Сделай Сам Свою Работу на 5

НАДПИСИ НА БАКЛАЖКАХ НОВОЧЕРКАССКОГО МУЗЕЯ

 

В Новочеркасском музее давно уже хранится баклажка с надписью, нанесенной по верхнему краю ее лицевой стороны. Во время Великой Отечественной войны, в мае 1942 года, в Новочеркасский музей поступила вторая такая же баклажка с надписью. Она была доставлена в музей политруком П. А. Ниловым с указанием, что находка сделана близ станицы Кривянской на глубине 1,5 м.

Случайность нахождения баклажек, отсутствие стратификации и точной привязки к какому-либо культурному слою не позволяют с уверенностью говорить, что эти баклажки «хазарского производства», как считает М. И. Артамонов. С таким же успехом их можно считать и восточнославянскими (древнерусскими), тем более что баклажки такого типа, в несколько измененном виде, продолжают бытовать на Украине до настоящего времени.

Баклажка — сосуд для воды, кумыса или вина. Баклажки Новочеркасского музея имеют форму низкого цилиндра высотой около 8 см при диаметре 30—35 ем.

Надписи на баклажках прочерчены острием и расположены одинаково по краю лицевой стороны — под горлом с ручками. М. И. Артамонов, посвятивший надписям специальную статью, считает, что «читать их следует справа налево, рассматривая надпись со стороны

горла, т.е. относительно к нормальному (подчеркнуто мною. — Г. Г.) положению сосуда горлам книзу — низом вверх» (направление чтения надписей, предложенное М. И. Артамоновым, показано пунктирными стрелками на рис. 1,2 лист 7). Иными словами, если баклажка стоят перед вами на столе, то, чтобы прочесть надпись, надо встать на голову. А. М. Щербак, занимавшийся расшифровкой надписей, так и поступил. При этом он предположил, что надписи выполнены рунами на одном из тюркских языков, и прочел: «Элчи и (также) Атаач и (также) Бука — трое (их)» — на Новочеркасской баклажке и «...кумыс, кумыс наливая (наполняя) в это большое отверстие, пей» — на Кривянской баклажке. При чтении надписей дешифровщика не смущало, «то нельзя одновременно, наполняя баклажку, пить из нее»; что горло у баклажки не большое, а, наоборот, узкое, и что простое перечисление имен на баклажке с подведением итога, что «их» было «трое», никак не связано с назначением сосуда, поскольку «обычай» «на троих» — это прерогатива нашего времени.



Я читаю надписи слева направо, держа баклажку перед собой: так привычней.

1. На Новочеркасской баклажке надпись содержит 18 знаков (знаки 3, 4 и 10, 11-й имеют слитное написание) (лист 7, рис.А-1).

Фонетическое значение знаков 2, 4,5, б, 8,9,11,12,13,16,18-го соответственно: СЕ (СА), Е, ВЪ = ВŎ, ВĚ, ВĚ, СЕ (СА), Е, ВЪ = ВŎ, ВĚ, СЕ (СА), ДЪ - ДŎ; «приблизительное» звучание знаков 1, 3, 7, 10, 15, 17 как членов 11, 3, 8, 3, 3, 13-го эпиграфических рядов соответственно: М-, Л-, Р-, Л-, Л-, Б-; фонетическое значение знака 14-го неизвестно.

В тексте отсутствуют разделительные знаки. Точки, сопровождающие некоторые знаки надписи, не могут рассматриваться как знаки пунктуации, поскольку их положение не отвечает таковым. Это особенно очевидно в случае с первым знаком — .

