Сделай Сам Свою Работу на 5

ПОЧЕМУ ГЛИНЯНЫЕ ПТИЦЫ ВЗЛЕТЕЛИ

 

 

Однажды Иисус, сын Марии, будучи еще ребенком, вылепил из глины

маленьких птиц. Увидев это, другие дети, не умевшие лепить птиц, побежали к

взрослым и пожаловались на него.

Взрослые сказали:

-- Непозволительно заниматься такими делами в святой день, -- ибо это

было в субботу.

И они направились к луже, у которой играл Иисус, и, подойдя к нему,

спросили, где вылепленные им птицы.

В ответ Иисус указал на глиняных птиц, и в тот же миг птицы взлетели в

воздух и улетели прочь.

-- Сделать летающих птиц невозможно, а значит, он не нарушил субботы,

-- сказал один из взрослых.

-- Я хотел бы овладеть этим искусством, -- сказал другой.

-- Это не искусство, -- возразил третий, -- обыкновенный трюк,

зрительный обман и ничего больше.

Итак, суббота не была нарушена, волшебное искусство так и осталось

никому не известным, а что касается обмана, то взрослые, как и дети,

обманули себя сами, потому что не ведали, с какой целью были вылеплены

птицы.

То, что в субботу запрещалось чем бы то ни было занимать-ся, имело

причину, которая была давно позабыта. Взрослые не знали того, как отличить

истину от лжи. Происхождение волшеб-ного искусства и цель сотворенного чуда

были им совершенно не известны. Поэтому все это не имело для них никаких

послед-ствий, как было и с вытягиванием деревянной доски.

Рассказывают, что однажды Иисус помогал Иосифу-плотнику в его

мастерской.

Одна доска оказалась слишком короткой, и тогда Иисус каким-то образом

вытянул ее до требуемой величины.

Когда эту историю рассказали людям, они сказали: "Но это же настоящее

чудо, поэтому этот мальчик непременно станет святым".

Другие сказали: "Мы не поверим в это до тех пор, пока не увидим все

своими глазами".

"Этого не может быть, -- сказали третьи, -- потому что этого не может

быть никогда. Эту историю надо исключить из книг".

Все эти люди с их различными мнениями отнеслись совершенно одинаково к

этой истории, потому что цель и смысл утверждения "он растянул доску" были



им неизвестны.

 

 

Суфийские авторы часто ссылаются на Иисуса, как на мастера пути.

Существует, кроме того, невообразимое множество устных преданий о нем,

популярных на Среднем Востоке, которые еще ожидают собирателя.

В несколько измненном виде эту историю можно встретить во многих

дервишских коллекциях. Суфии говорят, что "сын плотника" и другие названия

евангельских персонажей по роду профессии представляют собой термины

посвятительного значения и не всегда указывают на социальное занятие

человека.

 

 

КОМАР НАМУС И СЛОН

 

 

Давным-давно жил-был комар по имени Намус, который за свой тонкий ум

был прозван Проницательным. Однажды, поразмыслив о своей жизни и

руководствуясь весьма благовидными и вескими причинами, Намус решил сменить

жилище. Своим новым приста-нищем он избрал ухо одного слона, ибо дом такого

рода казался ему самым подходящим и удобным.

Итак, осталось только осуществить задуманное и вскоре Намус обосновался

в просторном и очень уютном ухе.

Спустя какое-то время, Намус произвел несколько поколений комаров. В

его жизни периоды напряженного труда чередова-лись с периодами отдыха и

покоя, радость сменялась печалью, поиски увенчивались достижениями, словом,

судьба его ничем не отличалась от судеб других комаров.

Ухо слона было его домом и, как бывает в таких случаях, он чувствовал,

что вся его жизнь, его история, само его существо неразрывно связаны с этим

местом. Это ощущение он постоянно поддерживал в себе, пока оно не стало

частью его самого. Ухо было таким теплым, таким уютным, таким просторным.

Здесь ему довелось так много всего пережить...

Переезжая в этот дом, Намус, естественно, не обошелся без

приличествующих случаю церемоний вежливости. Прежде чем въехать в новое

жилище, он изо всей мочи пропищал слону о своем решении.

-- О слон, -- закричал он, -- знай, что никто иной, как я, комар Намус,

по прозвищу Проницательный, собираюсь поселиться здесь. Но так как это твое

ухо, то я желая соблюсти обычай, сообщаю тебе о моем решении.

