Сделай Сам Свою Работу на 5

Нерегистрируемые браки, или сожительства

Хотя, как говорилось в начале главы, демографа интересует не столько юридическая форма брака, сколько его реальность и эффективность, тем не менее нерегистрируемая брачность занимает существенное место в демографическом анализе. Причина этого заключается в том, что реальный и эффективный брак, независимо от его юридической формы, связан с рождением детей, причем современная тенденция как в нашей стране, так и в странах Запада состоит в увеличении числа детей, рождающихся вне законного, легитимного, официально зарегистрированного брака, в росте, тем самым, внебрачной рождаемости. О самой внебрачной рождаемости речь будет идти позже, в главе о рождаемости, здесь же необходимо дать определение нерегистрируемой брачности, или сожительства, и сказать несколько слов о ее показателях.

Как уже отмечалось выше, эта успокоительная мысль очень полюбилась авторам демографических докладов, регулярно выпускаемых Центром демографии и экологии человека, сожалеющих лишь о том, что наша страна отстает от «западной модели» на целое поколение.

Сожительство - совместное проживание в одном домохозяйстве двух взрослых, не связанных браком или родственными отношениями, но имеющих эмоциональные и сексуальные отношения. Knox D., Schacht С. Choices in Relationships. An Introduction to Marriage and the Family. Saint Paul, N.-Y., Los Angeles, San Francisco, 1991. P. 150.

Сожительство - это половой союз, не оформленный в соответствии с брачным законодательством данной страны.

Сожительство - незаконный брак, обиходное, ненаучное наименование полового союза, не оформленного в соответствии с брачным законодательством. Социальная энциклопедия. М., 2000. С. 344.

Мотивы, согласно которым люди юридически не оформляют свои отношения, могут быть различными. Соответственно можно выделить следующие типы (категории) сожительств и сожительствующих:

· «эмоционально захваченные», но еще не готовые к браку;

· собирающиеся вступить в брак и живущие совместно в ожидании этого;

· живущие вместе по экономическим причинам (бедняки);

· рассматривающие сожительства как постоянную альтернативу браку24.



Если первые три категории не отрицают брак как таковой и даже полагают, что они как бы «проверяют» себя перед принятием серьезного решения о вступлении в брак, то четвертая категория включает в себя людей, которые не желают вступать в брак по тем или иным причинам, вплоть до якобы принципиальных, «философских». Именно эти люди суть те, кто, по словам модернистов, несет «новую половую мораль», с кем связываются более «демократичные» и более «толерантные» нормы сексуальных отношений, а в реальности же являются, так сказать, «авангардом», «передовым отрядом» наступающих на семью деструктивных, разрушительных сил.

Сожители. Кто они?

Уровень сожителъств резко возрос в последние годы. Сожительства в большей мере распространены среди лиц с низким образованием, а также среди тех, чьи родители не состояли в браке или их брак не был успешным. Среди всего населения в возрасте до 45 лет доля лиц, когда-либо живших в незарегистрированных брачных союзах, равна 25% (27% среди мужчин и 24% среди женщин). При этом в возрасте 19- 24 года эта доля равнялась 25%, в возрасте 25-29 лет и 30-34 года - 34%, в возрасте 35-39 лет - 18% и в возрасте 40-44 года - 11%. Среди белых она была равна 25%, среди негров - 29% и среди испаноязычных - 27%. Если среди лиц, имеющих более 12 лет обучения, доля сожительств была равна 26%, то среди обучавшихся менее 12 лет - 31%, а среди тех, кто учился 12 лет, -24%. Эта доля среди тех, чьи родители не состояли в браке или их брак не был успешным, составляла 32% против 22% у тех, родители которых состояли в «нормальном» браке. Bumpass L., Sweet J. National Estimates of Cohabitation//Demography. 1989. Vol. 26. P. 615- 625. Cit. in: Brinkerhoff D.B., White L.K. Sociology. Saint Paul, N.-Y., Los Angeles, San Francisco, 1991. P. 350.

