Сделай Сам Свою Работу на 5
 

ВЕРСАЛЬСКО-ВАШИНГТОНСКАЯ СИСТЕМА 3 глава

Сирия не замедлила воспользоваться ослаблением своего балканского соседа и силой захватила ряд укрепленных городов в районе средиземноморских проливов. В 197 г. до н.э. представители о. Родос информировали об этом римский сенат, кото­рый, сочетая военные и дипломатические рычаги давления заставил Антиоха III, пра­вившего в Сирии, уступить свои позиции в Малой Азии и сократить свои армию и флот. С этого момента начинается период упадка державы Селевкидов, вступившей в полосу глубокого кризиса, вызванного усилением сепаратизма и борьбой за власть между различными группировками.

Однако римское господство в Восточном Средиземноморье еще не было абсо­лютным. Македонский царь Филипп V достаточно быстро оправился от поражения и приложил значительные усилия, чтобы наиболее полно использовать мирную пере­дышку в своих целях. Он сумел обойти те статьи договора, которые ограничивали возможности Македонии в военной сфере, и к концу своего правления смог создать достаточно многочисленную и дисциплинированную армию, большие запасы золота, продовольствия и военного снаряжения. В 171 г. до н.э. его сын Персей достиг со­лидных успехов в сфере дипломатии, сформировав мощную антиримскую коалицию, куда вошли Иллирия, Эпир и ряд греческих городов.

Перечисленные действия македонских царей стали предметом обсуждения на за­крытом заседании римского сената с участием пергамского царя, итогом которого стало объявление войны Македонии. Такое развитие событий застало македонцев врасплох: они не смогли правильно оценить всех преимуществ своего положения и пошли на переговоры. Римский сенат направил к Персею миссию Марция Филиппа, который в ходе переговоров сумел убедить Персея в превосходстве Рима. Начав пе­реговоры, римляне постарались выиграть время, чтобы собрать силы и изменить во­енно-стратегическое положение на Балканском п-ове в свою пользу. В результате начавшихся военных действий в 168 г. до н.э. в битве при Пидне войска антиримской коалиции были разбиты, а Персей взят в плен.



Выиграв войну, римляне осуществили раздел Македонии на 4 округа, Иллирии -на 3, а жители Эпира были проданы в рабство. Отметим также, что около тысячи гре­ков были отправлены в Рим в качестве заложников.

Следующим важным успехом римской внешней политики стала победа легионов над войсками сирийского царя Антиоха IV в 168 г. до н.э., который, воспользовав­шись римско-македонским конфликтом, решил захватить Египет. В результате ак­тивных действий римлян, сирийские войска оставили Египет, в котором была рестав­рирована династия Птолемеев. С этого момента эллинистический Египет вошел в сферу влияния Рима и стал одним из важнейших его союзников в борьбе против державы Селевкидов.

Приобретение Египта в качестве надежного союзника изменило отношение рим­лян к Пергамско-родосскому союзу, который был уже не нужен. После 168 г. до н.э. римский сенат принял ряд мер для его ослабления. Под предлогом возрастания в Ро­досе антиримских настроений в период войны с Македонией, Рим лишил его всех владений в Малой Азии, а также предоставил экономическую поддержку некоторым городам, являвшимся торговыми конкурентами Пергама и Родоса.

Ослабив своих основных соперников в регионе, Рим приступил к активному вме­шательству в дела Балканской Греции, пытаясь разрушить сложившуюся там систему союзов. В 147 г. до н.э. для участия в конгрессе Ахейского союза в Коринф была от­правлена миссия Аврелия Ореста. На конгрессе римский посол объявил об освобож­дении Спарты, Аргоса, Орхомена и Коринфа из-под власти союза. Декларация римлян была расценена членами союза как грубое вмешательство во внутренние дела Греции, и участники конгресса подвергли послов оскорблениям.

Второе посольство в Грецию возглавил Секст Юлий Цезарь, который в ходе пере­говоров посоветовал грекам не враждовать с Римом. Однако переговоры были затя­нуты греческими представителями, и весной 146 г. до н.э. сенат направил в Элладу еще одну миссию во главе с искусным оратором Гнеем Попирием, перед которым была поставлена задача организовать проримскую партию в рамках Ахейского сою­за, но и эта миссия потерпела поражение.

