Сделай Сам Свою Работу на 5

Глава III. Преступления против общественной безопасности и общественного порядка 2 глава

Вместе с тем, как нам представляется, выстраивая новую систему Особенной части Уголовного кодекса, законодатель не всегда был последователен в своих решениях. Во-первых, место раздела о преступлениях против общественной безопасности и общественного порядка в системе Особенной части Кодекса не вполне согласуется с логикой оценки социальных ценностей, закрепленных в Конституции РФ, система которой строится в следующей иерархии основных ценностей: личность - общество - государство. В соответствии с таким подходом раздел о преступлениях против общественной безопасности должен быть помещен на второе место в структуре Особенной части Кодекса после раздела о преступлениях против личности. Во-вторых, имеется расхождение между наименованием раздела и его содержанием. Название раздела "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка" не в полной мере соответствует характеру и числу норм, содержащихся в нем:

а) в этом разделе предусмотрено всего два преступления против общественного порядка - хулиганство и вандализм, а характеристика их объекта вынесена в наименование раздела, хотя законодатель и не выделяет самостоятельной главы о данных преступлениях;

б) и, наоборот, в разделе предусмотрена гл. 25, которая содержит 18 норм о преступлениях против здоровья населения и общественной нравственности, но родовой объект этих преступлений в наименовании раздела не обозначен.

Как представляется, более последовательно поступили разработчики Модельного Уголовного кодекса государств-участников Содружества Независимых Государств, который был принят на VII пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников Содружества Независимых Государств 17 февраля 1996 г. и носит рекомендательный характер для их законодателей*(152). В Модельном кодексе разд. VIII "Преступления против общественной безопасности и здоровья населения", во-первых, расположен сразу за разделом о преступлениях против личности и, во-вторых, в своем наименовании отражает родовые объекты преступлений, нормы о которых находятся в нем.



Структура новых уголовных кодексов стран СНГ и место в ней норм о преступлениях против общественной безопасности и общественного порядка неодинаковы. В Кодексе Республики Беларусь выделено три раздела, где в качестве объекта определяется "безопасность": IХ "Преступления против экологической безопасности и природной среды", Х "Преступления против общественной безопасности и здоровья населения", ХII "Преступления против информационной безопасности". Кодекс Кыргызской Республики 1997 г. воспроизводит структуру Кодекса РФ. Кодекс Республики Казахстан 1997 г. не выделяет разделов, а гл. 9 Особенной части именуется "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка". В Кодексе Республики Таджикистан 1998 г. разд. VIII "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка" располагается после раздела "Преступления против личности" и включает в себя гл. 21 "Преступления против общественной безопасности", гл. 22 "Преступления против здоровья населения" и гл. 23 "Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспортных средств". В Кодексе Республики Узбекистан 1994 г. раздел шестой "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка" располагается после разделов о преступлениях против личности, против мира и безопасности, преступлений в сфере экономики, преступлений в сфере экологии, преступлений против государственной власти и включает в себя гл. ХVII "Преступления против общественной безопасности", гл. ХVIII "Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспортных средств", гл. ХIХ "Преступления, составляющие незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ" и гл. ХХ "Преступления против общественного порядка". Кодекс Латвийской Республики 1998 г. не выделяет разделы, а гл. ХХ озаглавлена "Преступные деяния против общественной безопасности и общественного порядка".

Исследователи, которые занимались проблемами преступлений против общественной безопасности, применительно к Уголовному кодексу 1960 г. выделяли либо две (преступления, нарушающие правила общей безопасности, и преступления, нарушающие правила специальной безопасности)*(153), либо три группы таких преступлений (при всем терминологическом различии их можно определить таким образом: общие виды преступлений против общественной безопасности, преступления против общественной безопасности, нарушающие специальные правила безопасности, и транспортные преступления)*(154).

С учетом выделения в структуре Уголовного кодекса 1996 г. глав по признакам видового объекта преступления против общественной безопасности и общественного порядка можно подразделить на преступления против:

а) общественной безопасности в узком смысле слова или собственно преступления против общественной безопасности, которые предусматриваются в гл. 24 (ст. 205-212, 215-227);

б) экологической безопасности - экологические преступления, предусмотренные в гл. 26 (ст. 246-262);

в) безопасности движения и эксплуатации транспорта, предусмотренные в гл. 27 (ст. 263-271), и

г) безопасности компьютерной информации - в сфере компьютерной информации, предусмотренные в гл. 28 (ст. 272-274).

