Сделай Сам Свою Работу на 5

ИМИТАЦИЯ ОКРУЖАЮЩЕГО МИРА

Важной разновидностью продукции ощущений будут имитированные «мирки», где потребитель без риска для жиз­ни или репутации ощутит вкус приключений, опасности,

сексуального возбуждения. Компьютерщики, роботехники, дизайнеры, историки и музейные специалисты общими уси­лиями создадут своего рода «территории ощущений», на которых со всем мастерством, доступным изощренной тех­нике, будет воспроизводиться величие древнего Рима, пом­пезность двора королевы Елизаветы, «сексуальность» дома гейш Японии XVIII в. и тому подобное. При входе в эти храмы удовольствий потребители будут оставлять обычную свою одежду (и заботы), облачаться в соответствующие ко­стюмы и затем участвовать в подготовленном спектакле. Он должен создать у потребителя подлинные ощущения того, что могла бы дать истинная, т. е. неимитированная реаль­ность. Потребителям, по существу, будет предложена жизнь в прошлом или, возможно, даже в будущем.

Производство подобных ощущений развернется скорее, чем мы думаем. Его с отчетливостью предвещает участие зрителей в актах современного искусства. «Хэппенинги», в которых участвует аудитория, можно оценивать как первые неуверенные шаги к будущим имитациям окружающего мира. Это относится и к более ортодоксальным работам. Когда в Нью-Йорке был показан «Дионис в 69», критик определил идеи драматурга Ричарда Шехнера*следующим образом: «Традиционно театр говорил зрителям: «Сидите, а я вам поведаю одну историю». Но почему бы ему не ска­зать: «Поднимайтесь, и мы поиграем вместе»? Пьеса Шех­нера, вольная трактовка Еврипида, призывает зрителей присоединиться к танцам в честь Диониса.

Художники также начали создавать целые «мирки» — произведения искусства, в которые зрители на самом деле могут войти и внутри которых что-то происходит. Швед­ский «Модерна Музеет» выставляет колоссальную даму из папье-маше по имени Хон (Она), внутрь которой зри­тели проходят через вагину. Внутри статуи помещаются пандусы и лестницы, мигают огни, раздаются странные звуки и есть нечто, называемое «машиной для битья бу­тылок»3. Десятки музеев Европы и США сейчас показы-



* Известный американский режиссер-экспериментатор, со­здавший в 1968 г. свою труппу. — Примеч. пер.

вают такие «мирки». Художественный критик журнала «Time» предположил, что авторы намеренно бомбардиру­ют зрителя «дурацкими изображениями, эксцентричны­ми звучаниями, потусторонними картинами, имитируя все на свете, от ощущения невесомости до пьяных психоде­лических галлюцинаций». Такие художники воистину есть «инженеры-экспериментаторы».

На обманчиво убогой улице Южного Манхэттена, за­строенной фабриками и складами, я посетил «Церебрум», или «электронную студию соучастия». Почасовая оплата; клиентов вводят в поразительно белый зал с высоким по­толком. Они снимают платье, надевают полупрозрачные одежды и с удобством располагаются на белых возвышени­ях, заваленных подушками. Привлекательные «гиды» обо­его пола, также прикрытые лишь легкими накидками, подают каждому клиенту стереофонические наушники и прозрачную маску, а затем время от времени подносят ша­рики, калейдоскопы, тамбурины, пластиковые подушки, кристаллики, конфеты, слайды и аппаратики для просмот­ра слайдов. В ушах звучит то народная, то рок-музыка; ее перебивают обрывки телевизионной рекламы, уличных шумов и лекции Маршалла Маклюэна или, возможно, лек­ции о нем. Музыка становится более волнующей, и клиен­ты вместе с гидами начинают танцевать на возвышениях и белых ковровых дорожках. С потолка плывут вниз мыль­ные пузыри. «Хозяйки» снуют между ними, прыская в воз­дух разными благовониями. Огни меняют цвет, и на клиентах, гидах, стенах возникают странные изображения. Общее настроение, вначале холодное, становится теплым, дружественным и умеренно эротичным4.

«Церебрум», это примитивное и в художественном, и в техническом отношении заведение, — скромное предвес­тие «увеселительного суперкомплекса «Окружающий мир» стоимостью в 25 000 000 долларов», авторы которого с энту­зиазмом объявляют, что в один прекрасный день они его построят. Какими бы эти люди ни оказались художниками, подобные эксперименты — прямая дорога к более изощ-

ренному строительству псевдомиров будущего. Уже сегод­ня молодые художники и устроители спектаклей, в которых участвуют зрители, ведут исследования для будущих психо­фирм и готовят им почву.