Настойчивые попытки Рима подчинить себе ахейцев вызвали недовольство в Гре­ции, которое переросло в открытые столкновения с римскими войсками. В решаю­щем сражении на реке Истме римские легионы победили войска Ахейского союза. В результате этого поражения Балканская Греция была практически полностью подчи­нена Риму. Во многих полисах были насаждены проримские режимы, а Коринф был разрушен. Формально независимыми остались только Спарта и Афины.

Начало I в. до н.э. было отмечено ослаблением внешнеполитической активности Римской республики, ставшей следствием гражданской войны и восстания рабов под руководством Спартака, дестабилизировавших внутриполитическую обстановку в государстве. Пассивностью Рима в этот период воспользовался правитель Понта Митридат IV Евпатор, решивший воссоздать в регионе Восточного Средиземноморья эллинистическую империю. Для достижения своей цели Митридат организовал мощ­ную антиримскую коалицию из государств Балканской Греции и Малой Азии, кото­рая к середине 70-х гг. смогла сформировать огромную по тем временам армию, в несколько раз превышавшую по численности армию Рима.

В 74 г. до н.э. союзник Митридата армянский царь Тигран II захватил несколько областей на востоке Малой Азии, а также Сирию и Финикию. Отсутствие реакции со стороны римлян окончательно убедило Митридата в слабости республики и, опира­ясь на союз с Арменией и Парфией, царь Понта объявил войну Риму. Военные дейст­вия шли с переменным успехом. На определенном этапе римская армия даже сумела оккупировать понтийское царство, в результате чего Митридат вынужден был вместе со своей армией перейти границу армянского царства и попросить убежища у Тигра­на II, однако в 67 г. до н.э. он нанес сокрушительное поражение римлянам у города Зиела.

В сложившихся условиях римская дипломатия опять была призвана компенсиро­вать военные неудачи. В 66 г. до н.э. сенат послал в Малую Азию Гнея Помпея, кото­рому удалось вывести из антиримской коалиции Парфию, заключив с ней союзный договор. Перспектива войны на два фронта оттолкнула Тиграна II от Митридата, и он предпочел капитулировать перед Римом (63 г. до н.э.). В том же году от Митридата отошли его греческие союзники, обеспокоенные затяжным характером войны и под­вергшиеся к тому же воздействию со стороны римской дипломатии. Лишившись по­литической, материальной и военной поддержки, Митридат оказался в полной изо­ляции и покончил жизнь самоубийством.

В результате митридатовых войн территория римской державы расширилась в восточном направлении и включила в себя такие области, как Сирия, Палестина, Понт и Вифиния. Победа римлян над Митридатом Евпатором в целом завершила борьбу Рима за преобладание в Восточном Средиземноморье. После падения держа­вы Митридата, захвата римлянами государства Селевкидов и вхождения эллинисти­ческого Египта в орбиту римской внешней политики, практически весь Средиземно­морский регион стал составной частью римской державы.

Как уже отмечалось выше, к середине I в. до н.э. весь регион Средиземного моря оказался под властью римлян и захватнические войны Древнего Рима в основном закончились. В последующие годы границы римской державы стабилизировались и не претерпевали существенных изменений. Руководство республики, а затем импе­рии стало уделять основное внимание организационно-административной работе на покоренных территориях и созданию отлаженного механизма управления провин­циями. Одним из немногих направлений активной внешней политики стало парфян­ское направление.

В первые годы после победы над Митридатом римляне пытались развить свою экспансию вглубь Азии. В 54 г. до н.э. консул Марк Лициний Красе, опираясь на по­мощь армянского царя Артавазда, перешел Евфрат и вторгся в парфянские владения. Однако римская армия оказалась в сложных условиях, начав поход в пустыню без соответствующей подготовки; у города Карры римляне были атакованы парфянской тяжелой кавалерией и потерпели поражение. В 36 г. до н.э. римляне во главе с Мар­ком Антонием совершили еще один неудачный поход в Парфию. Большие потери, понесенные римским войском, заставили римлян перейти преимущественно к оборо­нительной тактике на парфянском направлении и активизировать свои усилия в сфе­ре дипломатии.

