Сделай Сам Свою Работу на 5

Развитие этнологии в межвоенный период: 20—40-е годы XX века

 

В первое послереволюционное десятилетие новые политические и

социальные условия в стране побуждали ученых старой школы

предпринимать попытки освоения марксистской методологии, правда,

преимущественно в форме синтеза с другими теоретическими подходами:

антропогеографией Ф. Ратцеля — в книге В.Г. Богораза «Распространение

культуры на земле. Основы этногеографии» (Л., 1928), или с идеями

культурно-исторической школы — в книге П.Ф. Преображенского «Курс

этнологии» (М.—Л., 1929). Марксистское влияние чаще всего проявлялось

в терминологии и использовании механистически понятой

материалистической диалектики.

В 1920-е гг. сформировалась организационная структура отечественной

этнологии. Она включала правительственные организации, нацеленные на

решение практических задач национальной политики и культурного

строительства: Центральное Этнографическое Бюро при Народном

комиссариате по делам национальностей, Комитет Севера при ЦИК СССР.

Однако среди научных организаций (и их сотрудников, численность

которых продолжала оставаться очень небольшой) преобладали объединения

ученых старой школы, еще дореволюционной формации: учреждения системы

Академии наук, Государственной Академии истории материальной культуры

(ГАИМК), музеи, учебные кафедры в Московском и Ленинградском

университетах, некоторые научные общества. Ученые старой школы были

автономны в выборе исследовательской тематики. Именно они (В.Г.

Богораз, Е.Г. Кагаров, Б.А. Куфтин, П.Ф. Преображенский, С.И. Руденко,

В.Н. Харузина, Л.Я. Штернберг и другие) оказывали решающее воздействие

на формирование научных программ, а также стояли у истоков

профессиональной подготовки этнологов.

В 1930‑е гг. заметно сократилось число научных учреждений

этнологического профиля, радикально сузился круг подлежавших изучению

научных проблем, закрылись учебные центры подготовки профессиональных

этнологов, некоторые видные ученые подверглись репрессиям.

Процесс восстановления науки начался еще в предвоенные годы.



Организационную основу этнологии составили учрежденный в 1933 г.

Институт антропологии и этнографии (ИАЭ) АН СССР (который почти не

функционировал), а также созданная в 1939 г. по инициативе известного

этнографа, археолога и историка С.П. Толстова кафедра этнографии в

составе исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. В

исследовательской деятельности этих учреждений акцент некоторое время

был смещен в сторону традиционной этнографии, изучения прошлого

народов мира.

Принципы периодизации истории первобытного общества, этнография и

археология Средней Азии составляли в ту пору круг научных интересов

директора (с 1943 г.) Института этнографии АН СССР и заведующего

кафедрой этнографии С.П. Толстова. С его именем было связано открытие

высокой цивилизации древнего Хорезма и культуры степных полукочевых

племен Приаралья.

Сергей Александрович Токарев (1899—1985), принадлежавший к тому же

поколению и той же научной традиции, что и Толстов, свои публикации

предвоенного и военного периода посвятил хозяйству и общественному

строю народов Сибири (якутов, горных алтайцев). Профессор А.М.

Золотарев осуществил фундаментальное исследование дуально-экзогамной

организации в ранней истории человечества. Профессор М.О. Косвен

популяризовал работы Ф. Энгельса по истории первобытного общества и

труды Л.Г. Моргана, а также исследовал этнографию народов Кавказа.

Процесс возобновления этнографических исследований затянулся, а в годы

Великой Отечественной войны деятельность отечественных этнографов

претерпела неизбежное сокращение, хотя и не была свернута,

продолжившись в эвакуации — в Ашхабаде и других восточных регионах

страны.

 

↑Отечественная этнология в 50—80-е годы XX века

По окончании Великой Отечественной войны практическая и теоретическая

работа в этнографии (этнологии) существенно активизировалась, а ее

масштабы расширились. Организационную основу фундаментальных

исследований составляли АН СССР и ее филиалы (позднее — Академии наук

союзных республик), а также университеты и музеи (в особенности в

Ленинграде — Петербурге). Уже на рубеже 1940‑х — 1950‑х гг. появились

капитальные труды, среди которых «Нганасаны» А.А. Попова (М., 1947),

«Кубачинцы и их культура» Е.М. Шиллинга (М., 1949), «Очерки

исторической этнографии каракалпаков» Т.А. Жданко (М., 1950),

«Этнические территории и этнические границы» П.И. Кушнера (М., 1951) и

др.

