Сделай Сам Свою Работу на 5

Глава II. Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях

 

_ 1. Понятие, общая характеристика и виды преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях

 

Преступления против интересов службы в коммерческих организациях, а также в некоммерческих организациях, не являющихся государственными органами, органами местного самоуправления, государственными или местными учреждениями, выделены в Уголовном кодексе РФ 1996 г. в самостоятельную группу преступлений. Эта группа преступлений является наглядным следствием осуществляемых политических, социальных и экономических реформ и преобразований. Происходящие в стране экономические и политические реформы вызвали к жизни многочисленные коммерческие и иные (некоммерческие) организации, аппарат которых не участвует в государственном управлении народным хозяйством. В то же время многие служащие аппарата этих организаций наделены управленческими полномочиями в своих структурах и, злоупотребляя данными полномочиями, подчас способны причинить серьезный вред правам и законным интересам граждан, интересам организаций, в которых они работают, или интересам других организаций, а также общественным и государственным интересам, что придает таким деяниям характер общественной опасности. Это обстоятельство обусловило криминализацию деяний, посягающих на наиболее важные интересы деятельности коммерческих и иных (некоммерческих) организаций, и появление в Уголовном кодексе главы о рассматриваемых преступлениях.

Глава 23 УК "О преступлениях против интересов службы в коммерческих и иных некоммерческих организациях" помещена законодателем в разд. VIII, предусматривающем ответственность за преступления в сфере экономики. В связи с этим сферу экономических общественных отношений можно было бы определить в качестве родового объекта данных преступлений. Однако такой вывод является условным, поскольку само название гл. 23 УК прямо указывает на определенную несогласованность с названием как всего разд. VIII УК "Преступления в сфере экономики", так и входящих в него глав (гл. 21 "Преступления против собственности", гл. 22 "Преступления в сфере экономической деятельности"). Родовой объект преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях не является частью типового объекта преступлений в сфере экономики, поскольку общественные отношения рассматриваемых преступлений не являются родом экономических отношений, т.е. отношений, обеспечивающих владение, пользование и распоряжение имуществом*(96). Кроме того, преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях от других преступлений, предусмотренных в разд. VIII УК, отличаются, по крайней мере, двумя моментами. Они совершаются, во-первых, в связи с управленческой деятельностью указанных организаций и, во-вторых, специальным субъектом, т.е. лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, либо их представителем*(97). Таким образом, помещение гл. 23 в разд. VIII УК, несомненно, носит условный характер. Более правильным решением с точки зрения построения Особенной части Кодекса было бы поместить рассматриваемую группу преступлений в самостоятельный раздел с одноименным названием. В противном случае к числу преступлений в сфере экономики следовало бы отнести и преступления против интересов государственной службы, для которых названные экономические отношения также могут являться факультативным объектом*(98).



В литературе по данному вопросу существуют и иные позиции. Так, Б.В.Волженкиным высказано сомнение в целесообразности наличия самостоятельной главы "Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях". В частности, он указывает, что "вообще самостоятельное существование данной главы ввиду отсутствия особого правоохраняемого объекта сомнительно, а находящиеся в ней четыре состава преступлений вполне могли найти место в других главах Кодекса"*(99).

Свою позицию автор обосновывает отсутствием "особой" ценности охраняемого объекта. Однако представляется, что интересы службы в данном случае заключаются в правильном и четком функционировании аппаратов управления коммерческих организаций, в надлежащем исполнении управленческими работниками своих функций в соответствии с задачами и на благо организаций, но не в ущерб законным интересам граждан, других организаций, общества и государства в целом.

