Сделай Сам Свою Работу на 5

Позитивные и негативные признаки

1.Большинство признаков состава сформулировано в законе в позитивной форме: в виде указания на те или иные качества (свойства) преступления. Многочисленные примеры этих признаков были приведены выше. Все эти признаки можно назвать позитивными. С логической точки зрения они выражаются в так называемых положительных понятиях1.

Вместе с тем при описании некоторых составов встречаются признаки, которые выражаются в отрицательных понятиях2. Например, в ст. 83 УК говорится о выезде за границу «без установленного паспорта», а в ст. 223 УК используется термин «необезвреженные сточные воды». Такие признаки состава можно назвать негативными. Они указывают на отсутствие тех или иных качеств, свойств, особенностей деяния, признаваемого преступлением.

Негативные признаки играют в составе преступления такую же роль, что и позитивные признаки. Они в полной мере могут использоваться при квалификации. При уяснении содержания негативных признаков иногда возникают трудности, связанные с тем, что они не содержат положительного описания соответствующих явлений. В связи с этим следует рассмотреть природу негативных признаков несколько более подробно.

Прежде всего надо отметить, что негативные признаки, как и позитивные, могут быть различного уровня, разной степени обобщения. Например, в п. «а» ст. 268 .(«Дурное обращение с военнопленными») имеется такой признак: «при отсутствии признаков более тяжкого преступления». В ст. 100 говорится об «отсутствии признаков должностного преступления».

В ст. 100 УК негативный признак олицетворяет целый состав должностного преступления, а в ст. 268 — даже несколько разных составов. Он не расчленен на признаки, относящиеся к отдельным элементам преступления.

1 «Понятия, в которых отражаются признаки, присущие пр^Д* мету, называются положительными» («Логика», М., 1967, стр. 33).

2 «В отрицательных понятиях признаком, по которому обобщаются предметы, служит отсутствие у них тех или иных качеств, свойств, отношений» (там же).

122 '


>>>123>>>



Так же построены негативные признаки в ст. 191 («кроме случаев, указанных в статье 191 настоящего Кодекса») и ряде других статей УК.

Цель включения в состав таких обобщенных негативных категорий состоит в том, чтобы способствовать отграничению данного состава от смежных составов преступлений. Строго говоря, подобные признаки могли бы и не содержаться в законе. Разграничение преступлений происходит по определенным правилам независимо от того, имеется ли такой «отсылочный» негативный признак в самой диспозиции статьи. Понятно, например, что только по ст. 100 («Недобросовестное отношение к охране государственного или общественного имущества») деяние квалифицируется лишь тогда, когда виновный не совершил злоупотребления служебным положением, халатности или иных преступлений. Об этом можно и не упоминать в данной статье. Следовательно, приведенные негативные признаки представляют собой избыточную информацию, которая имеет для юриста нейтральный характер (если не считать, что полезно всякое лишнее напоминание о том, что существуют смежные составы).

Большинство негативных признаков сформулировано гораздо более конкретно. Они явно относятся к отдельным элементам преступления. Например, к объективной стороне: хранение оружия «без соответствующего разрешения» (ч. 1 ст. 218), посев опийного мака «без надлежащего разрешения (ст. 225); к субъекту: занятие врачеванием как профессией лицом, «не имеющим надлежащего медицинского образования» (ст. 221); к предмету посягательства: сильнодействующие или ядовитые вещества, «не являющиеся наркотическими веществами» (ч. 2 ст. 224); к субъективной стороне: сдача военных сил... «не в целях способствования врагу» (ст. 261).

Во всех подобных случаях при уяснении требований закона может возникнуть необходимость раскрыть содержание негативного признака более подробно. Как это сделать? Нельзя ли, в частности, заменить, его позитивным?

«Всякое утверждение в одном отношении есть отрицание в другом отношении»1. Поэтому в принципе такая

«Логика», М., 1967, стр. 70.