В предлагаемой системе открытым остается вопрос о месте преступлений против здоровья населения и общественной нравственности, которые предусматриваются в гл. 25. Выше отмечалась непоследовательность законодателя, выражающаяся в неполном соответствии наименования разд. IХ и его содержания. Преступления против здоровья населения и общественной нравственности можно отнести к преступлениям против общественной безопасности в самом широком смысле слова (социальной безопасности), как представляющих угрозу для безопасности общества. Однако с учетом специфики и самостоятельного характера общественных отношений, на которые посягают преступления данной группы, более точным было бы выделение их в самостоятельный раздел Особенной части Кодекса.

Особого внимания заслуживает вопрос об определении места в предлагаемой системе таких преступлений, как хулиганство (ст. 213) и вандализм (ст. 214). Традиционно они относились к преступлениям против общественного порядка, а их родовым объектом признавался общественный порядок. Уголовный кодекс 1996 г., в отличие от предыдущих кодексов, не выделяет такой родовой объект как общественный порядок, следовательно, не может быть определен и круг деяний, посягающих на него. Относить хулиганство и вандализм к преступлениям против общественной безопасности нет оснований, поскольку они не связаны с нарушением отношений общественной безопасности. По нашему мнению, хулиганство и вандализм относятся к преступлениям, посягающим на общественную нравственность, понимаемую как выработанную систему норм и правил поведения людей, которая является господствующей в обществе и основывается на идеях, традициях и взглядах о справедливости, долге, чести, достоинстве*(155). Место этих преступлений в одном ряду с такими деяниями, как уничтожение или повреждение памятников истории и культуры (ст. 243), надругательство над телами умерших и местами их захоронения (ст. 244), жестокое обращение с животными (ст. 245), с которыми они схожи по ряду признаков. Полагаем, что с учетом именно этой внутренней связи законодатели Белоруссии выделили в Уголовном кодексе специальный разд. ХI "Преступления против общественного порядка и общественной нравственности", где находится норма о хулиганстве.

 

_ 2. Понятие, общая характеристика и система преступлений против общественной безопасности

 

Преступления против общественной безопасности - это умышленные или неосторожные общественно опасные деяния, причиняющие существенный вред или создающие реальную угрозу причинения вреда безопасным условиям жизни общества.

Как и Кодексы 1922, 1926 и 1960 гг., Уголовный кодекс 1996 г. сохранил в Особенной частигл. 24, предусматривающую статьи о преступлениях, которые посягают на общественную безопасность (ст. 205-227 УК). Однако в отличие от ранее действовавших кодексов видовой объект гл. 24 определяется только как общественная безопасность. К тому же система соответствующих норм подверглась существенным изменениям, поскольку современный период характеризуется качественно иным состоянием общества, новым уровнем решаемых задач, другими подходами к обеспечению безопасности интересов общества.

Преступления против общественной безопасности составляют незначительную долю в общей массе регистрируемых преступлений. Так, если в 1999 г. было зарегистрировано 3 001 748 преступлений, то преступлений против общественной безопасности: терроризма (ст. 205 УК) - 20; захвата заложника (ст. 206 УК) - 64; бандитизма (ст. 209 УК) - 523; незаконного приобретения, передачи, сбыта, хранения, перевозки или ношения оружия, его составных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 222 УК) - 66 536; хищения либо вымогательства оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 226 УК) - 2605; хулиганства (ст. 213 УК) - 128 701.

Высокая степень социальной опасности обусловливается не только количественной характеристикой, но и внутренними свойствами самих преступлений против общественной безопасности (особенностями объекта и деяния, разнообразным характером последствий). Преступления против общественной безопасности разрушают сложившиеся общественно полезные социальные связи, которые складываются между различными субъектами в процессе их деятельности. Они объективно вредны для неопределенно широкого круга общественных отношений (неприкосновенности личности, сохранности имущества, нормальной деятельности государственных и общественных институтов, экологической безопасности и т.д.), а их последствия достаточно тяжелы для общества.