Весьма противоречивое мнение относительно объекта рассматриваемых преступлений высказано С.В.Изосимовым. Он полагает, что у группы преступлений, объединенных в гл. 23 УК, нет единого объекта. Поэтому не должно быть в Уголовном кодексе самостоятельной главы, предусматривающей ответственность за данные преступления. Последние могут как посягать на права и законные интересы граждан и организаций, так и причинять вред другим охраняемым законом интересам общества и государства*(100). С таким мнением трудно согласиться. Основой классификации объектов преступных посягательств является совокупность однородных отличительных признаков и качеств правоохраняемых интересов, взятых под охрану уголовно-правовыми нормами. Законодатель определяет однородные общественные отношения и интересы, нуждающиеся в уголовно-правовой защите, а затем по этим интересам группирует уголовно-правовые нормы и объединяет их в главы и разделы.

Объединяющим признаком рассматриваемой группы преступлений с другими преступлениями, предусмотренными разд. VIII УК, служит то, что они совершаются в связи с экономической и другой предпринимательской деятельностью коммерческих и иных организаций. Анализ составов преступлений, предусмотренных гл. 23 УК, показывает, что установленная в них ответственность может быть возложена только на лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, т.е. осуществляющих в ней постоянно или временно организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности. При выполнении этими лицами деятельности иного рода, причинившей вред организациям, гражданам, государству, ответственность наступает не по признакам составов преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Стало быть, законодатель делает акцент на вред, причиняемый нормальной деятельности коммерческих и иных организаций, а не экономическим отношениям.

Под преступлениями против интересов службы в коммерческих и иных организациях следует понимать такие общественно опасные деяния, которые посягают на нормальную деятельность коммерческих и иных организаций и причиняют либо создают угрозу причинения существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства.

Объектом анализируемых преступлений является нормальная деятельность коммерческих и иных организаций, не являющихся государственными органами, органами местного самоуправления, государственными или муниципальными учреждениями. Для некоторых преступлений против интересов службы в коммерческих и некоммерческих организациях характерен дополнительный непосредственный объект - права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества и государства (ст. 201 и 202 УК); здоровье человека (ст. 203 УК).

Особенностью рассматриваемых преступлений является их совершение в сфере управленческой деятельности коммерческих и иных организаций, не являющихся государственными органами, органами местного самоуправления, государственными или муниципальными учреждениями.

Согласно ч. 1 ст. 50 ГК под коммерческими понимаются организации различных форм собственности, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности. Они могут создаваться в форме хозяйственных обществ и товариществ (полное товарищество, товарищество на вере, акционерное общество, общество с ограниченной ответственностью, общество с дополнительной ответственностью); производственных кооперативов, государственных и муниципальных унитарных предприятий, основанных на праве оперативного управления или хозяйственного ведения. При этом необходимо учитывать, что унитарное предприятие, являясь в силу ст. 113 ГК коммерческой организацией, не наделено правом собственности на закрепленное за ним собственником (учредителем) имущество, в отношении которого оно осуществляет лишь хозяйственное ведение или оперативное управление (ст. 114 и 115 ГК)*(101).

Некоммерческими являются организации, не имеющие в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли и не распределяющие полученную прибыль между участниками*(102). Они могут создаваться в форме потребительских кооперативов, общественных организаций (объединений), финансируемых собственником учреждений, благотворительных и иных фондов.

Некоммерческие организации создаются для достижения социальных, благотворительных, культурных, образовательных, научных и управленческих целей, в целях охраны здоровья граждан, развития физической культуры и спорта, удовлетворения духовных и иных нематериальных потребностей граждан, оказания юридической помощи, а также в целях, направленных на достижение общественных благ. Некоммерческие организации могут осуществлять и предпринимательскую деятельность, но лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы и соответствуют им. Любая коммерческая и некоммерческая организация имеет свои органы управления, установленные законом для каждой из них.

Коммерческие и некоммерческие организации могут объединяться в ассоциации и союзы.

Объективная сторона преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях заключается в общественно опасном деянии (действии или бездействии), совершенном вопреки интересам службы и благодаря занимаемому служебному положению. Такие преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях, как злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК), злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202 УК), могут быть совершены как путем действия, так и путем бездействия. Превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб (ст. 203 УК), а также коммерческий подкуп (ст. 204 УК) совершаются только путем действия.

