Сделай Сам Свою Работу на 5

ТРИ УЧИТЕЛЯ И ПОГОНЩИКИ МУЛОВ

 

 

Абдул Кадир пользовался такой необыкновенной известностью, что мистики

всех вероисповеданий стекались к нему толпами; в его приемном зале, всегда

переполненном людьми неизменно соблюдался высший этикет и царило

почтительное уважение к традиционным обычаям. Благочестивые посетители

придерживались в своих отношениях строгой иерархии: ранг каждого определялся

его личным достоинством, возрастом, репутацией его наставника и тем

положением, которое он занимал в своей общине.

Кроме того, они соперничали друг с другом в том, чтобы обратить на себя

как можно большее внимание султана, учителей, Абдул Кадира. Его манеры были

безупречны, и невежественные или невоспитанные люди не допускались на эти

встречи.

Однажды три шейха, первый из Хорасана, второй из Ирака и третий из

Египта прибыли в Даргах со своими проводниками, неотесанными погонщиками

мулов. Шейхи возвращались после хаджа (паломничество в Мекку). В пути они

были до последней степени измучены грубостью и несносными проделками своих

проводников; одна мысль о том, что скоро они избавятся от этих мужиков,

радовала их не меньше, чем предвкушение предстоящего лицезрения великого

Учителя.

Когда шейхи подошли к дому Абдул Кадира, он, против своего обыкновения,

вышел к ним навстречу.

Ни единым жестом приветствия не обменялся он с погонщиками мулов, но с

наступлением ночи, когда шейхи в темноте пробирались в отведенные для них

покои, они вдруг совершенно случайно стали свидетелями того, как Абдул Кадир

пожелал спокойной ночи их проводникам, а когда те почтительно прощались с

ним, даже поцеловал им руки. Шейхи были изумлены и поняли, что эти трое, в

отличие от них самих, скрытые шейхи дервишей. Они последовали за погонщиками

и попытались было завязать с ними беседу, но глава погонщиков грубо осадили

их:

-- Идите прочь с вашими молитвами, бормотаниями, вашим суфизмом и

поисками истины. Тридцать шесть дней мы выносили вашу болтовню, а теперь

оставьте нас в покое. Мы простые погонщики и ко всему этому не имеем



никакого отношения.

Такова разница между скрытыми суфиями и теми, которые только подражают

им.

 

 

"Еврейская энциклопедия" и такие авторитеты по хасидизму, как Мартин

Бубер, отмечали сходство хасидистской школы и испанских суфиев, имея в виду

хронологию и близость учений.

Это сказание, в котором фигурирует суфий Абдул Кадир из Гилана, входит

также в жизнеописание хасида рабби Элимелеха.

 

 

БАЙАЗИД И ТЩЕСЛАВНЫЙ ЧЕЛОВЕК

 

 

Однажды некий человек с упреком сказал Байазиду, великому мистику IX

столетия, что он постился, молился и занимался подобными вещами в течение

тридцати лет и все же не нашел в этом утешения, которое обещал Байазид.

Байазид ответил ему, что и за триста лет он ничего бы не достиг.

-- Почему? -- спросил ищущий просветления.

-- Потому что этому препятствует твое тщеславие, -- сказал мудрец.

-- Но как мне от него избавиться?

-- Есть одно средство, но оно тебе не подойдет.

-- И все же назови его.

Байазид сказал:

-- Ты должен пойти к цирюльнику и сбрить свою почтенную бороду, затем

снять одежду, опоясаться кушаком и одеть на шею торбу с грецкими орехами.

Когда ты все это сделаешь, ступай на базарную площадь и кричи во весь голос:

"Даю орехи тому сорванцу, который ударит меня по шее". Потом пройдись перед

зданием суда, чтобы старшины города увидели тебя в таком виде.

-- Но я не могу этого сделать, -- взмолился человек, -- прошу тебя,

расскажи мне о каком-нибудь другом средстве.

-- Это первый и единственно возможный шаг к цели, -- сказал Байазид. --

Но ведь я предупредил, что это средство тебе не понравится, поэтому ты

неизлечим.

