Сделай Сам Свою Работу на 5

Разведение костра под дождем

Научиться разводить костер — дело вообще не такое уж хит­рое. Значительно сложнее разводить его в дождь. Тут есть мно­го тонкостей, без знания которых можно промучиться весь ве­чер, извести не одну коробку спичек, а костер все-таки не раз­жечь. Вот об этих-то тонкостях здесь и пойдет речь.

Начнем с самого простого — со спичек. Чтобы развести ко­стер под дождем, надо иметь сухие спички. Казалось бы, это истина, сама собой разумеющаяся. И все-таки как часто у юных туристов оказывается, что на группу была взята одна-единственная коробка спичек, что нес ее костровой в наружном карма­не куртки, что под дождем спички намокли и не зажигаются.

Чтобы не оказаться в подобном положении, следует завести правило — в группе обязательно должны быть спички в непро­мокаемой упаковке. Это помимо тех расхожих спичек, которые лежат в кармане у кострового или у дежурных. Существует много способов герметизации спичек. Но, прежде всего, надо ре­шить, какую проводить герметизацию — полную или неполную,

Для неполной герметизации коробку спичек кладут в поли­этиленовый пакет и несколько раз оборачивают его вокруг коробки. Для полной герметизации в том же самом полиэтиле­новом пакете заваривают горловину с помощью утюга или паяльника. Неполная герметизация вполне достаточна для защи­ты спичек от дождя. Но если спички каким-то образом попадут в воду, то она не поможет. Полная герметизация гарантирует сохранность спичек во всех случаях, но она существует, естест­венно, только до первого случая применения спичек. Чтобы вос­пользоваться заваренными в полиэтиленовый пакет спичками, нужно его разорвать. Таким образом, полная герметизация на­дежнее, а неполная — удобнее в обращении.

В каждом случае, готовясь к походу, нужно решить, на­сколько тщательно следует герметизировать спички. Если, на­пример, предстоит воскресный поход в жаркую летнюю пору, достаточно на группу одной коробки спичек в неполной герметизации. Это будет аварийный запас, а расхожие спички можно вообще не герметизировать. Вероятность дождя в такой день вообще мала, а если он и пойдет, то это, скорее всего, будет ко­роткий ливень, который можно переждать. Вероятнее всего, в этом случае придется разводить костер не под дождем, а просто в мокром после прошедшего дождя лесу. Другое дело, если предстоит отправиться на байдарках в недельный поход. Тут всегда надо быть готовым к тому, что вещи могут намокнуть. В этом случае следует две-три коробки спичек загерметизировать полностью. Это будет аварийный запас, а все расхожие спички герметизируются не полностью.



Короче говоря, насколько тщательно надо герметизировать спички, предстоит решать в каждом отдельном случае. Весной и осенью этому надо уделить больше внимания, чем летом; в водном походе — больше, чем в пешем; в длительном — больше, чем в коротком. Но, по крайней мере, одна коробка спичек долж­на быть по возможности защищена от попадания влаги.

У опытных туристов, путешествующих в сложных отдален­ных районах, выработался обычай — каждому участнику похода иметь свою коробку полностью загерметизированных спичек (помимо группового аварийного запаса и помимо расхожих спичек). И держат они эти спички не где-нибудь в рюкзаке, а всегда при себе. Если турист идет в штормовке, они лежат в нагрудном кармане; снимая штормовку, он тут же переклады­вает спички в брюки или в карман рубашки.

Кроме указанного, существует множество других способов герметизации спичек. Вот некоторые из них. Можно положить несколько спичек вместе с боковой стенкой от спичечной короб­ки в пустую охотничью гильзу, которую потом залить, парафином. Можно убрать коробку спичек, завернутую в бумагу, в металлическую коробку, а затем стык крышки с корпусом за­лить сургучом. Вместо сургуча можно использовать изоляцион­ную ленту или лейкопластырь. Это проще, но менее надежно. Все это полная герметизация. Неполная же будет в том случае, если, используя те же способы, не заделывать упаковку наглухо. Используя гильзу, например, вместо заливания парафином мож­но надеть на нее сверху детскую соску, а металлическую короб­ку просто плотно закрыть, не прибегая к изоляционной ленте или сургучу.

Хорошие результаты дает сочетание нескольких способов. Например, уложив спички в металлическую коробку, ее поме­щают потом в полиэтиленовый пакет. Или наоборот — непромокаемый пакет со спичками укладывают в металлическую короб­ку. Герметизация в этом случае приближается к полной. Только длительное пребывание в воде может привести упакованные таким образом спички к негодности.

