Сделай Сам Свою Работу на 5

Предсказания постоянных неудач

«Если я не разблокирую свои важные цели и не достигну их, как это должно быть, я никогда не сумею получить то, что я хочу, и буду добиваться только того, чего не хочу, и теперь, и в будущем».

Эллис (Ellis, 1988) предполагает, что невротические проблемы можно разделить на две основные группы в соответствии с главными убеждениями долженства и их про­изводными: 1) нарушение душевного равновесия эго (самопроклятие), 2) низкая фрустрационная толерантность (НФТ), или нарушение душевного равновесия, вызванное дискомфортом. Нарушение душевного равновесия Эго является результатом следова­ния установке «Я должен преуспеть и добиться одобрения всеми моих действий...», потому что люди, имея такую установку, думают о себе как о неполноценных и недо­стойных личностях и ощущают себя таковыми тогда, когда они действуют не так хоро­шо, как, по их мнению, они должны были действовать. Эллис расценивает это качество как чрезмерную претенциозность, стремление быть богоподобными, поскольку люди предъявляют к себе повышенные требования, желают быть особенными, совершенны­ми, выдающимися, в общем, сверхлюдьми.

Низкая фрустрационная толерантность является результатом следования установ­ке нарушения душевного равновесия Эго; люди, имея такую установку, думают, что они особенные и совершенные. Затем люди двигаются дальше к иррациональным убеж­дениям (одному или сразу двум): «Другие должны быть со мной внимательны и любез­ны...», «Условия, в которых я живу, должны быть такими, чтобы я получал фактически все, что хочу, причем быстро и легко...». Нагнетание страха и «болезнь», которую мож­но назвать «Я не могу этого выдержать-ит», являются производными таких установок. В основном, и при нарушении душевного равновесия Эго, и при низкой фрустрацион-ной толерантности люди настаивают таким образом: «Моя жизнь должна быть легкой, я должен быть совершенным человеком, условия жизни должны всегда быть благопри­ятными для меня, а люди должны всегда угождать мне, мне, мне, мне!» (Ellis, 1988, р. 119).



 

3. Вторичные жестко требующие установки (убеждения). Как только люди делают себя несчастными в П, они становятся склонны углублять свое страдание, де­лая себя несчастными из-за того, что они несчастны. Другими словами, люди преобра­зовывают отрицательные последствия (П) первичной жестко требующей установки АУП в активизирующее событие (А) для вторичного жестко требующего убеждения АУП. Ниже приведен пример (Ellis, 1989, р. 207):

Первичная АУП

А1 «Я сегодня плохо работал».

У1 «Это ужасно! Ведь я должен преуспеть!»

П1 «Я встревожен, угнетен и чувствую себя ничего не стоящим».

 

Вторичная АУП

А1 (П1) «Я встревожен, угнетен и чувствую себя ничего не стоящим».

У2 «Поскольку я не должен чувствовать себя встревоженным, угнетенным и ни­чего не стоящим, разве это не ужасно?!»

П2 «Я чувствую себя еще более встревоженным, угнетенным и ничего не стоя­щим».

Люди часто тревожатся по поводу своей встревоженности, испытывают депрессию в связи с депрессией, ощущают чувство вины из-за чувства вины и так далее.

 

4. Производные вторичных жестко требующих убеждений. Теперь люди мо­гут предпочесть индуцировать нагнетание страха, развитие «болезни» «Я не могу этого выдержать-ит», развитие ощущения собственной никчемности и предсказание неуда­чи на основании как вторичных, так и первичных убеждений долженства. Теперь име­ют место два отрицательных последствия и их производные, причем они равноценны. Люди также могут постоянно проходить через имеющий вид спирали циклический про­цесс и усиливать страдание, которое они создают своими «прекрасными» жалобами.

 

Взаимодействия Ц, А, У и П

 

Так же как и когниции, эмоции и поведение взаимодействуют друг с другом и факти­чески никогда не бывают полностью «чистыми» (так же, как АУП, рассматриваемые в РЭПК). Цели (Ц), активизирующие события (А), убеждения (У) и последствия (П), «по-видимому, все сотрудничают друге другом» (Ellis, 1991b, p. 145).

Эллис приводит следующий пример. В мотивации к получению пищи (если учиты­вать цели, связанные с необходимостью выживания) можно выделить когнитивный компонент («Пища хороша и питательна, так что мне лучше ее приобрести»), эмоцио­нальный компонент (удовольствие, получаемое при употреблении в пищу хороших про­дуктов, и неудовольствие, получаемое при употреблении в пищу плохих продуктов), поведенческий компонент (например, приготовление пищи) и физический компонент (например, вкус, запах, вид пищи, ощущения, получаемые при контакте с пищей) (Ellis, 1991b, p. 145).