Основным показателем распространенности нерегистрируемых браков могла бы стать доля состоящих в таковых среди всех считающих себя женатыми или замужними. Однако статистическая оценка этой доли представляет значительные трудности. Как уже неоднократно отмечалось, брачное состояние вообще возможно фиксировать только во время переписей или специальных обследований населения. Но в большинстве случаев практически невозможно установить, является ли брак, о котором сообщает счетчику респондент, зарегистрированным или нет. Причина этого - в принципе самоопределения, когда сообщаемые сведения не требуется подтверждать никакими документами. Поэтому данные большинства отечественных (да и зарубежных) переписей населения не позволяют судить ни о величине нерегистрируемой брачности, ни о ее динамике. Лишь данные специальных социологических исследований могут дать достаточно надежную оценку распространенности сожительств.

Например, в США, где такого рода исследования проводятся регулярно и на базе общенациональной выборки, в конце 80-х гг. 2,3 миллиона пар, или 4% всего населения, жили в незарегистрированных браках. При этом среди тех, кто состоял в официальном браке в момент исследования, 17% жили вместе до его официальной регистрации, а 25% населения имели такой опыт в прошлом25.

В нашей стране уровень нерегистрируемой брачности оценить так же трудно. Как выразились авторы Шестого ежегодного демографического доклада, «известно, что они (незарегистрированные браки в России. - В.М.) существуют»26.

Многие люди отказываются от регистрации брака прежде всего потому, что не верят в его пожизненный характер и не хотят создавать себе сложности с разводом и последующим разделом имущества...Они котят сохранить за собой полную свободу разрыва с партнером в случае, если любовь с одной или обеих сторон пройдет... Крайне сомнительны утверждения о том, что брак и семья в наше время просто принимают какие-то новые формы: такие формы отношений между мужчинами и женщинами существуют испокон веков и при этом никогда не считались ни браком, ни семьей. Подобные «семьи» совершенно неспособны обеспечить ни воспроизводство населения, ни нормальное воспитание подрастающих поколений.

Борисов В.А., Синельников А.Б. Брачность и рождаемость в России: демографический анализ. Москва, 1995. С. 40.

Только в микропереписи 1994 г. опрашиваемые впервые должны были не только ответить на вопрос, состоят ли они в браке, но и на вопрос о том, является ли этот брак официально зарегистрированным. Результаты микропереписи показали, что доля состоящих в незарегистрированных браках является сравнительно низкой: лишь 6,5% мужчин и 6,7% женщин, состоящих в браке, по их словам, не зарегистрировали его27.

При этом можно достаточно уверенно предположить, что никакого особенного увеличения этой доли по сравнению с предыдущими переписями не произошло. По авторитетному мнению В.А. Борисова и А.Б. Синельникова28, данные микропереписи 1994 г. опровергают высказываемую многими гипотезу о том, что в нашей стране, подобно странам Западной Европы, происходит замещение регистрируемой брачности сожительствами29. Если бы дело обстояло таким образом, то доля состоящих в незарегистрированных браках в более молодых возрастах была бы гораздо выше, чем в старших возрастах. В реальности же лишь в возрастной группе 16-17 лет эта доля является высокой, во всех же остальных возрастах она практически такая же, как и во всем населении30.

...Масштабы распространенности незарегистрированных браков не идут ни в какое сравнение с масштабами сокращения частоты заключения зарегистрированных браков. Таким образом, в условиях нашей страны статистика регистрации отражает реальное снижение брачности, а не переход от «законных» браков к «незаконным». Борисов В.А., Синельников А.Б. Брачность и рождаемость в России: демографический анализ. Москва, 1995. С. 41.

Правда, некоторые социологи полагают, что данные микропереписи 1994 г. занижают реальную распространенность незарегистрированных браков в нашей стране31. Основание для такого мнения видится в отмеченной многими исследованиями либерализации отношения к незарегистрированным бракам, причем более молодые респонденты показывают большую терпимость по отношению к этому явлению. Так, по данным В.В. Бодровой, в опросе 1994 г. доля осуждающих незарегистрированный брак среди лиц старших возрастов превышала 60%, а среди лиц моложе 25 лет эта доля была равна 18%32.

Эта тенденция подтверждается и данными социолого-демографического исследования «Россия-2000», проведенного кафедрой социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова в ряде регионов страны (табл. 4.7). Различие между степенью абсолютного неприятия незарегистрированных браков между самыми молодыми и самыми «старыми» респондентами является более чем трехкратным.