Текст надписи (рабочий вариант):

М-СЕ-(СА)Л-ЕВЪВĚР-ВĚСЕ(СА)Л-ЕВЪВĔ??Л-СЕ(СА)Б-ДЪ(ДŎ)

При чтении надписи обращало на себя внимание сочетание слогов «сея-с», повторяющееся как рифма стихотворных строк. Причем в третьей строке намечающегося четверостишья это сочетание входило в состав вполне осмысленного, более широкого сочетания, — «весел-е», которое по своему звучанию отвечало слову «веселье». Было ясно и то, что слоги «въ» в обоих случаях играют роль предлогов, употребленных в данном случае для обозначения места или нахождения где-нибудь и требующих в слове окончания на «е». С учетом всего изложенного я идентифицировал недостающие гласные — «е» в слогах 7 и 15 и «и» — в слогах 3 и 10 и разделил текст на слова:

М-СЕЛИЕ ВЪ ВĚРЕ ВÉСЕЛИЕ ВЪ ВĚ??ЛЕ СЕ Б-ДЪ(ДŎ) Надпись приобрела вполне законченный смысл: «Мысли в вере, а веселье будет в этой (этом)..,», т.е. в том, на что нанесена эта надпись. Известно, что баклажки использовались для хранения (содержания) в них кумыса или вина, а вино и веселье «традиционно» неразделимы. Баклажка за ручки подвешивалась к седлу, и я предположил, что корень «веш» мог найти отражение в местном названии баклажки, из чего следовало, что «приблизительное» звучание знака — «Ш-». Текст надписи (окончательный): (Л.К.) МЫСЕЛИЕ ВЪ ВĚРЕ ВÉСЕЛИЕ ВЪ ВĚШЪЛЕ СЕ БОДŎ(ДЕ) МЫСЕЛИЕ — помыслы, мысли. Мысль — idea, мышление, помышление (Срезневский). ВЪ — предл. «в»

ВĚРЕ — в вере; ВĚРА — вера; ВЂРА — fides (Срезневский) ВЕСЕЛИЕ — веселье; веселим — laetitia (Срезневский) ВЪ ВĚШЪЛЕ — в вешле; ВĚШЪЛО — местное название баклажки (в словарях не встречено). Происхождение слова связано с глаголом «вешать», « подвешивать» (баклажка за ручки подвешивалась к седлу); вђсити, вђш» — librare, pendere (Срезневский)

СЕ — этой. Сс — указ. мест. ср.р. «это» (?) (Срезневский) БОДОСДЕ) — будет; будущее время глагола БЫТИ — быть, существовать (Срезневский);

Перевод текста:

Помыслы в вере, веселье в вешеле этой будет.

2. На Кривянской баклажке надпись состоит из 29 знаков (лист 7, рис. А-2)

Фонетическое значение знаков 3, б, 7, 10, 11, 12, 13, 14, 16, 17, 18/ 19, 20, 23, 24, 26, 29 соответственно: БQ, Е, ДА, ЛА(ЛЕ), КА, ДА, BĚ, ЗА, ДИ, ВĚ, БQ, КА, КА, ВЬ=ВĚ, ВЪ=ВŎ, СЕ(СА); условно-фонетическое звучание знаков 1 и 8-го — ШЪ = ШŎ и НЬ = НĚ; «приблизительное» звучание трех идентичных знаков — 2, 4, 22 и знака 21-го как членов 4-го эпиграфического ряда — «Т-»; «приблизительное» звучание двух идентичных знаков — 5 и 9 как членов 13-го эпиграфического ряда — «Б-»; «приблизительное» звучание знаков 15,27, 28 как членов 7, 10, 9-го эпиграфическх рядов соответственно: «С-», «Ш-», «П-»; «условно-приблизительное» звучание знака 25 из смешанной эпиграфической подгруппы «З-».

Текст надписи (рабочий вариант):

ШЪТ-БQТ-Б-ЕДАНĚБ-ЛА(ЛЕ)КАВОДАВĚС-ЗАДИВĚБОКАТ-Т-К АВЬЗ-ВЪ — Ш-П-СЕ

В тексте отсутствуют разделительные знаки, но обращали на себя внимание две группы слогов, рифмующиеся между собой: «еда» и «вода». Я посчитал их самостоятельными словами, к тому же очень близкими по своему содержанию. Слогу после слова «еда» я отвел роль отрицательной частицы — НĚ. В результате часть надписи с б по 13-й знак включительно приобрела довольно осмысленное звучание:

«...ЕДА НĚ Б-ЛА КА(К) ВОДА...» Недостающий гласный в слоге 9 напрашивался сам собой, и я принял его. Получилась фраза, «...ЕДА НĚ БЫЛА КА(К) ВОДА...». Построение этой фразы позволило мне закре-вить за знаком фонетическое значение БЫ; это же значение получил и 5-й знак, аналогичный в графическом отношении знаку 9-му. Затем я возвратился к началу надписи и в сочетании первых трех слогов: ШЪТ-БО увидел слово «штобы» (чтобы), и дополнив второй слог недостающим гласным, получил слово ШЪТОБQ — «штобы» (чтобы). В результате за знаком , повторяющимся в надписи трижды, было закреплено фонетическое значение ТО. Смысл надписи стал понятным, когда я прочел начало надписи: «ШЪТОБQ ТОБЫ(БИ)[10] ЕДА НĚ БЫЛА КА(К) ВОДА...» и когда вспомнил, что в баклажках наши предки хранили вино, которое автор надписи советовал пить, чтобы еда не была как вода (вода здесь понималась как что-то пустое, невкусное).

В окончательном виде надпись стала выглядеть следующим образом:

ШЪТОБQ ТОБИ ЕДА НĚ БЫЛА КА(К) ВОДА ВĚСQ ЗА ДИВĚ БОКА ТИ ТОК(М)А ВЬЗĘВЪШЕ ПИ СЕ. (Л.К.)

ШЪТОБQ — чтобы.

ТОБИ — тебе; правильно ТОБЕ .

ЕДА — еда. ЂДЪ, ЂДЬ — Ьда, пища (Срезневский)

НĚ — «не» отриц. част.

БЫЛА—была

КА(К)—как

ВОДА—вода

ВĚСQ — весу; ВĚСО — «веса»: местное название баклажки (в словарях не встречено) связано с корнем «вес» («подвесить» — баклажка за ручки подвешивалась к седлу)

ЗА — «за» предл.

ДИВ — два; правильно ДЪВА или по крайней мере ДИВА. «В древнерусском языке форма ДЪВА относилась только к словам муж.р., тоща как ДЪВЬ — к словам жен. и ср.р., и склонялось это название по двойственному числу, имея, таким образом, лишь три различавшиеся между собой падежные формы: имен.—вии.пад. ДЪВА, ДЪВА, род. — мести. ДЪВОЮ; дат.—твор. ДЪВЪМА». Но поскольку фонетическое значение знаков, составивших слово < — ДИВĚ, в настоящей работе определено достаточно твердо, то следует предположить, что автор разбираемого текста был не настолько грамотен, чтобы писать без грамматических ошибок.

БОКА — бока. БОКЪ — сторона тела. Несогласованность во фразе «диве бока» (правильней «два бока») аналогична несогласованности, отмеченной у Срезневского: «Не преклонил еси бока своя къ женам ».

ТИ—ты

ТОК(М)А[11] — только. ТЪКМА - ТЪКЪМА; ТЪКЪМО - ТОКМО — только (Срезневский)

ВЬЗĘВЪШЕ — взявши, гл. ВЪЗ ТИ, ВЪЗЬМ - ВЗ ТИ, возьму (Срезневский)

ПИ — пей; повел.фор.накл.глаг. ПИТИ, ПИЮ — пить (Срезневский)

СЕ — это; указ.мест. (Срезневский)

Перевод текста:

Чтобы тебе еда не была как вода, весу за два бока ты только взявши, пей это.

Толковать текст можно однозначно, как добрый, житейский совет мастера, изготовившего баклажку, будущему владельцу этой баклажки.

 

КНЯЖЕСКИЙ ЗНАК

«Всегда и в пурпуре и в злате...».

Е. А. Баратынский

По мнению историков и этнографов, настоящий княжеский знак выражает понятие: герой; царь, бог (устное сообщение доктора исторических наук Н.Р. Гусевой).

Княжеский знак представляет собой лигатуру, т.е. совместное написание двух знаков, обозначающих слоги «И» и «БО» (лист 5, рис. 4).

И — местоимение муж.рода — ОН (Срезневский)

БО—бог

Текст надписи: И БО(Г) (Л.К.)

Перевод текста: он бог

Чтение надписи абсолютно совпадает с представлениями специалистов о «содержании» княжеского знака.