Отношения между активизирующими событиями (А) и убеждениями (У) основаны на взаимодействии и являются взаимными. Например, люди, которые сталкиваются с таким активизирующим событием (А), как потеря одобрения, могут воспринимать его как несерьезную обиду, если у них имеется следующее убеждение (У): «Я предпочитаю, чтобы меня одобряли, но это не обязательно». Однако люди могут воспринимать то же самое событие (А) как безжалостное преднамеренное оскорбление, если они имеют такое убеждение (У): «Меня должны одобрять, в противном случае я ничего не стою!» (Ellis, 1991b, 146-7). Эллис считает, что люди почти всегда добавляют или конструи­руют когнитивные, эмоциональные и поведенческие элементы для А. Коль скоро люди неоднократно выстраивают свои иррациональные установки, эти установки превра­щаются в «Основную философию», которая кажется людям абсолютно правильной. Один из клиентов Эллиса сделал следующее замечание: «У возникает вслед за А, но затем У становится перед А и индуцирует развитие новых A» (Ellis, 1991b, 160).

Отношения между У и П также являются взаимными и основаны на взаимодей­ствии. Например, убеждения предпочтения или долженства (У) ведут к различным последствиям (П). Последствия (П) также оказывают реципрокное влияние на убеж­дения (У). Эллис приводит в пример людей, которые, однажды получив отказ (А) и по­чувствовав себя угнетенными (П), нередко начинают избегать тех, кто может им отказать (также П), поскольку предпочитают создать такие убеждения, как: «Такой-то глуп, и не стоит к нему приближаться» или: «Если я захочу с кем-нибудь сблизиться, я без труда смогу найти людей получше, чем Такой-то» (Ellis, 1991b, p. 149). Установки, энер­гично взаимодействующие с эмоциональными и поведенческими последствиями, явля­ются «когнитивно-эмотивными» (Ellis, 1991b, p. 153).

 

НОВОВВЕДЕНИЯ

 

Как люди приобретают рациональные и иррациональные когниции? В этом разделе рассматривается приобретение жестких убеждений требования и долженства, а так­же их производных. Эллис подчеркивает, что убеждения долженства являются в выс­шей степени эмоциональными и поведенческими, а также когнитивными. Более того, эти долженствования являются «неотъемлемой частью человеческих Целей, Акти­визирующих событий, Убеждений и негативных Последствий в тех случаях, когда люди превращаются — или превращают себя — в невротиков» (Ellis, 1991b, p. 164).

Эллис делает основной акцент на изучении механизма поддержания иррациональ­ности, а не на механизме ее приобретения. Прошлое нельзя уничтожить, и чрезмерное сосредоточение на чувствах людей, связанных с их прошлым, является непродуктив­ным. Эллис советует людям: «Забудьте ваше "кошмарное" прошлое» (Ellis, 1988, р. 69). Он полагает, что психологи чрезмерно сосредоточиваются на том, как люди становят­ся нелогичными, но это не помогает выяснять, почему люди ведут себя неадекватно и что они должны делать для того, чтобы изменить свое поведение. Таким образом, Эл­лис рассматривает механизм развития иррациональных когниции и убеждений должен­ства достаточно «бегло». Все же можно выделить три главные линии: биологию, соци­альное научение и выбор иррациональных когниций. Поскольку биологические, или врожденные, склонности к иррациональности были рассмотрены ранее, здесь основ­ной акцент будет сделан на социальном научении и на выборе.

 

Социальное научение

 

Итак, известно, что люди от рождения явно предрасположены к иррационально­сти; эта тенденция часто углубляется под воздействием окружающей среды, особенно в начале жизни, когда люди наиболее уязвимы для внешних влияний. Эллис считает, что люди в основном поддаются внушению, но он признает наличие врожденных раз­личий (Ellis, 1977b). Иррациональные идеи, которые могут быть уместными в раннем детском возрасте, учитывая беспомощность ребенка, приобретаются по ряду причин (Ellis, 1989; 1991b; Ellis, Harper, 1961, 1975). Во-первых, маленькие дети не способны думать четко. У них имеется сильно выраженное стремление получить вознагражде­ние скорее немедленно, чем в будущем, и они не способны проводить различие между реальными страхами и предполагаемыми. Но по мере взросления нормальные дети на­чинают менее настойчиво добиваться немедленного удовлетворения своих желаний и требований. Во-вторых, требования детей часто можно удовлетворить, «прибегая к вол­шебству». Например, родители могут сказать ребенку, что волшебная крестная мать когда-нибудь выполнит его желание. В-третьих, на детей оказывают влияние планиро­вание и мышление других людей. В-четвертых, у самих родителей и у других членов семьи имеются иррациональные тенденции, предубеждения и суеверия, которые они передают детям. В-пятых, большое значение в наше время имеет идеологическая обра­ботка, производимая средствами массовой информации. В-шестых, культура и религия могут способствовать передаче иррациональных, пагубных для человека и для обще­ства представлений.

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.