Слон не возразил.

И Намус вселился, даже не подозревая, что слон его попросту не услышал.

И если уж быть справедливым, то слон и не почувствовал вселения комара с его

многочисленным семейством в свое ухо. Будучи от природы неучтивым созданием,

он даже не знал о существовании какого-то там комара.

Но вот прошло какое-то время, и Намус, побуждаемый вескими причинами,

решил снова сменить свое жилище.

Как и в начале, он решил, что сделать это он вправе только в

соответствии с установленной и освященной веками традицией.

Он заранее стал готовитсья к тому, чтобы объявить слону свое решение --

покинуть ухо.

Итак, окончательно уверившись в своем решении и хорошо отрепетировав

прощальный монолог, он прокричал его слону в самое ухо. Но не получил

никакого ответа. Он крикнул еще раз, но слон по-прежнему хранил молчание.

Тогда Намус, полный решимости заставить все-таки слона услышать его

назойливые, но красноречивые слова, набрал полную грудь воздуха и в третий

раз прокричал:

-- О слон, знай, что я, Проницательный, намерен покинуть свой очаг и

дом в твоем ухе, в котором я так долго прожил. И для этого у меня есть

вполне веские основания, и я хочу их тебе изложить.

Наконец, слова комара достигли слуха слона, и он сумел их разобрать.

Пока он их обдумывал, комар продолжал:

-- Что ты мне ответишь на это? Каково твое мнение об этом?

Слон медленно поднял свою огромную голову и протрубил:

-- Ступай с миром, ибо твой уход имеет для меня такое же значение,

какое имел твой приход.

 

 

Эта сказка о Проницательном, на первый взгляд может показаться

язвительным намеком на предполагаемую бесполезность жизни. Такое понимание

сказки, сказал бы суфий, говорит о невосприимчивости читателя.

Что по внутреннему смыслу должно быть подчеркнуто в этой истории, так

это основной недостаток человеческих суждений об относительной значимости

жизненных ценностей.

Человек полагает, что вещи, имеющие большое значение -- неважны, тогда

как обыденное, по его мнению, -- существенно.

Эта история приписывается шейху Маламати Мактулу. Он основал орден

Маламатийа.

 

ИДИОТ, МУДРЫЙ ЧЕЛОВЕК И КУВШИН

 

 

Идиотом может быть назван обычный человек, который склонен неверно

истолковывать то, что случается с ним, что делает он сам или что делается

другими. Причем он дает этому столь правдоподобные объяснения для себя и

себе подобных, что мир, в котором он живет, кажется логически завершенным и

истинным.

Такому идиоту однажды вручили кувшин и послали за вином к одному

мудрому человеку.

По дороге он из-за своей невнимательности, споткнулся о камень, упал и

разбил кувшин.

Придя к мудрецу, он показал ему ручку от кувшина и сказал:

-- Такой-то человек послал вам этот кувшин, но злой и ужасный камень

украл его у меня по пути сюда.

Эти слова весьма рассмешили мудрого человека, но желая все-таки

проверить последовательность мышления идиота, он спросил:

-- Если кувшин украли, зачем же ты принес ручку от него?

-- Я не так глуп, как думают люди, -- ответил идиот, -- я принес тебе

ручку в доказательство моих слов.

 

Среди дервишских учителей время от времени повторяется, что человек,

как правило, не в состоянии раскрыть внутреннее направление событий, которое

дало бы ему возможность в полной мере пользоваться своей жизнью.

Эта история, представленная английской аудитории Колонелом

Вилнберфорсом Клаоком ("Диван-и-Хафиз"), типична для суфийской литературы.

Существует утверждение, что освоившие эту доктрину через подобные

карикатурные иллюстрации, некоторые люди могут "повысить свою

чувствительность" и постичь внутренний ход событий.

Приводимый здесь вариант взят из дервишской коллекции, приписываемой

Пир-и-ду-Сара, "обладателю залатанной одежды".

 

СВОЕНРАВНАЯ ПРИНЦЕССА

 

 

Некогда жил-был один султан. Все, чему его научили с детства и во что

он верил, было для него несомненной истиной. Но сам он был ограниченным и

недалеким человеком, хотя во многом был справедлив.

У него было три дочери.