Повышенная общественная опасность рассматриваемой группы преступлений отражается и в факте признания ряда из них преступлениями международного характера. Преступность как социальное явление имеет межнациональный характер и в равной степени причиняет ущерб различным государствам и обществам, независимо от их социально-политического устройства. Борьба с национальной преступностью требует совместных усилий и повседневного сотрудничества государств. Это сотрудничество выражается в различных формах, в том числе в форме разработки и принятия многосторонних договоров, международных соглашений (конвенций). Ратификация последних налагает определенные обязательства на государства-участников соответствующих соглашений. Естественно, что в орбиту совместных интересов попадают прежде всего наиболее опасные преступления. Они подразделяются на две большие группы: международные преступления и преступления международного характера (международные уголовные преступления). Ответственность за первую группу деяний (агрессия, нарушение законов и обычаев войны, геноцид, апартеид и т.д.) для физических лиц наступает при условии, что их деяния связаны с преступной деятельностью государств. Преступления международного характера (терроризм, захват заложников, угон воздушного судна, пиратство и др.) непосредственно не связаны с преступной деятельностью конкретных государств, но они, наряду с причинением ущерба национальным интересам, посягают и на различные аспекты мирного сосуществования и сотрудничества государств. Ответственность за эти преступления наступает либо по специальным уставам (Нюрнбергский и Токийский процессы), либо по национальным уголовным законам.

Анализируемая группа преступлений посягает на общественную безопасность. Как видовой объект уголовно-правовой охраны безопасные условия жизни общества (общественная безопасность) включают в себя совокупность общественных отношений по обеспечению неприкосновенности жизни и здоровья граждан, имущественных интересов физических и юридических лиц, общественного спокойствия, нормальной деятельности государственных и общественных институтов. Подробно об общественной безопасности как объекте преступления говорилось в предыдущем параграфе.

По особенностям объективной стороны рассматриваемые преступления совершаются путем как действия (большинство преступлений), так и бездействия. Путем бездействия могут совершаться преступления, для которых характерно нарушение каких-либо правил - нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики, правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ, ненадлежащее исполнение обязанностей по охране оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств и т.д. (ст. 216-219, 225 УК). Только путем бездействия совершается небрежное хранение огнестрельного оружия (ст. 224 УК). По моменту окончания преступления (способу законодательного описания) выделяются усеченные составы: организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем, бандитизм, организация преступного сообщества (преступной организации), пиратство, вымогательство общеопасных предметов (ст. 208-210, 227, 221 и 226 УК); формальные: захват заложника, заведомо ложное сообщение о терроризме, угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава, массовые беспорядки и др. (ст. 206, 207, 211, 212, 220, 221, 222, 223, 226 УК) и материальные: терроризм, нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики, прекращение или ограничение подачи электрической энергии либо отключение от других источников жизнеобеспечения, небрежное хранение огнестрельного оружия и другие составы (ст. 205, 215-219, 224, 225 УК).

Субъективная сторона преступления против общественной безопасности характеризуется в основном умышленной формой вины, исключением являются лишь деяния, связанные с нарушением правил специальной безопасности и безопасности производства определенных работ (ст. 215-219 УК), а также небрежное хранение огнестрельного оружия (ст. 224 УК).

По особенностям субъектов преступления против общественной безопасности можно разделить на две группы: а) преступления, совершаемые только специальным субъектом, - нарушение правил пожарной безопасности, ненадлежащее исполнение обязанностей по охране оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, прекращение или ограничение подачи электрической энергии либо отключение от других источников жизнеобеспечения и пиратство (п. 1 ст. 215, 219, 225 и 227 УК). Кроме того, бандитизм и организация преступного сообщества (преступной организации) могут совершаться с использованием лицом своего служебного положения (ч. 3 ст. 209 и 210 УК); б) преступления, которые могут совершаться любыми лицами (все иные преступления против общественной безопасности).

Если говорить о возрастном критерии субъекта, то по достижении 14-летнего возраста ответственность наступает за терроризм, захват заложника, заведомо ложное сообщение об акте терроризма и хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 205, 206, 207 и 226 УК). За совершение иных преступлений против общественной безопасности ответственность наступает по достижении 16 лет.