В 20 г. до н.э. Октавиан Август умело использовал внутриполитическую борьбу в Парфии для заключения выгодного договора с царем Фраатом IV. Согласно этому договору Фраат получал поддержку Рима в борьбе за престол; взамен он обязывался вернуть римские знамена и уцелевших пленников, попавших к парфянам во времена походов Красса и Антония. Между Августом и парфянским царем была также дос­тигнута личная договоренность, по которой Фраат IV передал римлянам своих сыно­вей, опасаясь, что его противники в борьбе за власть используют их для достижения своих целей. Указанный договор, как свидетельствуют римские источники, был од­ним из крупнейших внешнеполитических успехов Октавиана.

В середине I в. н.э. основным фактором, определявшим остроту римско-парфянских противоречий стала ситуация, сложившаяся вокруг Армении. В 66 г. стороны пришли к компромиссу, заключив соглашение в соответствии с которым царем Армении становился парфянский царевич Тиридат, коронацию которого дол­жен был осуществить римский император Нерон. В результате этого Армения факти­чески выпала из сферы римского влияния.

В 114 - 116 гг. во время похода императора Траяна римляне на некоторое время сумели переломить ситуацию в свою пользу, овладев столицей Парфянского царства (г. Ктезифон). Однако они не сумели развить достигнутый успех из-за обострения ситуации внутри империи. Следующий этап военных действий между Римом и Пар­фией начался по инициативе парфянского царя Вологеза III, который, использовав внешнеполитическую борьбу в Риме, захватил Армению и вторгся в Сирию. Против парфян выступили принцепс Луций Вер и полководец Кассий. В 165 г. они дошли до Ктезифона, но вынуждены были остановить наступление из-за эпидемии чумы. Од­нако военные неудачи вновь были компенсированы дипломатическими успехами: в 166 г. между воюющими сторонами был заключен договор, по которому Армения получала формальную независимость, но фактически подпадала под римское влия­ние.

В период 195 - 198 гг. война с Парфией была возобновлена: император Септий Север отправил войска в Сирию для отражения парфянского нашествия. Несмотря на то что результаты кампании были успешными, римляне не сумели воспользоваться ими из-за глубокого внутриполитического кризиса.

В 216 г. император Каракалла предложил Парфии заключить новый мирный дого­вор, но затем напал на нее, одержал целый ряд побед и даже разграбил гробницу парфянских царей Аршакидов. Гибель Каракаллы в результате заговора в 217 г. вы­звала замешательство в римском войске, что свело к нулю успех кампании. Новый император Макрин вынужден был подписать мир с Парфией на достаточно тяжелых условиях.

В 226 г. Парфия пала под натиском персов и на восточных рубежах Римской им­перии возникла держава Сасанидов, взаимоотношения с которой составили одну из узловых проблем внешней политики Восточной Римской империи (Византии).

***

Оценивая (рассматривая) дипломатию античных государств необходимо отме­тить, что античная эпоха значительно обогатила набор дипломатических приемов и средств по сравнению с внешнеполитическими традициями государств Древнего Востока. К достижениям такого рода можно отнести и посредническую дипломатию, которая позволяла античным государствам разрешать возникающие споры мирным путем, с помощью привлечения третьей стороны, призванной способствовать урегу­лированию конфликта. В современной литературе по международному праву и ди­пломатии для описания подобных явлений используются такие термины, как «по­средничество» и «арбитраж».

Источники свидетельствуют, что дипломатические приемы такого рода были из­вестны древним и, более того, нашли отражение в античных правовых институтах.

Историки-антиковеды утверждают, что решение межгосударственных споров с привлечением третьих, нейтральных государств было обычной практикой в Греции. По мнению ряда ученых, третейские суды были практически единственной удачной формой международного сотрудничества греческих городов-государств.

