Сделай Сам Свою Работу на 5

ПОДГОТОВКА К РЕШАЮЩЕМУ ЭКСПЕРИМЕНТУ 5 глава

- Мне очень нравятся эти ребята, - отвечал я. – Но по работе мы почти не пересекались и я не знаю, чем они непосредственно занимаются. В Одессе мы о работе почти не говорили. Поэтому я ничего не могу сказать об их способностях. Но общаться с ними приятно. Думаю, что это будет способствовать успеху в работе. Но я совсем не понял, о какой работе идет речь. Мы что-то должны будем делать? Это какое-то строительство на Земле? Но без специального разрешения и финансирования этого сделать практически невозможно.

- Нет, не на Земле, - ответила Оля. – Мы должны будем совершить большое космическое путешествие в другой мир. Но не в наш мир, не на планету антипод, а между ними.

- И на чём же мы полетим? – спросил я. – На Земле нет пока таких космических кораблей.

- Корабль нам и не нужен, в земном понимании, - ответила Оля. – Нам нужна установка, которая создается. Мы отправимся как раз в ту среду, которая на ленте Мёбиуса разделяет буквы. Этот образ я привожу для того, чтобы тебе было понятно. То есть мы будем между буквами в мире темной энергии. Там сейчас создается особый мир, определенные условия для жизни и творчества.

И нам нужен коллектив специалистов с Земли. Нельзя кого-то приглашать с планеты антипода. Там сейчас очень нездоровая обстановка и вполне возможно, что это может потом отразиться и на земной жизни. Поэтому нам надо осуществить поставленную задачу в самые короткие сроки. Это позволит предотвратить серьезные последствия.

- Очень интересная проблема, - ответил я. – И я готов полностью включиться в эту работу. Немного порадовался тому, что буду заниматься интересной проблемой, когда переходил в новую лабораторию. Но проблема оказалась ещё более интересной.

- Но чтобы больше не отвлекаться от основной задачи, - сказала Оля, - для тебя и для Сергея надо подготовить авторефераты и необходимую документацию для защиты. Вы будете отсутствовать на Земле некоторое время. Вас будут считать находящимися в длительной заграничной командировке. И это будет база для обеспечения вашей дальнейшей жизни. Но надо всё успеть сделать. А если не захотите возвращаться, то можно будет остаться и жить в этом новом мире. Или периодически посещать этот мир, если надоедят земные условия.



- Хорошо бы иметь возможность, когда это захочется, возвращаться на Землю, - сказал я. – Да и для других, как я думаю, это необходимо. Ведь нельзя же переселить туда всех друзей и знакомых. Или кого-то иногда можно?

В это время я услышал шаги, и вошла мама.

- Я услышала твой голос и подумала, что тебе что-то надо, - сказала она.

Выглядела она значительно лучше. Но какая-то тень усталости чувствовалась в ее глазах.

- Я просто вслух повторял некоторые моменты для экзамена, - ответил я. - Скоро надо будет сдавать, вот и готовлюсь.

- А Галя тебе так и не позвонила? – спросила мама.

- Нет, не звонила, - ответил я.

- Может быть, что-то у нее случилось? – предположила мама. – Ведь ты с ней раньше каждый день по телефону разговаривал, а теперь говоришь сам с собой. Странно все это.

- Если бы что-то случилось, то мы бы об этом узнали, - ответил я.

И тут же подумал, а кто мог бы мне что-то сообщить. Надо бы позвонить на кафедру и узнать, как там командировочные. Может и телефон дадут? Но сегодня уже поздно. Позвоню в понедельник.

- Мама! Мне должны значительно увеличить зарплату, - сказал я. – Может быть, летом съездим к мору в отпуск? У меня отпуск в августе и у тебя тоже. В июле слишком жарко, но в августе будет нормально.

- Да, надо бы, - ответила мама. - Мы уже несколько лет не ездили на юг, - ответила мама. Я так люблю море! Ну, занимайся. Я не буду тебе мешать.

Весь вечер я общался с Олей. Она рассказывала об особенностях Вселенной. О достижениях их цивилизации и особенностях планеты антипода. И мне все это казалось таким фантастическим, что трудно было поверить в реальность всего услышанного. Тот мир, который мы видим на самом деле лишь видимость реального мира.

Но мы каждый день видим, как Солнце восходит и заходит, но и это лишь видимость. Может быть, правы были философы древности, которые различали чувственный мир и умопостигаемый мир сущности. И эти миры существенно отличаются друг от друга. Видимое в реальности не всегда совпадает с подлинно реальным.