ЖИВОЕ ОКРУЖЕНИЕ

Знания, полученные при этих исследованиях, позволят соорудить фантастические имитации мира и, кроме того, создать сложное живое окружение, которое, с согласия по­требителя, будет подвергать его опасностям или вознаграж­дать. Достаточно бесцветный вариант такой игры — современные сафари в Африке. В будущем творцы ощуще­ний могут, например, устраивать казино, в которых потре­битель играет не ради денег, а ради ощущений: скажем, при выигрыше он получает свидание с очаровательной и подат­ливой дамой, а при проигрыше — сутки одиночного заклю­чения. По мере повышения ставок назначаются все более изысканные вознаграждения и наказания.

Проигравший может несколько дней служить «рабом» у выигравшего (по добровольно принятым условиям игры). Вознаграждением может быть бесплатное электронное воз­буждение центра удовольствия в мозгу — скажем, на десять минут. Проигравший получает порку либо ее психологи­ческий эквивалент: выигравшим разрешается целый день изливать на него свою агрессивность и враждебность — глу­миться над ним, кричать, браниться и ущемлять «я» проиг­равшего иными способами.

Игроки по-крупному могут пытаться выиграть сердце или иной орган для пересадки, если такое понадобится на будущее. Проигравшим будет грозить утрата почки. Созда­тели ощущений могут обращаться за идеями к Крафт-Эбингу или маркизу де Саду. Их возможности будут ограничены лишь воображением, техническим снаряжением и повсеме­стно ослабленной моралью. Поднимутся города игорных

домов, затмевающие Лас-Вегас и Дювилль, соединяющие в себе черты Диснейленда, всемирных ярмарок, мыса Кенне­ди, клиники Мэйо*, притонов Макао**.

Вот еще примеры того, как события наших дней пред­рекают будущее. Рядовая американская телевизионная про­грамма «Игра в свидания» вознаграждает игроков ощущениями; аналогичная тема недавно обсуждалась в пар­ламенте Швеции. Речь шла о том, что порнографический журнал премировал читателя недельной поездкой на Май­орку в компании с одной из своих «топлесс-моделей». Кон­сервативный член парламента внес запрос: пристойны ли такие действия? По-видимому, он ощутил облегчение, ког­да министр финансов Гуннар Стренг ответил, что эти опе­рации подлежат налогообложению5.

Возможны сочетания искусственно созданных и спон­танных ощущений — сочетания, при которых резко нару­шается контакт человека с реальностью. В ярком романе Рэя Бредбери «4510 по Фаренгейту» семейная пара, жители предместья, из последних сил копят деньги, чтобы приоб­рести видеоэкраны на три или четыре стены — это позво­лит им участвовать в некоей разновидности телевизионной психодрамы. Они станут актерами-соучастниками «мыль­ных опер», длящихся неделями и месяцами, причем будут чрезвычайно глубоко погружены в действие. И сейчас мы с помощью развитых коммуникационных технологий факти­чески начинаем продвигаться к внедрению таких интерак­тивных фильмов. В будущем сочетание имитации с «реальностью» породит множество продуктов индустрии ощущений — и во множестве вариаций.

* Ричард Крафт-Эбинг (1840-1902) — немецкий психоневро­лог, известный своими работами по сексопатологии. Лас-Вегас — город в США со знаменитыми игорными домами. Дювилль — фешенебельный французский курорт. Клиника Мэйо — извест­нейший медицинский центр США с несколькими больницами и гостиницами. — Примеч. пер.

** Блистательное и дерзкое проникновение в суть азартной игры и ее философское осмысление см.: «Лотерея в Вавилоне» Хорхе Луиса Борхеса — аргентинского философа-эссеиста, рассказ опуб­ликован в сборнике под названием «Лабиринты».

Однако психофирмы завтрашнего дня не будут торго­вать лишь отдельными, штучными ощущениями. Они пред­ложат последовательность ощущений, организованных таким образом, что само их сочетание будет придавать окраску, гармоничность или контрастность людской жизни, кото­рой недостает этих качеств. Красота, волнения, опасности или восхитительные чувства будут по программе сменять друг друга. Такие цепочки (или последовательности) ощу­щений смогут частично создать основу жизни для людей, которые в ином случае жили бы хаотично и неструктуриро­ванно. Здесь психофирмы, без сомнения, будут сотрудни­чать с общественными центрами душевного здоровья. В результате психофирмы скажут: «Позвольте нам спланиро­вать для вас вашу жизнь — хотя бы частично». В текучем, полном перемен мире завтрашнего дня это предложение найдет множество заинтересованных потребителей.