Вместо металлических коробок можно, конечно, использо­вать и другие. Но пластмассовые иногда трескаются и ломают­ся, деревянные обычно не закрываются достаточно плотно, кар­тонные — сами легко намокают. Выше было сказано, что спички перед упаковкой следует заворачивать в бумагу. Это жела­тельно делать потому, что иначе они иногда отсыревают изнут­ри. Кроме того, бумага предохраняет от порчи полиэтиленовый или резиновый мешочек, в который кладут коробку спичек.

Иногда в табачных киосках продаются металлические футляры для спичечных коробок. Они очень удобны в походе.Вовремя дождя часто случается, что спички намокают не от па­дающих сверху капель, а от мокрых рук кострового. Костер разгорается далеко не с первой попытки, приходится снова и снова браться за спички, а вытереть руки не обо что. В резуль­тате боковые поверхности коробки, о которые зажигают спички, становятся влажными. Металлический футляр позволяет дер­жать коробку в руках, не касаясь ее боковых поверхностей. Кроме того, он защищает спичечную коробку от механических повреждений.

При изготовлении непромокаемого мешка для спичек не следует сшивать его края, а лучше склеивать или сваривать. Ниточный шов не обладает достаточной герметичностью. Завя­зывая горловину у такого мешка, надо обязательно скрутить ее несколько раз вокруг своей оси, чтобы получился длинный сверток, затем завязать его так, чтобы он не мог раскрутиться, перегнуть пополам и в этом положении окончательно завязать. При такой упаковке вода внутрь мешка практически не проса­чивается. Подбирая непромокаемый мешок для упаковки спичек, следует помнить, что по своим размерам он должен быть значительно больше спичечной коробки, иначе вряд ли удастся надежно завязать горловину. Если мешок длинный и узкий, то горловину лучше завязать, как было только что сказано, а вот длинный и широкий (например, полиэтиленовый пакет, продаю­щийся в продуктовых магазинах) лучше несколько раз сложить, перегибая так, чтобы на пути влаги, проникающей через горло­вину, было побольше сгибов.

Все, о чем до сих пор было сказано о хранении спичек, пред­полагает, что об этом туристы позаботились еще дома, до похо­да. Ну, а если все-таки этого не было сделано? Скажем, не ус­пели или забыли (у настоящих путешественников такой случай невероятен, но с юными туристами это случается, несмотря на напоминания и предупреждения). Тогда о сохранении спичек нужно как-то позаботиться в походе. Для этого нужно поинте­ресоваться, у кого из туристов есть какая-нибудь коробка, в ко­торой, например, хранится аптечка или предметы для мелкого ремонта. Возможно, что туда удастся уложить и коробку спичек. Если это не выходит, то можно освободить в коробке место, вынув что-то и положив в карман куртки, запасных брюк, в карман рюкзака и т. д. Может быть, у кого-то из участников похода найдется полиэтиленовый мешок, куда он сложил либо туалетные принадлежности, либо носовые платки, либо еще что-то. Если эти вещи еще не были в употреблении и не сырые, туда смело можно уложить и коробку спичек. В конце концов, можно завернуть спички в носовой платок, косынку, майку или еще что-нибудь подобное, положить в кружку и упрятать по­дальше в глубь рюкзака. Кружка при этом должна быть туго набита, чтобы спичечная коробка не вывалилась, и ее не пришлось бы искать потом по всему рюкзаку. Можно на месте при­думать много других способов. Важно только, чтобы спички не соседствовали с сырыми вещами, хранились в глубине рюкзака, и чтобы владелец рюкзака мог их быстро найти. На последнее обстоятельство следует обратить особое внимание. У юных ту­ристов нередко бывает так, что спички засовываются в уже за­вязанный рюкзак, куда попало, и, когда эти спички понадобятся, придется под дождем перетряхивать весь рюкзак.

Итак, иметь сухие спички — необходимое условие для раз­ведения костра в дождь. Но этого еще недостаточно. Если дождь идет длительное время (осенью случается, что с короткими пе­рерывами он может продолжаться два-три дня подряд), в лесу все становится словно напитанным влагой — трава, хвоя, ветви деревьев. В такую погоду самые сухие ветки будут слегка влаж­ными снаружи. Даже паутинка в этих условиях не загорается, За время горения растопки паутинка успевает лишь чуть-чуть подсохнуть снаружи. Можно много раз повторять эту опера­цию, пока, наконец, паутинка подсохнет настолько, что заго­рится. Но затем то же самое может повториться с более круп­ными ветками, которые будут положены в костер: паутинка про­горит, а эти ветки успеют только подсохнуть да слегка закоптиться. Так промучаешься целый вечер, но огня не разведешь.