- А что собой представляет мир в области темной энергии? - спросил я Олю. - Он чем-то отличается от Земли?

- Этот мир создается специально для разработки и создания барьера между Землей и антиподом, – ответила Оля. - Он чем-то напоминает Землю. Мягкий климат. Чистый воздух. Должны быть очень комфортные условия для жизни и работы. Думаю, что тебе понравится там.

Мы продолжали обсуждать вопросы нового мира. Новой работы и передо мной рисовались картины необыкновенного мира.

Неожиданно раздался звонок и я понял, что это мне. Я бросился к телефону с надеждой услышать голос Гали. Но звонил Семён Аркадьевич. Он рассказал, что наш заказ будет выполнен за две недели. А потом он был в патентном бюро и оформил заявки, которые приняты к рассмотрению. Но он сказал, что все заявки сделаны на три фамилии нашего коллектива. И спрашивал моего мнения по этому вопросу. Я ответил, что полностью согласен с этим. Ведь мы рабочий коллектив и дополняем друг друга в работе. Я спросил его про накопитель. Можно ли его было взять. Мне хотелось бы немного с ним поковыряться. Семен Аркадьевич ответил, что это была последняя экспериментальная разработка его друга. Но как не пытались, даже специалисты, ничего сделать с ним не смогли. Корпус был заварен лазером, и вскрывать его не стали. И Семён Аркадьевич сказал, что я могу с ним делать всё, что мне захочется. Я поблагодарил его за всё и сказал, что без Семена Аркадьевича у нас вообще бы ничего не было, из того что нам удалось сделать. Он обозвал меня льстецом, пожелал успешной подготовки к экзамену и на этом мы попрощались друг с другом. Я очень обрадовался его звонку и приятным новостям. Чтобы я действительно достиг без него?

 

НОВЫЕ ПЛАНЫ

 

Я попрощался ненадолго с Олей и пошел поговорить с мамой. Она сидела одиноко и что-то читала. Я подумал, что слишком мало уделяю ей внимания. Она и плохо себя чувствует, и долгое отсутствие отца её тяготит, всё это как-то сразу навалилось на неё и видимо обострило чувство одиночества. Мы поговорили о Гале и мама сказала, что очень удивлена этой ситуацией. Может что-то случилось в Новосибирске, - сказала она. - И мне приходили неоднократно эти мысли. Я так и не позвонил на кафедру, и ничего не узнал. Возникло какое-то чувство нерешительности и я боялся услышать что-то нехорошее. Или услышать нечто грубое. В плане – а почему тебя это интересует? И вообще кто ты такой? Но утром я решил все-таки позвонить. Суббота там рабочий день и на кафедре может кто-то быть. Мама меня успокаивала и сказала, что позвонить просто необходимо. Лучше знать правду, чем так терзать себя. Неопределенность в данном случае хуже всего.

- Ты за меня не беспокойся, - сказала мама. – И не надо меня развлекать. Да, чуть не забыла. Звонил отец и сказал, что задержится еще на месяц. Срочная работа. Ну, иди, занимайся своими делами. Завтра мне надо будет навестить подругу. И ты сможешь спокойно в это время готовиться к экзамену.

- Это Клавдия Ивановна, которая была у нас полгода назад? - спросил я. - Она что, заболела?

- Да, я поеду к ней, - ответила мама. – Она чувствует себя неплохо. Просто давно не виделись. Редко стали встречаться. Но мы ведь подруги.

Я пожелал маме доброй ночи и отправился в свою комнату. Как-то было нехорошо на душе после разговора о Гале. Что же с ней случилось? Если бы с ней было всё нормально, то она обязательно бы позвонила.

- Что ты хмур, как день ненастный?

Опечалился чему? – процитировала Оля.

- Поговорил с мамой о Гале, да и сама мама чувствует себя совсем неважно, хотя и старается держаться бодро. Чему же я должен радоваться в этих условиях?

- Относительно мамы мы уже говорили, - сказала Оля. – Как только заработает установка, так первым делом изготовим ей лекарство. Чувствует она себя не совсем хорошо. Но ничего страшного пока нет. За две недели ничего не случится.