Комплексные ощущения, ожидаемые в будущем, уйдут далеко за пределы воображения богатых потребителей; все вокруг будет наполнено бессчетными новациями. Психофир­мы будут наперебой создавать самые диковинные, самые приятные ощущения. Скорее всего некоторые из этих ощу­щений — как в случае со шведской «топлесс-моделью» — бу­дут выходить за пределы даже грядущих, расширенных социальных ограничений. Их могут скрытно предлагать пуб­лике незарегистрированные, подпольные психофирмы, и это лишь придаст ощущениям волнующий привкус запретного плода.

(Скрытно действует древнейшая разновидность индуст­рии ощущений — проституция. Кроме нее, в этот подполь­ный бизнес входит много других незаконных видов деятельности, но ему недостает воображения и технических средств. В будущем все изменится. Напрашивается простое сравнение с возможностями общества, которое к 2000 г. — или даже раньше — создает роботов, совершенные компь­ютеры, индивидуальные наркотики, стимулирующее и при­носящее удовольствие зондирование мозга, равно как иные технические новинки.)

Разнообразнейшая продукция ощущений, предлагае­мая потребителю, будет разрабатываться дизайнерами ощущений, рекрутируемыми из наиболее творческих чле­нов общества. Рабочая поговорка у них будет такая: «Когда не можешь подать на стол реальность, найди заменитель. Если хорошо сработаешь, потребитель в жизни не заме­тит разницы». Границы между реальным и ирреальным будут размываться, и общество встретится с серьезными проблемами — что не отменит и даже не замедлит воз­никновения «индустрии психообслуживания» и «психо­фирм». Огромные синдикаты, опоясывающие весь мир, будут сооружать сверхдиснейленды, столь разнообразные по масштабам, возможностям и эмоциональному воздей­ствию, что сегодня это трудно себе представить.

Поэтому мы можем лишь наметить смутные очертания сверхиндустриальной экономики будущего, идущей на смену экономике обслуживания. В сельском хозяйстве и промыш­ленном производстве будет занято все меньше и меньше работников, поскольку обе отрасли станут почти полнос­тью автоматизированными. Оформление этой новой про­дукции и процесс разработки более прочной и красивой, более эмоционально насыщенной и «психологичной» упа­ковки, напротив, потребует всей изобретательности самых лучших и находчивых предпринимателей завтрашнего дня.

Сектор обслуживания колоссально расширится по сравнению с сегодняшним днем, и в нем также увеличит­ся процент времени, энергии и средств, выделяемых кор­порациями на психологическую сторону обслуживания. Инвестиционные компании — например, с внутренними взаиморасчетами — могут применять игровые компонен­ты обслуживания, предлагая держателям акций некое не­коммерческое вознаграждение и дополнительные переживания. Страховые компании могут не только вы­плачивать страховки по смерти, но и по нескольку меся­цев опекать вдов и вдовцов, обеспечивая им сиделок, психологические консультации и иную помощь. Основы­ваясь на подробной информации о своих потребителях, эти компании могут учредить компьютерный поиск но-

вых спутников жизни для овдовевших людей. Говоря ко­ротко, обслуживание должно стать гораздо более сложным и тщательно разработанным. Будет уделяться внимание психологическим обертонам продукции в целом и всех ее составляющих.

В конце концов мы увидим неудержимый рост компаний, уже целиком занятых производством ощущений, увидим фор­мирование абсолютно новых предприятий, как коммерческих, так и некоммерческих, которые станут разрабатывать, комп­лектовать и распространять спланированные или программи­рованные ощущения. Искусства станут — как сказали бы Рёскин или Моррис* — служанками индустрии. Психофирмы и другие предприятия будут нанимать множество актеров, ре­жиссеров, музыкантов и оформителей. Рекреационная ин­дустрия будет расти, поскольку сама природа досуга начнет определяться в терминологии ощущений. Средства связи и компьютеры также найдут для своих машин и программ важ­ный рынок в производстве ощущений. Короче говоря, отрас­ли, которые тем или иным способом связаны с технологиями, воздействующими на восприятие, отрасли, производящие что-то, кроме материальной продукции и традиционного обслу­живания, будут расширяться наиболее стремительно. В итоге творцы ощущений создадут основной — если не главный — сектор экономики. И тогда процесс психологизации будет за­вершен.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.