Чтобы не оказаться в подобном положении, следует взять с собой из дома искусственную растопку, не боящуюся влаги, — таблетки сухого спирта, куски целлулоида или плексигласа, огарок свечи. Трудно сказать, что лучше: разные путешествен­ники отдают предпочтение тому или другому. Пожалуй, предпочтительнее иметь свечку. Сухой спирт не всегда есть в прода­же, а целлулоид и плексиглас легко загораются и горят очень интенсивно, но и прогорают довольно быстро. Свечкой же не­сколько неудобно пользоваться, если хочется, чтобы она сохра­нилась, и ее можно было использовать в дальнейшем. Поэтому когда костер разводят с помощью свечки, то отрезают от ее конца кусок сантиметра полтора высотой (иногда прямо из дома берут не всю свечку, а только маленький кусок от нее), ставят этот огарок на землю, зажигают его, а потом начинают сверху класть паутинку или тонкую лучинку, так чтобы она касалась верхней половины язычка огня, но не фитиля (иначе свечка мо­жет легко погаснуть). Для этого паутинку обычно укладывают «шалашиком» либо кладут ее на ветку покрупнее, на манер таежного костра второго типа, но только в несколько слоев. Свечка горит долго, пламя держится все время в одном месте, паутинка или лучинка постепенно подсыхают и начинают разго­раться. Свеча в этом случае играет ту же роль, что груда углей по отношению к поленьям при разведении большого костра. Ра­зумеется, при этом нельзя рассчитывать в какой-либо момент извлечь огарок из огня, чтобы воспользоваться им еще раз.Онсгорит в пламени костра.

Такой способ разведения огня хорош, но трудно настаивать на том, что он лучший. В. К. Арсеньев, широко известный по кни­гам «Дерсу Узала» и «В дебрях Уссурийского края», предпочи­тал целлулоид, а ведь он, конечно, мог бы воспользоваться и свечкой. Ну, а юным туристам, отправляющимся в поход, наверное, следует взять то, что есть под руками, что проще достать.

Нельзя в качестве искусственной растопки применять взрыв­чатые и горючие вещества. Взрывчатые вещества, в частности порох, прежде всего, опасны, а кроме того, неэффективны. Если даже удастся найти какой-то способ их применения, приводя­щий к горению, а не взрыву, прогорает такая растопка настоль­ко быстро, что дрова, не успевают заняться. Горючие вещест­ва — спирт, бензин, керосин — попросту неэффективны. Обли­тые ими ветки загораются моментально, но гаснут тут же, как только бензин или спирт прогорят. А происходит это чрезвычай­но быстро, так что ветки не успевают даже чуть-чуть подсох­нуть.

Далее, надо иметь в виду, что если даже тонкие веточки, паутинка могут оказаться влажными с поверхности, то тем бо­лее это относится к более толстым партиям топлива. Чтобы они быстрее воспламенились, можно воспользоваться старым таеж­ным способом. Для этого надо взять острый нож и настрогать на этих палочках стружку, не отделяя ее, однако, окончательно от палки. Пусть с одного конца на ней образуется кудрявый венчик (рис. 27).

 

Рис. 27. Разжигательные палочки.

 

 

Загораются такие разжигательные палочки очень быстро. Если стружка получилась достаточно мелкая и густая, их можно даже поджигать прямо от растопки, вместе с паутинкой и лучиной. Надо приготовить несколько таких палочек, а на остальных сучьях и ветках второй и третьей партии топлива тоже сделать надрезы. Пусть они не будут такими глу­бокими, но они должны располагаться по всей длине и лучше с разных сторон. Кстати, иногда бывает полезно зачищать, таким образом, даже лучину.

Когда костер разгорится достаточно для того, чтобы начать подкладывать более крупные дрова — толщиной в руку и более, нужно сделать и на них по всей длине подобные же засечки, толь­ко, конечно, теперь уже топором. А еще лучше — расколоть каждое полено вдоль. Внутренние слои древесины остаются не затронутыми влагой, каким бы сильным дождь ни был, и загораются до­статочно легко.