>>>124>>>

замена возможна. Например, в ч. 1 ст. 218 говорится о незаконном ношении огнестрельного оружия «(кроме гладкоствольного охотничьего)». Очевидно, в законе можно 'было бы дать понятие тех видов огнестрельного оружия, которые не относятся к охотничьему гладкоствольному. Это будет: а) любое нарезное оружие; б) гладкоствольное оружие военного образца, в) самодельное гладкоствольное оружие. Таким образом, мы избавились бы от негативного признака «кроме» и получили бы точный перечень видов оружия, ношение которых запрещено.

;

2. Из сказанного можно сделать вывод, что негативный признак в принципе всегда может быть заменен позитивным дополнением к нему. Рассмотрим это подробнее на приведенном примере. Все разновидности оружия вместе образуют универсальный класс U, соответствующий общему понятию «огнестрельное оружие» (рис. 5). Дополнением к понятию «гладкоствольное охотничье оружие» (А) являются в совокупности, три вида оружия, перечисленные выше (В).

Рис. 5. Виды огнестрельного оружия

Класс В может быть обозначен иначе как Л, поскольку он охватывает в пределах универсального класса U все, что не относится к А. Таким образом,

U=A-B или С/=Л-Х JJG)


>>>125>>>

Если нам дан негативный признак А, а мы его хотим заменить на равноценный позитивный признак В, то мы должны, очевидно, сначала образовать универсальный класс U (в приведенном примере— сформулировать общее понятие «огнестрельное оружие»). Затем надо вычленить из этого класса то, что обозначено признаком А («гладкоствольное охотничье оружие») и сформулировать оставшуюся часть, как мы это выше и сделали, назвав три других вида оружия.

Первый этап операции — создание универсального класса—: обычно трудностей не вызывает. Например, таким классом для понятия «остановка поезда без надобности» будет «любая остановка поезда», в отношении субъекта преступления — лица, «не имеющего надлежащего медицинского образования» — «любое лицо» и т. д.

Вторая операция — перечисление позитивных признаков оставшейся части универсального класса — не всегда может быть осуществлена достаточно экономным способом. Там, в приведенном выше примере позитивное понятие оружия, хранение которого запрещено, получилось довольно сложным, поскольку оно охватывает три разновидности. В некоторых же случаях эта сложность практически оказывается непреодолимой.

Как, например, раскрыть в законе случаи остановки поезда «без надобности»? Для этого нужно либо дать перечисление всех этих случаев (что явно невозможно), либо определить, в каких ситуациях остановка поезда может быть признана необходимой. И то и другое решение приводят к громоздким конструкциям, не приемлемым для закона.

Приведем другой пример. Чтобы определить, что означают сильнодействующие или ядовитые вещества, «не являющиеся наркотическими», надо было бы дать в законе список всех существующих ядовитых и сильнодействующих веществ, за исключением входящих в них наркотических веществ. Эта задача трудно выполнима, помимо прочего, еще в силу изменчивости самого такого перечня. Такой же неудачной была бы, например, попытка перейти к позитивному определению лица, «не имеющего надлежащего медицинского образования»: пришлось бы привести весь список имеющихся на свете ^дипломов о высшем образовании, не являющемся медицинским.

 


>>>126>>>

Из сказанного можно сделать вывод о допустимости пользования негативными признаками, как таковыми, без их перестройки в позитивные. Вместе с тем, когда возникает трудность с уяснением их содержания, надо иметь в виду, что в принципе их можно перевести в позитивные признаки.

Иногда, напротив, целесообразно как раз иное: осмыслить позитивный признак через соответствующее ему негативное дополнение. Что значит «тайное» хищение? Очевидно, «не открытое». Анализ особенностей открытого хищения и последующее их отрицание дают возможность легко понять признаки тайного похищения имущества. Равным образом для определения вида грабежа, предусмотренного ч. 1 ст. 90 УК, мы говорим, что это — открытое похищение государственного или общественного имущества, совершенное «без насилия». Это гораздо проще и понятнее, чем подыскивать позитивные признаки данного преступления.

Указание на отсутствующие .(негативные) признаки имеет важное значение для разграничения преступлений.

Обычно при квалификации мы используем как позитивные, так и негативные признаки, устанавливая наличие определенного состава преступления и отделяя его от смежных составов.