 

НАДПИСИ НА ПРЯСЛЕНАХ

«Кудель — вычесанный и перевязанный

пучек льну, пеньки, изготовленный

для пряжи».

Владимир Даль

...пряжа прялась из кудели при помощи веретена. На веретено для ускорения вращения надевали глиняное или каменное колечко — «пряслен». При разборке прясленей и веретен из большой кучи каждая пряха стремилась найти свой пряслен, с которым она привыкла работать, и потому пряслены старались отличить, подписывая их. На прясленах часто употребляли слова «отдавать», «относить» или писали имя владелицы. Так, в зашифрованной надписи на пряслине из Великих Лук (Эрмитаж) написано: «Водаи Силичи»; на Черниговских прясленах, опубликованных Г. Ф. Корзухиной в книге «Русские клады», знаками кирилловской письменности сделаны подобные надписи: «Вонеси Вупноси», «Вонеси Белоснези»; на пряслине из Киева написано: «По-творин пряслень»; на пряслине из Дунайской Болгарии — «Лолин пряслень» и т.п. Полагая, что эта традиция имела глубокие корни, я при дешифровке надписей, выполненных на прясленах знаками письменности типа «черт и резов», использовал билингвистическин метод:

пряслены рассматривались как своего рода искусственные билингвы.

В данном случае речь пойдет о надписях на прясленах из Одесской области, Лецкан (Яссы, Румыния), Гродно и Ст.Рязани.

1. Пряслен, найденный при раскопках в Ст.Рязани, известен в литературе как «княжий». Действительно, если начинать чтение надписи со знака, написание которого отвечает букве «К» кирилловского письма, то можно прочесть: «княже??». Но во-первых, начало надписи, нанесенной по кругу таким образом, что ее начало и конец смыкаются, четко обозначено разделительным знаком, а во-вторых, надпись выполнена не кириллицей, а знаками письменности типа «черт и резов».

Надпись содержит 9 знаков (лист 8, рис. 1). Знак 1-й, как я уже говорил, представляет собой разделительную черту. Фонетическое значение знаков 2, 4, б, 7 соответственно: BĚ, ТА, ЙУ, КА; условно-фонетическое значение знаков 3 и 9 соответственно: РЪ - РО и ВИ;

«приблизительное» звучание знаков 5 и 8 как членов 4 и 10-го эпиграфических рядов соответственно: Т- и Ш-.

Текст надписи (рабочий вариант):

ВĚ РЪ ТА ТЕ ЙУ КА Ш-ВИ

Проведя аналогию между надписью на пряслине из Великих Лук (см. выше) и дешифрируемой надписью, я предположил, что последние три слога в ней — «каш-ви» отвечают имени, точнее, прозвищу:

«Кашева», прозвищу (вероятно, от слова «каша») той женщины, которой надо вернуть пряслен. После этого надпись приобрела следующий вид:

ВĚРЪТАТЕ ЙУ КАШĚВИ (Л.К.)

ВĚРЪТАТЕ — возвратить (возвращать)

ЙУ — теперь, тогда: ю — теперь, тогда (Срезневский)

ЙУ — ее: личн. мест., ж.р., вин.п.

Перевод текста'.

1-й вариант: Возвратить теперь (тогда) Кашеви

2-й вариант: Возвратить ее Кашеви.

2. В надписи на пряслине, найденном недалеко от Гродно, на территории дреговичей, Л. В. Алексеев, опубликовавший ее, читает три знака — буквы (полагая, что это кириллица), составившие слово «имя». Остальные четыре знака Л. В. Алексеев не идентифицировал, полагая при этом, что именно ими и должно быть записано само имя. Я читаю надпись в перевернутом положении. Надпись содержит 7 знаков, нанесенных по кругу таким образом, что начало и конец надписи смыкаются. Начало надписи обозначено точкой (лист 8, рис. 2).

Знак 1-й — точка, используется в надписи как разделительный знак. Фонетическое значение знака 4 — КА, знака 5 — ДИ; условно-фонетическое "значение знака 3 — ШĚ; «приблизительное» звучание знаков 2, б, 7 как членов 8, 5 и 6-го эпиграфических рядов соответственно: Р—, Н—, Ч—; в нижней части строки, справа от знака, обозначающего слог КА, встречен косой штрих — вирам, призванный снимать огласовку, создавая слоги типа ССГ (С1\+ СГ = ССГ). Знак с ви-рамом читается как одиночный согласный К.