Конструкция костра тоже в известной степени определяет ус­пех дела. В сильный дождь неко­торые из конструкций (например, «колодец») быстро заливает и туристам остается лишь наблю­дать печальную картину борьбы огня с водой. Надо постараться расположить дрова так, чтобы они сами себе служили крышей, защищающей от дождя. Из описанных выше конструк­ций лучше всего этому соответствует таежный костер второго типа, «три бревна», «шалашик», таежный костер третьего типа. Таежный костер второго типа будет особенно хорош, если его сложить из поленьев, наколотых по длине, и уложить их вплот­ную или почти вплотную друг к другу. Поленья обращены к дождю корьем и имеют наклон, подобно крыше дома. Вода ска­тывается по ним вниз, и только очень небольшая часть ее до­стигает огня. Костер «три бревна», как говорилось ранее, скла­дывается на случай ночлега у огня, и для него нужны толстые бревна. Но в случае дождя можно использовать эту конструк­цию, взяв сравнительно небольшие поленья. Огонь здесь защи­щен от дождя двумя бревнами с боков, а третье бревно закры­вает огонь сверху. Используя эту конструкцию при дожде, нуж­но сделать засечки на поленьях по всей длине. Расколотые вдоль поленья на такой костер не идут, а мокрое корье загора­ется не сразу. Таежный костер третьего типа и «шалашик» обычно оставляют часть углей неприкрытыми от дождя, в осо­бенности от косого. Только при большом количестве дров, одно­временно укладываемых в Костер, удается хорошо прикрыть огонь, чтобы его не доставал дождь. В «шалашике» эти допол­нительные дрова располагаются вторым слоем, снаружи от основного, закрывая имеющиеся между его поленьями «окна», а в таежном — по бокам. Помимо того, что эти дрова защищают огонь от дождя, они сами понемногу подсыхают. По мере того как дрова в центральной части костра прогорают, поленья, ле­жащие снаружи, начинают тлеть и обугливаться, а затем посту­пают на их место. Такая система сама по себе довольно удоб­на, но требует повышенного расхода дров.

Как видим, работа с костром во время дождя имеет свою специфику на всех этапах, начиная с подготовки к разведению огня и кончая его поддержанием. В заключение необходимо ска­зать следующее. Не нужно торопиться при разведении костра под дождем. Это отнюдь не минутное дело. Нельзя пытаться ускорить работу за счет отказа от тщательности подготовки. Поиски более сухой паутинки, заготовка большего, чем обычно, количества лучины, застругивание разжигательных палочек — все это в конечном итоге сэкономит время. Если надо развести огонь побыстрее, то пусть лучше кто-нибудь поможет кострово­му подготовить все, что нужно для разжигания костра, но упро­щать подготовку нельзя. На повторные попытки, развести уга­сающий костер уйдет намного больше времени, чем на самую тщательную подготовку. Кстати, замечено, что многократное угасание костра удручающе действует на новичков. Черный шу­мящий под дождем лес кажется холодным и враждебным, появ­ляется желание кое-как натянуть палатки и побыстрее укрыться в них, не поев, не просушившись. В плохом настроении люди забиваются в палатки и дрожат всю ночь, согреваясь лишь теп­лом собственных тел. Напротив, костер, который разгорелся с первой-второй попытки, несмотря на дождь, дает свет и тепло, действует на всех ободряюще. Бивачные работы идут дружно и весело, все успевают просушить намокшие вещи, поужинать, у всех хорошее настроение.

 

 

Костровое хозяйство

Под костровым хозяйством подразумевают все то оборудо­вание, которое используется с целью подвешивания посуды над огнем для варки пищи и просушки вещей.

Наиболее распространенный и, пожалуй, наиболее универ­сальный тип очага — это две рогульки с лежащей на них пере­кладиной. Их вырубают из бросовых и быстрорастущих деревь­ев — осины, ольхи. Вопреки распространенному мнению, можно изготовить рогульки и перекладину также из сухого дерева. Только в этом случае их надо делать потолще и вбивать подаль­ше друг от друга, так, чтобы огонь непосредственно их не ка­сался. Конечно, при мощном костре, какой, например, туристы разводят при ночевке на снегу, без палатки, сухие рогульки и перекладины не годятся. Но ведь костры подобного типа юные туристы почти не используют. Не годятся они и для нелепых «костров до небес», разводить которые часто любят новички, Но такие костры и не надо разводить.

Выбирая рогульки для очага, не следует брать те, которые имеют равномерное разветвление вершинки: загоняя такую ро­гульку в землю, придется бить в середину разветвления и, ско­рее всего, она попросту расколется. Лучше выбрать рогульку с отходящим в сторону сучком. Забить такую рогульку не пред­ставляет никакого труда.