По законодательной конструкции объективной стороны рассматриваемые преступления имеют как материальные, так и формальные составы. Например, преступления, предусмотренные ст. 201, 202, 203 УК, имеют материальные составы, а коммерческий подкуп (ст. 204 УК) - формальный состав. Коммерческий подкуп признается оконченным преступлением с момента совершения указанных в ст. 204 УК действий, независимо от наступивших последствий.

Совершение преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях сопряжено с причинением вреда не только самим этим организациям, но и правам и законным интересам граждан, охраняемым законом интересам общества и государства. Поэтому, учитывая специфику их вредоносности, закон предусматривает различный порядок осуществления уголовного преследования (примечание к ст. 201 УК).

В соответствии с примечанием п. 2 к ст. 201 УК, если деяние, предусмотренное статьями гл. 23 УК, причинило вред интересам исключительно коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия. Если деяние причинило вред интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, то, согласно примечанию п. 3 к ст. 201 УК, уголовное преследование осуществляется на общих основаниях. Например, директор коммерческого банка за вознаграждение выдал какой-либо организации крупный кредит без надлежащего обеспечения. Получатель кредита своевременно деньги не вернул, чем причинил банку ущерб. В действиях директора имеются признаки злоупотребления полномочиями (ст. 201 УК) и незаконного получения коммерческого подкупа (ч. 3 ст. 204 УК). Вопрос о его ответственности должен решаться на основании п. 2 или 3 примечания к ст. 201 УК. Если вред причинен только банку, то привлечение к уголовной ответственности возможно лишь по заявлению банка или с его согласия. Но если из-за невозврата кредита банк не смог выполнить обязательства перед государством, рассчитаться с клиентами (организациями или гражданами), выплатить заработную плату сотрудникам и т.д. и тем самым причинил вред интересам не только своим, но и чужим, то мнение банка значения не имеет, уголовная ответственность наступает на общих основаниях*(103). Следует оговорить, что нормы, установленные законодателем в примечании к ст. 201 УК, носят не уголовно-правовой, а уголовно-процессуальный характер. Основания такого законодательного решения достаточно понятны. Как отмечается в литературе по этому вопросу, государство не должно вмешиваться во внутренние дела такой организации. Она сама должна решить, как поступить с руководителем, причинившим вред ее интересам: простить, принять собственные меры воздействия или же настаивать на привлечении к уголовной ответственности. Однако коммерческие организации взаимодействуют со многими иными организациями и гражданами (партнерами, клиентами и т.д.) и своими неправильными действиями могут причинить вред не только собственнику, но и чужим интересам. Государство не может относиться безразлично к подобным фактам и должно защищать интересы других организаций и граждан, в том числе путем установления уголовной ответственности за причиненный им вред*(104).

Субъективная сторона рассматриваемых преступлений характеризуется только умышленной формой вины. Обязательным признаком таких преступлений, как злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК), злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202 УК), является специальная цель - извлечение выгод для себя или других лиц либо нанесение вреда другим лицам.

Субъектом преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях, по общему правилу, могут быть лица, наделенные специальными признаками, - лица, выполняющие управленческие функции в этих организациях (ст. 201, 204 УК), частные нотариусы и аудиторы (ст. 202 УК), руководители или служащие частных охранных или детективных служб (ст. 203 УК).

К преступлениям против интересов службы в коммерческих и иных организациях относятся следующие составы:

а) злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК);

б) злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202 УК);

в) превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб (ст. 203 УК);

г) коммерческий подкуп (ст. 204 УК).

Все указанные общественно опасные деяния можно объединить в две подгруппы: первая подгруппа - это преступления, совершаемые лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях (ст. 201, 204 УК); вторая - это преступления, посягающие на служебные интересы отдельных видов деятельности (ст. 202, 203 УК).