А теперь пора поговорить о Гале. Она в первый же день попала в автомобильную аварию и сейчас находится в реанимации. Она в коме, но состояние ее стабильно, хотя и серьезные травмы. И самое опасное - повреждение позвоночника. Серьёзное повреждение головы и большая внутричерепная гематома. Есть подозрение на инсульт. После выхода из комы она будет прикована к инвалидной коляске. Прости, что ещё больше омрачаю твоё настроение. Но тебя сильнее мучает неопределенность. И очень прошу не делать необдуманных поступков. Ехать к ней не надо. Тебя к ней всё равно не пустят. Если всё же решишь поехать, то не раньше, чем через месяц. По моим данным она раньше из комы не выйдет. Угрозы для жизни у неё нет. Не волнуйся, я сделаю несколько позднее всё возможное, чтобы вернуть ей полностью здоровье. Но это можно будет сделать только после запуска установки. Без неё я бессильна. У меня только информация, но я не могу её пока превратить во что-то вещественное.

Я молча читал всё, что было написано. И всё прочитанное меня буквально шокировало. У меня как-то не укладывалось в голове, что такая милая, веселая и любимая мной девушка лежит сейчас на больничной койке. И я не могу ей ничем помочь. Я сидел и продолжал, молча думать.

- Ты можешь ей помочь, - сказала Оля. – Для этого надо сделать и запустить установку. Но это только полдела. Надо будет апробировать на ней производство всех химических элементов. Для начала, чтобы успокоить начальство можно изготовить килограммов по сто золота, серебра, платины и других веществ. В общем, всё, что потребуют. Потом придется опробовать производство сложных молекул и так до самых сложных соединений. Нам придется изготовить элементы новой установки, а установку ты поставишь в этой комнате. Она будет небольшого размера, но позволит нам переместиться на другую планету, о которой мы говорили. Она ещё не имеет названия, и ты сможешь назвать её по своему усмотрению.

- А какого размера будет эта установка? – спросил я. – Боюсь, что установка в моей маленькой комнате не поместится. Если в лаборатории она занимает две комнаты, то где у меня здесь расположить что-то подобное.

- Не волнуйся, - ответила Оля. - Установка поместится на твоём столе рядом с компьютером. Она будет меньше глобуса.

- Но почему тогда в лаборатории установка такая большая? – спросил я. Разве нельзя было и в лаборатории сделать миниатюрную установку? Такую же, как планируется?

- А из чего делать? – спросила Оля. - Делать мы пока можем только из земных материалов. Но сама установка необходима для создания другой - более сложной и более мощной установки, но малого размера. В лаборатории лишь очень грубый макет. Но на нём мы сделаем настоящую установку. Именно такую установку, какая нам нужна. И надо объяснить Семёну Аркадьевичу, что вторую такую установку, как в лаборатории, на Земле делать нельзя. Слишком большой поток темной энергии может привести к катастрофе. А то может возникнуть соблазн создать целую серию подобных установок. В принципе это можно сделать, но на совершенно другой основе. А подобные знания на Земле пока преждевременны.

- Ты имеешь в виду такую установку, которая будет в моей комнате? – спросил я.

- Да, именно такую установку, - ответила Оля. – Именно с её помощью возможно перемещение в пространстве и достижения других миров. Вот почему я и говорю, что это знание и эта техника должны быть в будущем, когда человечество будет к этому готово. Но осталось совсем немного до запуска лабораторной установки, и нам предстоят весьма серьёзные испытания.

- Но у меня-то будут знания, - возразил я. – И не появится ли у меня в дальнейшем соблазн передать эти знания человечеству?

- Нет, не появится, - ответила Оля. – Я очень хорошо тебя знаю и поэтому не допускаю такой возможности. Просто стоит представить, что будет, если эти знания и техника окажутся в руках террористов? Не появится ли соблазн у кого-то из них уничтожить саму Землю? Или перебраться в другие миры для темных дел.

А теперь о сроках. Я думаю, что в отпуск тебя не отпустят, и ты будешь работать в лаборатории все лето. Ведь надо будет получить столько всего, в чем нуждается электроника. Это определится после запуска установки. Но с другой стороны, нам необходимо время на изготовление новой установки. Мы будем изготавливать отдельные небольшие узлы, и ты их будешь выносить и приносить домой. Возможно, что тебя возьмут под особый контроль, чтобы ты не унес слиток золота или ещё чего ценного. А небольшие детали не вызовут подозрений. Они будут размером от спичечной головки до спичечного коробка, или чуть больше. И пусть тебя не мучает совесть, что ты что-то выносишь. Все производство этих деталей не требует никаких затрат института. Но одну деталь придется попросить вынести Семена Аркадьевича. Это будет просто полупрозрачный, а скорее матовый шар чуть меньше футбольного меча. Он имеет право выноса образцов. Но есть еще один вариант шара, но меньшего размера. Попробую составить программу по созданию этого варианта. Скоро у тебя будет защита не только диссертации, но и от много плохого в этом мире. Но особых проблем в этом у тебя не будет.