Очень часто юные туристы, заготовляя рогульки, срубают начисто все сучки, кроме одного верхнего. Напрасно. Имеет смысл оставить еще один-два сучка ниже основной развилки, обрубив их так, чтобы на каждый из них тоже можно было положить перекладину. Это удобно для того, чтобы регулировать высоту подвески посуды над огнем. В этом случае рогульку мож­но сделать выше обычной, рассчитав ее так, чтобы перекладина лежала не на самом верхнем, а на среднем сучке. Тогда у де­журных всегда будет возможность по желанию поднять или, наоборот, опустить перекладину. Например, когда приготовле­ние пищи подходит к концу, обычно надо уменьшить жар, и это легко сделать, подняв перекладину на верхнюю развилину. Ко­нечно, этого можно добиться и другими способами — сдвигая посуду в сторону или регулируя пламя костра, но изменить вы­соту перекладины проще всего. С другой стороны, бывает иногда нужно и опустить перекладину, например, когда ветер начинает временами задувать костер и относить пламя в сторону или когда дров маловато и дежурные предпочитают, довести пищу до готовности на углях. Обычно юные туристы считают, что пере­кладина над костром всегда должна лежать строго горизонталь­но. Найти же такие две рогульки, чтобы все их развилки точно соответствовали одна другой, конечно, трудно. Но к этомуи не надо стремиться. Ничего страшного не произойдет, если какое-то время перекладина будет лежать немного наклонно, важно только, чтобы посуда не съезжала при этом в одну сторону. Разумеется, те две развилки, которые будут основными, надо расположить на одном уровне. За этим надо следить, когда рогульки забивают в землю.

Бывает, что туристам надо повесить над костром только одну посудину, например, когда готовят не полный обед, а просто хо­тят вскипятить чай на привале. Тогда можно обойтись одной рогулькой вместо двух. При этом шест, на который вешается посуда, одним концом закрепляется на земле. Это можно сде­лать разными способами. Можно, заострив конец, с силой вот­кнуть шест наклонно в землю и потом немного пригнуть, чтобы он лег на рогульку. Можно подсунуть этот конец под лежащее бревно, под корни пня, под какой-нибудь камень или что-то по­добное. Конечно, далеко не всегда подходящее бревно, пень или камень найдутся на месте бивака. Но обычно дежурный, если он знает, что можно, приготовляя пищу, обойтись одной посуди­ной, приглядывает место для бивака так, чтобы нечто подобное там было. Если же ничего подходящего нет под руками, то мож­но закрепить конец шеста в земле, вырубив маленькую рогуль­ку и вбив ее развилкой вниз. Обычно для этого можно исполь­зовать обрубленные ветви и сучья, которые остались после изго­товления главной рогульки. Вряд ли следует использовать для этой цели рюкзак. Прежде всего, в однодневных походах он, обычно, слишком мал, чтобы надежно удерживать шест с каст­рюлей воды на конце, а главное — даже на коротком биваке почти всегда бывает необходимо несколько раз залезть в рюк­зак. Отсюда вероятность опрокинуть весь очаг или вылить часть воды в костер. И уж совсем недопустимо использовать рюкзак вместо основной рогульки. После этого, скорее всего, придется навсегда проститься с этим рюкзаком.

Иногда приходится оборудовать ночлег на каменистой поч­ве, в которую не удается надежно забить рогульки или колья. Если при этом есть под руками крупные камни, то можно соо­рудить очаг из них, уложив два камня примерно одинаковой величины на некотором расстоянии друг от друга так, чтобы они служили опорой для посудины. Найти такие камни обычно бывает нетрудно, но только для одной посудины. Подобрать два камня так, чтобы на них можно было установить два или три ведра, кастрюли или котелка, бывает очень сложно. В этом слу­чае можно устроить очаг на двух связанных треногах, положив на них сверху перекладину. Веревка для этого почти всегда найдется в любой группе. В крайнем случае, можно вынуть ее из горловин у двух рюкзаков. Если тренога стоит неустойчиво, то основания у жердей можно укрепить, подложив туда круп­ные камни.