Однажды он призвал их к себе и сказал:

-- Все, чем я владею, принадлежит или будет принадлежать вам. От меня

вы получили жизнь. Только от меня зависит ваше будущее, а, значит, и ваша

судьба.

Две старшие дочери, полные признательности и доверия к его словам,

согласились с ним.

Но третья дочь, самая младшая, сказала:

-- Хотя долг обязывает меня повиноваться тебе, все же не могу поверить

в то, что моя судьба всегда должна зависеть от твоей воли.

-- Мы проверим это, -- сказал султан и тут же приказал заточить девушку

в маленькую келью. В своей тюрьме принцесса провела несколько лет, в то

время как ее послушные сестры привольно жили и наслаждались богатствами,

которые могли бы принадлежать и ей.

Заточив свою дочь, султан сказал себе: "Моя дочь томится в келье по

моей воле, а не по своей. Это в полной мере доказыва-ет для всякого

здравомыслящего ума, что не от нее, а именно от меня зависит ее судьба".

Жители той страны, прослышав о том, что случилось с принцессой,

говорили друг другу: "Все мы знаем нашего правителя, и ничего дурного за ним

не замечали. Раз он обошелся так со своей собственной дочерью, которая есть

его плоть и кровь, значит, она сказала или сделала что-то очень плохое".

Они искренне думали так, потому что не достигли того уровня, чтобы

обсуждать притязания султана на абсолютную правоту всегда и во всем.

Время от времени султан навещал свою дочь. Он заставал ее каждый раз

все более ослабевшей и изможденной. Но ничто не могло сломить ее.

Наконец, султан потерял терпение: "Твое упорное непослушание, -- сказал

он ей однажды, -- только раздражает меня и, возможно, ослабит мой авторитет;

я могу убить тебя, но у меня доброе сердце, поэтому я решил изгнать тебя из

моего царства в дикую пустыню, где живут только звери и такие же безумцы,

как ты, которые не смогли ужиться в нашем разумном обществе. Там ты скоро

поймешь, можешь ли ты существовать без своей семьи, и если сможешь, то

предпочтешь ли этот образ жизни нашему".

Его указ был тут же выполнен и принцессу прогнали из владений султана.

Она оказалась на свободе, в дикой местности, в обстановке, ничуть не похожей

на ту, к которой привыкла с детства. Но скоро принцесса поняла, что пещера

может стать домом, орехи и фрукты, сорванные с дерева, так же вкусны, как

поданные на золотых тарелках, что тепло исходит от солнца. Эта местность

имела свой собственный климат и жила своей жизнью. Постепенно девушка

приспособилась к новым условиям. Воду она брала из ручья, на земле

отыскивала овощи, а огонь добывала из тлеющего дерева.

"Здесь, -- сказала она себе однажды, -- все элементы жизни находятся в

гармонии друг с другом, составляют завершенность, которая ни целиком, ни в

частностях неподвластна воле моего отца-султана".

И вот однажды заблудившийся путешественник, оказавшийся богатым и

предприимчивым человеком, повстречался с принцессой. Он полюбил ее, увез в

свою страну, и там они поженились.

Спустя некоторое время они снова вернулись в ту дикую местность и

построили там огромный процветающий город, воплотивший в полной мере их

мудрость, находчивость и веру.

"Безумцы" и другие изгнанники, населявшие дикую пустыню, многие из тех,

кого считали сумасшедшими, смогли существовать в полной гармонии со всем,

что их окружало.

Слава об этом городе разнеслась по всему свету. Его могущество и

красота затмили красоту и могущество государства, которым правил отец

принцессы.

По желанию всех жителей принцесса и ее муж стали прави-телями этого

нового и идеального государства.

В конце концов, старый султан решил посетить загадочный и чудесный

город, возникший в пустыне и населенный, как он слышал, теми, кого он и ему

подобные презирали.

Итак, он прибыл в город. Низко склонившись в поклоне, султан

приблизился к подножию трона, на котором восседала молодая чета, и подняв

глаза, чтобы увидеть тех, чья справед-ливость, богатство и понимание

превзошли его собственные, услышал тихий голос своей дочери:

-- Видишь, отец, каждый человек имеет свою судьбу и возможность

выбирать.