Эти данные хорошо согласуются с долей состоящих в незарегистрированном браке. Если в целом по всей выборке таких оказалось 7,2% от числа давших определенный ответ, то в возрасте до 24 лет эта доля равна 8,1 %, а в возрасте 50 лет и старше - только 4,3%. И если среди респондентов, официально зарегистрировавших свой брак, совместную жизнь вне такового совершенно недопустимой считают 6,4%, то среди тех, кто свой брак не зарегистрировал, имеющих такое мнение не оказалось

Таблица 4.7

Возраст и отношение к совместной жизни вне зарегистрированного брака (Исследование «Россия-2000», % к давшим определенный ответ)

 

Возраст (лет) Как Вы относитесь к совместной жизни вне зарегистрированного брака? Всего
  Считаю допустимым Считаю совершенно недопустимым  
  случае          
до 24 41,1 26,0 28,8 1,4 2,7 100,0
25-29 44,6 25,6 17,4 6,6 5,8 100,0
30-34 47,7 24,2 17,2 6,3 4,7 100,0
35-39 32,5 33,0 24,4 3,6 6,6 100,0
40-44 36,2 25,7 24,8 6,4 6,9 100,0
45-49 37,3 21,2 25,4 11,0 5,1 100,0
50 и старше 38,3 21,3 27,7 4,3 8,5 100,0
Всего 38,8 26,3 23,2 5,9 5,9 100,0

вовсе. При этом в той или иной степени допускающих такую форму совместной жизни среди первых оказалось 63,6%, а среди вторых - 78,2%.

Тем не менее эти данные и приведенные выше еще не дают оснований говорить о радикальном изменении социальных норм брачного поведения и тем более его самого. Да, внебрачные сожительства становятся все более приемлемой формой совместной жизни для некоторой части населения. Однако, как и прежде, практически все, кто все-таки вступает в брак, стремятся сделать это через легальные, «законные» формы брака, а не через сожительства.

В то же время, несомненно, и в нашей стране имеет место некоторый рост нерегистрируемой брачности, оценить который позволит предстоящая в 2002 г. перепись населения. В настоящее же время можно дать косвенную оценку роста нерегистрируемой брачности, используя данные о динамике внебрачной рождаемости. Доля внебрачных рождений (операциональное определение понятия «внебрачное рождение» будет дано в следующей главе.), как будет показано в следующей главе, на протяжении 60-90-х гг. непрерывно увеличивается, достигнув к настоящему времени почти 30% всех рождений. При этом вплоть до 1999 г. рост внебрачной рождаемости отчасти компенсировал ее общее падение.

Динамика этого показателя позволяет сделать вывод о том, что нерегистрируемая брачность в нашей стране увеличивается, хотя, к счастью, и не слишком быстрыми темпами. В этом отношении наша страна «отстает» от стран Запада, где сожительства распространены гораздо сильнее и где они уже вносят заметный вклад в падение рождаемости. Согласно ряду исследований, уровень внебрачной рождаемости в два раза ниже, чем рождаемости брачной, «законной»33.

РАЗВОД И РАЗВОДИМОСТЬ

Развод - это расторжение брака при жизни обоих супругов в органах записи актов гражданского состояния или, в особо предусмотренных законодательством случаях, по решению суда. Развод производится по заявлению одного из них или обоих, или по заявлению опекуна супруга, признанного судом недееспособным34. Законодательство также устанавливает порядок расторжения брака и правила, регулирующие взаимоотношения бывших супругов после развода. Развод как социальный феномен изучается в праве, социологии и социальной психологии.

Демографию же интересует массовый процесс расторжения браков в населении, или когорте, т. е. разводимость, а также влияние разводимости на процесс воспроизводства населения, отдельные демографические процессы и на формирование брачно-семейной структуры населения. В частности, демографа разводимость интересует как фактор, который наряду с овдовением определяет число лиц, которые могут вступить в брак повторно.

Особое же внимание демография уделяет изучению воздействия разводимости на рождаемость и смертность. Отдельные случаи разводов не являются предметом специального интереса демографов.