Не рекомендуется использовать для очага отдельную трено­гу, разводя под ней огонь. Прежде всего, веревка, связывающая треногу, оказывается над огнем и может, в конце концов, перего­реть. Можно, конечно, вместо веревки использовать проволоку, но она, как правило, может оказаться в группе лишь случайно. Неудобно и подвешивать посуду к такому очагу. Сколько-ни­будь большой огонь развести нельзя — загораются основания жердей, образующих треногу. И, наконец, главное — больше одной посудины повесить над огнем тут невозможно. Ну, а если так, то лучше очаг из двух камней (если достаточно одной посу­дины) или двух треног с перекладиной (если нужно повесить несколько).

Все, что до сих пор было сказано о костровом хозяйстве, подразумевало использование подручных средств. Но в послед­ние годы среди туристов все большее распространение приобре­тают различные самодельные приспособления (рис. 28).

 

Рис. 28. Самодельные приспособления для приготовления пищи на костре.

И это хорошо со всех точек зрения. Прежде всего, меньше приходится рубить деревьев. Правда, ольха и осина пока что считаются породами, не имеющими ценности, и вырубить колы и рогульки из них не возбраняется. Но уничтожение лесов, особенно вокруг больших городов, сейчас приобретает угрожающие размеры, и вполне вероятно, что через 10—15 лет нам придется беречь ольху и осину так, как мы сейчас бережем березу. И хотя «леп­та», которую вносят туристы в дело изведения лесов, невелика, но не худо бы и ее уменьшить: ведь количество занимающихся туризмом растет с каждым годом.

Самодельные костровые приспособления хороши и с более утилитарной точки зрения: они экономят время при разбивке бивака.

Что же представляют собой эти приспособления? Самое про­стое из них — металлические рогули, рассчитанные на ввинчивание или забивание в деревянный кол. А найти подходящий кол в лесу гораздо проще, чем деревянную рогульку.

Очень удобным приспособлением оказались металлические крючки для подвешивания посуды. Если надо снять котелок или кастрюлю с огня, можно легко сделать это, не снимая перекла­дины с висящей на ней остальной посудой. С помощью крючков легко менять высоту подвешивания посуды над огнем. Если нужно ее опустить, дежурный просто цепляет лишний крючок, а при необходимости поднять — убирает его.

Многие туристы пользуются в походе таганками различных типов, но среди них нет конструкций, получивших всеобщее признание. Некоторые из таких таганков показаны на рисун­ке 28. Зато все большую популярность начинает завоевывать металлический трос для подвешивания посуды, который приспо­соблен для натягивания между деревьями. Он, действительно, очень удобен тем, что избавляет от необходимости что-либо искать и вырубать. Вынул его из рюкзака, закрепил на деревь­ях — и можно подвешивать на крюках посуду. Этот трос дол­жен быть достаточно длинным (6—8 м), чтобы его можно было растянуть между далеко стоящими друг от друга деревьями. Разводить костер между близко растущими деревьями, как уже было сказано, не следует.

Можно использовать и укороченный трос (длиной 2—3 м), Тогда к петлям на его концах надо привязать веревки и уже их прикреплять к деревьям. Правда, к использованию троса, как, впрочем, почти любого снаряжения, надо привыкнуть. В осо­бенности это касается двух моментов. Когда на трос вешают посуду, он под ее тяжестью прогибается и посуда оказывается несколько ниже, чем предполагалось. Поэтому первые два-три раза, когда берут трос в поход, его приходится несколько раз перетягивать, регулируя высоту подвески посуды над огнем. Но умение на глаз выбрать нужную высоту троса приходит очень быстро. Во всяком случае, не дольше, чем умение подбирать ро­гульки подходящей высоты и толщины.

Второй момент, требующий привычки к тросу, заключается в следующем. Очаг, сделанный из подручных средств, как было описано ранее, по своим размерам лишь немного превосходит костер. Во всяком случае, весь он находится в поле зрения одно­временно с костром. Трос же натянут на большую длину, и по­этому видна только средняя часть троса с висящей посудой. Остальная его часть заметна хуже, а ночью и вообще не видна. Поэтому во время суеты у костра люди сначала довольно часто натыкаются на натянутый трос, особенно те из них, кто много раз имел дело с очагом из двух рогулек и привык спокойно хо­дить вокруг костра. Чтобы быстрее привыкнуть к натянутому тросу, можно повесить на нем в стороне от костра какие-нибудь светлые предметы — носовой платок, косынку, кусок газеты и т. п. Если ничего подходящего нет под руками, можно ис­пользовать для этих целей просто несколько веток.