В зависимости от характера и степени общественной опасности преступления против общественной безопасности подразделяются на:

преступления небольшой тяжести - призывы к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и к массовым беспорядкам, а равно призывы к насилию над гражданами (ч. 3 ст. 212 УК); прекращение или ограничение подачи электрической энергии либо отключение от других источников жизнеобеспечения (ст. 215.1 УК); нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах (ч. 1 ст. 217 УК); незаконное обращение с ядерными материалами и радиоактивными веществами (ч. 1 ст. 220 УК); нарушение правил специальной безопасности и безопасности производства определенных работ (ч. 1 ст. 215, 216 и 219, ст. 218 УК); квалифицированный вид незаконного обращения с ядерными материалами или радиоактивными веществами (ч. 2 ст. 220 УК); незаконное приобретение, сбыт или ношение, а равно незаконное изготовление газового оружия, холодного оружия, в том числе метательного оружия (ч. 4 ст. 222 и 223 УК); небрежное хранение огнестрельного оружия (ст. 224 УК); ненадлежащее исполнение обязанностей по охране оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ч. 1 ст. 225 УК);

преступления средней тяжести - заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 207 УК); участие в незаконном вооруженном формировании (ч. 2 ст. 208 УК); приведение в негодность объектов жизнеобеспечения (ч. 1, 2 ст. 215.2 УК); хищение либо вымогательство ядерных материалов или радиоактивных веществ (ч. 1 ст. 221 УК); незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка, или ношение, или изготовление оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств и незаконное изготовление оружия, а также ненадлежащее исполнение обязанностей по охране оружия массового поражения либо материалов или оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения (ч. 1 ст. 222 и 223, ст. 225 УК);

тяжкие преступления - терроризм (ч. 1 ст. 205 УК); захват заложника (ч. 1 ст. 206 УК); организация незаконного вооруженного формирования (ч. 1 ст. 208 УК); участие в преступном сообществе (преступной организации) (ч. 2 ст. 210 УК); угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (ч. 1 ст. 211 УК); массовые беспорядки (ч. 1 и 2 ст. 212 УК); особо квалифицированный вид приведения в негодность объектов жизнеобеспечения (ч. 3 ст. 215.2 УК); квалифицированные и особо квалифицированные виды хищения или вымогательства ядерных материалов или радиоактивных веществ, незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств и незаконное изготовление оружия (ч. 2 и 3 ст. 221-223 УК); простое и квалифицированное хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ч. 2 и 3 ст. 226 УК); пиратство (ч. 1 ст. 227 УК);

особо тяжкие преступления - квалифицированный и особо квалифицированный виды терроризма, захвата заложника (ч. 2 и 3 ст. 205 и 206 УК); бандитизм (ст. 209 УК); организация преступного сообщества (преступной организации) (ч. 1 и 3 ст. 210 УК); квалифицированный и особо квалифицированные виды угона судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (ч. 2 и 3 ст. 211 УК); особо квалифицированный и суперквалифицированный виды хищения либо вымогательства оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ч. 3 и 4 ст. 226 УК); квалифицированный и особо квалифицированные виды пиратства (ч. 2 и 3 ст. 227).

Законодатель выделяет такие квалифицирующие признаки преступлений против общественной безопасности, которые значительно повышают их общественную опасность и нередко переводят их в разряд более тяжкой категории. Например, простые составы незаконного оборота оружия, его основных частей, боевых припасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств (ч. 1 ст. 222 и 223 УК) относятся к преступлениям средней тяжести, а такого же рода действия, совершенные группой лиц по предварительному сговору или неоднократно (ч. 2 ст. 222 и 223 УК), - к тяжким преступлениям; состав простого терроризма или захвата заложника является тяжким преступлением, а те же действия, совершенные группой лиц по предварительному сговору или неоднократно, придают этим преступлениям статус особо тяжких.

В зависимости от непосредственного объекта посягательства преступления, предусмотренные гл. 24 УК, можно разделить на следующие группы преступлений: а) против общей безопасности (ст. 205-212, 227); б) против общественного порядка (ст. 213, 214); в) связанные с нарушением специальных правил безопасности (ст. 215-219); г) связанные с нарушением установленных правил обращения с общеопасными предметами (ст. 220-226).