Разводимость - процесс распадения супружеских пар в поколении вследствие расторжения брака (развода). Брачность, овдовение и разводимость в совокупности составляют процесс воспроизводства брачной структуры населения. Народонаселение. Энциклопедический словарь. М., 1994. С. 367.

Показатели разводимости

Разводимость измеряют системой показателей, первым из которых является абсолютное число разводов за период, обычно за год. Зависимость этого показателя от численности населения делает необходимым переход к относительным показателям разводимости, т. е. к коэффициентам разводимости.

Первым из показателей разводимости является ее общий коэффициент. Он равен отношению общего числа разводов за период к среднему населению, или общему числу человеко-лет, прожитых населением за этот период:

где D - число разводов за период; CDR -• общий коэффициент разводимости; Р - среднегодовое население (численность населения на середину периода); Т- длина периода в годах. Обычно общие коэффициенты разводимости рассчитывают применительно к году. В этом случае Т=1.

Данные о динамике абсолютных чисел разводов и общих коэффициентов разводимости в России с 1970 г. по 2000 г. приведены в табл. 4.8. Как видно из таблицы, для всего этого периода в целом был характерен рост как абсолютного числа разводов, так и общего коэффициента разводимости. Однако внутри его динамика разводимости была неравномерной, отражая как колебания чисел разводов, так и изменения в численности и структуре населения. Быстрый рост разводимости в 70-е гг. сменился ее относительной стабилизацией в 80-е гг. и новым стремительным подъемом в 90-е гг. Последний подъем, скорее всего, связан с действием экономических причин, а именно с резким падением уровня жизни в первой половине этого десятилетия. Некоторая же стабилизация экономического положения большинства семей после 1994 г. обусловила снижение разводимости, но дефолт 1998 г. вызвал ее новый подъем. Кроме того, свою роль, видимо, сыграло и снижение рождаемости, которое увеличило долю бездетных и однодетных семей в населении35.

Общие коэффициенты разводимости, однако, обладают всеми недостатками, которые, как вы уже знаете, присущи общим коэффициентам вообще. Поэтому для более точной оценки

Таблица 4.8

Динамика абсолютных чисел разводов и общих коэффициентов разводимости в России, 1970-2000 гг.36

Годы Разводов Годы Разводов
  всего на 1000 населения   всего на 1000 населения
3,0 4,0
3,1 4,0
3,1 3,9
3,2 3,9
3,5 3,8
3,6 4,0
3,9 4,3
4,1 4,5
4,1 4,6
4,3 4,5
4,2 3,8
4,1 3,8
4,0 3,8
4,1 3,5
4,0 4,3
4,0    

уровня разводимости рассчитывают разного рода ее специальные и частные коэффициенты.

Среди частных коэффициентов разводимости можно назвать коэффициенты для мужчин и женщин, для городского и сельского населения и т.д. Наиболее важную роль в демографическом анализе разводимости играют повозрастные коэффициенты разводимости, равные отношению числа разводов мужчин или женщин за тот или иной период времени к их средней численности за тот же период. Показатель характеризует частоту разводов у лиц разных возрастов. Если просуммировать все повозрастные коэффициенты разводимости, то получим суммарный коэффициент разкодимости, который показывает среднее число разводов на протяжении жизни когорты (реальной или условной) при условии сохранения повозрастных интенсивно-стей разводимости на уровне, свойственном периоду, для которого делался расчет. Как повозрастные, так и суммарный коэффициенты разводимости зависят от брачной структуры населения, а суммарный коэффициент для условной когорты также от динамики разводимости в прошлом и от сдвигов в распределении разводов по возрастам37.

У широкой публики и у журналистов чрезвычайно популярной характеристикой разводимости является отношение годового числа разводов к годовому числу браков. Этот показатель называют индексом разводимости. Помимо показателя для всего населения могут быть вычислены и повозрастные индексы разводимости. Однако, несмотря на их популярность, эти показатели непригодны для характеристики интенсивности разводимости, ибо годовое число браков отнюдь не равно тому числу браков, которые вообще могли бы быть расторгнуты. Последнее число равно всем существующим в данный период времени бракам и, как правило, не менее чем в 20 раз превышает число браков, заключаемых ежегодно38. К тому же величина индекса разводимости сильно зависит от числа ежегодно заключаемых браков