Текст надписи (рабочий вариант):

Р-ШĚК ДИН-Ч-

По аналогии с первым прясленем, искомое имя владелицы данного пряслена я определил в сочетании последних трех слогов: «дин-ч-», которое имело большое сходство с именем Диноча.

Диноча — уменьшительная, ласкательная форма от женского русского имени Дина.

Поставив вопрос: «Кому принадлежал пряслен?» и ответив на него: «Диночи», я получил фонетическое значение последнего знака надписи: знака — ЧИ.

К моменту чтения данной надписи фонетические значения всех членов 8-го эпиграфического ряда, к которому относился знак , мне были известны (РЫ, РЪ, РЕ); известно было, что знак ( ) из смешанной подгруппы имеет фонетическое значение PA, PO и недостающий гласный для слога, который обозначал рассматриваемый знак, я выбирал из ограниченного числа гласных: и, у, ь, е, о; я остановился на «Ь».

Текст надписи (окончательный): (Л.К.)

РĚШĚК ДИНОЧИ

РĚШĚК — видимо, то же, что верешок, терешок, иъерешек, означающие черепью, черепок (Даль), т.е. глиняное пряслице (?), глиняный пряслен (?).

Смысл надписи на пряслине из Гродно такой же, как и на других известных прясленах: кому принадлежит, чей пряслен — решек.

Перевод текста:

Решек (пряслен) Диночи.

 

3. Пряслен из Лецкан, недалеко от Ясс (Румыния), найден в 1968 году румынским археологом К. Блошю в одном из погребений би-ритуального могильника культуры Синтана де Муреш-Черняхов. Погребальный инвентарь датирует погребение второй половиной — концом IV в. Найдена серебряная монета Констанция II — серебряная си-ликва чеканки конца 348 г. Определение и дешифровку надписи проводил крупнейший рунолог Вольфганг Краузе, который посвятил ей специальную статью. К. Блошю и В. Краузе полагали, что надпись исполнена древними германскими рунами. Однако, прежде чем приступать к анализу этой надписи, необходимо сделать небольшое отступление с целью ознакомления с руническим письмом.

Прежде всего само слово «руны» происходит от корня, означающего «тайна». Название это дано не современными учеными, до сих вор не раскрывшими загадку происхождения этих письмен, а древними германцами, приписывавшими знакам магическую силу.

Рунические надписи находят в самых различных частях Западной Европы. Больше всего их обнаружено на территории Швеции. Самые ранние рунические тексты найдены на территории Ютландского полуострова и прилегающих островов — они относятся к III в. до н.э. Помимо того, эти надписи имеются в Англии, Шотландии, Норвегии, Исландии, ГДР и ФРГ, Франции, Австрии, Греции, Румынии, на острове Бсрезань в Черном море и даже на Волыни, возле города Ковель, где был найден наконечник копья с рунической надписью. Руны вырезались на самых различных предметах, высекались на камне, чеканились на металле. До нашего времени дошли рунические рукописи и календари, вырезанные на палках в виде меча или посоха, молитвенники и обращения к языческим богам, магические заклинания и имена владельцев оружия или украшений, запечатленные знаками рун.

Язык рунических текстов известен. Точнее, они написаны на нескольких языках, которые являются ответвлениями германской группы, куда входят современные исландский, норвежский, датский и другие языки. Известно чтение рунических знаков, и порядок следования одного рунического знака за другим. Но неизвестно, когда и кем было изобретено руническое письмо, и что послужило для него основой.

Эти же вопросы встают перед учеными и при знакомстве с письменами, открытыми в начале XVIII века по берегам Енисея шведом Страленбсргом. По месту находок надписей их именуют «енисейскими», орхонскими, «сибирскими» рунами. Язык этих рун считается древнетюркским.