 

 

Султан Саладин, как повествует суфийский манускрипт, встретил великого

учителя Ахмеда аль-Рифаи, основателя ордена Рифаийя, "завывающих дервишей",

и задал ему несколько вопросов:

"Почему вы убеждены, что правила и закон недостаточны для сохранения

счастья и справедливости?"

Их встреча произошла в 1174 году. Но эта история, известная из

несуфийских источников, используется для того, чтобы проиллюстрировать

возможность "другого состояния сознания" у человека.

 

НАСЛЕДСТВО

 

 

Один человек, умирая вдали от своего дома, составил завещание, в

котором распорядился своим имуществом в следующих словах: "Пусть община,

живущая там, где расположены мои земли, возьмет из них то, что пожелает, и

пусть то, что она пожелает, отдаст Арифу Смиренному".

В то время Ариф -- молодой человек, не создавший себе еще никакого

положения -- был самым незначительным членом этой общины. Поэтому старшие

члены забрали себе из завещанных наделов то, что пожелали, согласно

завещанию, Арифу же достался самый ничтожный клочок, на который не нашлось

никаких охотников.

Прошло много лет, и вот Ариф, возмужав и поумнев, потре-бовал у общины

свою законную долю. Но старшие сказали ему: "Мы выделили тебе то, что

причиталось тебе по завещанию".

Они в самом деле считали, что это так, потому что завещатель велел

взять то, что они пожелают.

И вдруг в самый разгар спора перед ними возник незна-комый человек;

суровость его лица и внушительный вид тут же приковали к нему взоры всех

присутствующих. Он сказал: "Значение завещания состояло в том, что вы должны

отдать Арифу то, что вы желаете для себя, ибо он может лучше вас

распорядиться наследством".

Эти слова так подействовали на старших, что в момент прозрения они

вдруг поняли истинный смысл фразы: "Пусть то, что они пожелают, отдадут

Арифу".

-- Знайте, -- продолжал неизвестный, -- что если бы завеща-тель открыто

объявил Арифа своим наследником, он был бы бессилен помешать общине

узурпировать его владения. По крайней мере, наследство уменьшилось бы.

Поэтому он доверил все вам, предвидя, что если вы будете считать это

наследство своей собственностью, то будете заботиться о нем и сохраните его

для Арифа. Вот почему, заботясь о сохранении и передаче своих богатств в

верные руки,он составил столь мудрое завещание. Теперь как раз пришло время

возвратить их законному владельцу.

Итак, наследство возвратилось к истинному наследнику благодаря тому,

что старшие не сумели увидеть правду.

 

 

Суфийское учение о том, что люди желают для себя то, что они должны

желать для других, подчеркнуто в этой истории. Ее рассказал сейид Кхаус

аль-Шах, святой из ордена Кадирийа.

Эта идея сама по себе не оригинальна, хотя в фольклоре сказание служит

иллюстрацией того, что наследство в конце концов возвращается к достойным

наследникам, несмотря на то, что в течение многих лет они были бессильны

отстоять его.

В некоторых дервишских кругах сказанию дают следующее толкование: "Ты

владеешь многими дарами, которые тебе даны только на время; когда ты поймешь

это, ты сможешь вернуть их законному владельцу".

 

КЛЯТВА

 

 

Один человек, измученный бесконечными неудачами, поклялся, что, если

несчастья оставят его, он продаст свой дом и раздаст все деньги, которые

получит за него, нищим.

Через некоторое время судьба стала милостивой к нему, и он вспомнил о

своей клятве. Но ему не хотелось терять так много денег и тогда он придумал

выход из положения.

Он объявил, что продает свой дом, но с кошкой в придачу. За дом он

просил одну серебряную монету, а за кошку -- десять тысяч.

Вскоре пришел покупатель и купил дом и кошку. Одну моне-ту, полученную

за дом, человек отдал беднякам, а десять тысяч, вырученные за кошку, оставил

себе.

 

 

Многие люди мыслят так же, как этот человек. Они решают следовать

какому-нибудь учению, но свою связь с ним истолковывают так, как им выгодно.

До тех пор, пока они не преодолеют этой тенденции путем особой тренировки,

они вообще не смогут учиться.

Согласно дервишскому рассказчику, шейху Насир ад-дин Шаху, в этой

притче иллюстрируется умышленный обман или, возможно, извращенный ум,

бессознательно создающий подобного рода обман.

