Сделай Сам Свою Работу на 5

В которой Кенга и крошка Ру появляются в лесу, а Пятачок принимает ванну

 

Никто не знал, откуда они взялись, но вдруг они очутились тут, в Лесу: мама Кенга и крошка Ру.

 

 

Пух спросил у Кристофера Робина: «Как они сюда попали?» А Кристофер Робин ответил: «Обычным путём. Понятно, что это значит?» Пух, которому было непонятно, сказал: «Угу». Потом он два раза кивнул головой и сказал: «Обычным путём. Угу. Угу». И отправился к своему другу пятачку узнать, что он об этом думает. У Пятачка был в гостях Кролик. И они принялись обсуждать вопрос втроём.

– Мне вот что не нравится, – сказал Кролик, – вот мы тут живём – ты, Пух, и ты, Поросёнок, и я, – и вдруг…

– И ещё Иа, – сказал Пух.

– И ещё Иа, – и вдруг…

– И ещё Сова, – сказал Пух.

– И ещё Сова, – и вдруг ни с того ни с сего…

– Да, да, и ещё Иа, – сказал Пух, – я про него чуть было не позабыл!

В о т м ы т у т ж и в е м , – сказал Кролик очень медленно и громко, – в с е м ы , и вдруг ни с того ни с сего мы однажды утром просыпаемся и что мы видим? Мы видим какое‑то н е з н а к о м о е ж и в о т н о е! Животное, о котором мы никогда и не слыхали раньше! Животное, которое носит своих детей в кармане. Предположим, что я стал бы носить своих детей с собой в кармане, сколько бы мне понадобилось для этого карманов?

– Шестнадцать, – сказал Пятачок.

– Семнадцать, кажется… Да, да, – сказал Кролик, – и ещё один для носового платка, – итого восемнадцать. Восемнадцать карманов в одном костюме! Я бы просто запутался!

Тут все замолчали и стали думать про карманы.

После длинной паузы Пух, который несколько минут ужасно морщил лоб, сказал:

– По‑моему, их пятнадцать.

– Чего, чего? – спросил Кролик.

– Пятнадцать.

– Пятнадцать чего?

– Твоих детей.

– А что с ними случилось?

Пух потёр нос и сказал, что ему казалось, Кролик говорил о своих детях.

– Разве? – небрежно сказал Кролик.

– Да, ты сказал…

– Ладно, Пух, забудем это, – нетерпеливо перебил его Пятачок. – Вопрос вот в чём: что мы должны сделать с Кенгой?

– А‑а, понятно, – сказал Пух.

– Самое лучшее, – сказал Кролик, – будет вот что. Самое лучшее – украсть Крошку Ру и спрятать его, а потом, когда Кенга скажет: «Где же Крошка Ру?» – мы скажем: «АГА! »



– АГА! – сказал Пух, решив поупражняться. – АГА! АГА !

– По‑моему, – заметил он немного погодя, – мы можем сказать «АГА », даже если мы не украдём Крошку Ру.

– Пух, – сказал Кролик покровительственным тоном, – действительно у тебя в голове одни опилки!

– Я знаю, – скромно сказал Пух.

– Мы скажем «АГА » так, чтобы Кенга поняла, что мы знаем, где Крошка Ру. Такое «АГА » означает: «Мы тебе скажем, где спрятан Крошка Ру, если ты обещаешь уйти из нашего Леса и никогда не возвращаться». А теперь помолчите – я буду думать!

Пух ушёл в уголок и стал учиться говорить такое «АГА». Иногда ему казалось, что у него получается такое «АГА», о каком говорил Кролик, а иногда казалось, что нет.

«Наверно, тут всё дело в упражнении, – думал он. – Интересно, понадобится ли Кенге тоже столько упражняться, чтобы нас понять?»

– Я вот что хотел спросить, – сказал Пятачок, немного помявшись, – я говорил с Кристофером Робином, и он мне сказал, что Кенга, вообще говоря, считается Одним из Самых Свирепых Зверей. Я вообще‑то не боюсь простых свирепых зверей, но всем известно, что если Один Самый Свирепый Зверь лишится своего детёныша, он становится таким свирепым, как Два Самых Свирепых Зверя. А уж тогда, пожалуй, говорить «АГА » довольно глупо.

 

 

– Пятачок, – сказал Кролик, достав карандаш и облизав его кончик, – ты ужасный трусишка.

Пятачок слегка хлюпнул носом.

– Трудно быть храбрым, – сказал он, – когда ты всего лишь Очень Маленькое Существо.

Кролик, который тем временем начал что‑то писать, на секунду поднял глаза и сказал:

– Именно потому, что ты Очень Маленькое Существо, ты будешь очень полезен в предстоящем нам приключении.

Пятачок пришёл в такой восторг при мысли о том, что он будет п о л е з н ы м , что даже позабыл о своих страхах. А когда Кролик сказал, что Кенги бывают свирепыми только в зимние месяцы, а всё остальное время они в добродушном настроении, Пятачок едва мог усидеть на месте – так ему захотелось сразу же стать полезным.

– А как же я? – грустно сказал Пух. – Значит, я не буду полезным?

– Не огорчайся, Пух, – поспешил утешить его великодушный Пятачок. – Может быть, как‑нибудь в другой раз…

– Без Винни‑Пуха, – торжественно произнёс Кролик, начиная чинить карандаш, – всё предприятие будет невозможным.