«Европейские» и «азиатские» руны имеют большое внешнее сходство, но знаки, подобные по начертанию, читаются в этих письменностях по-разному. Отличаются «азиатские» руны от «европейских»: и числом знаков (тридцать восемь вместо двадцати четырех в стандартном европейском руническом алфавите), и характером письма. Европейские руны — чистый алфавит, а в азиатских встречаются и слоговые знаки.

Но и «европейские» и «азиатские» руны имеют сходство с письмом типа «черт и розов». Сходство усиливается тем, что часть знаков, одинаковых в графическом отношении, имеют близкие звучания. Это сближение рун со слоговым письмом типа «черт и резов» позволяет предположить, что, вероятнее всего, (руны и «европейские» и «азиатские») возникли не сами по себе и вне связи друг с другом, а на основе письма типа «черт и резов», поскольку буквенное и буквенно-слоговое письмо представляет собой следующую ступень развития письменности по отношению к слоговому. Иными словами, с учетом отмеченной близости, именно руны могли образоваться из письма типа «черт и резов» и никак не наоборот.

Но вернемся к надписи на пряслине, исполненной, по мнению В. Краузе, германскими рунами. Первичное ее чтение, предложенное ученым, следующее (в русском переводе): «Это ткань Идо здесь — Рангно». В «Рангно» В. Краузе видит имя собственное от женского вестготского имени Рангохильда; другое имя, Идо, он считает тоже вестготским, стоящим в родительном падеже. Чтение надписи, предложенное В. Краузе, более чем неопределенное. Но иначе и не могло быть, поскольку надпись выполнена не германскими рунами, а знаками письменности типа «черт и резов».

Надпись на пряслине двустрочная, имеет пунктуацию, указывающую на начало надписи и ее конец (лист 8, рис. 3). Первая, нижняя строка содержит 5 письменных знаков (6-й — разделительный знак, в виде вертикальной черты). Фонетическое значение знаков: — CQ;

— СЕ(СА), /\ — ДИ, | — И; «приблизительное» звучание знака , как члена 11-го эпиграфического ряда, М—.

Начало второй, верхней, строки представляет собой слитное написание нескольких знаков. После расчленения я насчитал в строке 14 знаков.

Знаки 4, б и 10-й — разделительные линии между словами; знак 14-й ограничительная линия, обозначающая конец строки и надписи в целом.

Фонетическое значение знаков:W — ШЕ, N — КА, — ЧЕ, ЦЕ, V — ВО, — ЖЬ, ЗЬ, — НЬ = HĚ, — ЛИ, — СО, | — И; условно-фонетическое значение знака РЬ = РĚ; знак N\ — знак слога КА с вирамом читается как одиночный согласный К.

Текст надписи (рабочий вариант):

1-я строка: СQСЕДИ М-И

2-я строка: РĚШĚК ЦЕ ВОЗЬНĚ СQЛИИ

Практически все знаки надписи имели установленное фонетическое значение и представлялась хорошая возможность проверить надежность дешифровки. Работа с надписью свелась к ее чтению.

Текст надписи (окончательный) (Л.К.)

1-я строка: СQСЕДИ МQИ

2-я строка: РĚШĚК ЦЕ ВОЗЬНĚ СQЛИИ

СQСЕДИ — соседи; ед.ч. СQСЕДЪ. Сусђдъ, сосђдъ — соседь (Срезневский)

МQИ — мои. мест., муж. р., мн. ч.

РĚШĚК — видимо, то же, что верешок, иверешок, иверешек, означающие черепье, черепок (Даль), т.е. глиняное пряслице.

ЦЕ — однако, хотя; *сё (Трубачев)

ВОЗЬНĚ — дать точный перевод слова я затрудняюсь. Возможно, толкование в смысле «отнести» (или «взять»), по аналогии с тем, как на пряслине из Великих Лук: «Водаи Силичи» — «отдай Силичи», или на другом пряслине «Вонеси Вупноси»: «отнеси Вупноси».

СОЛИИ — Солии. Соля — производное от Сола — русское женское имя (редкое).

Перевод текста:

1-я строка: Соседи мои.

2-я строка: Решек (пряслсн) однако отнести (?) Соле. Содержание текста предельно ясное, и не требуется никаких дополнительных разъяснений.

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.