В 1960‑е гг. этнологи интенсивно вели работу, связанную с

формулированием предмета и задач советской этнографии, тематические

границы которой при этом существенно расширились по сравнению с 1930‑

ми гг. С конца 1940‑х гг. стали активно исследоваться этногенез

народов мира, история первобытного общества, хозяйственно-культурные

типы и формы, семейно-брачные отношения и ряд других тем.

Реанимировано было изучение современности: начались исследования

культуры и быта сельского и городского населения СССР. Велись

разносторонние исследования по региональной этнографии: народов Азии

(Н.Н. Чебоксаров и др.), Африки (Д.А. Ольдерогге и др.), Америки (Ю.П.

Аверкиева и др.), народов СССР (Б.О. Долгих, Б.А. Куфтин, С.А.

Токарев, С.П. Толстов, В.Н. Чернецов и др.). Начиная с 1960‑х гг.

велось интенсивное изучение истории этнологии (Ю.П. Аверкиева, С.А.

Токарев и др.).

В 1950—60‑е гг. в отечественной этнологии появились крупные деятели,

внесшие существенный вклад в мировую науку. Среди них профессор С.А.

Токарев, который возглавлял кафедру этнографии истфака МГУ в 1956—73

гг. Он ориентировал этнографов на изучение основных

историко-культурных явлений, а не на описание «экзотических» сторон

быта. Не признавая разделения этнографии на описательную и

теоретическую, Токарев в каждой работе, вне зависимости от объема

конкретного материала, создавал основание для теоретических выводов.

Начав с этнографической тюркологии, Токарев впоследствии

заинтересовался социальной организацией и культурной историей

австралийских аборигенов, затем — разнообразными группировками

американских индейцев, славяноведением, этнографией народов Зарубежной

Европы, этнографией народов СССР, теорией этногенеза, материальной

культурой народов, религиоведением. Еще одной сферой научных интересов

Токарева была история русской и зарубежной этнологии. Всего им было

опубликовано свыше 200 исследовательских трудов.

При содействии центральных этнологических учреждений во всех столицах

союзных республик и в автономных республиках возникли специальные

центры этнологических исследований.

В 1960‑е гг. тематика этнологических исследований в Советском Союзе

стала весьма обширной и разнообразной. Заметное место в ней продолжали

занимать социальные стороны жизни у различных народов (род, племя,

община, семья, положение женщины). Очень много исследований трактовали

вопросы историко-культурного свойства (хозяйство и

хозяйственно-культурные стороны бытия, поселения и жилища, одежда и

утварь и пр.). Большое внимание уделялось изучению разнообразных

обрядов, в частности, семейных (как то: свадьба, погребальные обычаи и

т.п.). Значительно меньше было работ, посвященных этногенезу и

этнической истории, а также межэтническим взаимодействиям (смешанным

бракам и т.п.).

Вместе с тем с конца 1960‑х гг. в отечественной науке постепенно

складывалось направление, изучавшее проблемы этноса, общие этнические

(национальные) процессы. Заявившее о себе еще в начале ХХ в., оно

позднее стало своеобразным «символом» советской этнографии, составив

одну из самых сильных — и по сей день — сторон отечественной науки.

Российская этнология всегда исходила из представления об этносе как о

реально существующем объекте и активно разрабатывала теорию этноса.

Широкой популярностью пользовалась дуалистическая теория этноса,

изложенная в трудах директора (1966—89) Института этнографии АН СССР,

академика Юлиана Владимировича Бромлея (1921—90). Развивались и

альтернативные подходы: биологизировавшая феномен этноса концепция

Л.Н. Гумилева, содержательная информационная концепция Н.Н.

Чебоксарова и С.А. Арутюнова, компонентная теория В.В. Пименова.