- Мне кажется, что особых проблем не будет с этими деталями, - сказал я. – В общем, такая практика существует, что если что-то человеку надо, он всегда берет и выносит. Это может быть какая-то гайка или транзистор. Никогда каких-то проблем и не было. Но никто и не выносил что-то очень ценное. Иногда что-то даже заказывается в мастерской. Например, стеклодувы подарили мне красивого чертика из цветного стекла, которого я принес домой. Правда, потом он куда-то исчез. Может быть, разбился, а я забыл об этом.

- Уже поздно и тебе пора отдыхать, - сказала Оля. – Надо соблюдать режим. Доброй ночи, Саша!

И она отключилась. Может быть, у неё были еще и другие свои дела. Интересно как они сочетаются две Оли в разных компьютерах? Или она одна в разных местах. Одновременно в трех местах, как Пифагор.

Я решил посмотреть вопросы к экзамену. Эти вопросы я взял на кафедре, когда собирался летом серьезно посидеть и подготовится. Теперь я смотрел на вопросы и ощущал в себе что-то странное. Я уже сейчас готов был дать исчерпывающий ответ на любой вопрос из этого списка. Но раньше все было иначе. Когда я смотрел их после получения, то было даже как-то жутко от того, сколько мне предстоит подготовить всего за лето. И были сомнения в возможности всё это осилить даже за летние месяцы.

Утром мы с мамой позавтракали вместе, и она отправилась к своей подруге. Её подруга была удивительной женщиной, и, как правило, у таких людей личная жизнь не складывается удачно. Муж у нее рано умер, детей не было, и она оставалось совсем одна. К маме она очень привязалась, они постоянно общались по телефону. Я невольно вспомнил Михаила Рыбченкова, моего друга, с которым мы постоянно общались последние годы. Он делал блестящую карьеру, но неожиданная болезнь разрушила всё. Получив вторую группу инвалидности, он уже не мог работать и в свободное время мы с ним постоянно общались. Не знаю почему, но именно общение со мной для него было основной компенсацией всего потерянного. И для меня было, как гром среди ясного неба, сообщение о его смерти. Для меня это было невосполнимой утратой. Общение с ним стало необходимой частью моей жизни.

Я прошел в свою комнату и увидел надпись на мониторе.

- Доброе утро, Саша! – Ты посмотрел вопросы к экзамену? Все ли понятно в них? Или в чем-то надо помочь?

- Доброе утро, Оля! – ответил я. - Спасибо тебе большое за заботу. Я посмотрел вопросы и хоть сейчас готов отвечать на них. Это твоя помощь?

- Совсем немного, - ответила Оля. Ты и сам готов уже к экзамену. Я лишь немного активизировала механизм твоего умения вспоминать. Мы с тобой уже говорили о практическом мышлении, как совокупности различных умений. У большинства людей это умение развито слабо. Кажется, что человек что-то забывает и не может вспомнить, но на самом деле он просто не умеет использовать свою память.

- Спасибо! Об этом я никогда не задумывался и даже не подозревал, что для того, чтобы что-то вспомнить, необходимо определенное умение.

- Для всякого вида деятельности необходимо умение. В том числе и умение управлять своей памятью. Человек ничего не забывает, а просто не умеет находить нужную информацию. И те, кто выработал в себе это умение, творят чудеса. Можно просмотреть бегло целую книгу и потом все дословно воспроизвести.

- Но это уже просто фантастика, - отвечал я. – Неужели такие люди есть? И как обрести подобные умения?