Кроме того, натянутый трос надо учитывать и при планиров­ке лагеря. Скажем, обычный очаг из двух рогулек можно рас­положить с одинаковым успехов в центре или на краю лагеря. Некоторые туристы предпочитают делать его даже посредине, чтобы костер был своеобразным центром бивака. Иначе обстоит дело с тросом. Трос, натянутый посредине лагеря, разрежет его на две части и будет все время мешать. Поэтому лучше натя­нуть его на краю лагеря, чтобы и палатки, и вещи, и люди нахо­дились по одну сторону от троса. Место по другую сторону от троса можно отвести для работы кострового и сложить там дро­ва, а можно и вообще не использовать.

Все эти нехитрые приспособления, о которых было рассказа­но, нетрудно изготовить в любой слесарной мастерской. Это под силу любой школе, любому туристскому кружку или секции. Поэтому, как только туристские походы перестают быть случай­ными событиями в жизни школы и приобретают более или менее регулярный характер, следует понемногу обзаводиться само­дельным костровым хозяйством.

 

 

Меры предосторожности

Хотя костер и считается первым другом туриста, однако, общаясь с этим другом, надо принимать некоторые меры предо­сторожности. К сожалению, это не всегда понимают юные ту­ристы. В первых походах, пока костер еще в диковинку, с ним обращаются осторожно. Потом к нему привыкают, и меры пре­досторожности начинают казаться чем-то ненужным: «Ничего не случится. Что я первый раз развожу костер, что ли?» Совер­шенно неправильное рассуждение.

Костер хранит потенциальную опасность, которая может не напоминать о себе настолько долго, что о ней забывают. Так вот, опытный турист отличается от новичка не тем, что он этой опасностью пренебрегает, а как раз наоборот — тем, что о ней помнит, а значит, и соблюдает меры предосторожности.

В чем же они заключаются? Самое первое, что должен за­помнить юный турист: покидая место бивака, следует обязатель­но залить костер. Не надо думать, что если дрова уже прогоре­ли, если в кострище остались только тлеющие головешки да угли, то заливать его не обязательно. Эти головешки могут раз­гореться, спустя много времени после ухода группы. Чтобы убе­диться в этом, можно посоветовать как-нибудь проделать такой эксперимент. Пусть дежурные попытаются утром развести ко­стер, не пользуясь спичками, а, раздувая угольки, которые со­хранились в золе костра со вчерашнего вечера. Если только ночью не шел дождь, это удастся сделать довольно быстро. Времени потребуется не намного больше, чем на разжигание костра спичками. Конечно, далеко не всякий костер, оставлен­ный не залитым, разгорится после ухода группы и не всякий разгоревшийся приведет к лесному пожару, И все-таки не будем забывать, что главной причиной страшных лесных пожаров были и остаются плохо загашенные костры. Поэтому надо взять за правило перед уходом заливать кострище. Ведь бивак почти всегда устраивается в месте, где есть вода. Правда, иногда за водой надо спуститься в лощину или терпеливо набирать ведро, черпая кружкой из маленького родника. Для того чтобы сварить обед, любой из туристов готов это сделать. А вот когда заходит речь о том, что надо залить костер, вдруг слышится; «Да ну, еще ходить... И так ничего не сделается». Да, может быть, в этот раз ничего не сделается, и во второй раз тоже, и в десятый, и в сотый. Но когда-нибудь сделается, причем, может сделаться такое, что заставит горько пожалеть о том, чего вер­нуть нельзя.

Конечно, для всякого правила есть пределы целесообразного применения. Скажем, осенью в слякотную погоду, во время дождя, вряд ли оставленный костер наделает бед. И все-таки, если есть хоть тень сомнения, надо принести воды и залить кост­рище, уходя с бивака.

Очень часто в справочниках и руководствах по туризму встречается требование окапывать костер канавкой, чтобы от него не загорелись трава, хвоя, листья, лежащие на земле. Та­кую рекомендацию следует считать весьма спорной. Прежде всего — чем окапывать? Окапывать топором — значит портить топор. Очень скоро он будет не пригоден для использования по основному назначению. Окапывать заостренными кольями или чем-нибудь подобным? Малоэффективно. Так можно процара­пать много борозд на почве, а по-настоящему окопать костер не удастся. Не случайно в туристской практике окапывание костра не прижилось, хотя настоятельные советы делать это кочуют из одного справочника в другой.