Конечно, недопустимо ограничиваться установлени-. ем одних только негативных признаков ■ и, таким образом, квалифицировать преступление «путем исключений». Вряд ли нашелся бы судья, который бы осудил человека за убийство только на том основании, что в совершенных им действиях нет признаков ни разбоя, ни бандитизма, ни телесного повреждения, ни изнасилования, ни дезертирства. Дело в том, что хотя нередко удается подобрать пару таких признаков, которые вполне дополняют и исключают друг друга («открытое» хищение — значит не «тайное» и наоборот), но в большинстве случаев у нас нет гарантии, что мы предусмотрели все возможные варианты (невозможно утверждать, например, что если данное преступление посягает не на имущество, то, значит, — на личность). Как отмечается в психологической литературе, люди с большим трудом работают с отрицательными понятиями, чем с положительными, «поскольку они предпочитают извле-


>>>127>>>

кать информацию из положительных событий»1. Поэтому именно позитивные признаки являются основой построения состава, а потому и основой квалификации.

§3. Постоянные и переменные признаки

1.Второе деление признаков, важное для квалификации, можно произвести по степени их неизменности, устойчивости. Это деление признаков на постоянные и переменные.

Под постоянными понимаются такие признаки, содержание которых остается неизменным- в течение всего времени действия данного уголовного закона и не зависит существенным образом от конкретных обстоятельств совершенного преступления. Соответственно переменными следует называть признаки, содержание которых может измениться без изменения текста диспозиции статьи Особенной части УК.

К постоянным можно, например, отнести все признаки, указанные.в диспозиции п. «ж» ст. 102 УК («умышленное убийство... женщины, заведомо для виновного находившейся в состоянии беременности»). Пока эта норма, а также ее положение в системе Особенной части уголовного законодательства не изменились, все признаки данной нормы (понятие «убийство», понятие «состояние беременности» и т. д.) остаются стабильными и значение их применительно к каждому конкретному случаю совершения преступления одно и то же.

Постоянные признаки состава обычно предусмотрены самой уголовно-правовой нормой без ссылок на какие-либо нормы других отраслей права.

Постоянными являются не только признаки, прямо указанные в диспозиции статьи Особенной части. Как отмечалось выше, некоторые признаки состава отражены и в статьях Общей части УК. Они в большинстве случаев также бывают постоянными для данного вида преступления или даже для всех преступлений (например, возраст).

1 3. Хант, Дж. Марин, Ф. Стоун, Моделирование про-цесса' формирования понятий на вычислительной машине, М., 1970, стр. 68.


>>>128>>>

Постоянный признак состава стабилен как во времени (не изменяется,пока не изменится закон), так и в пространстве (означает одно ито же на всей территории действия данной нормы, независимо от местных условий). Применительно к таким признакам задача органов следствия и суда в процессе квалификации обычно ограничивается тем, чтобы правильно уяснить их содержание и точно установить, имеются ли они в действиях обвиняемого. Если этот факт достоверно установлен, то тем самым и определена правильная квалификации содеянного. Игнорирование предусмотренных законом постоянных признаков состава или произвольное их истолкование при применении нормыявляется грубой ошибкой.

Постоянные признаки характеризуют такие свойства преступления, которые существенным образом не зависят от изменений конкретной обстановки. Например, «злоупотребление доверием или обман» как признак мошеннического посягательства на личное имущество граждан представляет общественную опасность независимо от того, совершено ли это преступление в городе или в деревне, днем или ночью, в отношении малолетнего или старика, ,в 1961или в 1971 году. Конечно, степень общественной опасности конкретных деяний может быть различной, но это учитывается уже посредством других признаков состава — переменных.

Постоянные признаки состава в большинстве случаев относятся к объекту преступления, субъекту, субъективной стороне. Эти элементы преступления обычно испытывают наименьшее влияние изменяющейся конкретной обстановки. Как отмечал Я- М. Брайнин, признаки состава описываются: а) общеупотребительными терминами (например, личное имущество), б) научно-техническими выражениями (например, эпизоотия), в) специальными юридическими терминами (например, похищение)1. Это в полной мере относится к постоянным признакам состава.