 

_ 2. История развития законодательства о преступлениях против интересов службы в коммерческих и иных организациях

 

Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях (ст. 201-204 УК), в отличие от многих преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом РФ, не получили столь детального и интенсивного развития в законодательстве России ХХ в. Законодательные акты того или иного периода упоминали о схожих по каким-либо признакам составах преступлений, но далеко не в таком содержании и аспекте, в каком эти преступления представлены в гл. 23 УК РФ 1996 г.

Поэтому название настоящего параграфа носит весьма условный характер, ибо исторически рассматриваемые преступления не присутствовали стабильно и постоянно в законодательстве России. Такому положению есть несколько обоснований.

Во-первых, законодательное творчество и техника в начале ХХ в. в России были не столь совершенны, что в какой-то мере отражало политический, экономический и социальный уклад страны, уровень жизни и развития общества того времени. Кроме того, Уголовное уложение 1903 г., будучи объемным и очень казуальным, многие схожие с рассматриваемыми преступлениями деяния не предусматривало в качестве преступлений, т.е. они не были криминализированы.

Во-вторых, социалистическая революция 1917 г. кардинально изменила государственный строй России, ее экономику и социальную сферу. Развитие общества пошло по иному пути. В то же время государство, начиная с 1921 г. и примерно до середины 1930 г., осуществляло в стране новую экономическую политику (нэп), как период перехода от капитализма к социализму. Нэп допускал развитие капиталистических элементов при сохранении регулирования народного хозяйства в руках государства (например, свободная торговля, арендаторство, предпринимательство, скупщики, комиссионеры и др.). При этом государство строго контролировало и регламентировало деятельность нэпманов, усиливало их налоговое обложение и устанавливало ответственность за иные нарушения их служебной деятельности. Безусловно, столь кардинально разное развитие русской государственности не могло не отразиться на законодательстве и на правовой системе в целом.

Уголовное уложение 1903 г. (гл. 37) устанавливало ответственность за совершение преступных деяний по службе государственной и общественной (ст. 636-687). Все составы преступлений, входящие в указанную главу, в большей мере имеют отношение к преступлениям против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (гл. 30 УК РФ 1996 г.), к преступлениям против правосудия (гл. 31 УК), о чем подробно сказано в соответствующих разделах Курса.

Однако, исходя из анализа ст. 639, 640, 641 Уложения 1903 г., следует, что была установлена уголовная ответственность служащего за ненадлежащее выполнение или невыполнение возложенных на него законом, или поручением, или свойством службы обязанностей предупреждать или пресекать вред, угрожающий "порядку управления или казенному, общественному или частному интересу", если "виновный не принял, вопреки своей служебной обязанности, мер или не учинил действия, коими такой вред мог быть предупрежден или пресечен, за сие бездействие власти, если оно учинено умышленно или если оно учинено по небрежности и от него последовал важный вред для порядка управления или для казенного, общественного или частного интереса" (ст. 639). Статьи 640 и 641 предусматривали уголовную ответственность служащего за непринятие, вопреки его служебной обязанности, мер по обнародованию, объявлению и приведению в действие закона или иного Высочайшего повеления, обязательного постановления, если от этого последовал важный вред для порядка управления или для казенного, общественного или частного интереса.

Уложение 1903 г. устанавливало ответственность нотариуса или иного служащего, уполномоченного законом на совершение, свидетельствование или утверждение актов, если они утвердили запрещенный законом акт (ст. 672). Предусматривалась ответственность старших нотариусов и нотариусов за нарушение форм и обрядов при совершении и утверждении актов (ч. 1), а если эти действия были осуществлены по корыстному побуждению, наказание усиливалось (ч. 2 ст. 674).

Специфические проблемы, стоящие перед молодым Советским государством в период, когда его будущее полностью зависело от темпов восстановления народного хозяйства, опустившегося до критического уровня, пожалуй, наиболее ярко отразились в той части Уголовного кодекса 1922 г., которая была посвящена хозяйственным преступлениям (гл. 4). Глава включала много норм, вызванных к жизни конкретной исторической обстановкой первого периода нэпа, которые затем вполне естественно утратили свое значение.