На страницах журнала «Советская этнография» (с 1991 г. —

«Этнографическое обозрение») активно обсуждались актуальные и

дискуссионные вопросы этнологии: предмет этнологии и ее соотношение с

историей, этнологическая терминология, история первобытного общества,

религия, номадизм, межнациональные отношения и конфликты,

совершенствование преподавания этнологии в высших учебных заведениях и

многое другое.

В 70—80‑е гг. продолжалась работа по дальнейшему совершенствованию

подготовки специалистов-этнографов. Увеличилось число научных

направлений, составлявших содержание учебного процесса: в их число

были включены теория этноса и теоретико-методологические аспекты

этнографии, историография, история первобытного общества, история

религии, проблемы этнографии народов СССР и зарубежных стран,

музееведение. Продолжалась работа над учебно-методической литературой.

В 1982 г. вышел новый учебник «Этнография» под редакцией Ю.В. Бромлея

и Г.Е. Маркова.

 

↑Основные тенденции в развитии постсоветской этнологии (90‑е годы XX

века — начало XXI века)

Изменение общественно-политического контекста во второй половине 80‑х

гг. открыло возможность критики советского «тоталитарного наследия» в

этнографии, которая в своих радикальных проявлениях отчасти

перерастала в отрицание вековых конструктивных традиций науки.

Произошел отход не только от марксистского монизма, но и (в трудах

отдельных авторов) разрыв с позитивной наукой как таковой, фактический

отказ от концепта научной истины.

Некоторые российские этнологи испытали влияние постмодернизма с его

неумеренным критическим пафосом и безудержным релятивизмом. Результаты

этого влияния неоднозначны. С одной стороны, произошло избавление от

методологического диктата «единственно верного метода». Но с другой

стороны, радикальной ревизии подверглись социальные функции науки.

Советская этнография хотя бы номинально основывалась на идеях служения

прогрессу общества, освобождения человечества и укрепления «первого в

мире государства рабочих и крестьян». Эти ценности подверглись

уничтожающей критике, что со всей остротой и определенностью поставило

вопрос о новом оправдании научного знания. В новую эпоху получение

знания — как и поиск объективной научной истины — перестало быть

самоцелью. Существование научного знания стало оправдываться

возможностью его продажи; все, что не могло быть реализовано,

становилось ненужным.

Основным научным центром этнологии в наше время остается Институт

этнологии и антропологии РАН. Размывание предметно-тематического поля

этнологии привело к некоторому сужению научной проблематики:

значительно уменьшились масштабы экспедиционных исследований по

традиционной этнографии и этнологии народов мира. Тем не менее

традиции научной (классической) этнологии живут и в современную эпоху.

Общетеоретические труды С.А. Арутюнова и Ю.И. Семенова,

этнополитологические исследования В.А. Тишкова и С.В. Чешко,

этнолингвистические работы М.Н. Губогло, этнологические ретроспекции

Б.А. Калоева и немало других научных произведений новейшего времени

говорят о существенном потенциале отечественной этнологии.

В силу традиционного консерватизма университетского образования

новейшие тенденции в меньшей степени затронули систему подготовки

кадров. Некоторая автономность кафедры этнологии исторического

факультета МГУ обеспечила относительную беcкризисность развития

университетской науки (с 1986 по 2006 г. кафедрой руководил проф. В.В.

Пименов).

Рост межэтнической напряженности, вылившийся в череду конфликтов и

войн на территории бывшего СССР, обусловил возрастание преподавания

специальных дисциплин (этносоциологии, этнического конфликтоведения и

др.). Разнообразие спецкурсов, семинаров и других форм обучения

способствует росту интереса студентов к этнологической и

этнополитической проблематике.

Подготовка этнологов в России осуществляется также на кафедрах

С.‑Петербургского, Казанского, Омского, Томского, Новосибирского и

других университетов; в странах ближнего зарубежья — в Ашхабадском,

Белорусском, Киевском, Кишиневском, Латвийском, Литовском, Тартуском и

Ташкентском университетах.

В конце XX в. отечественная этнология была поставлена перед

необходимостью адаптации к кардинально изменившемуся

общественно-политическому и экономическому контексту. Этнологи

продолжают работать над сохранением и усилением научной направленности

своей деятельности, над тем, чтобы этнология служила фундаментальным

интересам общества — конструктивному сотрудничеству между народами.