Постоянные признаки стабильны лишь в пределах действия конкретного уголовного закона. Стоит измениться закону, и соответствующий признак будет заме-

1 Я. М- Бра ft Я и н, Уголовный закон и его применение, стр. 59—63.'


>>>129>>>

нен другим или приобретает иное содержание. Так произошло, например, с признаками кражи, когда вместо «тайного или открытого» похищения, предусмотренного Указом 4 июня 1947 г., этот состав преступления стал охватывать только «тайное» похищение чужого имущества.

Возможны и такие случаи, когда текст статьи УК сам по себе не изменился, а тем не менее содержание нормы стало иным в связи с изменением смежных уголовно-правовых норм и понятий. Так, понятия тяжкого и легкого телесных повреждений после вступления в силу УК РСФСР 1960 года приобрели иное, содержание, чем в УК 1926 года, потому что появилось промежуточное понятие менее тяжкого телесного повреждения (ст. 109 УК).

Тем не менее на протяжении того периода временю, когда закон действует без изменений, постоянные признаки состава также не меняют своего содержания. Единообразное понимание этих признаков всеми органами дознания, предварительного следствия, прокуратуры и судами имеет важное значение с точки зрения соблюдения социалистической законности и организации успешной борьбы с преступностью. Такое единообразное понимание обеспечивается толкованием закона, относящимся к компетенции верховных органов власти, а также изданием руководящих разъяснений пленумов Верховного Суда СССР и союзных республик.

Характерным примером такого разъяснения по вопросам содержания признаков состава может служить постановление Пленума Верховного Суда СССР от 31 июля 1962 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве». В п. 7 этого постановления Пленум раскрыл понятие посредника во взяточничестве, указав, что им является «тот, кто, действуя по просьбе или по поручению взяткодателя или взяткополучателя, способствует достижению либо осуществлению соглашения о даче-получении взятки»1.

В п. 9 постановления разъясняется, что под добровольным заявлением о даче взятки следует понимать

1 «Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР, 1924—19710», стр. 470.

9. Заказ 3846 . 129


>>>130>>>

обращение с таким заявлением (устным или письменным) в милицию, прокуратуру, суд, а также к иные советские органы или общественные организации, сделанное взяткодателем независимо от мотивов, но не в связи с тем, что о совершенном им преступлении уже стало известно органам власти.

Эти понятия, разъясненные Пленумом, относятся к постоянным признакам, они стабильны и одинаковы на весь период действия ст. ст. 173, 174 УК РСФСР.

Когда закон действует уже сравнительно продолжительное время, возникает вопрос о том, применительно к какому периоду времени следует давать его толкование: времени издания или времени применения закона?1. Если иметь в виду постоянные признаки, то этот вопрос в значительной мере утрачивает актуальность: так как признак постоянен, он сохраняет то свое значение, которое в него было вложено при издании закона. Какая бы то ни было «модернизация» постоянного признака недопустима.

Исходя из этих соображений, мы полагаем, что М. Д. Шаргородский был не прав, когда писал: «Суд должен стремиться установить не волю закона, что пропагандирует нормативная теория права, не волю законодателя времени издания закона, что никогда не может привести к правильному решению конкретного вопроса, а то, что фактически всегда имело и имеет место: закон толкуется и должен толковаться в соответствии с волей законодателя времени применения закона»2. Это утверждение неверно, если речь идет о постоянных признаках состава; оно может считаться обоснованным лишь для переменных признаков.

5. Вторая группа — это переменные признаки. Как отмечено выше, их содержание может измениться на протяжении действия данного уголовного закона. Это означает, что содержание указанных признаков определяется не только текстом статьи, но и какими-то другими моментами. Переменные признаки имеют две основные разновидности: бланкетные и оценочные.

1 См. А. С. Шляпочников, Толкование уголовного закона, М., 1970, стр. 106 и след.

2 М. Д. Шаргородский, Закон и суд, «Ученые записки ЛГУ», вып. 8, 1956, стр. 18.


