Сделай Сам Свою Работу на 5

Методологические подходы к процессу адаптации: классификация, этапы, фазы, периоды, показатели

Введение.

 

Глубокие перемены происходят сегодня в Российских Вооруженных Силах. Их актуальность объективно обосновывается характером проводимого в России курса на глубинные, коренные изменения во всех сферах жизнедеятельности общества. Вместе с тем, происходящие перемены в обществе и Вооруженных Силах обусловили и углубили серьезные социально-психологические проблемы, связанные с личностью военнослужащего и его деятельностью в нынешних условиях службы.

В этих условиях особую актуальность приобретают проблемы социально-психологической адаптации молодых солдат срочной службы. Ведь они перемешаются из одной психологической среды в другую, все это придает адаптации молодых солдат срочной службы особую остроту, а часто и болезненный, конфликтный характер. Ну а личностные и общественные издержки от неудавшейся адаптации этой категории военнослужащих порою редко осознаются и рассматриваются в качестве психологических причин негативных явлений в армейской среде. Всегда это не только несостоявшийся профессионал. Нередко под угрозу ставится и формирование личности.

Большим резервом дальнейшего повышения эффективности учебно-воспитательного процесса является оптимизация адаптации молодых солдат к учебной, служебной и общественной деятельности. Это объясняется тем, что успешность обучения и воспитания молодых солдат их учебная, служебная и общественная активность, воинская дисциплина, настроение и самочувствие в значительной мере завися от особенностей протекания их адаптации.

Отмечая роль адаптации в деятельности человека, профессор М.И. Дьяченко подчеркивает: “Положительный эффект адаптации - относительное соответствие состояния и поведения человека влияниям новой среды. Если же адаптация не наступает, возникают дополнительные затруднения и даже нарушения в регуляции жизнедеятельности”[1]

Компетентность командиров, офицеров воспитательных структур в психологии адаптации повышает их возможности целенаправленного и эффективного влияния на умонастроения и деятельность молодых солдат в самый сложный и трудный для них период профессионального становления. Знание и правильный учет психологических особенностей адаптации молодых солдат способствует повышению их учебной, служебной и общественной активности, укреплению воинской дисциплины, прогнозированию их поведения и деятельности, сплочению и развитию коллективов в общевойсковых подразделениях.



Однако психологические особенности адаптации военнослужащих срочной службы к учебной, служебной и общественной деятельности учитываются далеко не всеми командирами и офицерами воспитательных структур, порой они не обладают необходимыми военно-психологическими знаниями. Им нужны психологически обоснованные методические рекомендации и советы.

Правильное управление адаптацией военнослужащих срочной службы может быть успешным только при условии научной обоснованности и практической результативности соответствующих рекомендаций. В связи с этим разработка данной проблемы является весьма актуальной. Адаптация молодых военнослужащих к воинской службе выступает объектом изучения многих наук: философии, военной социологии, военной педагогики, военной медицины, военной психологии и других. Особое внимание этой проблеме уделяет военная психология.

Активное использование категорий “адаптация”, “социальная адаптация”, “социально-психологическая адаптация”, применительно к явлениям, возникающим в начальный период службы военнослужащих срочной службы, и более глубокий анализ этих явлений начинается с 70-х годов. Этому способствует появление специальных исследований адаптации военнослужащих к военной службе, выполненных Л.Г. Егоровым и С. Кабеле[2], а также обширная литература по военной психологии, раскрывающая отдельные стороны этой проблемы. Из анализа литературных источников следует, что в военной науке сложилось два основных направления понимания сущности адаптации военнослужащих к новым условиям жизни и деятельности.

Современный военнослужащий характеризуется прежде всего изменением потребностно-мотивационной сферы и ценностных ориентаций. Если несколько лет назад молодой человек ориентировался по отношению к службе в армии в основном на моральные ценности ( долг перед Родиной, школа жизни, мужества, шаг к мужественной самостоятельности и т.п.), то в настоящее время ситуация диаметрально изменилась.

Служба в армии рассматривается большинством как неприятная неизбежность, бесполезная трата времени, повинность, которую следует выполнять лишь в силу возможного уголовного преследования за уклонение. Положение усугубляется и социально несправедливым принципом комплектования, согласно которому значительная часть молодежи имеет законодательную возможность получить отсрочку или вообще уклониться от прохождения службы. Отрицательную роль также играет низкий статус военнослужащих, престиж воинской деятельности в системе общественных отношений.

Непосредственно в воинских подразделениях такие нравственные критерии, как дружба, честность, взаимовыручка, долг и т.д., играют свою роль лишь в неформальных группах, основанных на принципах землячества, национальной принадлежности и т.п. На первый план все больше выступает культ физической силы, “делячества”, умения “делать деньги”. Менее активные, физически слабые военнослужащие страдают нервно-психической неустойчивостью, характеризуются безразличным отношением к службе.

Таким образом, смена ценностных ориентаций и ведущих мотивов, начавшаяся у современных военнослужащих срочной службы еще в подростковом возрасте закономерно переносится и в армейские условия.

