Сделай Сам Свою Работу на 5

Тревога, связанная с выживанием

 

Экзистенциальные консультанты считают, что страх биологической смерти, небытия или разрушения лежит в основе всех других страхов (May, Yalom, 1989; Yalom, 1980). Термин «тревога, связанная с выживанием», пожалуй, предпочтительнее, чем термин «смертельная тревога». Понятие «тревога, связанная с выживанием» лучше, чем поня­тие «смертельная тревога», отражает наличие страхов, постоянно возникающих в про­цессе жизни. Тревога, связанная с выживанием, имеет отношение как к страху людей перед самой биологической смертью, так и к страху оказаться недостаточно компетен­тными для удовлетворения потребностей, связанных с выживанием и воспринимаемых как с психологической, так и с биологической точки зрения.

Тревога, связанная с выживанием, может быть осознанной, предсознательной и бессознательной. Люди могут осознавать свою тревогу, по мере ее усиления, в различ­ной степени. Предсознательная тревога может стать явной в относительно безопасных ситуациях, например во время консультирования или при наличии проникнутых любо­вью отношений. Значительная часть тревоги подавляется, потому что она слишком сильно угрожает организму и потому что другие люди действуют в своего рода сговоре при подавлении тревоги. Например, подавляемый страх смерти может проявляться в замаскированной форме в снах и кошмарах.

 

Нормальная и истощающая тревога

 

Тревога рассматривается как элемент нормальной жизни по ряду причин. Во-первых, возникновение тревоги — это основной животный механизм выживания, с помощью которого подается сигнал об опасности или угрозе для организма. Во-вторых, люди не могут избежать тревоги, связанной с противостоянием данностям существования: смерти, страданию, свободе, изоляции и бессмысленности. В-третьих, тревога — это элемент процессов научения, принятия решения и изменения, причем каждый вид дея­тельности, получение чего-либо подразумевает отказ от чего-то. Например, достиже­ние определенного уровня психологической независимости от родителей — это зада­ча, связанная с развитием всех людей, однако, как правило, выполнение этой задачи влечет за собой отказ от безопасности с целью достижения, в конечном счете, более высокого уровня безопасности.



По многим причинам люди обучаются недостаткам навыков, способствующим пре­образованию нормальной тревоги в истощающую (Alpert, Haber, 1960). В различной степени все люди приобретают и сохраняют преувеличенное чувство опасности и угро­зы, либо общее, либо связанное с определенными ситуациями; данное чувство мешает полноценной психологической жизни. Это представление отразил в своих работах Бек, который утверждал, что тревожные расстройства характеризуются «чрезмерным или неправильным функционированием нормальных механизмов выживания» (Beck, Wei-shaar, 1989, p. 297). Истощающая тревога может быть причиной возникновения недо­статков жизненных умений, а также может быть обусловлена этими недостатками. Люди с тревожными расстройствами могут максимизировать значение отрицательных результатов и минимизировать значение положительных результатов, вместо того что­бы реалистично оценивать ситуации и проявлять тревогу, выраженную в оптимальной степени. В рамках этого процесса люди могут искаженно воспринимать свое умение вызывать желательные результаты или, используя термин Бандуры, верования само­эффективности (Bandura, 1986).

 

Личная ответственность

 

Сосредоточенность на личной ответственности подобна сосредоточенности на сво­ем носе. Хотя личная ответственность находится «прямо перед глазами», это понятие не всегда можно четко себе представить (Nelson-Jones, 1984). Консультанты по жизнен­ным умениям берут на вооружение экзистенциальное представление о людях как об индивидах, ответственных за создание собственной жизни (Sartre, 1956; May, Yalom, 1989; Yalom, 1980). Существует и другая метафора — люди несут ответственность за изобретение своей жизни. Создание или изобретение жизни требует постоянного про­изведения выбора. Личная ответственность — это внутренний процесс, в рамках кото­рого люди работают в направлении «изнутри наружу». Этот процесс начинается с мыс­лей и чувств и ведет к наблюдаемым действиям. Кроме того, по мере взросления людей значительное количество, если не подавляющее большинство, основных барьеров, пре­пятствующих принятию ответственности, становятся скорее внутренними, чем вне­шними. Однако и в рамках консультирования по жизненным умениям, и за его преде­лами люди «чрезвычайно отличаются по степени ответственности, которую они гото­вы брать на себя в различных жизненных ситуациях, а также по способам отрицания ответственности» (May, Yalom, 1989, p. 377).