>>>131>>>

Большинство переменных признаков состава сформулированы в законе как бланкетные. Это означает, что конкретное их содержание зависит от другой, в большинстве случаев подзаконной нормы, относящейся к иной отрасли права. Например, способ преступного действия (бездействия), предусмотренного ст. 85 УК, является переменным признаком, потому что уголовный закон предусматривает ответственность за «нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта», не раскрывая, в чем конкретно заключается это нарушение. Правила же безопасности движения и эксплуатации транспорта установлены административными актами и периодически изменяются.

Переменный признак состава внешне как бы стабилен: текст соответствующей статьи Особенной части на протяжении ряда лет остается прежним. Однако в действительности содержание этого признака состава может существенно измениться из-за изменений подзаконной нормы. Характерным примером могут служить правила движения автотранспорта, которые периодически пересматриваются. При этом то, что по старым правилам являлось противоправным, может допускаться новыми правилами и наоборот, хотя бы сама уголовно-правовая диспозиция не изменялась.

В условиях быстрого развития техники количество бланкетных диспозиций неуклонно возрастает. В ряде отраслей народного хозяйства только детализированные правовые акты, вроде правил по технике безопасности, могут предусмотреть разнообразные виды общественно опасных действий1. Следует учитывать, что условия работы различных механизмов существенно изменяются, а это ведет и к изменению правил поведения людей, их обслуживающих. Никакой уголовный закон не в состоянии предусмотреть эти изменения. Он может в лучшем случае дать лишь общую формулу, охватывающую все возможные нарушения в совокупности. Поэтому суще-

1 Так, А. Б. Сахаров отмечал, что перечень только важнейших материалов по технике безопасности и промышленной санитарии для железнодорожного транспорта включает свыше 115 нормативных актов (А. Б. Сахаров, Уголовно-правовая охрана безопасности условий труда в СССР, М., 1958, стр. 62).

9* 131


>>>132>>>

ствование норм, содержащих переменные признаки состава, неизбежно.

Уголовные кодексы союзных республик включают большое количество бланкетных норм. Например, в УК РСФСР их более 30: нарушение правил вождения и эксплуатации машин ,(ст. 252), нарушение законодательства о труде (ст. 138), правил охраны труда (ст. 140), ветеринарных правил (ст. 160), правил безопасности горных работ (ст. 214), занятие запрещенным промыслом (ст. 162) и т. д.

Необходимо отметить, что известная «бланкетность» имеется и в ряде других диспозиций, обычно не называемых бланкетными. Так, в некоторых статьях Особенной части содержатся указания на «противоправность» и «незаконность» того или иного действия. Что означают эти ссылки?

Рассмотрим, например, диспозицию ч. 1 ст. 178 УК РСФСР, которая гласит: «Заведомо незаконный арест». Указание на «незаконность» здесь означает, что под эту статью УК подпадает не всякий арест, а лишь такой, который не предусмотрен в качестве правомерного уголовно-процессуальным законодательством. В данном случае слово «незаконный» является негативным бланкетным признаком, по существу имеющим переменное содержание, так как конкретные условия производства ареста могут меняться в зависимости от изменения уголовно-процессуального законодательства по этому вопросу1.

Разъяснение содержания бланкетных признаков дано в ряде руководящих постановлений судебных органов. Например, в постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 22 октября 1969 г., упоминавшемся выше, разъясняется понятие «транспортные средства». Пленум указал, что под ними «следует понимать авто-мототранспортные средства, подлежащие регистрации в Государственной автомобильной инспекции, пассажирские и грузовые трамваи и троллейбусы, все виды тракторов, а также дорожные, строительные, уборочные,

1 Вполне возможно, что это законодательство будет изменяться реже, чем уголовное. Но на таком основании указанный признак нельзя назвать постоянным, поскольку суть дела состоит в том, что он может измениться независимо от нормы УК.


>>>133>>>

сельскохозяйственные и тому подобные специальные самоходные машины»1.

Слова «тому подобные» весьма характерны. Дело не только в том, что исчерпывающий перечень был бы очень велик, но и в том, что он не может быть стабильным. Ведь этот признак бланкетный, он будет меняться по мере развития техники, и Пленум не вправе вводить перечень в~жесткие рамки, потому что законом они не установлены.