- Есть некоторые методики для развития подобного умения, - ответила Оля. – Но совершенства достигают лишь немногие. Но есть возможность и специального воздействия. Что я и сделала. Но лишь совсем немного. Все постоянно помнить является большой нагрузкой. Поэтому должно быть еще и умение забывать. То есть закрывать доступ к информации, которая не нужна или нежелательна. Это несколько сложнее осуществить, но ничего невозможного нет. Мы ещё вернемся к этому вопросу и постараемся сделать так, чтобы развить у тебя и это умение. А потом расширим возможности умения вспоминать. Пока то, что у тебя есть определенный уровень, этого будет вполне достаточно на ближайшее время. И ещё я хочу тебе сообщить, что у меня возникли некоторые неотложные дела, и я хочу на недельку отлучиться. Надеюсь, что ты не будешь скучать, и это время используешь на более глубокую подготовку. Твой компьютер будет работать в том режиме, в котором он работает сейчас, и тебе будет доступен весь банк информации. Но обязательно отдыхай и делай прогулки на свежем воздухе.

- Спасибо за совет, ответил я. – Но какие прогулки в такую погоду? С утра моросящий дождь и не особенно приятно под ним гулять.

- Ничего страшного, - ответила Оля. – С завтрашнего дня установится теплая, летняя и сухая погода. И можно будет съездить покупаться. Посмотри на принтер. Там необходимые бумаги для тебя и Сергея готовы.

Я посмотрел и увидел солидную стопку бумаг, которая была отпечатана.

- А далеко ты отправляешься? – спросил я. - Или это очень большой секрет?

- Нет, ответила Оля. – Секрета никакого нет. Просто и мне необходимо поработать. К тому же я не хочу обременять тебя своими проблемами. У тебя и так пока своих проблем хватает.

И надпись на мониторе неожиданно исчезла. У меня мелькнула мысль, - какие же это проблемы, если даже для Оли требуется целая неделя для их решения. А вдруг она вообще больше не вернется? И мне стало невыносимо грустно от этой мысли. Но вместе с этой мыслью пришла мысль о Гале. Как она там? Надо бы позвонить на кафедру.

Я взял телефон и набрал номер кафедры и мне сразу ответил очень приятный женский голос. Я представился и спросил о Гале. Этот голос мне сообщил, что помнит меня, и напомнила, как Галя нас познакомила. И я сразу вспомнил встречу в сквере. Мы гуляли с Галей, и к нам навстречу шла очень милая женщина средних лет, и поздоровалась с нами. Мы были так увлечены разговором, что не сразу ее заметили. Галя представила меня ей, и мы познакомились с Ларисой Петровной. Галя сказала, что она вместе с ней работает на кафедре.

Вдруг голос ее как-то изменился, и она сказала, что Галя попала в аварию по пути их аэропорта. И она больше всех почему-то пострадала. Другие отделались переломами и ушибами. Сейчас Галя в реанимации и, как только ей станет лучше, то её переведут в Московскую клинику. Договоренность уже есть. Она меня пыталась как-то успокоить и говорила, что современная медицина делает чудеса, и Галя скоро поправится. Я поблагодарил ее за сочувствие и участие, и попрощался с ней.

В общем, об этом я уже всё знал и новой информации не получил. Что мне делать? Может действительно сейчас полететь в Новосибирск? Но Оля говорила, что это бесполезно и меня к ней все равно не пустят.

Неожиданно раздался звонок, и я услышал голос Сергея.

- Привет, Саня! Ну как дела у тебя?

- В общем, все вроде бы нормально, - ответил я. – Но вот с Галей произошло несчастье.

Я рассказал ему о разговоре с коллегой Гали. О том, что она в реанимации.

- А в твоей голове уже неизвестно что предполагалось, - ответил Сергей. - Я прекрасно тебя понимаю и искренне сочувствую. Ты ей сейчас помочь не сможешь. Давай все силы на подготовку к экзамену и защите. Осталось совсем немного.

А чем занят ты? – спросил я. – Нет ли желания встретиться? Давай приезжай ко мне. Я сейчас один. Мама на весь день уехала в гости к подруге, и мы могли бы сегодня посидеть и поговорить.

- Я как раз хотел тебя просить об этом, - ответил Сергей. – Сижу над авторефератом, и что-то слабо продвигается. Сейчас приеду. И очень рад, что ты мне это предложил.

Я подошел к окну и действительно, погода стала заметно улучшаться. Как точно все предсказала Оля. Может быть и правда завтра будет совсем тепло? Так кто же она на самом деле виртуальная Оля? Если она не машина, то, как она стала машиной? И как она выглядит в реальности на своей планете? И каких высот достигла их цивилизация, если они намного опередили нас в своём развитии. Так хотелось бы именно сейчас обо всём с ней поговорить, но она куда-то исчезла. И как можно исчезнуть из машины, если ты часть машины? Я углубился в свои размышления и совсем не заметил, как раздался звонок. Открывая дверь, я даже удивился тому, как быстро приехал Сергей.