Глава 4 УК 1922 г. предусматривала 25 составов преступлений (ст. 126-141 "а" УК). Однако имеющими по каким-либо признакам сходство с рассматриваемой группой преступлений в определенной мере можно назвать лишь два состава: ст. 127 и 129 УК.

Первая статья предусматривала ответственность за бесхозяйственное использование заведующим учреждения рабочей силы, вторая статья - расточение арендатором государственного достояния, предоставленного ему по договору. Если указанные действия рассматривать как злоупотребление служебными полномочиями, то эти составы имеют сходство со ст. 201 УК 1996 г. Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. в группе хозяйственных преступлений содержал один состав - ст. 130, которая, как и ст. 129 УК 1922 г., предусматривала ответственность за расточение арендатором или уполномоченным юридического лица предоставленного ему по договору государственного или общественного имущества. Других сходных составов преступлениям, предусмотренным гл. 23 УК 1996 г., УК 1926 г. не содержал.

Переход государства к строго централизованной системе управления народным хозяйством с государственной собственностью потребовал иного регулирования должностных и хозяйственных преступлений. Закон установил ответственность за частнопредпринимательскую деятельность и коммерческое посредничество (ст. 153 УК 1960 г.). При этом под частнопредпринимательской деятельностью, влекущей уголовную ответственность, понималась такая деятельность в целях извлечения наживы, которая осуществлялась с использованием либо под прикрытием государственных, кооперативных или иных общественных форм*(105). Уголовная ответственность за коммерческое посредничество могла наступать, когда оно осуществлялось частными лицами в виде промысла или в целях обогащения (ч. 2 ст. 153 УК 1960 г.). В связи с перестройкой в обществе и переходом государства к рыночным отношениям указанная статья была из Уголовного кодекса исключена*(106). В этот период была начата разработка нового уголовного законодательства, закончившаяся принятием в 1996 г. нового Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

_ 3. Преступления, совершаемые лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях

 

Злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК). Законодатель определил состав этого преступления как использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесение вреда другим лицам, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства. Уголовный кодекс 1960 г. не предусматривал обособленной, в рамках отдельной статьи Особенной части, ответственности за данное деяние. В связи с этим ответственность за злоупотребление полномочиями должностными лицами таких коммерческих организаций, общественных (а такие организации появились с 1992 г., т.е. за четыре года до принятия Уголовного кодекса 1996 г.)*(107) до 1 января 1997 г. должна была наступать по ст. 170 "Злоупотребление властью или служебными полномочиями" УК 1960 г. Однако, как свидетельствует следственная и судебная практика, лица, работающие в коммерческих организациях и наделенные управленческими функциями, не привлекались к ответственности в случае причинения ими вреда обществу, государству, личности, поскольку правоохранительные органы не признавали их должностными лицами*(108). В связи с чем создалась ситуация, когда за одни и те же действия одни лица, работающие в государственных организациях, могли понести наказание, а другие, занятые в коммерческих организациях, даже при причинении ими тяжкого вреда к такой ответственности не привлекались, поскольку не являлись субъектами должностных преступлений. Кроме этого, нарушался Основной Закон страны, в частности, ст. 19 Конституции РФ, провозгласившая равенство всех перед законом независимо от имущественного и должностного положения и иных различий. Уголовный кодекс 1996 г. устранил эту несправедливость и криминализировал общественно опасные посягательства на интересы службы в коммерческих и иных организациях, предусмотрев за такие деяния ответственность по ст. 201 УК.