Уяснение содержания переменных признаков в отличие от постоянных не может базироваться лишь на анализе уголовно-правовых норм. Оно часто требует соответствующего толкования не только уголовного закона, но и подзаконных актов. Такое толкование также нередко осуществляется в судебной практике.

По делу П. и А. было установлено, что подсудимые, найдя чужой аккредитив, переправили текст и получили по нему в сберкассе 5000 руб. (в старом масштабе цен.). Эти действия были квалифицированы народным судом как хищение государственного имущества, а Фрунзенский областной суд переквалифицировал их на статью, об имущественном обмане государства, не соединенном с хищением. Как же правильно квалифицировать это преступление?

При неопределенном умысле это зависело от того, кому был причинен материальный ущерб действиями подсудимых: государству или лицу, утерявшему аккредитив. В свою очередь это зависело от действовавшего порядка возмещения ущерба, определяемого подзаконными актами: инструкцией Главного управления гос-трудсберкасс и госкредита «О ведении бухгалтерского учета и отчетности в управлениях гострудсберкасс и госкредита» и инструкцией Министерства финансов СССР по выдаче и оплате аккредитивов.

Разъясняя требования этих инструкций, Пленум Верховного Суда СССР указал в постановлении по данному делу, что по их смыслу лицо, утратившее аккредитив, имеет право на получение денег из сберкассы только в том случае, если выплата другому лицу была произведена «по вине работников сберегательных касс». Так как

1 «Бюллетень Верховного Суда РСФСР» 1970 г. № 1, стр. 5.


>>>134>>>

в деле были данные о том, что П. получила деньги по подложному аккредитиву вследствие невнимательности работников сберкассы, Пленум призналосуждение за хищение правильным1.

При уяснении содержания рассматриваемой разновидности переменных признаков роль правосознания юриста мало отличается от того, что имеет место при применении признаков постоянных. Как там, так и здесь задача состоит в правильном понимании смысла закона ,(или подзаконного акта). «Исполнитель закона не вправе, ссылаясь на правосознание, изменять смысл и содержание толкуемого закона. Чтобы правильно уяснить подлинный смысл закона, толкователь может подняться до уровня законодателя, но, находясь на этом уровне по развитию своего политического и правового сознания, он не превращается в законодателя и не перестает быть только исполнителем. Его деятельность под-законна, и данное им толкование не обязательно для других»2.

Оценочные признаки

1.Вторая разновидность переменных признаков характеризуется тем, что их содержание в значительной мере определяется правосознанием юриста, применяющего закон, с учетом требований УК и обстоятельств конкретного дела. Эти переменные признаки еще более приближены к изменяющейся обстановке, которую оценивают органы следствия, прокуратура и суд. Поэтому с известной условностью их можно назвать оценочными признаками.

Типичным примером оценочного признака может служить указание на «существенный вред», причиняемый при злоупотреблении властью государственным или общественным интересам либо охраняемым законом правам и интересам граждан (ч. 1 ст. 170 УК). Ни уго-

1 См. «Бюллетень Верховного Суда СССР» 1959 г. № 1, стр. 12.

2 В. И. Шанин, Рольсоциалистического правосознания в укреплении советской законности, «Труды ВПА им. В. И. Ленина», вып. 24, М., 1958, стр. 183—184.


>>>135>>>

ловный кодекс, ни какой-либо иной акт не раскрывают этого понятия. Окончательно решить вопрос о том, является ли причиненный вред «существенным» или нет, может только суд применительно к данному конкретному делу.

Оценочные понятия отражают отношения между предметами (явлениями), характеризуют результат сопоставления некоторого предмета с образцом (стандартом, эталоном)1.

«Производя операцию оценки данного символического содержания, человек в результате приходит к установлению некоторого отношения этого содержания к определенному стандарту»2. При этом стандарт, используемый применительно к оценочным понятиям, весьма специфичен.