 

Аль-Газали в своей работе "Алхимия счастья" с помощью этой притчи

подчеркивает часто повторяемый аргумент, что некоторые люди, какими бы

искренними ищущими истины они не казались сами себе или даже окружающим,

побуждаются в своих поступках тщеславием и корыстью, тем самым создавая

непреодолимые трудности для своего обучения.

 

 

ЛЮДИ ПОСТИЖЕНИЯ

 

 

Имам аль-Газали рассказал предание из жизни Исы ибн Марийам.

Однажды Иса увидел людей, понуро сидящих на стене у обочины дороги.

Он спросил их:

-- Почему вы печалитесь?

Они ответили ему:

-- Нас печалит страх перед адом.

Иса отправился дальше и, пройдя немного, увидел других людей в

безутешной печали, сидящих у дороги в различных позах.

-- Что вас так озаботило? -- спросил он их.

-- Желание рая повергло нас в это состояние, -- ответили люди.

Оставив их, Иса продолжил свой путь, пока не повстречал третью группу

людей. По ним было видно, что они много выстрада-ли, но их лица сияли

радостью.

Иса обратился к ним:

-- Что вас так обрадовало?

Люди ответили:

-- Дух истины. Мы видели реальность и это заставило нас забыть

второстепенные цели.

-- Вот истинно люди постижения, -- сказал Иса. -- В день воскресения

они предстанут перед лицом Бога.

 

 

Те, кто верит, что духовный прогресс основывается на культивировании в

людях награды или страха перед наказанием, часто бывают удивлены, услышав

это суфийское предание об Иисусе.

Суфии говорят, что только определенным людям полезно сосредотачиваться

на идее приобретения или потери, и это, в свою очередь, может составить

только часть практики. Изучавшие методы и результаты обучения людей путем

тренировки и внушения будут близки к тому, чтобы согласиться с суфиями.

Религиозные формалисты самых разных вероисповеданий не примут, конечно,

утверждения, что простые альтернативы добра и зла, напряженности и

расслабленности, награды и наказания представляют собой только часть великой

системы самореализации.

СТРАНСТВУЮЩИЙ,

 

НЕОБЫЧНЫЙ И ТОРОПЛИВЫЙ

 

 

Встретились три дервиша на пустынной дороге. Первого звали

Странствующий, потому что он, почитая старые обычаи, выбирал самые длинные

маршруты для путешествий. Второго звали Необычный, потому что ничто не

казалось ему необычным, хотя то, что он делал, или даже то, что привлекало

его внимание, казалось весьма необычным другим людям. Имя третьего было

Торопливый, потому что этот дервиш, думая, что может сберечь свое время,

всегда и во всем стремился найти наиболее короткие пути к своей цели, хотя

на деле эти пути часто оказывались самыми длинными.

Дервиши некоторое время путешествовали вместе, но вскоре они

расстались. Первым покинул их Странствующий; он заметил на перекрестке

дороги указатель, о котором слышал когда-то, и стал убеждать своих спутников

свернуть, туда, куда указывала стрелка. Они не согласились, и он пошел один.

Дорога привела его к разрушенному городу, где единственными обитателями были

свирепые львы. Некогда процветавшая здесь цивилизация, о которой читал

дервиш, погибла сотни лет назад, и как только он вступил в город, голодные

звери набросились на него и растерзали.

Спустя день или два Торопливый, решив отыскать путь по-короче,

расстался с Необычным. Он пошел напрямик и увяз в зыбучих песках. Правда,

дервиш не погиб, но выбираться оттуда ему пришлось несколько месяцев.

Между тем Необычный, продолжал путь в одиночестве, вскоре повстречал

человека, который сказал ему:

-- Дервиш, не ходи дальше. Впереди находится караван-сарай, и в нем по

ночам собираются дикие звери из джунглей.

-- А где эти звери днем? -- спросил Необычный.

-- По-моему, днем они на охоте, -- ответил человек.

-- Вот и хорошо, -- сказал Необычный, -- в это время я и отдохну там.

В полдень он подошел к караван-сараю и увидел, что земля вокруг

утоптана животными. До вечера было еще много времени, и Необычный решил пока

выспаться. Проснувшись с наступлением сумерек, он спрятался в укромном месте

и стал дожидаться прихода зверей: ему хотелось узнать, для чего они

собираются здесь.