Непосредственным объектом этого преступления выступает нормальная управленческая деятельность коммерческих, а также иных некоммерческих организаций, не являющихся государственными органами, органами местного самоуправления, государственными или муниципальными учреждениями. При совершении злоупотреблений полномочиями причиненный вред может касаться различных областей в деятельности коммерческой или иной организации, в связи с чем от таких деяний могут страдать права и законные интересы граждан или организаций, а также общества и государства. Причинение вреда этим разнообразным по содержанию общественным отношениям позволяет сделать вывод о наличии в данном преступлении дополнительного объекта. В качестве такового могут выступать права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 201 УК, характеризуется тремя обязательными признаками: а) использованием лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным ее интересам; б) причинением общественно опасных последствий в виде существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства; в) причинной связью между злоупотреблением управленческими полномочиями и причиненным вредом.

Использование своих полномочий при совершении рассматриваемого преступления может быть в форме как активных действий, так и бездействия.

Под использованием лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий понимается совершение им деяний по руководству деятельностью этой организации, которые находятся в его служебной компетенции. Полномочия выполняющих управленческие функции служащих коммерческих и иных организаций определяются нормативными актами, уставами (договорами, положениями), учредительскими документами, разрабатываемыми в соответствии с требованиями федеральных законов. Например, в соответствии с Федеральным законом от 8 мая 1996 г. "О производственных кооперативах" председатель кооператива в пределах полномочий, предоставленных ему уставом, действует от имени кооператива без доверенности, представляет кооператив в различных органах власти, органах местного самоуправления, распоряжается имуществом кооператива, заключает договоры, выдает доверенности, открывает счета кооператива в банках и других кредитных организациях, осуществляет прием и увольнение наемных работников, издает приказы и распоряжения, обязательные для исполнения членами кооператива и наемными работниками*(109). Основные полномочия директора (генерального директора, коммерческого директора, исполнительного директора, председателя, управляющего и т.д.) могут определяться в специальном договоре, заключенном им с советом учредителей, правлением или иными органами коммерческой организации. В связи с тем, что полномочия лица, наделенного управленческими функциями, раскрываются в учредительских документах, в литературе справедливо высказано мнение, что диспозицию ст. 201 УК можно отнести к бланкетным*(110).

Для признания факта использования лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой, а также некоммерческой организации, своих полномочий преступлением необходимо установить, что деяние (действие или бездействие) было совершено вопреки законным интересам этой организации. Это означает, что осуществляемые управленческие действия противоречат уставным целям и задачам коммерческой или иной организации. При этом виновный использует права и полномочия, которыми он наделен в связи с осуществлением управленческих функций, во вред законным интересам этой организации. Так, суд обоснованно признал состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 201 УК РФ, в действиях директора муниципального коммерческого предприятия, использовавшего не оприходованные средства, полученные им за сдачу в аренду магазинов и земель. Работая директором муниципального торгового коммерческого предприятия, расположенного на территории колхозного рынка, и являясь лицом, выполняющим организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции на этом предприятии, директор злоупотребляла своими полномочиями в корыстных целях, т.е. для получения незаконных доходов для себя сдавала в аренду помещения магазина, входящего в состав ее предприятия, и прилегающую к нему землю без надлежащего оформления этих договоров; полученные от арендаторов деньги она в кассу не сдавала, а присваивала, причинив тем самым существенный вред интересам предприятия и города*(111).

Использование полномочий вопреки законным интересам коммерческих и иных организаций опасно потому, что причиняется существенный вред охраняемым законом интересам этих организаций, а также правам и интересам личности, общества или государства. В случае когда деянием причиняется вред исключительно интересам коммерческой или иной организации, противоречие данного деяния законным интересам этой организации носит относительный характер, т.е. определяется с учетом мнения самой организации. Такой вывод вытекает из п. 2 примечания к ст. 201 УК, где указывается, что уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия. Если же деяние причинило вред интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, то уголовное преследование осуществляется в соответствии с п. 3 примечания к ст. 201 УК на общих основаниях.