Для уяснения этой специфики сравним два понятия, например «деревянный» и «хороший». В употреблении этих прилагательных мы можем заметить существенную разницу. Утверждая, что «этот дом деревянный», мы пользуемся термином — определенным эталоном («деревянный»), выработанным не для данного конкретного случая, а имеющим общепринятое и одинаковое значение. Другое дело, если мы скажем: «Этот дом — хороший». Здесь, конечно, тоже используется известный эталон, т. е. представление о том, какие дома могут быть охарактеризованы как хорошие. Однако важно то, что этот эталон неоднозначен. Он может быть выработан только для данного случая и притом тем самым лицом, которое его применяет. Поэтому и вывод — оценка дома — может быть различным: дом, хороший для одной цели (летний отдых), может оказаться плохим для другой (производственное помещение). В данном случае термин «хороший» можно назвать оценочным3.

Следовательно, «оценочные» понятия характеризуются тем, что субъект, который их использует, осуще-

1 См. А. А. Ивил, Основания логики оценок, М., 1970, стр. 25, 31.

2 Сб. «Основные направления исследований психологии мышления в капиталистических странах», М., 1966, стр. 263.

3 Условность оценочного понятия нетрудно заметить. Если существует определенный стандарт, соблюдение которого принято считать показателем «хорошего» качества предмета, то это понятие уже теряет характер оценочного.


>>>136>>>

ствляет две функции: он не только сравнивает рассматриваемое явление с некоторым общим понятием, но и формулирует .(конечно, в определенных пределах) содержание самого этого общего понятия1.

При этом следует иметь в виду, что «оценки изменяются не только от человека к человеку, но и у одного и того же человека с течением времени»2. Поэтому мы и вправе отнести оценочные признаки к числу переменных.

Эти соображения имеют важное значение для квалификации. Из них вытекает, что в тех случаях, когда признак состава преступления является оценочным, суд не только должен установить совпадение фактических обстоятельств дела с этим признаком, но и прежде всего определить, что имеется в виду под самим этим признаком. Для того чтобы установить, например, является ли причиненный злоупотреблением властью ущерб существенным, необходимо в первую очередь решить, что мы вообще в современных условиях понимаем под «существенным ущербом». Решение этого вопроса зако-" нодатель относит к компетенции юристов, применяющих закон.

2. В действующем уголовном законодательстве оценочных понятий немало. Типичные примеры таких понятий имеются в составе хулиганства. Статья 206 УК определяет это преступление как «умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу». Что значит «грубо»? Когда неуважение к обществу следует считать «явным»? Эти вопросы в каждом уголовном деле решает суд, исходя из своего социалистического правосознания, основываясь на понимании требований советского права, знании жизни, практики.

Оценочные понятия имеются в статьях и Общей и Особенной часта УК. Например, в ч. 2 ст. 7 оценочным является понятие «малозначительность» деяния», в

1 По мнению У. Рейтмана, такие понятия можно назвать открытыми, ибо они включают «один или более параметров, значения которых остались незаданными в тот момент, когда задача для решения дается системе извне» (У. Р е й т м а н, Познание и мышление, М., 1968, стр. 200).

2 А. А. И в и н, Основания логики оценок, стр. 33.


>>>137>>>

ч. 2 ст. 13 — «явное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства». Ряд таких понятий содержится также в ст. ст. 38 и 39 (обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность).

В Особенной части оценочные понятия нетрудно усмотреть в п. «г» ст. 102 («умышленное убийство, совершенное с особой жестокостью»), ст.ст. 122 и 123 («злостное уклонение» от уплаты средств на содержание детей или родителей), ст. 131 (унижение чести и достоинства личности, «выраженное в неприличной форме»), ст. 134 (воспрепятствование женщине принимать участие в государственной, общественной и культурной деятельности, «существенно нарушающее равноправие женщины»), ст. 171 (умышленное совершение должностным лицом действий, «явно выходящих за пределы прав и полномочий, предоставленных ему законом»), ст. 172 («ненадлежащее выполнение» должностным лицом своих обязанностей), ст. 207 (угроза убийством, нанесением тяжких телесных повреждений или уничтожением имущества путем поджога, «если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы»), и т. д.

Оценочными являются понятия «тяжкие последствия», «существенный вред», «крупный размер», употребляемые во многих статьях Уголовного кодекса.