Наибольшего распространения этот способ разрешения межгосударственных конфликтов получил у греков в III - первой половине II века до н.э., в период элли­низма. Для греко-эллинистического арбитража характерно то, что в его рамках рас­сматривались как чисто правовые разногласия полисов, так и спорные политические вопросы. В большинстве случаев арбитры и посредники рассматривали споры о тер­ритории, т.к. в античном мире наиболее частыми и сложными для решения были споры о государственных границах. Одним из примеров этого может служить кон­фликт таких полисов, как Эпидавр и Коринф, по поводу пограничной территории (нач. II в. до н.э.); арбитром в данном случае выступил город Мегары.

Таким же образом решался вопрос о принадлежности пограничных территорий, на которые претендовали Мессена и Фигалия.

Иногда в центре третейского разбирательства оказывался спор о том, кому при­надлежит город, порт или остров. Так, около 220 г. до н.э. решался спор, одной из сторон которого были этолийцы, о принадлежности порта Панормы в Эпире, а в кон­це III в. до н.э. один из царей эллинистического Египта выступил арбитром в кон­фликте между Кноссом и Гортиной, оспаривавшими права друг друга на критский город Милет.

В формальном отношении третейские решения III в. до. н.э. еще не достигли у греков наивысшей ступени развития, а вот обширный источниковый материал, отно­сящийся к II в. до. н.э., свидетельствует о том, что в это время третейское судопроиз­водство и посредническая дипломатия дошли почти до совершенства. В источниках указываются спорящие стороны, приводятся списки арбитров или посредников, оп­ределяется предмет разногласий, перечисляются официальные представители сторон, приводятся решения арбитров и указываются места, куда необходимо направлять копии решений, а также содержатся другие сведения, позволяющие охарактеризовать процессуальную сторону третейского разбирательства как весьма сложную и разви­тую. Процедура посредничества осуществлялась специальными лицами, избранными на народном собрании того города, который выбирался враждующими сторонами в качестве нейтральной стороны для разрешения спора. Источники свидетельствуют, что перед представителями третьей стороны стояла задача последовательного испол­нения двух различных по своему характеру обязанностей. Вначале они должны были на основе компромисса примирить враждующие стороны, предлагая различные вари­анты решения проблемы и способствуя переговорам. Если решить спор таким обра­зом не удавалось, представители нейтрального государства разбирали дело в судеб­ном порядке и в результате выносили решение, обязательное для исполнения споря­щими сторонами (арбитраж).

Таким образом, если арбитраж у греков - это международно-правовое средство мирного разрешения межгосударственных споров со сложной, тщательно разрабо­танной процедурой разбирательства и вынесения обязывающего решения, то по­средничество - это чисто политическая акция, которая не входит в сферу междуна­родного права, а относится к области исключительно дипломатических отношений. Судя по всему, древние греки различая эти два института, считали их двумя сторо­нами одного и того же процесса, связанного с мирным урегулированием конфликтов. Во внешнеполитической практике греческих полисов оба средства сосуществовали, находясь в неразрывной связи.

Есть основания предполагать, что посредничество и арбитраж использовались и во внешнеполитической практике Древнего Рима. Внедрение этих процедур в Риме началось, судя по всему, в конце III в. до н.э. и было связано с активизацией греко-римского взаимодействия. С помощью таких инструментов внешней политики, как арбитраж и посредничество, римляне пытались вмешиваться во внутренние дела Эл­лады, регулируя отношения между отдельными полисами или между союзами, а также между греческими государствами и Македонией. В последнем случае римская дипломатия использовала такое пропагандистское средство, как лозунг освобожде­ния греков. Вполне вероятно, что инициатором использования процедуры третейско­го суда применительно к Македонии выступали сами греки, причем в источниках содержится информация о том, что римский третейский суд не всегда был эффекти­вен из-за того, что представители Рима неверно понимали суть греческого арбитра­жа, расценивая его как средство поиска виновного в развязывании конфликта, а не как средство его преодоления.

Необходимо отметить, что случаев, когда римляне выступали арбитрами в межго­сударственных конфликтах известно, достаточно немного. Исследователи насчиты­вают восемь третейских разбирательств в межгосударственных делах с участием Ри­ма в качестве арбитра.

Так, в 184 г. до н.э. римляне с помощью третейского суда урегулировали кон­фликт между критскими городами. Это привело, по-видимому, к ситуации, когда несколько критских общин заключили с пергамским царем договор о дружбе и сою­зе, укрепив тем самым проримскую коалицию.