Обязательным признаком объективной стороны рассматриваемого преступления являются общественно опасные последствия в виде причинения существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства. Признак существенного вреда относится к числу оценочных. Установление значительности вреда определяется в каждом случае отдельно в зависимости от конкретных обстоятельств дела: размера и характера фактически причиненного потерпевшей стороне ущерба (как реального, так и в виде упущенной выгоды); социальной ценности нарушенных прав и законных интересов, оценки данного вреда как существенного. В последние годы имеют место многочисленные случаи выдачи служащими коммерческих банков необеспеченных кредитов, нецелевого использования коммерческими организациями государственных кредитов, "прокручивание" денег, выделенных на выплату заработной платы, в связи с чем наступает длительная задержка заработной платы и иных выплат (пособий и пенсий), и иные подобные действия, влекущие причинение существенного вреда, а порой наступление тяжких последствий. Таким образом, существенный вред, как категория оценочная, зависит от многих факторов, а потому в каждом случае оценивается органами предварительного следствия и суда сугубо индивидуально*(112).

Состав преступления сконструирован по типу материального. Преступление считается оконченным с момента наступления указанных в законе общественно опасных последствий в виде существенного вреда. Необходимым признаком объективной стороны данного преступления помимо вредных последствий является причинная связь между использованием служебных полномочий вопреки интересам службы и причинением существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства.

Субъективная сторона преступления предполагает наличие вины в форме прямого умысла. Виновный сознает, что использует свои управленческие функции в коммерческой или иной организации вопреки законным интересам этой организации, предвидит возможность или неизбежность наступления в результате такого деяния общественно опасных последствий в виде причинения существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства и желает их наступления.

В литературе высказано и иное мнение, согласно которому злоупотребление полномочиями может совершаться как с прямым, так и косвенным умыслом*(113). Авторы учебника "Уголовное право" под редакцией Л.Д.Гаухмана и С.В.Максимова предложили весьма сложную конструкцию субъективной стороны рассматриваемого преступления - прямой умысел по отношению к деяниям и "альтернативно: а) прямого умысла по отношению к последствию в виде причинения существенного вреда, конкретизированного альтернативной целью нанесения вреда гражданину, организации, обществу или государству либо б) косвенного умысла по отношению к аналогичному последствию, сочетающегося с целью извлечения виновным выгод и преимуществ для себя или других лиц"*(114).

С названными мнениями трудно согласиться, поскольку обязательным признаком субъективной стороны этого преступления является специальная цель - извлечение выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесение вреда другим лицам. Поэтому наличие в законе указания на специальную цель свидетельствует о том, что преступление может совершаться только с прямым умыслом. Мотивы его совершения бывают различными и не имеют значения для квалификации.

Субъект преступления специальный - лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации. В соответствии с примечанием 1 к ст. 201 УК выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации признается лицо, постоянно или временно либо по специальному полномочию выполняющее в них организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением. Законодатель, раскрывая понятие субъекта преступления в ст. 201 УК, в отличие от ст. 285 УК, не употребляет термин "должностные лица", однако характеризует его теми же признаками (кроме представителя власти), через которые раскрывает понятие "должностное лицо" применительно к субъекту, названному в ст. 285 УК.

Под организационно-распорядительными обязанностями понимаются функции по осуществлению руководства трудовым коллективом, участком работы, производственной деятельностью отдельных работников (например, планирование производственной и экономической деятельности; подбор и расстановка кадров; организация труда подчиненных; поддержание трудовой дисциплины и т.п.). Лицами, осуществляющими организационно-распорядительные обязанности в этих организациях, в частности, являются генеральный директор акционерного общества, председатель кооператива, директор фирмы и т.п.

Административно-хозяйственные обязанности - это полномочия по управлению или распоряжению имуществом, установление порядка его хранения, переработки, реализации и т.д. Такие функции обычно выполняют руководители организаций, их заместители по хозяйственной работе (например, коммерческие директора), главные (старшие) бухгалтеры организаций (они же, как правило, руководители финансовых подразделений) и их заместители, руководители (их заместители) иных подразделений, осуществляющих функции обеспечения производства, распределения, обмена и потребления товаров и услуг.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.