Вскоре в большой зал вошло множество зверей, во главе их выступал лев,

их царь. Они по очереди приветствовали льва и сообщали ему о том, что было

известно только им. Один из них доложил льву, что неподалеку от этого места

есть пещера, где спрятаны драгоценности, сокровищница Караташа, легендарного

Черного Камня. Другой зверь рассказал, что прямо здесь, в караван-сарае, под

полом хранится клад из золотых монет, которые стережет крыса. Она не может

ни потратить их, ни расстаться с ними, и каждое утро выносит их на

поверхность. Третья история была о некоей безумной принцессе, и эта история,

самая странная из всего, что было рассказано, удивила даже Необычного. Дело

в том, что в соседней долине живет собака, которая стережет стадо овец. С

помощью шерсти, растущей у нее за ушами, можно излечить принцессу от

безумия, и это единственное средство в мире, которое может спасти. Но так

как ни один человек не знает ни этого средства, ни самой принцессы, которая

вскоре заболеет (как узнал дервиш), нет никакой надежды, что принцессу

кто-нибудь вылечит.

Перед рассветом звери разошлись, а дервиш стал ждать появления крысы.

Утром на середину зала в самом деле выбежала крыса, неся в зубах золотую

монету. Она оставила ее на полу и побежала за следующей. Когда крыса таким

образом вынесла все монеты и принялась их пересчитывать, Необычный вышел из

своего укрытия и забрал деньги. Затем он направился к пещере Караташ и нашел

спрятанные там сокровища. После этого дервиш отыскал собаку и, вырвав у нее

из-за ушей клок шерсти, снова отправился в путь.

Следуя тайным знакам, известным только ему, он, наконец, достиг весьма

странного и неизвестного государства. Войдя в столицу, дервиш Необычный

увидел снующих по улицам людей, печальных и озабоченных, и, обратившись к

какому-то прохожему, поинтересовался, какая беда постигла их город. Человек

рассказал, что дочь их султана только что заболела какой-то странной

болезнью, и никто не знает, как ее вылечить. Необычный поблагодарил его и

тут же направился ко дворцу.

-- Если ты вылечишь мою дочь, -- сказал султан, -- я отдам тебе

половину того, что имею, а после моей смерти ты получишь все. Но если ты

обманешь, я прикажу сбросить тебя с самого высокого минарета.

Дервиш согласился с этим условием и его провели к принцессе. Как только

он поднес к ее лицу собачью шерсть, она тут же выздоровела.

Вот так Необычный стал наследным принцем. Многие достойные люди

приходили к нему и обучались его пути.

Однажды, переодевшись в рубище, он по своему обыкновению вышел из

дворца побродить и наткнулся на дервиша Торопливого. Торопливый сначала даже

не узнал своего друга, потому что без умолку болтал; тогда Необычный привел

его к себе во дворец и стал терпеливо дожидаться, когда тот сам о чем-нибудь

его спросит.

Наконец Торопливый спросил:

-- Как это все произошло? Расскажи по порядку, но только быстро.

Необычный стал рассказывать свою историю и, наблюдая за Торопливым,

увидел, что тот пропускает мимо ушей многие детали. Он по-прежнему был

нетерпелив. Даже не дослушав до конца, Торопливый вскочил с места и заявил:

-- Мне необходимо побывать там и послушать, о чем говорят звери, я хочу

последовать твоему пути.

-- Не советую тебе торопиться, -- сказал Необычный, пытаясь его

образумить, -- узнай прежде, в своих собственных интересах, значение времени

и таинственных указаний.

-- Ерунда, -- ответил Торопливый, и, одолжив у своего товарища сто

золотых, отправился в путь.

Когда он добрался до караван-сарая, была уже ночь. Не желая дожидаться

утра, Торопливый прошел прямо в главный зал и тут же был растерзан львом и

тигром.

А что касается дервиша Необычного, то он наслаждался счастливой жизнью

до конца своих дней.

 

 

В примечании к этой истории, найденной в дервишском манускрипте

"Кетаб-и-Аму-Дарья" ("Книга реки Оксус"), сказано, что она принадлежит к

собранию обучающих историй Уфайса-аль-Карни, основателя дервишского братства

Уфайсийа ("Затворники").

Смысл рассказа состоит в том, что нетерпеливость мешает человеку

увидеть сущностные особенности ситуации.

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.