Необходимо также отметить, что в источниках не указан ни один случай, когда бы в межгосударственном третейском разбирательстве Рим оказался бы одной из спорящих сторон. Римляне всячески пресекали все попытки греков передать спор Рима с его противниками на рассмотрение третьей стороны. Так, около 250 г. до н.э. Рим отверг предложение египетского царя Птолемея II, который хотел выступить в качестве арбитра в 1-й Пунической войне, а когда во время третьей римско-македонской войны представители Родоса взяли на себя смелость потребовать, чтобы римляне передали решение своего конфликта с Персеем третейскому суду, это имело для Родоса катастрофические последствия.

Иным было отношение римлян к посредничеству третьей стороны в их межгосу­дарственных конфликтах и войнах. Известно немало примеров, когда Рим пользовал­ся посредническими услугами греческих государств. В ходе первой римско-македонской войны попытки посредничества были предприняты греками четыреж­ды: в 209 г. до н. э., в 208 г. до н. э., в 207 г. до н. э. - безрезультатно; а в 205 (или 206) г. до н. э. благодаря посреднической деятельности эпиротов состоялась мирная конференция в Фениксе и стало возможным заключение мирного договора, завер­шившего войну de jure. С другой стороны, сам Рим нередко выступал как посредник в мирном улаживании конфликтов эллинистических государств: Селевкидов и Пто­лемеев, Пергама и Вифинии, Спарты и Ахейского союза.

Следовательно, дипломатическая практика римлян определенно свидетельствует о том, что они четко разграничивали арбитраж и посредничество.

Отношение греков и римлян к мирным средствам улаживания межгосударствен­ных конфликтов было фундаментально различным. Одной из важных идей, на кото­рых основывались международное право и дипломатия у греков, была рациона­листическая по существу идея нейтралитета. На этой идее покоились и греческое посредничество и греческий арбитраж в международных делах. Во внешней полити­ке римлян, в силу особых условий их существования, не было и, по-видимому, не могло быть идеи нейтралитета. Рим относился к другому государству либо как к дру­гу и союзнику, либо как к потенциальному противнику и врагу. Такое отношение видно во многих посреднических акциях Рима, оно объясняет те угрозы и силовое давление, которыми римляне нередко сопровождали свои третейские решения и по­среднические услуги.

Осознание того факта, что греки и римляне по-разному понимали посредничест­во и арбитраж, помогает лучше понять многие дипломатические недоразумения в отношениях эллинистических государств и Рима.

Таким образом, подводя итоги рассмотрения внешней политики античных госу­дарств, можно отметить, что примеры античной истории свидетельствуют о наличии достаточно развитой системы международных связей, в сферу которой входили практически все государства Средиземноморья, а также ряд держав, расположенных за пределами данного региона. История греко-римского мира демонстрирует много­образие подходов к разрешению проблем международного характера: от силового воздействия до дипломатического урегулирования проблемы мирными средствами, в том числе при посредничестве третьей стороны. Источники также дают основания утверждать, что к этому периоду относится зарождение норм международного права, а также первые попытки осмыслить деятельность государств на международной аре­не, принципы договоров и союзных соглашений, отношения между метрополиями и колониями и т.д.

На основе богатого фактического материала, предоставленного историей антич­ного мира, уже в новое время начали формироваться внешнеполитические концеп­ции национальных государств, основные принципы международного права. Римская внешнеполитическая история, на наш взгляд, послужила в определенной степени образцом для формулирования внешнеполитической стратегии держав, претендую­щих на региональное и мировое господство. Эти претензии стали отчетливыми уже в период Средневековья, который нам и предстоит сейчас рассмотреть.

ОСОБЕННОСТИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ СРЕДНИХ ВЕКОВ ГРЕЦИИ И РИМА

§ 1. Варварские государства и Византия. Дипломатия времен Великого переселения народов

В указанный период времени дипломатия отражала последовательные этапы в развитии феодального государства. Сначала она служила интересам верхушки вар­варских держав, которые сложились на развалинах бывшей Римской империи и в других частях Средней, Северной и Восточной Европы. После распада этих госу­дарств деятельность средневековой дипломатии определялась взаимоотношением обособленных политических мирков, образовавшихся в процессе феодального раз­дробления Европы. Наконец, в связи с возникновением крупных феодально-абсолютистских монархий дипломатия Средних веков становиться орудием их объе­динительной политики.