Настоящий вариант рассказа, приписываемый ему, взят из устных преданий

ордена Чиштийа.

Притча используется для того, чтобы ознакомить с психологической

техникой, имеющей целью сделать ум стабильным, исключить для него

возможность самообмана.

 

 

ИДИОТ В БОЛЬШОМ ГОРОДЕ

 

 

К пробуждению можно прийти различными путями. Но только один путь

является правильным. Человек спит; он должен пробудиться правильным

способом. Послушайте историю об одном невежественном человеке, который

проснулся неправильно.

Глупец попал однажды в огромный город и, увидев на улицах множество

снующих туда-сюда людей, оторопел. На ночь он устроился в караван-сарае, но

боясь, что утром не сможет найти себя в этой толпе людей, прежде чем уснуть,

привязал к ноге тыкву.

Один шутник, наблюдая за ним, все понял. Он дождался, пока глупец

заснул, и отвязал от его ноги тыкву и привязал к своей. Затем улегся рядом и

уснул. Проснувшись утром, глупец первым делом стал искать тыкву. Увидев ее

на ноге другого человека, он решил, что тот человек и есть он сам. В

совершенном смятении он растолкал того человека и закричал: "Если ты -- это

я, то скажи мне, ради небес, кто я и где я?"

 

 

Эта сказка дошла до нас в великом духовном классическом произведении

"Саламан и Абсаль" мистика XV столетия Абдурахмана Джами.

Он родился на берегах Оксаса, а умер в Герате, оставив после себя славу

величайшего персидского поэта.

Джами вызывал яростные нападки святош своей откровенностью и особенно

заявлением, что он никого не считает своим учителем, кроме собственного

отца.

 

КАК ВОЗНИКЛО ПРЕДАНИЕ

 

 

Давным-давно существовал город, состоящий из двух параллельных улиц.

Однажды один дервиш перешел с одной улицы на другую, и жители этой улицы

заметили, что глаза его полны слез. "Кто-то умер на соседней улице", --

закричал один из них, и тут же все дети, игравшие поблизости, подняли крик.

На самом же деле дервиш плакал от того, что незадолго до этого чистил

лук.

Но шум все нарастал, и его вскоре услыхали на соседней улице. Жители

обеих улиц были так опечалены и испуганы, вооб-разив, что у соседей

несчастье, что не решились даже поинтере-соваться о причине переполоха.

Один мудрый человек, пытаясь успокоить их, посоветовал им спросить друг

у друга, что случилось.

Слишком возбужденные, чтобы внять его совету, они отвечали: "Мы и так

знаем, что наших соседей постигло большое несчастье".

Это известие распространилось со сверхъестественной быстротой, и вскоре

уже никто из жителей двух улиц не сомневался, что у соседей стряслась беда.

Немного придя в себя, и те и другие решили немедленно покинуть эти

места и таким образом спасти свои жизни.

Обе общины снялись со своих насиженных мест и направи-лись в

противоположные стороны.

С тех пор прошли века, и город тот по-прежнему безлюден. По обе стороны

от него, недалеко друг от друга расположены два селения. Жители обоих

селений из поколения в поколение передают предание о том, что когда-то

вовремя убежали из обреченного города, в котором жили, и спаслись от

неизвестного бедствия.

 

 

В своих психологических учениях суфии заявляют, что знание,

передаваемое обычным путем, подвергается стольким искажениям (а это

обусловлено произвольными редакциями и лживыми записями), что оно уже не в

состоянии донести непо-средственный факт.

Иллюстрирующий субъективность человеческого мышления, рассказ "Как

возникло предание" взят из обучающей книги "Асрар-и-Кхалватия" ("Тайны

отшельников"), автором которой является шейх Каландар Шах из ордена

Сухравардийа.

 

ФАТИМА-ПРЯДИЛЬЩИЦА

 

 

Некогда в одном городе на далеком Западе жила девочка по имени Фатима.

Она была дочерью процветающего прядильщика. Однажды отец сказал ей: "Дочь

моя, собирайся в путь. Мы отправляемся в путешествие. У меня есть кое-какие

дела на островах Средиземного моря. Может быть, там тебе встретится красивый

юноша с хорошим будущим, который полюбит тебя, и вы поженитесь".