Производимое иногда измерение частоты разводов отношением числа разводов к числу браков, заключенных в тот же период времени, при кажущейся логичности не является правильным, так как расторгнутые за данный период времени браки в большей своей части были заключены не в этот промежуток времени, а в более ранний и число брачных союзов, могущих быть расторгнутыми в продолжение определенного периода времени, гораздо больше числа браков за тот же период. Уипплъ Дж.Ч., Новосельский С.А. Основы демографической и санитарной статистики. М.-Л., 1929. С. 482. Цит. по: Волков А.Г. Семья - объект демографии. М., 1986. С. 132.

Тем не менее, с учетом сказанного, данный показатель может использоваться для первичной характеристики изменений уровня разводимости, особенно в условиях, когда число браков мало меняется от года к году, поскольку его динамика достаточно близка к динамике суммы т. н. приведенных чисел разводов (коэффициент корреляции Пирсона - 0,8783. См.: график 4.3).

Более точной характеристикой интенсивности разводимости являются ее специальные коэффициенты.

Специальные коэффициенты разводимости рассчитываются по отношению к численности мужчин или женщин, состоящих в браке, или, проще, к числу брачных пар. Специальный коэффициент разводимости равен отношению числа разводов за период к среднему числу существующих брачных пар на середину того же периода (обычно по данным переписи населения). Данный показатель точнее общего коэффициента разводимости (поскольку относится только к существующим брачным парам), однако он имеет ряд существенных ограничений, которые делают его малоупотребительным. Главным недостатком специального коэффициента разводимости является то, что он может рассчитываться только в годы, близкие к переписи населения, поскольку только перепись дает сведения о брачном составе населения. К тому же расчет специального коэффициента разводимости затрудняется несопоставимостью данных текущего учета случаев развода (который учитывает распад только зарегистрированных, «законных», браков) и данных переписи населения, в которых, как вы помните, брачный статус фиксируется по самоопределению и, следовательно, присутствуют как легитимные браки, так и сожительства. Величина специального коэффициента разводимости в нашей стране в последние десятилетия была следующей: в 1958-1959 гг. он был равен 6,5%о, в 1969-1970 гг. - 13,3%о, в 1978-1979 гг. - 17,5%> и в 1988-1989 гг. - 17,4%o39. Как видно, динамика этого показателя подтверждает сказанное выше о росте разводимости в нашей стране. Результаты переписи населения 2002 г. позволят получить данные о величине специального коэффициента разводимости для периода 2001-2002 гг.

Помимо специального коэффициента разводимости для всех брачных пар рассчитывают также ее повозрастные специальные коэффициенты (отдельно для каждого пола). Эти коэффициенты равны отношению числа разводов мужчин или женщин данного возраста к средней численности женатых (замужних) в этом возрасте за тот или иной период. Сказанное выше о недостатках специальных коэффициентов разводимости для всех состоящих в браке применимо и к их повозрастной разновидности. Своего максимума повозрастные специальные коэффициенты разводимости достигают у мужчин в возрасте 25-29 лет, у женщин - 20-24 года40.

Еще одной разновидностью специальных коэффициентов разводимости являются специальные коэффициенты разкодимости по продолжительности брака. Последние делятся на два вида: 1) коэффициенты, рассчитанные по отношению к общему числу браков, заключенных соответствующее число лет назад, и 2) коэффициенты, рассчитанные по отношению к числу браков, заключенных соответствующее число лет назад и сохранившихся к данному времени. Коэффициенты 2-го вида называют также приведенными числами разводов. Они точнее коэффициентов 1-го вида, поскольку наряду с разводимостью. учитывают также и овдовение. Сумма приведенных чисел показывает, сколько браков из каждой 1000 или 100 браков, заключенных то или иное число лет назад, заканчивается разводом на протяжении всей жизни. Данные о динамике приведенных чисел разводов в России с 1970 г. приведены на графике 4.3. Здесь же показано, как в те же годы менялись индекс разводимости, о котором шла речь выше, а также величина коэффициента корреляции Пирсона между двумя этими показателями.

