаваться. Это явление в психологии называется эффектом ассимиляции. Большое значение имеет то, от кого исходит данное воздействие. Было установлено, что желательное влияние могут оказать на нас те люди, к которым у нас возникло положи­тельное отношение. Люди, к которым мы относимся отри­цательно, вырабатывают у нас отношение, противопо­ложное тому, которое они пытаются создать.

Самооценка и уровень притязаний, определяя ду­шевное состояние человека и продуктивность его дея­тельности, проходят в своем развитии сложный путь и нелегко поддаются изменению. Только некоторая само­критичность позволяет человеку осознать расхождение своих притязаний и реальных возможностей и скоррек­тировать уровень притязаний. Однако, как показали ис­следования, такая коррекция легко осуществляется в сто­рону повышения притязаний и весьма трудно — в сторону их понижения. Для необходимой коррекции самоуваже­ния следует в первую очередь изменять именно систему поступков, и тогда на этой новой базе становится воз­можным и изменение мировоззрения, обобщаемое и прояс­няемое словесными формулами. Только включение че­ловека в новую деятельность может привести к ради­кальному сдвигу в самооценке.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.