Средневековый строй покоился на феодально-крепостнических отношениях. Эти отношения представляли собой в целом прогрессивную общественную систему в сравнении с рабовладельческим строем Древнего мира. Начали он складываться уже в варварских государствах раннего Средневековья. Стремясь захватить как можно больше земли, награбить военной добычи, получить людей, нужных для крепостной эксплуатации, варварские государства вели непрерывную борьбу между собой. Стал­кивались они и с Восточной Римской империей (Византией) - этим обломком преж­ней великой римской державы. Волей-неволей варварским государствам приходи­лось, однако, договариваться между собой и с соседями, чтобы как-то регулировать свои внешнеполитические отношения. Так возникла их дипломатия, которая носила отпечаток примитивности этих новых политических образовании раннего

Средневековья.

Глубокое влияние на дипломатию молодых варварских государств оказала Визан­тия, которая хранила дипломатические традиции поздней Римской империи. Высо­коразвитая организация этой восточной дипломатии, ее торжественный церемониал, ее изворотливость, коварство, умение изобретать всякого рода комбинации, разъеди­нять врагов, использовать в своих целях торговые, культурные и религиозные связи оказали сильнейшее воздействие на внешнюю политику Средневековья.

Другим мощным проводником влияния римских традиций на дипломатию Сред­них веков была церковь в лице папства с его сложными международными связями. Папство являлось не только религиозной, но и государственной силой. Опираясь на собственную территорию, располагая огромными материальными средствами и ши­роко раскинутой сетью своих агентов, папство противопоставляло свое единство и международный авторитет распрям и борьбе, которые кипели в феодальной Европе. Разжигая эти противоречия, чтобы использовать их в интересах своего владычества, папство развивало активнейшую дипломатическую деятельность. В ней применялись все доступные папству средства, начиная от испытанных методов политики велико­державного Рима, вплоть до отлучения от церкви, интердиктов, подкупа, шпионажа и тайных убийств. Папская дипломатия успешно участвовала в организации таких ме­ждународных предприятий Средневековья, как Крестовые походы. Она проявила чрезвычайную энергию и изворотливость в борьбе со Священной Римской империей. Но и ей не удалось преодолеть центробежные устремления, которые подтачивали основы как власти императоров, так и папского могущества.

Государственные образования в Средние века были не долговечны и легко распа­дались. Такова была судьба всех варварских королевств. Таков был конец и более крупных государственных объединений раннего Средневековья: на Западе — импе­рии Карла Великого, на Востоке — державы Рюриковичей. Позднейшие попытки создания всемирной папской державы и Священной Римской империи так же потер­пели крах.

Дипломатия периода раздробленности средневековой Европы носила отпечаток сложившейся феодальной системы. Европа представляла собой великое множество самостоятельных мирков. Сеньория отождествлялась с государством. Крупный зем­левладелец являлся государем, а государство - его вотчиной. Граница между госу­дарством и частными владениями стиралась. Исчезли различия между публичным и частным правом, отношениями частными и международными. Каждая крупная сень­ория вела самостоятельную внешнюю политику. Было провозглашено право частной войны.

Дипломатия в исследуемую эпоху Средневековья сводилась к урегулированию споров и столкновений, которые рождались между государями-вотчинниками на почве постоянной борьбы из-за грабежа соседних владений или захвата чужих под­данных для увеличения числа плательщиков феодальной ренты. Порой дипломатия разрешала и более крупные вопросы, возникавшие между государями-вотчинниками перед лицом какого- либо общего врага - мусульман для Западной Европы, половцев и татар для феодальной Руси. Характерный образец такой внешней политики пред­ставляли княжеские отношения Руси феодального периода.

В крупных феодальных монархиях - Франции, Англии, Испании, Московской Ру­си - внешняя политика и дипломатия были направлены на преодоление раздроблен­ности, объединение и расширение государственных территорий, борьбу с соперни­ками за военное и торговое преобладание, поиски союзников, необходимых для раз­решения этих задач.