Для детального описания процесса разводимости в условной или реальной когорте используют таблицы разводимости, которые характеризуют этот демографический процесс в зависимости от возраста или от продолжительности брака. Совместный процесс прекращения браков вследствие развода и смерти одного из супругов описывается с помощью таблиц прекращения браков.

...Резкое снижение числа браков с 1320 тыс. в 1990г. до 867 тыс. в 1996 г. привело к тому, что число разводов в расчете на 100 браков, заключенных в том же году, стало давать неверное представление о характере динамики разводимости и преувеличивать пропорцию между числом браков и разводов. Поэтому в современных условиях даже самый простой показатель - общий коэффициент разводимости лучше характеризует динамику этого процесса, чем число разводов на 100 браков, заключенных в том же году.

Синельников А.Б, Развод // Социальная энциклопедия. М., 2000. С. 286.

Факторы разводимости

Вопрос о причинах развода и соответственно о факторах разводимости все еще исследован недостаточно полно. Развод как социальный феномен изучает социология семьи, тот ее раздел, который так и называется социология развода. Предметом этой науки является бракоразводное, или просто разводное, поведение как поведение, результатом которого и является сам по себе развод. В рамках же данной книги вопрос о разводном поведении и факторах разводимости может быть рассмотрен по необходимости лишь кратко, более того, даже конспективно. Интересующиеся могут более подробно ознакомиться с этим вопросом в соответствующей литературе41.

Одним из важных факторов, определяющих уровень разводимости, является брачно-семейное законодательство.

Так, до 1917 г. в России разводы были, как известно, чрезвычайно редким явлением. И дело не только в том, что развод противоречил тогдашней морали и социальным нормам. Действовавшее в то время законодательство резко ограничивало саму возможность развода, допуская его по просьбе одного из супругов только при наличии одной из трех исключительных причин: доказанного прелюбодеяния мужа или жены или его (ее) неспособности к «брачному сожитию»; осуждения другого супруга к уголовному наказанию с лишением всех прав состояния или ссылке в Сибирь; безвестного отсутствия другого супруга. Никакие разводы по взаимному согласию не допускались. Как результат, например, в 1897 г. среди православных в России (70% всех лиц в возрасте 20 лет и старше) было зарегистрировано всего 1132 развода42.

С другой стороны, известно, что во второй половине 60-х гг. в СССР наблюдался резкий скачок числа разводов и разводи-мости: если в 1965 г. абсолютное число разводов и общий коэффициент разводимости были равны соответственно 360,7 тысячи и 1,6%о,то в 1966г. - уже 646,1 тысячии2,6%о, т.е. произошло почти удвоение этих показателей. Аналогичную динамику показали и приведенные числа разводов: они увеличились за эти два года с 161 до 290%о43. Так не бывает в «нормальных» условиях. И действительно, причина столь резкого скачка заключается в изменении законодательства о разводе, существенно упростившем процедуру развода. После принятия в декабре 1965 г. соответствующего указа свой фактический развод оформили сотни тысяч человек, которые давно уже не жили вместе и, может быть, даже имели новые, но официально не зарегистрированные семьи.

Но, разумеется, основное место среди факторов разводи-мости принадлежит демографическим и социально-экономическим детерминантам. Так, существенную роль играет возраст супругов. Эта демографическая переменная выступает в трех различных модификациях: возраст вступления в брак, возраст в момент развода, разница в возрасте между женами и мужьями.

График 4.3

Динамика разводимости в России, 1970-2000 гг. Разводов на 1000 браков

Что касается первого, т. е. возраста вступления в брак, то исследования показывают, что вероятность развода в зависимости от этой переменной меняется следующим образом: сперва она понижается от высоких значений, свойственных бракам, заключенным в очень молодых возрастах, а затем вновь повышается для браков, заключенных в пожилых возрастах. Наименьшую вероятность развода демонстрируют браки, заключенные в возрастах максимальной брачности.

Если говорить о возрасте в момент развода, то разводимость имеет максимум в возрастном интервале 20-30 лет, а затем плавно снижается до крайне низких уровней в возрастах старше 50 лет. При этом возраст максимальной вероятности развода у женщин ниже, чем у мужчин.

Большая разница в возрасте мужей и жен повышает вероятность развода, при этом эта вероятность выше в тех случаях; когда жена старше мужа.