- Не удивляйся, - сказал он. – Меня подбросил брат, а на машине до тебя значительно быстрее добираться, чем на метро.

- Я и не заметил, как пролетело время, - ответил я. – Только что поговорили и ты тут как тут. Просто немного задумался о своих проблемах, и время проскочило незаметно. Давай показывай, что ты успел наработать.

Я взял его бумаги и сразу заметил, что он делал совсем не то, что надо.

- И зачем ты все переделывал? – спросил я. - Надо было просто взять из текста диссертации. Первая половина автореферата, как правило, полностью воспроизводится в диссертации. А, впрочем, я уже все подготовил.

Я взял папку и положил перед Сергеем. Он стал внимательно всё просматривать. Мне не хотелось его отвлекать, и я уселся в кресло, закрыл глаза и углубился в свои размышления. Мне показалось совсем не странным, что я просто продолжаю думать всё о том, о чём я думал до прихода Сергея, И вдруг появилось огромное желание быстрее всё закончить с подготовкой установки и, может быть, тогда удастся побывать в том мире, о котором говорила Оля. И сразу появилась мысль о том, что я скрываю от окружающих свою связь с Олей только потому, что боюсь, мне не поверят, и признают сумасшедшим. А может быть я и есть именно такой, и мне всё это лишь кажется, а на самом деле всего этого нет. Нет, потому что этого быть не может. И как можно признать то, что вдруг ни с того, ни с сего вдруг появилась машина, которая умнее любого человека?

- Саня, - ты не уснул? – прервал поток моих мыслей Серега. – Я смотрю на тебя и думаю: будить или не будить. Ты что всю ночь сидел с моими документами?

На лице Сергея застыла растерянность. Чувствовалось, что в нём бушуют противоречивые чувства и никак не может ещё что-то сказать. Не мог же я ему сказать, что сладко спал всю ночь, и мне даже ничего не приснилось, а всё это было сделано Олей. Этого я точно не мог сказать.

- Ну что ты, - сказал я. – Прекрасно выспался. Просто немного посидел вечером. А сидел с закрытыми глазами потому, что так лучше думается и не хотелось тебе мешать.

- Но у меня нет слов, чтобы выразить своё восхищение, - сказал Сергей. - Как это вообще возможно немного посидеть и сделать то, что я бы и за неделю не смог сделать

- Ничего особенного нет, - ответил я. – Ты просто не знал, как делать, и пошел совсем не туда. Может и я виноват, что не рассказал тебе всего. Просто думал, что ты это знаешь.

- В этом ты совершенно прав, - ответил Сергей. – Действительно, если человек что-то знает, то невольно предполагает, что это знают и другие. Но другие не знают очень многое, что знаешь ты. А ты не знаешь многое из того, что знают другие. Может поэтому люди, и общаются постоянно и постоянно учатся?

- Всё может быть, - ответил я. - Но общаются и по другим причинам. А у тебя нет желания пойти немного погулять по свежему воздуху. Погода улучшилась и на улице сейчас солнышко и удивительно чистый после дождя воздух.

Мы вышли на улицу и отправились в сквер. И мне невольно вспомнилось, что вот так же я часто здесь ходил вместе с Михаилом Рыбченковым. Но я заставил себя отбросить подобную аналогию.

- Саня, - сказал Сергей. – Вот ты абсолютно аполитичен. Не смотришь телевизор, не читаешь газет. И тебя не интересует, что творится в стране, в мире. А политические страсти накаляются. И мне кажется, что должно что-то произойти и не совсем хорошее.

- Ты что имеешь в виду? – спросил я.

- Не знаю, - ответил Сергей. – Но после прочтения книги Джона Уиндема «День триффидов», у меня как-то возникло такое чувство, что наш мир уж очень не стабилен, не прочен. И достаточно какого-то события, как всё пойдет совершенно иначе. Ведь может же весь привычный нам мир неожиданно рухнуть? И это чувство периодически возникает.

- Я с тобой полностью согласен, - ответил я. - Книга просто замечательная. И именно ты посоветовал мне её прочитать. И у меня вначале было такое же чувство, что автор как бы предсказывает наступление неожиданных потрясений. Но что может произойти с нашим миром. Кометы вряд ли такие существуют. Триффидов не выращивают. А ещё какой-то другой угрозы я не вижу.