Преступления против общей безопасности (иногда их еще называют "преступления против общественной безопасности в узком смысле слова") являются наиболее тяжкими из всех видов преступлений против общественной безопасности. Общая безопасность как объект уголовно-правовой охраны представляет собой совокупность общественных отношений, регламентирующих основы (коренные интересы) обеспечения безопасных условий существования общества. На отношениях общей безопасности базируется безопасность общества в целом. Специфика преступлений, посягающих на общую безопасность, заключается в том, что они совершаются в любых сферах жизнедеятельности общества, затрагивают его глубинные интересы в области обеспечения безопасности и нормальных условий существования, сопряжены с причинением тяжкого вреда широкому кругу юридических и физических лиц. В связи с данной характеристикой общей безопасности ее содержание при анализе конкретных преступлений рассматриваться не будет.

 

_ 3. Краткий исторический очерк развития законодательства об ответственности за преступления, посягающие на общественную безопасность

 

Уголовное законодательство Российской империи второй половины XIX - начала ХХ в., в частности, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. в редакции 1885 г. и Уголовное уложение 1903 г., в отличие от уголовно-правовых систем Германии, Голландии и некоторых других стран, не выделяло самостоятельного раздела или главы, где были бы сосредоточены нормы об ответственности за деяния, аналогичные тем, которые предусмотрены в гл. 24 разд. IХ УК 1996 г. (преступления против общественной безопасности).

Однако это не означает, что уголовное законодательство Российской империи не содержало ответственности за преступления, аналогичные тем, которые установлены в гл. 24 УК РФ. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. в ред. 1885 г. в различных разделах, главах и отделениях предусматривало достаточно большое число норм о деяниях, относимых в настоящее время к числу общеопасных преступлений*(156).

Например, в ст. 269 (ч. 1) главы первой "О сопротивлении распоряжениям правительства и неповиновении установленным от оного властям" раздела четвертого "О преступлениях и проступках против порядка управления" предусматривалась ответственность за устройство, подговор к устройству или участие в публичном скопище, сопровождавшемся насилием или угрозой над личностью, похищением, самовольным завладением, истреблением или повреждением чужого имущества, вторжением в чужое обитаемое здание либо иное помещение, огороженное место или усадьбу, а равно руководство совершением указанных действий или подстрекательство к ним (аналог современного понятия "массовые беспорядки"). При этом ответственность за данное деяние зависила от характера и роли участия лица: по ч. 1 ст. 261 ответственность наступала за участие в публичном скопище, по ч. 3 - за организацию скопища, руководство учинением насилия над личностью, вторжением в чужое жилище или покушением на такие действия, а также подстрекательство к их совершению или продолжению. Если же скопище или участники скопища, совершая указанные выше действия, оказывали насильственное противодействие вооруженной силе, призванной для рассеивания скопища, то наказание виновным резко усиливалось (соответственно ч. 2 и 4 ст. 269-1).

В ст. 867-869 (ч. 1) отделения шестого "О нарушении правил, установленных для продажи, хранения и употребления веществ ядовитых и сильнодействующих" главы первой "О преступлениях и проступках против постановлений, ограждающих народное здравие" раздела восьмого "О преступлениях и проступках против общественного благоустройства и благочиния" предусматривалась ответственность за нарушение правил обращения с ядовитыми и сильнодействующими веществами. В ст. 922-931 отделения первого "О составлении злонамеренных шаек и пристанодержательства" главы третьей "О нарушении общественного спокойствия, порядка и ограждающих оные постановлений" раздела восьмого устанавливалась ответственность за организацию и участие в шайке для разбоев, зажигательства, краж и т.д. (некий аналог современного бандитизма). Аналогичная по содержанию норма предусматривалась и в отделении первом главы третьей "О похищении чужого имущества" раздела двенадцатого "О преступлениях и проступках против собственности частных лиц".

В ст. 986-987 (ч. 1) отделения седьмого "О противозаконном выделывании и хранении оружия или пороха и нарушении других, для ограждения личной безопасности постановленных, правил осторожности" главы третьей "О нарушениях общественного спокойствия, порядка и ограждающих оные постановлений" раздела восьмого устанавливалась ответственность за нарушение правил обращения с оружием, порохом, взрывчатыми веществами, снарядами.