 

Мужество

 

Слово «мужество» (courage) происходит от латинского слова cor, означающего сер­дце. Поль Тиллих в своей вдохновляющей книге «Мужество быть» (The Courage to Be), написал: «Мужество быть — это этический акт, посредством которого человек подтверждает собственное бытие, несмотря на те элементы своего существования, ко­торые находятся в противоречии с его самоподтверждением» (Tillich, 1952, р. 3). Мэй, давний друг Тиллиха, проводит различие между физическим, моральным, социальным и творческим мужеством (May, 1975).

Здесь я провожу различие между тремя несходными, но все же имеющими общие черты видами мужества. Во-первых, существует мужество противостояния недостат­кам жизненных умений и отказа от них. Хотя недостатки жизненных умений могут создавать иллюзию безопасности, по определению они ограничивают психологическую жизнь. Мужество может потребоваться для признания бренности человеческого су­ществования. Во-вторых, существует мужество развития сильных сторон жизненных умений. Часто люди должны развивать сильные стороны жизненных умений, несмотря на многие личные факторы и факторы окружающей среды, которые затрудняют выпол­нение этой задачи. Такие «несмотря на» факторы включают в себя усилия, которые необходимо затратить, и неприятности, возникающие в процессе обучения и измене­ния. В-третьих, существует мужество поддержания и развития жизненных умений. Нет никакого волшебства или концепции исцеления. Нет и никакого автоматического «на­граждения» за правильное использование жизненных умений. Консультанты и клиен­ты должны развивать умение обладать мужеством быть «сосредоточенными» и «под­линными» людьми. Для описания того вида мужества, который я рассматриваю, также используется термин «внутренняя сила».

 

НОВОВВЕДЕНИЯ

 

Консультанты по жизненным умениям, анализируя человеческое развитие, стре- мятся найти ответ на два важных взаимосвязанных вопроса. Во-первых, как люди при­обретают сильные стороны и недостатки жизненных умений? В частности, как они при­обретают сильные стороны и недостатки навыков мышления и действия? Во-вторых, как люди приобретают язык навыков, способность думать о поведении и анализировать его, используя этот язык? В этом разделе внимание читателя фокусируется в основном на процессах приобретения сильных сторон и недостатков жизненных умений, хотя те же самые процессы могут иметь место при изучении языка навыков. Я начну с рассмотре­ния навыков мышления и действия.

 

 

Внутренние и внешние игры

 

Если люди должны управлять своим поведением, им следует думать и действовать эф­фективно. Рассмотрим отдельно внутренние и внешние игры, в которые люди играют в процессе жизни. Внутренняя игра связана с тем, что происходит внутри людей, с их образом мыслей, или навыками мышления. Внешняя игра связана с их образом действий, или навыками действия. Мышление является скрытым процессом, а действие — от­крытым процессом. Чувства не игнорируются. Людям необходимо испытывать и выра­жать чувства, а также управлять ими. Однако, как отмечалось ранее, чувства пред­ставляют животную природу людей, а не навыки сами по себе.

 

Навыки мышления

 

Ниже приводятся краткие описания десяти областей навыков мышления. Используя язык навыков, консультанты могут опираться на понимание взглядов различных когнитивных теоретиков (таких, как Бек, Эллис), не попадая в ловушку различных языков их теоретических позиций. При описании навыков мышления используются обраще­ния ко второму лицу (ты, вы); это поможет читателям глубже осознать смысл этих на­выков и убедиться в том, что консультантам и клиентам требуются одни и те же жиз­ненные умения.

Признание собственной ответственности за выбор. Вы отдаете себе отчет в том, что вы — автор своего существования и можете выбирать, как вам думать, дей­ствовать и чувствовать. Вы осознаете, что ваше существование ограничено, например неизбежностью смерти.