Конечно, лучше окопать костер, если оказалась под рукой лопата. Скажем, ее взяли с собой для выполнения каких-нибудь краеведческих заданий или группа остановилась на обед возле дома лесника. Но нести лопату с собой специально ради окапы­вания костра большинство, туристов считает обременительным. Кстати сказать, окапывание не очень эффективно. Сухие листья и хвою, которые могут загореться, можно просто отгрести в сто­рону, траву — или вырвать, или, если нет ветра, дать ей прого­реть по периметру кострища, а потом быстро затоптать. Ну, а от летящих искр или угольков, которыми иногда «стреляет» костер, окапывание не спасает. Одним словом, практика пока­зывает, что без окапывания вполне можно обойтись, если со­блюдать все другие меры предосторожности.

Никогда не следует разводить огонь непосредственно под деревьями. На деревьях, особенно хвойных, есть чему загореть­ся. Да и корни деревьев легко повредить. Обычно юные туристы избегают располагать костер вблизи деревьев, но, например, в дождь это искушение бывает достаточно велико.

Нельзя разводить костры там, где имеется торф.Он может тлеть не только на поверхности, но и в глубине, поэтому пожар может возникнуть даже через 1—2 дня после ухода группу. Нельзя также разводить чрезмерно большие костры. У юных туристов, после того как они научатся немного обращаться с огнем, очень часто почему-то возникает стремление разжечь «костер до небес». И вот они тащат со всех сторон сухие елки. Куча дров в костре угрожающе растет, пламя поднимается в рост человека, а то и выше. Зачем все это? Ужин на таком огне не сваришь — тут и подойти близко трудно, не то, что по­мешать кашу. Искрит и «стреляет» он так, что сушить вещи на нем нельзя — будут прожженные дыры. «Зато светло и весе­ло»,— говорят обычно незадачливые туристы. Но для того чтобы было светло, можно использовать один из тех костров, о кото­рых шла речь выше, например «три бревна». Ну, а веселье боль­ше зависит от самих туристов, чем от костра. Большой костер может легко стать источником неприятностей. Сноп искр, взви­вающийся над костром, становится очень большим и даже при небольшом ветерке легко достает деревья, которые, казалось бы, стоят в стороне. «Стреляет» такой костер на большое расстоя­ние и довольно крупными головешками. Наваленные в беспоря­дочном множестве дрова, немного прогорев, начинают оседать, приводят в движение другие, легко обрушиваются вниз, катятся в сторону. Наконец, большое пламя вообще легко может выйти из-под контроля. А сколько оно пожирает топлива!

Не следует оставлять костер (даже гаснущий) без присмот­ра. Обычно эта забота кострового или дежурных. Но вообще полезно выработать у каждого туриста привычку: находясь у огня, быть чуточку настороже, поглядывать, не занялась ли трава на краю кострища, не загорелись ли чьи-нибудь носки или кеды и т. д. Вначале может показаться, что это будет ме­шать отдыху, создавать у людей какое-то внутреннее напряже­ние. Пожалуй, на первых порах что-то похожее действительно бывает. Но довольно быстро это дело становится привычным, напряженность, если она была, исчезает, турист может отдыхать у костра, петь песни, беседовать, в то же время краем глаза следить за тем, как себя ведет огонь.

Если предполагается поддерживать огонь всю ночь, чтобы его тепло согревало спящих, нужно организовать у костра де­журство. Иначе от случайной искры почти наверняка прогорят спальные мешки или одеяла.

При разведении костра глубокой осенью или ранней весной, когда на деревьях лежит снег, надо предварительно непремен­но отряхнуть его с ближайших деревьев, постучав по стволам обухом топора. Иначе, когда костер станет достаточно жарким, весь бивак окажется под дождем. А может и пласт снега упасть на огонь или кому-нибудь на голову.

Особенно внимательно надо следить за костром, когда кру­гом много сухой травы и когда дует сильный ветер. Обилие сухой травы в средней полосе России бывает обычно сразу же, как только сойдет снег. Пара солнечных деньков, и прошлогод­няя трава становится совершенно сухой, а новая, зеленая, еще только чуть пробивается. Именно в эти дни обычно выбираются за город первые группы туристов-школьников, именно в эти пер­вые весенние деньки очень хочется развести костер не в лесу, погруженном в тень, а на какой-нибудь веселой солнечной по­лянке. Необходимо помнить, что по сухой траве огонь распрост­раняется очень быстро (практически со скоростью ветра) и что совсем не обязательно огонь пойдет непосредственно от самого костра. При сильном порыве ветра язык пламени может ото­рваться от костра и зажечь траву в двух-трех метрах в стороне. Поэтому, если кругом сухая трава, надо постараться найти для костра место, защищенное от ветра.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.