- Может быть и хорошо, вот так, как ты, полностью уйти в любимое дело, и не обращать внимания на всё, что происходит, - ответил Сергей.

Мы прошли в кафе и продолжили разговор за чашечками кофе. Кофе здесь готовили просто замечательно. Так незаметно мы просидели до обеда.

- Может быть, здесь пообедаем - предложил я.

- Нет спасибо, я побегу домой, - ответил Сергей. – Я обещал маме вернуться к обеду. И мы попрощались, но договорились созваниваться, если будут вопросы.

 

 

ЭКЗАМЕН

 

Незаметно пролетела неделя, и все ближе был день экзамена. Не знаю почему, но именно перед этим экзаменом у меня возникла какая-то нервозность. Ведь позади у меня было столько экзаменов и зачетов, два предыдущих кандидатских экзамена, но такого чувства раньше не было. Каждый день я анализировал вопросы и что-то запрашивал по своему компьютеру. Убеждался, что это я хорошо знаю. Потом переходил к следующему. И так каждый день.

И когда я уже собирался в очередной раз пройтись по вопросам, то вдруг увидел надпись на мониторе.

- Привет! Ну как, ты не соскучился? Я вернулась и теперь мы вновь можем общаться. Как прошла подготовка?

- Подготовка прошла впустую, - ответил я. – Чтобы я не рассматривал, на всё у меня уже есть ответы. Надо было оставить мне какие-то вопросы для самостоятельной подготовки.

- Может быть, ты и прав, - ответила Оля. – Я просто об этом не подумала. Просто думала, что так тебе будет легче. Тогда хватит мучить себя и звони Сергею. Пора отправляться на озеро. Погода-то, какая! А ты изводишь себя понапрасну. Жаль, что я не могу с вами поехать. Успокойся. Всё будет хорошо. Если хочешь, то я как в известной сказке, переберусь в потрет, и буду тебе все подсказывать.

- Нет, спасибо! Таких подсказок, как в сказке, мне не надо, - рассмеялся я. – Да и портретов там не будет.

- Вот и хорошо, - ответила Оля. – Должна тебе сообщить, что наступило некоторое улучшение в состоянии у Гали. Но она ещё остается в коме. Думаю, что ещё немного, и она выйдет из комы. Надо бы уже сейчас заказать ей инвалидную коляску. Её надо доставать или заказывать. Так что твоя повышенная зарплата уйдет на это.

- А может как-то удастся ей встать и ходить самостоятельно? - спросил я.

- Нет, Саша, - ответила Оля. – Чудеса на Земле не происходят. И я сейчас не могу ничего сделать для оказания ей помощи.

- Но ты же можешь очень многое, - сказал я. – И само твоё существование у нас просто чудо. А почему ты не можешь ничего сделать?

- Я могу быть в вашем мире только в виртуальной форме, - ответила Оля. - Я не могу материализоваться. Сам по себе ваш мир несколько иной. Вот ты в нашем мире можешь быть так, как есть. Для того чтобы мне что-то сделать, нужна ваша установка, да и то, чтобы создать другую, нужную нам установку.

- Осталось несколько дней и недостающее оборудование будет готово, - ответил я. – Надеюсь, что тогда ты сможешь ей помочь?

- Я уже тебе говорила, что этого оборудования будет недостаточно, - ответила Оля. – Вот когда создадим другую установку, тогда можно будет помочь.

Оставшиеся дни пролетели незаметно. Мы действительно смогли пару раз съездить на озеро хорошо поплавать. Погода установилась просто изумительная. В такую погоду хочется просто отдыхать и ни о чём не думать.

Вот наступил и день экзамена. Оля утром пожелала мне удачи.

Войдя в аудиторию, я как обычно взял билет, и он казался для меня с необыкновенно легкими вопросами. Я сидел и не мог отвечать раньше времени, так как не подошли ещё все члены комиссии и быстренько набросал план ответов на вопросы. Как только подошли остальные члены комиссии, я попросился отвечать. Ответив на первый вопрос, дополнительных вопросов мне не задали. Лишь председатель спросил – есть ли вопросы, и посмотрел на членов комиссии. И только, когда я закончил отвечать на третий вопрос, один из членов комиссии вдруг неожиданно сказал, - мы довольны ответом и посмотрел на других членов. Они кивнули в знак согласия.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.