Ведение внутреннего разговора (с самим собой), позволяющего справить­ся с ситуацией. Вместо того чтобы говорить с самим собой негативно до возникнове­ния определенных ситуаций, во время происхождения конкретных событий и после них, вы можете сформулировать самоутверждения, которые вас успокоят, помогут вам справиться с ситуацией и подтвердят навыки, которые вы имеете.

Выбор реалистических личных правил. Если ваши личные правила нереалис­тичны (например, «Я должен всем нравиться», «Другие люди не должны совершать ошибки», «Жизнь должна быть справедливой»), вы предъявляете иррациональные тре­бования к самому себе, к другим людям и к окружающей среде. Вместо этого вы може­те сформулировать реалистические правила, например «Я предпочитаю, чтобы меня любили, но нереалистично ожидать проявлений любви от каждого».

Предпочтение точного восприятия. Вы избегаете приклеивать себе и другим слишком негативные или слишком позитивные ярлыки. Вы проводите различие между фактом и предположением и делаете как можно более точные выводы.

Точное объяснение причины. Вы точно объясняете причины событий. Вы избе­гаете принимать на себя чрезмерно большую ответственность — не прибегаете к ин-тернализации («Это — только моя вина») или к экстернализации («Это — исключи­тельно их ошибка»).

Реалистичное предсказание. Вы реалистично представляете, какова степень риска и вознаграждения, связанных с совершением определенных действий. Вы точно оцениваете угрозы и опасности. Вы избегаете искажения соответствующих доказа­тельств, не проявляя необоснованного оптимизма или, наоборот, пессимизма. Ваше представление о своей способности выполнять задачи вполне адекватно.

Постановка реалистических целей. Ваши кратко-, средне- и долгосрочные цели отражают вашу систему ценностей, они реалистичны, конкретны и имеют временную структуру.

Использование навыков мысленных представлений. Люди мыслят и яркими образами, и словами. Вы используете визуальные образы так, чтобы они вас успокаи­вали, помогали достигать целей и бороться с плохими привычками.

Принятие реалистического решения.Вы скорее смотрите прямо на решения, чем избегаете их, а затем составляете мнение, проходя через рациональный процесс -принятия решения.

Предотвращение проблем и контроль над ними. Вы предвидите возникнове­ние своих проблем и противостоите им. Вы определяете, какие навыки мышления и действия вам потребуются для решения этих проблем. Вы ставите цели и составляете план их достижения.

 

Навыки действия

 

Навыки действия предполагают наблюдаемое поведение. Навыки действия — это то, что и как вы делаете, а не то, что и как вы чувствуете и думаете. Навыки действия меняются в зависимости от области применения; например, они имеют свои особенно­сти в сферах общения, обучения, работы, досуга, здоровья, социальной деятельности.

Существуют пять основных способов передачи навыков действия. Я кратко опишу эти способы, обращаясь, как и ранее, к читателю во втором лице.

Вербальные послания. Послания, которые вы передаете словами.

Голосовые послания. Послания, которые вы передаете силой и тоном голоса, ар­тикуляцией, акцентами и темпом речи.

Телесные послания. Послания, которые вы передаете посредством пристального взгляда, контакта глаз, выражения лица, положения тела, жестов, физической близо­сти, одежды, ухоженности.

Послания, передаваемые посредством прикосновений. Это особая категория телесных посланий. При передаче этих посланий важно, какую часть своего тела вы используете для прикосновения, какой части тела другого человека вы касаетесь; на­сколько вы нежны или настойчивы, позволяет ли вам другой человек дотронуться до себя или нет.

Послания, передаваемые посредством действий. Это послания, которые вы передаете, не встречаясь с другими людьми непосредственно, например посылая цве­ты или юридическое предписание.

Мы поговорили, используя язык навыков, о том, как люди думают и действуют; те­перь рассмотрим некоторые процессы, посредством которых люди приобретают силь­ные стороны и недостатки жизненных умений.