Другим демографическим фактором разводимости является продолжительность брака. Подобно зависимости от возраста зависимость от длительности брака также носит колоколообразный характер: сперва идет повышение вероятности развода, причем максимум приходится на рубеж между первым и вторым пятилетиями брака, а затем эта вероятность постепенно снижается.

Некоторую роль в детерминации частоты разводов играет порядковый номер брака. Хотя данных по этому вопросу мало, проведенные исследования показывают повышенную частоту разводов для повторных браков. Эта тенденция выявлена как на отечественных, так и на зарубежных материалах44.

Важным фактором разводимости является число детей у разводящихся супругов. Данные демографической статистики говорят о том, что вероятность развода в бездетных семьях и семьях с одним ребенком выше, чем в семьях с двумя и более детьми. По оценке В.А. Борисова и А.Б. Синельникова, в 1988-1989 и 1993-1994 гг. коэффициенты разводимости в расчете на 1000 семей были соответственно равны: во всех семьях - 17,6 и 20,3%о; в семьях, не имевших несовершенно летних детей,- 16,8 и 17,3%о; в семьях с одним ребенком -27,5 и 30,4%о и в семьях с двумя и более детьми - 9,8 и 14,3%о. Но приведенные данные говорят и о другом: роль числа детей как фактора разводимости снижается. Хотя за пятилетие с 1989 по 1994 гг. разводимость выросла во всех типах семей по числу общих детей, быстрее всего она росла именно в семьях с двумя и более детьми: соответственно в 1,15 раза, 1,03, 1,11 и в 1,46 раза45.

Интересный аспект детерминации разводимости связан с незарегистрированными браками, т. е. с сожительствами, точнее, с той их разновидностью, которую представляют т. н. «пробные браки» (первые три категории из описанных выше в разделе о нерегистрируемой брачности). Хотя члены таких «пробных» сожительств ссылаются на то, что они не узаконивают своих отношений, чтобы проверить себя и сделать, таким образом, свой брак более прочным, в реальности все обстоит совершенно иначе. Браки, заключенные после подобных пробных сожительств, являются менее прочными и распадаются быстрее и чаще, чем, так сказать, нормальные браки, в которых этой пред-брачной проверки не было46.

Причины, объясняющие негативное влияние предбрачной совместной жизни на прочность брака, связаны как со слабыми установками на брак, так и наличием у «незаконных» супругов неправильного образа себя и своего партнера. В период ухаживания и даже в период «вольной» совместной жизни каждый из партнеров может вольно или невольно выборочно демонстрировать перед своим vis-a-vis свое лучшее Я. После заключения брака на свет может явиться их «настоящее» Я и вызвать у партнера настоящий шок. А это, в свою очередь, может вызвать разрушение прежних отношений и привести в итоге к разводу.

Среди тех, кто жил вместе до вступления в брак, доля разошедшихся или разведенных в первые 10 лет брака на треть выше, чем среди тех, кто не делал этого - 36% против 27.

Bumpass L., Sweet J. National Estimates of Cohabitation: Cohort Levels and Union Stability // NSFH Working Paper. № 2. Center for Demography and Ecology, University of Wisconsin-Madison. 1989. P. 10. Cit. in: Knox D., Schacht C. Choices in Relationships. An Introduction to Marriage and the Family. Saint Paul, N.-Y., Los Angeles, San Francisco, 1991. P. 155.

Кроме того, вступление в законный брак неизбежно связано с ролевыми изменениями и соответственно взаимоотношений партнеров, которые скорее всего вызовут у них негативную реакцию. Например, отношения, основанные на представлениях о равенстве партнеров, могут после заключения брака измениться в сторону более традиционных стереотипов. Или супруги обнаружат, что их взаимоотношения и образцы поведения, приемлемые в условиях относительной свободы сожительства, совершенно не вписываются в контекст социальных и законных ограничений, налагаемых на супругов браком.