 

ТЕОРИИ ЭТНОСАТеории этноса в отечественной этнологии 3-08-2010, 14:55

|Первым опытом научного осмысления проблемы этноса и этничности в

российской науке стали работы СМ. Широкогорова, написанные в 1020-х

гг. Однако из-за эмиграции автора они не получили распространения на

родине. Даже в настоящее время сто теория полностью не опубликована, и

только в отдельных работах встречаются фрагментарные изложения его

идей.В современной российской этнологии распространены четыре теории

этноса. Одна из них принадлежит Л.Н. Гумилеву, который рассматривает

этнос в качестве природного, биологического явления.Пассионарная

теория этноса Л.П. Гумилева. Основной акцент авто}) делает на идее

этноса как биофизической реальности, облаченной в социальную оболочку.

Для Гумилева этнос — не социальная группа (так как напрямую с

производительными силами ОН не связан), не раса (ведь раса — не форма

общежития, а биологическая характеристика), не популяция (сумма

особей, живущих в одном ареале и беспорядочно между собой

скрещивающихся). Этнос — явление географическое, связанное с кормящим

и вмещающим ландшафтом.Человек — это не только социальное существо,

хранящее в себе в определенном смысле весь опыт исторического развития

человечества. Мы не должны забывать, что человек еще и часть биосферы

нашей планеты, закономерный итог ее длительного, в течение миллионов и

миллиардов лет, развития. Согласно В.П. Вернадскому, создателю учения

о биосфере-ноосфере, биосфера Земли — это совокупность живого вещества

(всех живых организмов нашей планеты) и преобразованной им окружающей

среды. Не будем забывать, что современный облик нашей планеты создан

именно в результате этого взаимодействия. Человек, являясь частью

живого вещества Земли, "е может не принимать участия в

биогеохимнческих процессах, обеспечивающих функционирование биосферы.

Как же человек "входит» в биосферу, становится ее составной частью?