– О‑о! – сказал Пятачок, стараясь не показать своего разочарования.

Пух опять скромно удалился в угол. Но про себя он гордо сказал: «Без меня всё невозможно! Ай да медведь!»

– Ну, теперь все слушайте! – сказал Кролик, кончив писать:

Пух и Пятачок сели и приготовились слушать – они даже раскрыли рты.

 

 

Вот что прочёл Кролик:

 

 

ПЛАН ПОХИЩЕНИЯ КРОШКИ РУ

1. В о‑п е р в ы х. Кенга бегает быстрее всех нас, даже быстрее меня.

2. Е щ ё в о‑п е р в ы х. Кенга никогда‑никогда не сводит глаз с Крошки Ру, если он не застёгнут у неё в кармашке на все пуговицы.

3. З н а ч и т, если мы хотим похитить Крошку Ру, нам надо выиграть время, потому что Кенга бегает быстрее всех нас, даже быстрее меня (см. пункт 1).

4. И д е я. Если Ру выскочит из кармашка Кенги, а Пятачок туда вскочит, Кенга не заметит разницы, потому что Пятачок – Очень Маленькое Существо.

5. Как и Крошка Ру.

6. Но Кенга должна обязательно смотреть в другую сторону, чтобы не заметить, как Пятачок вскочит в карман.

7. Смотри пункт 2.

8. Е щ ё о д н а и д е я. Вот если Пух будет говорить с ней очень вдохновенно, она может на минутку отвернуться.

9. И тогда я могу убежать с Крошкой Ру.

10. Очень быстро.

11. И Кенга сначала ничего не заметит, а заметит всё только потом.

 

Ну, Кролик с гордостью прочитал всё это вслух, и после этого некоторое время никто ничего не говорил.

Наконец Пятачок, который всё время то открывал, то закрывал рот, не издавая при этом ни звука, сумел выговорить очень хриплым голосом:

– А потом?

– Что ты хочешь сказать?

– Когда Кенга заметит, что это не Ру?

– Тогда мы все скажем: «АГА ».

– Все трое?

– Да.

– Правда?

– Да что тебя беспокоит, Пятачок?

– Ничего, – сказал Пятачок. – Если мы все трое скажем «АГА », тогда всё в порядке. Если мы все трое скажем «АГА », – сказал Пятачок, – я не возражаю, но я бы не хотел говорить «АГА » сам, один. А то оно, это «АГА », очень плохо получится… Кстати, – продолжал он, – ты в п о л н е уверен в том, что ты говорил насчёт зимних месяцев?

– Насчёт зимних месяцев?

– Ну, насчёт свирепости только в зимние месяцы.

– А‑а. Да, да, всё правильно. Ну, Пух, ты понял, что ты должен делать?

– Нет, – сказал Медвежонок Пух. – Не совсем А что я должен делать?

– Ну, всё время говорить и говорить с Кенгой, чтобы она ничего не замечала.

– Ох! А о чём?

– О чём хочешь.

– А может быть, почитать ей стихи или что‑нибудь в этом роде?

– Вот именно, – сказал Кролик. – Блестяще. А теперь пошли.

И все они отправились искать Кенгу.

 

 

Кенга и Ру мирно проводили послеобеденное время у большой ямы с песком. Крошка Ру упражнялся в прыжках в высоту и в длину и даже в глубину – учился падать в мышиные норы и вылезать из них, а Кенга волновалась и поминутно приговаривала: «Ну, дорогой мой, ещё один раз прыгни, и домой». И в этот момент на холме появился не кто иной, как Пух.

– Добрый день, Кенга, – сказал он.

– Добрый день, Пух.

– Смотри, как я прыгаю! – пропищал Крошка Ру и упал в очередную мышиную нору.

– Привет, Ру, малыш!

– Мы как раз собираемся домой… – сказала Кенга. – Добрый день, Кролик. Добрый день, Пятачок.

Кролик и Пятачок, которые тем временем показались с другой стороны холма, тоже сказали «добрый день» и «привет, Ру», а Крошка Ру пригласил их посмотреть, как он прыгает…

Они стояли и смотрели. И Кенга смотрела – смотрела во все глаза…

– Послушай, Кенга, – сказал Пух после того, как Кролик подмигнул ему второй раз, – интересно, ты любишь стихи?

– Не особенно, – сказала Кенга.

– А‑а, – сказал Пух.

– Ру, дорогой мой, ещё один раз прыгни, и нам пора домой!

 

 

Наступило недолгое молчание. Крошка Ру свалился в очередную мышиную нору.

– Ну, давай, давай! – громко прошипел Кролик, прикрывая рот лапкой.

– Кстати, о стихах, – продолжал Пух. – Я как раз сочинил небольшой стишок по дороге. Примерно такой. М‑м‑м… Минуточку…

– Очень интересно, – сказала Кенга. – А теперь, маленький мой Ру…

– Тебе понравится этот стишок, – сказал Кролик.

– Ты его полюбишь, – пропищал Пятачок.

– Только слушай очень‑очень внимательно, – сказал Кролик.

– Ничего не пропусти смотри, – пискнул Пятачок.

– Да, да, – сказала Кенга. Но, увы, она не сводила глаз с Крошки Ру.

– Так как там говорится, Пух? – спросил Кролик.

Пух слегка откашлялся и начал:

 

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.