Опрос 4966 шведских женщин показал, что коэффициент распадения браков среди тех, кто сожительствовал со своим будущим супругом перед заключением брака, примерно на 80% выше, чем среди тех, кто не делал этого. ...Лица, жившие вместе перед заключением брака, или не верившие в прочность брака, или принципиально отвергавшие институт брака как таковой, вероятно, вступили в брак под мощным внешним давлением. Bennett N.G., Blanc А.К., Bloom D.E. Commitment and the Modern Union: Assessing the Link Between Premarital Cohabitation and Subsequent Marital Stability // American Sociological Review. 1988. Vol. 53. P. 132, 134. Cit. in: Knox D., Schacht C. Choices in Relationships. An Introduction to Marriage and the Family. Saint Paul, N.-Y., Los Angeles, San Francisco, 1991. P. /55.

Наконец, свою роль может сыграть и субъективное восприятие неизбежного в случае сожительства нарушения общепринятых социальных норм, которые пока еще требуют наличия «штампа в паспорте». Сожители - это люди, которые, начав жить вместе, добровольно нарушают социальные нормы. Вступив в брак, они могут чувствовать себя менее обязанными сохранять брак в случае его неудачи, чем те, кто не имеют за плечами никакой истории нетрадиционного поведения.

В нашей стране нет столь богатого эмпирического материала по данному вопросу, однако очевидно, что выводы, которые делают зарубежные исследователи, в очень большой степени приложимы и к нам. В частности, получающие все большее распространение «пробные браки», вероятно, будут увеличивать свою роль как фактора нестабильности браков и роста разво-димости. Раз уж наша страна, по мнению многих демографов, с определенным шагом проходит через те же этапы семейных и демографических изменений, что и страны Запада, то почему в этом отношении мы должны быть исключением.

Важным фактором разводимости, роль которого, как кажется, возрастает, является общественное мнение о разводе и о допустимых его причинах. Данные специальных социологических исследований показывают, что имеет место не только увеличение толерантности общества по отношению к разводу, но и меняется структура причин и мотивов, по которым развод считается не только допустимым, но даже приемлемым и чуть ли не обязательным. Направление, в котором происходит этот дрейф мотивов, - это переход от признания допустимости развода только при наличии вполне конкретных уважительных причин (бесплодие одного из супругов, доказанная измена и т.п.) к признанию его допустимости и даже обязательности в случае отсутствия любви между супругами47.

Ключевые слова

Брак, моногамия, полигамия, серийная моногамия, брачный круг, брачный выбор, брачный отбор, брачный рынок, брачное состояние, фактический брак, гражданский брак, сожительство, брачность, коэффициенты брачности, индексы брачности, потенциал брачности, возраст вступления в брак, средний возраст вступления в брак, SMAM, развод, разводимость, коэффициенты разводимости, индексы разводимости.

Вопросы для повторения

1. Что такое гражданский брак, фактический брак, сожительство?

2. Какими чертами характеризуется европейский тип брачности?

3. Каков законодательно установленный возраст вступления в брак? Кто и при каких условиях может его уменьшить?

4. Как рассчитывается средний возраст вступления в брак?

5. Верно ли, что т. н. «пробные браки» характеризуются большей прочностью? Прокомментировать ответ.

Примечания к главе 4

1См.: например: Вольфсон С.Я.Семья и брак в их историческом развитии. М., 1937; Голод С.И.Семья и брак: историко-социологический анализ. СПб., 1998; КовалевскийМ.М. Очерк происхождения и развития семьи и собственности. СПб., Семенов Ю.И.Происхождение брака и семьи. М., 1974; Харчев А.Г.Брак и семья в СССР. М., 1979; Энгельс Ф.Происхождение семьи, частной собственности и государства // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21.

2Социальнаяэнциклопедия. М., 2000. С. 49.

3См.: Смелзер Н.Социология. М., 1994. С. 399.

4См.: Известия.26 октября 2000 г.

5Farber В.Family: Organization and Interaction. San Francisco, 1964. P. 109.

6Семейныйкодекс Российской Федерации. Статья 13.

7НаселениеРоссии 1999. Седьмой ежегодный демографичес кий доклад. М., 2000. С. 51.

8Численность,состав и движение населения в Российской Федерации. М., 1992. С. 419, 421.

9Kephart W.M., Jedlicka D.The Family, Society and Individual. N.Y., 1991. P. 174.

10 Народонаселение.Энциклопедический словарь. М., 1994. С. 192.



©2015- 2018 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.