Как считает >милев. — в виде этносов, которые в совокупности

становятся ан-ропосферой, пли этносферой. Поэтому понятна роль

ландшафта в ДОЗни этноса — это необходимый элемент антропосферы. Но

чело-к в отличие от растении и животных, также неразрывно связан-IJt с

окружающей средой, способен к сознательному и целенаправ-Р*ному

изменению условий своего существования. Эта способность может стать

как величайшим благом, гак и величайшим злом Ведь своей деятельностью

человек нарушает тщательно отлаженные механизмы саморегуляции биосферы

и вместо ожидаемого улучшения условий своей жизни может спровоцировать

экологическую^^ тастрофу. Свидетельство тому —те пустыни, что оставили

после себя многие великие цивилизации древности (например, Месопотамия

или Египет). Как считает Гумилев, такой экологический кризис стал

одной из причин гибели этносов.Другая сущностная характеристика этноса

заключаете я в его тесной связи с энергией. Будучи частью биосферы,

этносы участвуют во всех биосферных процессах. Чтобы представить себе

масштаб этих процессов, достаточно упомянуть, что важнейшей функцией

биосферы является средообразующая, ее результатом — современней облик

нашей планеты (а он сильно отличается от первоначальной Земли —

холодного каменистого шара, покрытого тонкой пленкой атмосферы, в

которой практически отсутствовал свободный кислород). 11е случайно

В.И. Вернадс кип назвал живое вещество величайшей геологической силой,

перед которой меркнут такие потрясающие процессы, как извержения

вулканов, землетрясения, подвижки материков. Но мощнейшие процессы

требуют гигантских энергетических затрат (ведь в природе действует

закон сохранения энергии). Природа этой энергии также была открыта

В.И. Вернадским, назвавшим ее бпогеохнмпческой энергией живого

вещества. 11< точник ее — космические излучения и радиоактивный

распад, но главное - энергия Солнца, излучения которого буквально

пронизывают всю биосферу.Гипотеза Гумилева заключается в том, что

несколько раз за тысячелетие Земля подвергается воздействию какого-то

специфического космического излучения, которое своим энергетическим

воздействием вызывает определенные мутации, способствующие появлению у

некоторых людей повышенной тяги к действию. Это свойство Гумилев

назвал пассионарностью, а людей—носи гелей этого свойства —

пассионариями. Собираясь вместе, такие люди ставят какие-то общие

цели, добиваясь их осуществления, вырабатывают единые стереотипы

поведения и единое самосознание, образуя таким образом новый

этнос.Существенно важным для характеристики этноса Гумилев также

считает системный подход, в соответствии с которым весь мир

рассматривается как совокупность систем — множества внешне и внутренне

упорядоченных элементов. Системы могут быть открытыми (постоянно

обменивающимися веществом и энергией с окружающей средой) и закрытыми

(однократно получающими заряд энергии и затем растрачивающими его);

жесткими (работающими при наличии всех элементов, изъятие даже одного

из них нарушает работу всей системы) и дискретными (нет столь жесткой

связи элементов)Этнос, по Гумилеву, закрытая система дискретного типа.

Он получает заряд энергии в момент пассионарного толчка (той самой

вспышки космической энергий, приводящей к мутациям) и, растратив его,

Ереходит либо к равновесному состоянию со средой, либо распадается на

части. Именно так существуют в биосфере природные коллективы людей с

общим стереотипом поведения (этот признак Гумилев считает самым

главным для этноса) и своеобразной внутренней структурой,

противопоставляющей себя всем другим подобным коллективам, на основе

дихотомии «мы — они». Это явление противопоставления и есть тот

механизм, с помощью которого человек влияет на природу, воспринимает

ее составляющие и кристаллизует их в свою культуру.Объединение людей в

этносы, по мнению Гумилева, происходит по принципу комплиментарности —

неосознанной взаимной симпатии к одним людям и антипатии к другим.

Действуя внутри этноса, он формирует такое чувство, как патриотизм,

являющийся мощной охранительной силой народа. Принцип

комплиментарности не относится к числу социальных явлений. На нем

основано приручение животных, а также семейные связи (почему мы любим

одних людей и не любим других). Он также зависит от процессов

энергетического обмена. Энергия живого вещества биосферы,

разновидностью которой является энергия пассионарности, очевидно,

должна иметь определенные физические характеристики. У человека — это,

видимо, его биополе с определенной частотой колебаний силовых линий.

Таким образом, этнос становится системой колебаний пассионарного поля.