Итак, они отправились в путешествие от острова к острову. Отец

занимался своими торговыми делами, а Фатима проводила время в мечтах о

будущем муже. Однажды, когда они плыли в сторону Крита, их застиг ужасный

шторм, и корабль пошел ко дну. Фатиму, потерявшую сознание, волнами вынесло

на берег, недалеко от Александрии. Отец и все, кто был на корабле, погибли,

и она осталась одна без всякой поддержки.

Сцена кораблекрушения и длительное пребывание в откры-том море так на

нее повлияли, что о прошлой жизни у нее оста-лись только смутные

воспоминания.

Очнувшись, она встала и побрела по берегу. Вскоре она наткнулась на

семью одного ткача. Это были бедные люди, но проникшись состраданием к ней,

они взяли ее в свое убогое жилище и обучили своему ремеслу.

Для нее началась вторая жизнь. Год или два она прожила с ними вполне

счастливо и была довольна своей судьбой. Но однажды, когда вышла на берег,

ее схватили работорговцы, отвели на корабль и вместе с другими невольниками

увезли.

Сетования и горькие жалобы Фатимы не вызвали у этих людей ни капли

жалости: они привезли ее в Стамбул, чтобы продать там как рабыню.

На невольничьем рынке было несколько покупателей. Один из них искал

себе раба, который мог бы работать в его цехе по изготовлению корабельных

мачт. Несчастный вид Фатимы привлек его внимание и, желая облегчить ее

участь, он купил девушку, так как считал, что у него ей будет лучше, чем у

другого хозяина.

Он привез Фатиму к себе, решив отдать ее в услужение жене. Но дома его

поджидало печальное известие: корабль с его товаром, в который он вложил

весь свой капитал, был захвачен пиратами. Теперь он не мог позволить себе

содержать рабочих и ему, его жене и Фатиме пришлось самим заняться

изготовлением мачт.

Фатима, благодарная хозяину за его доброту, так прилежно работала, что

вскоре он даровал ей свободу, и она стала его доверененным лицом и

помощником. Итак, для нее началась третья жизнь, и она почувствовала себя

вполне счастливой. Как-то хозяин сказал ей: "Фатима, я хочу, чтобы ты

отправилась в качестве моего агента на Яву с грузом мачт и выгодно продала

их там".

И вот Фатима пустилась в плавание, но у берегов Китая мощный тайфун

обрушился на ее корабль и потопил его. Каким-то чудом девушке снова удалось

спастись, и она очнулась на незнакомой земле. Придя немного в себя, она

стала громко плакать о своей несчастной судьбе. Как только ее жизнь,

казалось бы, приближается в благополучию, безжалостный рок разрушает все ее

надежды. "Почему так случается, -- восклицала она, -- за что бы я ни

взялась, всегда меня ждет неминуемая неудача. Почему на меня валится столько

несчастий?" Но ей никто не ответил, и она, заставив себя подняться, пошла

куда глаза глядят.

Хотя никто в Китае никогда ничего не слышал о Фатиме и не знал о ее

испытаниях, всем, однако, была известна древняя легенда о том, что какая-то

чужестранка прибудет однажды в их страну и сделает шатер для их императора.

Так как никто в Китае не умел делать шатров, все с живейшим интересом ждали

выполнения этого предсказания.

Чтобы не пропустить этой женщины, когда она прибудет, каждый китайский

император по тридцати раз в год посылал во все города и деревни гонцов,

которые должны были доставлять в столицу всех чужестранок.

Когда Фатима добрела до ближайшего приморского города, там как раз был

оглашен императорский указ о чужестранках, и люди, заметив ее, поняли, что

она издалека, и привели к импера-торским посланцам.

Фатиму доставили ко двору и провели в тронный зал. Сын Неба спросил ее:

"Девушка, сумееешь ли ты сделать нам шатер?"

-- Думаю, что сумею, -- ответила Фатима.

Итак, ей отвели помещение, и она принялась за работу. Прежде вего ей

понадобилась веревка. Но никто даже не знал, что это такое. Тогда Фатима,

вспомнив свое первое ремесло прядильщицы, насобирала льна и свила веревку.

Затем она велела принести прочной материи, но во всем Китае не оказалось

такой материи, которая ей была нужна. Вспомнив, чему обучилась у

александрийских ткачей, она соткала прочное полотно. Наконец, чтобы окончить

работу, ей понадобились шесты, но их не оказалось во всем царстве. Тут ей

пригодилось умение делать мачты, приобретенное в Стамбуле. Она ловко

смастерила надежные шесты.