 

Поддерживающие отношения

 

Детям необходимы поддерживающие отношения. Баулби (Bowlby, 1979) говорит о концепции безопасной основы, о так называемой «фигуре привязанности». Он обраща­ет внимание на следующий факт: накапливается все больше доказательств того, что люди, независимо от своего возраста, оказываются самыми счастливыми и наиболее эффективными тогда, когда они чувствуют, что за ними стоит заслуживающий доверия человек, который придет на помощь в случае возникновения трудностей. Роджерс так­же подчеркнул, что дети нуждаются в поддержке со стороны родителей — в уважении, искренности, эмпатическом понимании; такая поддержка позволяет детям чувство­вать, что к ним относятся с чуткостью и что их правильно понимают (Rogers, 1951, 1959). Поддерживающие отношения могут обеспечивать не только родители, но и мно­гие другие люди, например родственники и преподаватели. Большинство взрослых людей, видимо, нуждаются по крайней мере в одной основной поддерживающей связи.

Существуют много причин, по которым наличие поддерживающих отношений и отсутствие неподдерживающих, или враждебных, отношений помогает детям разви­вать сильные стороны жизненных умений. Во-первых, поддерживающие отношения дают детям гарантию безопасности, когда дети занимаются исследовательской деятель­ностью и подвергают себя риску в процессе научения путем проб и ошибок. Такое исследовательское поведение подразумевает проведение ряда личных экспериментов, в ходе которых дети собирают информацию о себе и об окружающей среде. Во-вторых, под­держивающие отношения помогают детям прислушиваться к себе. Чувствуя, что их вы­соко ценят и правильно понимают, дети могут добиться более тесного контакта со свои­ми потребностями, желаниями и личными смыслами. В-третьих, ощущая поддержку, дети чувствуют себя более свободными и более смело демонстрируют другим людям при­обретенные ими жизненные умения, не боясь насмешки. В-четвертых, обучение опреде­ленным навыкам лучше проводить в контексте поддерживающих отношений, при нали­чии которых выраженность тревоги, связанной с обучением, уменьшается. В-пятых, под­держивающие отношения способствуют усилению детского чувства собственного досто­инства, а при отсутствии поддерживающих отношений это чувство ослабляется. Взрос­лые могут помочь детям научиться чувствовать себя уверенно при столкновении с жиз­ненными проблемами, а могут сделать их заторможенными, замкнутыми, боящимися идти на риск. В качестве альтернативы дети могут маскировать свою неуверенность чрез­мерным стремлением к вниманию со стороны окружающих.

 

Научение на примере

 

Люди приобретают сильные стороны и недостатки жизненных умений главным об­разом посредством научения на основе наблюдения (Bandura, 1986). На примере дру­гих людей можно научиться, как надо думать, чувствовать и действовать. Часто люди не осознают, какое поведение они демонстрируют детям. Если один или оба родителя слабо выражают свои эмоции, дети не могут наблюдать за выражением эмоций. Если родители и другие люди используют неэффективные навыки мышления, например при­бегают к обвинениям и сверхобобщениям, дети вскоре начинают поступать аналогич­но. Кроме того, наблюдая за родителями, дети могут приобрести плохие навыки дей­ствий, связанных со взаимоотношениями, работой, досугом, заботой о здоровье. Верно и обратное — сильные стороны жизненных умений (умения чувствовать, навыков мыш­ления и действия) можно приобрести посредством ролевого моделирования поведения родителей и значимых других людей. Значимыми другими людьми могут быть ровесни­ки, преподаватели, родные братья и сестры, другие родственники и даже средства ин­формации.

Обучение с использованием примера часто оказывается непреднамеренным, так же как и научение на основе примера. Например, результаты моделирования «менее прямые», когда моделируются навыки мышления, а не навыки действия. Навыки мыш­ления не являются наблюдаемыми в том смысле, в каком наблюдаемыми являются на­выки действия; кроме того, навыки мышления редко четко вербализируются. Люди, используя примеры, могут приобрести несовершенные навыки мышления, чувствова­ния и действия, а затем сформировать дополнительный барьер, который будет препят­ствовать им осознавать, что произошло.

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.