Создают его пассионарные особи, связанные положительной

комнлиментарностью (очевидно, частота колебаний их индивидуальных

полей совпадает или гармонична). При этом охватываются особи не

пассионарные, но получившие тот же настрой путем пассионарной

индукции.При взаимодействии этносов ритмы их пассионарных полей

накладываются друг на друга. При этом возникает либо гармония, когда

фазы колебания идут в унисон, либо дисгармония. В первом случае

возможно этническое слияние, ассимиляция либо плодотворные этнические

контакты; вовтором — нарушение ритма одного или обоих полей, что

расшатывает системные связи этносов и при неблагоприятных условиях

способно привести к гибели участников та-°го контакта. Так Гумилев

подводит объективную основу под чувство комплиментарности —деления на

«своих — чужих», являющегосяазкнейшей характеристикой

этноса.Дуалистическая теория этноса. Разработана коллективом ученья

Института этнологии и антропологии во главе с К).В. Бромлеем. Согласно

взглядам авторов этой концепции, человечество, будучи единым целым в

биологическом отношении, развиваясь по общим социальным законам,

вместе с тем распадается на множество историче? ски сложившихся

общностей. Среди этих общностей особое место занимают этносы, которые

представляют собой особую форму человеческой групповой интеграции и

отличаются чрезвычайно устойчивыми связями и отношениями,

сохраняющимися при различных формах социальной организации.В

обоснование своей теории Бромлей и сто коллеги выделяют два основных

понятия, которыми оперируют при разработке всех положений концепции, —

этнос и эти икос. Этнос (этническая общность) трактуется ими как

особый исторически возникший тип социальной группы, особая форма

коллективного существования люден, складывающаяся и развивающаяся

естественно-историческим путем. Она не зависит непосредственно от воли

отдельных входящих в нее людей и способна к устойчивому многовековому

существованию за счет самовоенроизводства. К этому очень абстрактному

определению этноса добавляется его определение в узком смысле,

называемое этникосом: исторически сложившаяся на определенной

территории устойчивая совокупность людей, обладающих общими,

относительно стабильными особенностями языка, культуры и психики, а

также сознанием своего единства и отличия от других подобных

образований (самосознанием), зафиксированным в самоназвании

(этнониме).Характер этносов в значительной степени определяется

социально-экономическими условиями их жизнедеятельности. Термин

«этносоциальный организм», введенный Бромлеем, устанавливает связь

этноса с исторической стадием"! его развития, в первую очередь с

общественно-экономической формацией. Этносоциальный организм есть ядро

этноса, проживающего в условиях того или иного социума. Внешние

социально-экономические, естественно!1 географические и иные факторы

сами по себе не зависят от этноса, но действуют таким образом, что

могут изменять отдельные этнические характеристики.Исходя из основных

положений своей теории, авторы пытаются объяснить некоторые этнические

явления и проблемы. В частности, анализируются понятия расы, класса и

этноса. Рассматривая соотношение классов и этносов, они отмечают, что

по своей сущности класс и этническая общность не совпадают, поскольку

этносы состоят обычно из нескольких классов. Да и отдельные этнические

группа i как правило, включают представителей разных классов. Тем

са-[М этнос и класс являются как бы взаимодополняющими элементами

социума.Рассматривая «расово-этническук»* проблему, Бромлей отмечает

что расы характеризуются общими наследственными физическими

особенностями, связанными с единством происхождения и определенной

областью распространения. В этом вопросе центральным является тезис о

«несовпадении расового и этнического деления человечества».

«Совершенно неправомерно положение о том, что расовое единство

является обязательным единством любо,", этнической общности, любого

народа» (Бромлей К).И. Этносоциальные процессы: теория, история,

современность. М., 1987. С. 278). Эта точка зрения весьма значительно

отличается от подхода западной антропологии, согласно которому

восприятие физических (внешних) различий служит основанием для

маркирования этнических границ.Информационная теория этноса.

11рп.меро.м и ист рументалистско-го подхода к этничности в

отечественной этнологии служит информационная концепция этноса Н.Н.