Закончив работу, она стала припоминать, как выглядели всевозможные

шатры, которые она видела в своих скитаниях по свету, и, наконец, собрала

шатер.

Когда это чудо показали императору, он был так восхищен, что обещал

Фатиме исполнить любое ее желание. Она пожелала остаться в Китае, где вскоре

вышла замуж за прекрасного принца, с которым прожила долгую и счастливую

жизнь, оставив после себя многочисленное потомство.

Таким образом, Фатима поняла, что то, что казалось ей в свое время

тяжелыми испытаниями, неожиданно обратилось в необходимый опыт, который

помог ей достичь конечного счастья.

 

 

Эта история хорошо известна из греческого фольклора, многие

произведения которого несут в себе идеи, созвучные основным идеям дервишей и

их легенд. Приводимый вариант рассказа приписывается шейху Мухаммаду Джамал

ад-дину из Адрианополя. Он основал орден Джамалийа ("Прекрасный").

 

ВОРОТА В РАЙ

 

 

Давным-давно жил-был один добрый человек. Всю свою жизнь он следовал

высоким заповедям, ибо надеялся после смерти попасть в рай. Он раздавал

щедрую милостыню нищим, любил своих ближних и помогал им. Помня, как важно

обладать стойким терпением, он с достоинством переносил самые тяжелые и

неожиданные испытания, жертвуя многим ради других. Время от времени он

совершал путешествия в поисках знания. Его смирение и образцовое поведение

снискали ему славу мудрого человека и уважаемого гражданина, которая

разнеслась с Востока на Запад и с севера на юг.

Все эти достоинства он культивировал в себе всякий раз, когда вспоминал

о них. Но был у него один недостаток -- невни-мательность. Это качество не

имело над ним большой власти, и он считал, что, по сравнению с его

достоинствами, невнимательность -- весьма незначительный недостаток. Так,

нескольких нуждавшихся людей он оставлял иногда без помощи, потому что порой

не замечал их нужду. Любовь и служение также иногда оказывались забытыми,

когда он был поглощен своими личными нуждами или даже желаниями.

Он любил спать и часто засыпал именно в те моменты, которые были

благоприятны для поиска знания или для понимания его, для практики

подлинного смирения или когда можно было бы увеличить число добрых дел --

такие возможности он просыпал, и они больше не возвращались.

Невнимательность оказывала не меньшее влияние на его сущностное "я",

чем добрые качества.

И вот однажды он умер. Обнаружив себя за пределами этой жизни, добрый

человек направился к райской обители. Пройдя немного, он решил передохнуть,

чтобы проверить свою совесть. Все тщательно взвесив, он пришел к выводу, что

вполне достоин войти в райские чертоги, и продолжил свой путь.

Подойдя к райским воротам, он увидел, что они закрыты, и в этот момент

услышал голос, обращенный к нему: "Будь внимате-лен, ибо ворота открываются

только раз в сто лет".

Добрый человек устроился неподалеку в ожидании, взволнованный

открывшейся перспективой. Не будучи занят как обычно совершением

добродетельных поступков, он обнаружил, что у него плохо развито внимание. В

течение некоторого времени, которое ему показалось целым веком, он старался

не заснуть, но в конце концов голова его склонилась на грудь и сон на

какое-то мгновение смежил веки. И в этот миг ворота широко распахнулись. Но

прежде чем он успел открыть глаза, они захлопнулись с шумом и грохотом,

которые могли бы разбудить и мертвого.

 

 

Это любимое поучение дервишей иногда называется "Притчей о

невнимательности". Несмотря на то, что эта история широко известна как

народная сказка, сведения о ее происхождении утеряны. Некоторые приписывают

ее Хадрату Али, четвертому халифу, другие говорят, что она так важна, что

могла быть тайно передана самим Пророком. Ее, конечно, нельзя встретить ни в

одном из достоверных хадисов Пророка.

Литературная форма, в которой она представлена здесь, позаимствована из

работ одного неизвестного дервиша XVII века Амиль Бабы, в которых

подчеркивается, что "истинным автором является тот, чьи писания анонимны,

так как в этом случае никто не становится между изучающим и предметом

изучения".

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.