Особую роль в истории международных отношений средневековой Европы игра­ли города (на Руси, в Италии, в Северной Европе, у арабов).

В конце IV в. варвары хозяйничали на римских территориях и в конце концов Веч­ный город пал под их натиском. Вестготы Алариха взяли Вечный город и опустошили провинции некогда могущественной империи. В Испании вестготы основали свое ко­ролевство. Затем вандалы, свевы, бургунды, франки терзали области империи и, нако­нец, гунны, представлявшие монгольские племена, захватили огромное пространство от Волги до Рейна, создав в IV - V вв. самую первую средневековую империю. Отно­шения варварских государств с Римом стали регулироваться договорами.

До нас дошли описания договоров восточно-римского (константинопольского) двора с верховным вождем гуннов Аттилой, составленные неким Приском, — лицом влиятельным в Константинополе. Приск описывает одно из посольств восточного императора Феодосия II к гуннам в 443 г. Встреча посла императора с гуннами про­изошла вблизи границы. Гунны заявили, что желают вести переговоры, не сходя с лошадей. Римские дипломаты, сохраняя достоинство, поступили так же. Договор был подписан. Это был унизительный договор для империи, которая обещала выдать гуннам всех перебежчиков и платить ежегодно 700 фунтов золота. Приск описывает также посольство Аттилы, вождя гуннов, к Феодосию И. В 448 г. послом Аттилы был гунн Эдикон, с ним вместе был послан римлянин Орест, который жил в одной из по­граничных областей, недавно отошедших под власть Аттилы. Эдикон был представ­лен императору и вручил ему грамоту Аттилы, в которой вождь гуннов жаловался на невыдачу перебежчиков и требовал установления новых пунктов для торговли между гуннами и империей. Император прочел грамоту, написанную по-латыни. Затем Эди­кон сделал устное добавление к грамоте, переведенное одним из придворных, знав­ших гуннский язык. Судьба этого посольства интересна для характеристики проис­ков византийской дипломатии. Некоторые из высокопоставленных сановников с ве­дома императора подбивали Эдикона убить Аттилу, обещая ему великое богатство. Эдикон притворно согласился на сделанное ему предложение и отправился в страну гуннов вместе с посольством императора, в которое вошел и Вигила, бывший глав­ным исполнителем сего замысла. Эдикон выдал Аттиле заговор. Интересно, что Ат-тила не решился убить Вигилу, хотя и обратился к нему с гневной речью, заявив, что его следовало бы посадить на кол и бросить на расклевывание птицам, если бы этим не нарушалось право посольства. Отсюда видно, что у варваров укоренилось пред­ставление о неприкосновенности послов.

В 476 г. Западная Римская империя прекратила свое существование. Вождь гер­мано-варварской дружины Одоакр низложил последнего императора Ромула Авгу-стула. Первым же актом завладевшего Италией Одоакра стало установление дипло­матических отношений с Византийской империей. Очень ему хотелось носить титул патриция и править Италией, но император Востока (Зенон) повел против Одоакра сложную интригу, направив на завоевание Италии вождя остготов Теодориха, кото­рый грозил перед тем Константинополю. Этим отводилась опасность от империи и натравливались друг на друга два беспокойных соседа-варвара. Теодорих, долго живший в Константинополе, показал, что он неплохо усвоил принципы византийской дипломатии. Не добившись решительной победы, он предложил Одоакру разделить господство над Италией, а затем собственноручно его убил. С помощью коварства Италия оказалась в руках остготов. Теодорих оказался приверженным к римским политическим нормам: он не умел даже подписывать свое имя, но вокруг него было множество ученых людей (его главным дипломатом был знаменитый Кассиодор). У варваров уже существовало представление о неприкосновенности послов. Саличе­ская правда установила за убийство посла огромный вергельд в 1800 солидов. Убий­ство простого человека выражалось вергельдом в 200 солидов; королевского дру­жинника в 600 солидов. То же самое было и в Аламанской, Саксонской, Фризской правдах. Данные документы установили право послов на даровые проживание и пи­тание, а также налагались штрафы на тех, кто откажет им в этом.

 



©2015- 2022 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.