Чебоксарова и С.А. Арутюнова. Они предлагают описывать механизм

существования всех этнических общностей на основе связей, которые

могут быть описаны в рамках понятий информации. Эти информационные

связи существуют в виде различных форм коммуникаций. Любые отношения,

в которые вступают люди между собой, сопровождаются потоком

информации. Информация передается разными путями — в форме речи,

показа, подражания. Также в понятие «информация» входит культурная

традиция народа, сто творческое наследие.Информационная модель очень

удобна для объяснения сегодняшнего всплеска этничности. Она позволяет

взглянуть на этнос не только как на средство достижения экономических

и политических Целей, но и как на способ удовлетворения

фундаментальной потребности в определенной психологической

стабильности. Исследователи все больше соглашаются с тем, что

обращение к глубинным этническим ценностям —это защитная реакция

человеческой психики на сложность, обезличенность, суетность и

неустойчивость современной жизни. Этнос играет роль как бы

информационного фильтра, Необходимость в котором возникает в связи с

особенностью соврсменной жизни усиливать психологическую потребность н

устойчивых жизненных ценностях.Эта потребность объясняется тем, что

человек как вид сформировался в принци. пиально иной информационной

ситуации, нежели та, в которой он оказался сейчас На протяжении всей

истории человек обычно получал социально-значимую инфор! мацию от

достаточно малочисленной, четко определенной по составу группы. Он

привык жить в небольших поселках, жители которых знают друг друга в

лицо. Стабильность состава группы, наследование принадлежности к ней

из поколения в поколение способствовали тому, что среди ее членов

преобладало общее видение мира общее представление о ценностях, нормах

поведения, смысле жизни. Вследствие этого социальная информация,

поступавшая к человеку, была относ ительно однородна циклична,

упорядочена и требовала более однозначной реакции, чем сейчас.В

современном обществе человек одновременно входит во множество слабо

связанных друг с другом групп, каждая из которых предъявляет свои

требования к его поведению, не только не согласующиеся, но часто

противоречащие друг другу. 11оэт ому психологические механизмы

реакции, сформировавшиеся в процессе становления человека как вида, не

соответствуют новой информационной ситуации. Как известно из

результатов исследований психологов, информационные возможности

человека лимитированы и не могут развиваться беспредельно без

нанесения непоправимого урона личности. В силу этого обстоятельства

его стремление к стабильности становится значимым мотивом поведения. И

здесь этнические ценности с их стабильностью, наследуемым статусом,

имеют неоспоримое преимущество перед другими. Чем больше расхождение

между информационными возможностями среднего человека и сложностью

информационной ситуации, тем сильнее эмоциональная сторона этнического

самосознания — чувство принадлежности к своему народу, стремление к

использованию национального языка, к возрождению моральных ценностей,

традиционных трудовых навыков.Ведь человек воспринимает мир не как

хаотичный поток образов, символов и понятий. Вся информация проходит

через картину мира, представляющую собой систему понятий и символов,

достаточно жестко зафиксированную в нашем сознании. Эта картина мира

пропускает только ту информацию, которая ею предусмотрена. Ту

информацию, о которой у нас нет представления, нет соответствующего

термина (названия), мы просто не замечаем (например-до открытия

элементарных частиц ученые и философы считали, что мельчайшей частицей

вещества являлся атом; пока не появились соответствующие понятия,

существование этих частиц не оказывало никакого влияния на жизнь

человека). Весь остальной поток инфорацПи структурируется картиной

мира: отбрасывается неважное с Еточки зрения, фиксируется внимание на

важном. Основу картины мира составляют этнические ценности, поэтому

важность информа-ии оценивается с этнических позиций. Именно так

этничность выступает в роли информационного фильтра, сужая спектр

допустимых и желаемых реакций человека на ту или иную жизненную

ситуацию.Поэтому пока существуют естественные ограничения

воспроизводства и переработки информации каждым индивидом, сохраняются

и объективные основания этнокультурного многообразия человечества.

Именно функция этноса как стабилизатора соционорма-тивной информации,

базирующейся на ограниченности личностных информационных возможностей,

делает этнос важнейшим элементом социальной культуры современного

общества.Системно-статистическая, или компонентная, теория. В

соответствии с этой теорией, предложенной Г.Е. Марковым и В.В.

Пимено-вым, этнос рассматривается как исторически возникшая и

эволюционирующая, сложная, самовоспроизводящаяся и саморегулирующаяся

социальная система, обладающая многосоставной композицией

(структурой). Структурными образованиями высшего порядка являются

компоненты, которые сами имеют сложное строение. К ним относятся:

расселение этноса; его воспроизводство и свойственная ему

демографическая структура; производственно-экономическая деятельность

и ее характер; система социальных отношений и институтов; язык и

разнообразные формы речевой деятельности; создание, использование и

сохранение культуры; быт или устойчивые стереотипные способы

ритмичного поведения, которые реализуются в обычаях, социальных

привычках, обрядах и т.п.; существенные стороны психологического

восприятия своего этноса и общей этнической картины мира; и, наконец,

система личностного контактирования и взаимодействия.Число компонент

может меняться в зависимости от каждого кон-ретного случая, но при

этом все они связаны друг с другом. Каждая омнонента этноса

теоретически и инструментально раскладывает-я на соответствующее

количество признаков — индикаторов, с по-м°Щью которых описываются

разные стороны реальных этносов.По мнению авторов теории, компонентное

описание и изучение ^Дого конкретного этноса удобны в том отношении,

что они отбывают возможность применения методов системного подхода и

вариационной статистики. Создание инструментария (стандартных

вопросников и т.п.), использование выборочного метода, машинная

обработка собранных данных и их анализ на основе математической теории

информации — все это открывает широкие возможности для моделирования

структуры этноса и машинной имитации этнического

процесса.Представленные теории и концепции этноса и этничности

позволяют сделать вывод, что этнос и этничность - это одновременно и

рациональное, и иррациональное явления, со всеми присущими им

атрибутами. Только в совокупности всех точек зрения и подходов можно

более или менее составить представление об этничности и этносе,

приближенное к реальности.

 

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.