Существование в законодательстве оценочных понятий объясняется тем, что они дают возможность хорошо учитывать социально-политическую обстановку, специфические обстоятельства дела, которые «обладают многообразным содержанием и в конкретном своем проявлении выступают в различной форме»1. В силу этого указанные обстоятельства не всегда возможно отразить и закрепить в законе или подзаконном акте. Общественные отношения в период действия уголовно-правовой нормы постоянно подвержены изменениям, они развиваются, усложняются. Суд должен иметь возможность в определенных пределах учитывать эти изменения, происходящие в жизни. Такую возможность и обеспечивают оценочные понятия. «Не стеснять судью чрезмерно формальными определениями, предоставлять ему изве-

Я. М. Б р а й н и н, Уголовный закон и его применение, стр. 63.


>>>138>>>

стный простор, — писал В. И. Ленин, — это, конечно, очень разумное правило»1.

Существование оценочных понятий в законе неизбежно. Они полезны, если устанавливаются для тех случаев, когда это необходимо и когда правильно применяются на практике. Вот почему важно подчеркнуть, что употребление этих понятий ни в коем случае не должно порождать произвола. Оценочные суждения должны основываться на реальных фактах, отражать требования закона, истолковываться во взаимосвязи с другими институтами и понятиями советского права.

На какой основе уясняется содержание оценочного понятия?

Советские юристы не разделяют мнения о том, что якобы при вынесении решения судья должен «опуститься в глубины своего существа» и при помощи тех «человеческих, духовных сил, которые мы называем чувством, решать вопрос там, где разум отказывается дать ответ»2. Любое судебное решение, связанное с употреблением оценочных понятий и суждений, должно быть мотивировано, основано на законе и на доказанных тто делу фактах и может подлежать проверке со стороны вышестоящих судебных органов.

В случаях применения оценочных понятий роль правосознания юриста, расследующего и разрешающего уголовное дело, достаточно велика. Если при анализе постоянных, а также бланкетных признаков состава его значение состоит главным образом в обеспечении правильного уяснения текста закона, то в данном случае на правосознание возлагается и дополнительная задача: /'определить содержание соответствующего общего поня-( тия, исходя из требований закона, правильного понима-\ ния целей и задач уголовного законодательства. ^- Мнение юриста о содержании понятия имеет под собою объективные основания: действительные свойства этого предмета или явления, не зависящие от нашей оценки. Ошибочными являются идеалистические представления буржуазных философов и юристов об оценоч-

1 В. И. Л е нин, Поли. собр. соч., т. 4, стр. 405.

2 Н. Hub man, Naturrecht und Rechtgefiihl, «Archiw fur die civilistische Praxis», 1954, S. 297.


>>>139>>>

ных понятиях, например мнение Карнапа, что «оценочное суждение... ничего не утверждает и не может быть ни доказанным, ни отвергнутым»1. Как и всякое другое суждение, оценочное суждение также может быть проверено путем выяснения объективных свойств соответствующего явления или предмета.

■Как отмечает советский логик А. А. Ивин, «неясность многих стандартов и отсутствие устоявшихся представлений о том, какими должны быть вещи некоторых типов, не означает, конечно, что все оценки с точки зрения стандартов лишены истинного значения»2. Если такой «стандарт», даже для данного дела, определен (например, установлено понятие «крупный размер»), то применение этого понятия к конкретным фактам может быть правильным или неправильным, истинным или ложным. Конечно, необходимо всегда иметь в виду, что по сравнению с другими суждениями оценочное суждение содержит большую опасность отрыва от реальной действительности, поскольку общая посылка в нем формируется самим лицом, применяющим это суждение. Это свойство оценочного суждения и преувеличивают идеалисты.

3. Обеспечение единства мнений работников следственных, судебных и прокурорских органов о содержании тех или иных оценочных признаков состава производится различными способами. Рассмотрим это на примере оценочного понятия «тяжкие последствия».

Какие последствия могут считаться тяжкими? Очевидно, это является вопросом факта, решение которого входит в компетенцию суда.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.