Последним в истории Российской империи фундаментальным законодательным актом в сфере уголовного права было Уголовное уложение от 22 марта 1903 г. Оно существенно отличалось от предыдущих законодательных актов не только по технико-юридическому изложению, но и по содержательной стороне. Уложение вводилось в действие постепенно по отдельным главам и даже по отдельным статьям. В нем также предусматривались отдельные нормы об общеопасных преступлениях. Так, в главе пятой "О смуте" в ст. 120-123 устанавливалась ответственность за организацию и участие в публичных скопищах. Законом от 7 июня 1904 г. были введены в действие наряду с некоторыми другими главами и ст. 121, 123 и 126-134 данной главы*(157). Статьи 120 и 122 так и не вступили в действие. В соответствии со ст. 121 к ответственности привлекался виновный в участии в публичном скопище, заведомо собравшемся с целью выразить неуважение верховной власти или порицание установленных законами основными образа правления или порядка наследия престола, или заявить сочувствие бунту или измене, или лицу, учинившему бунтовщическое или изменническое деяние, или учению, стремящемуся к насильственному разрушению существующего в государстве общественного строя, или последователю такого учения. Наказание за это деяние предусматривалось в виде заключения в крепость на срок не свыше трех лет или заключением в тюрьму. Более строго наказывались устроители или лица, подговорившие устроить такое скопище, а также его участники, руководившие скопищем (ч. 2). В этих случаях заключение в крепости или тюрьме было на срок не менее шести месяцев.

По ч. 3 ст. 121 Уложения к ответственности привлекались лица, не оставившие скопища после соответствующего требования, предъявленного в присутствии вооруженной силы, призванной для рассеяния скопища. Наказание предусматривалось в виде ссылки на поселение или заключения в исправительном доме. Особому наказанию по ч. 1 ст. 123 в виде каторги на срок не свыше восьми лет подвергался участник скопища, которое, действуя совместными силами: 1) оказало насильственное противодействие вооруженной силе или произвело насильственное нападение на военный караул или часового; 2) захватило в свою власть, разграбило или разрушило склад оружия, военное судно, укрепленное место, железную дорогу, телеграф, телефон, монетный двор или иные объекты общего или правительственного пользования; 3) насильственно освободило арестантов или повредило места заключения; 4) употребило для учинения насильственных действий взрывчатые вещества или снаряд.

По ч. 2 ст. 123 Уложения наказывались устроители или подговорщики к устройству скопища, а также участник оного, руководивший им при совершении деяний, предусмотренных ч. 1 этой статьи. Виновный наказывался срочной каторгой. Такой же ответственности подвергался и подстрекавший к учинению названных действий или к их продолжению или употребивший при учинении оных взрывчатые вещество, снаряд или оружие.

В ст. 279 главы двенадцатой "О нарушении постановлений, ограждающих общественное спокойствие" предусматривалась ответственность за участие в шайке, составившейся в различных целях, и в том числе для воровства, разбоев, вымогательств или мошенничества, для повреждений чужого имущества, приобретения, принятия на хранение, сокрытия, заклада или сбыта чужого имущества, добытого заведомо посредством преступного деяния, а также за дачу пристанища заведомо участнику такой шайки или доставление средств для учинения преступных деяний. В этих случаях, если виновный не подлежал за преступное деяние, шайкой учиненное, более строгому наказанию, он наказывался заключением в исправительный дом. Такому же наказанию подлежал виновный в том, что давал пристанище заведомо участнику такой шайки или доставлял средства для учинения преступных деяний.

Итак, уголовное законодательство Российской империи об ответственности за "общеопасные преступления" характеризовалось рядом признаков, позволяющих отграничить их от смежных преступлений. Это, во-первых, сложный объект посягательства, который включает в себя различные блага; во-вторых, особо опасный способ совершения преступления; в-третьих, неразрывная связь способа с объектом посягательства - создание опасности для неопределенного множества лиц. Вместе с тем при определении характера ущерба предпочтение отдавалось имущественным отношениям, и поэтому в основу ложился прежде всего вред, причиненный имущественным благам, а в качестве дополнительного учитывался вред, причиняемый личным благам потерпевших.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.