Военнослужащие срочной службы проходящие военную службу в общевойсковых (не элитных) подразделениях все больше ориентируются на четко выраженную прагматическую направленность службы в армии, пытаются внедрить “предпринимательский дух” в армейскую среду. Военнослужащие конформного типа характера в силу неудовлетворенности службой свою главную цель видят в уходе от трудностей путем симуляции различных болезней, употребления спиртных напитков, наркотиков, чтения эротической литературы и т.п.

Целевые установки большинства воинов срочной службы направлены “на себя”, а не “на коллектив” или “профессиональную деятельность”. Под воздействием социогенных факторов происходят изменения и в основных психологических свойствах личности военнослужащего срочной службы. Открытость, дружелюбие, коллективизм очень часто уступают индивидуализму, грубости, жестокости.

Наблюдается заметный рост заболеваемости, особенно заболеваний нервной системы, внутренних органов и органов зрения.

Нельзя не учитывать и факты роста криминогенности. В воинские коллективы вливается все больше молодых людей, усвоивших нормы преступного мира. Своим привычкам они стремятся следовать и в армии, что не может не сказаться на психологическом климате в воинских коллективах, на трудностях в адаптации.

Таким образом, практическая значимость проблемы психологических особенностей адаптации военнослужащих срочной службы в общевойсковых подразделениях в новых условиях прохождения службы по призыву, ее недостаточная теоретическая разработанность в психологии определили выбор ее в качестве дипломной работы.

Основная цель: дипломной работы заключается в выявлении сущности процесса адаптации военнослужащих срочной службы и теоретическом обосновании психологических особенностей адаптации военнослужащих проходящих военную службу по призыву и разработка практического психологического обеспечения адаптации к новым условиям прохождения службы.

Объектом исследования явился процесс психологической адаптации личности к новым условиям прохождения военной службы по призыву.

Предметом - психологические особенности повышения адаптивности военнослужащих срочной службы, факторов влияющих на процесс адаптации и профилактика дезадаптационных состояний.

В качестве рабочей гипотезы было выдвинуто предположение о том, что процесс адаптации в общевойсковых подразделениях военнослужащих, проходящих военную службу по призыву представляет собой сложный, динамичный, многоуровневый и многосторонний процесс переформирования его потребностной сферы, комплекса имеющихся навыков, умений, привычек, расширения и углубления ориентационной основы деятельности в соответствии с новыми задачами, целями, перспективами и условиями их реализации. Совокупность психологических новообразований и психологических свойств, которые уже имеются в личности, , появляющихся и проявляющихся в процессе этого переформирования, позволяет военнослужащим проходящим службу по призыву в общевойсковых подразделениях успешно или неуспешно пройти процесс адаптации, эффективно или неэффективно овладеть военной профессией.

Скорость и продуктивность адаптации военнослужащих проходящих службу по призыву к учебной, служебной и общественной деятельности в общевойсковых подразделениях может возрастать или уменьшаться в зависимости от характера влияния объективных и субъективных факторов. Создание в ходе обучения молодых солдат необходимых условий с учетом этого влияния позволит существенно сократить время адаптации, повысить продуктивность их деятельности и эффективность учебно-воспитательного процесса.

Задачи исследования:

1. Основываясь на результатах изучения, обобщения исследований и материалов по проблеме психологической адаптации, уточнить сущность, содержание психологической адаптации; возможность, особенности и формы ее проявления у военнослужащих срочной службы, факторы (показатели) влияющие на повышение или понижение адаптационных возможностей личного состава.

2. Выработать рекомендации командирам, их заместителям по воспитательной работе, офицерам-психологам по организации и планированию работы по повышению адаптационных возможностей молодых солдат, повышению ее эффективности.

3. Обосновать особенности, пути и методы работы с данной категорией военнослужащих, имеющих низкие показатели с признаками нервно-психической неустойчивости, как одного из основных факторов затрудняющих процесс адаптации молодых солдат, а также имеющих высокие или низкие показатели по факторам : адаптивные способности, моральная нормативность и коммуникативные способности.

Предполагается, что раннее выявление лиц, проявляющих признаки нервно-психической неустойчивости, имеющие низкие или высокие показатели адаптивных способностей, моральной нормативности, коммуникативных способностей, позволяет повысить возможности по их адаптации к условиям воинской службы, сохранить здоровье, прогнозировать их действия, проводить профориентацию и профраспределение военнослужащих по должностям и подразделениям в зависимости от характера решаемых ими задач.

Методика исследования включала проведение наблюдений, опросов, тестирований, обобщения независимых характеристик, анализ результатов деятельности, изучение документов.

Исследования проводились в Военном Университете МО РФ в три этапа. Первый этап включал изучение литературы и источников по проблеме, их первичное психологическое обобщение, проведение психологического просвещения командно-воспитательного состава. Второй этап заключался в анализе мероприятий проводимых должностными лицами части по выявлению военнослужащих с нервно-психической неустойчивостью и их результативности при адаптации молодых солдат, а также включал работу по выявлению военнослужащих с признаками нервно-психической неустойчивости. Третий

этап связан с анализом результатов исследований, подготовке выводов и рекомендаций, уточнением условий действенности, предполагаемых мероприятий.

 

Глава 1. Сущность и содержание процесса адаптации военнослужащих и его особенностей в новых условиях прохождения военной службы по призыву.

§1. Адаптация как психологическая категория, подходы к проблеме адаптации: сущность и содержание.

Изучение психологической литературы показывает, что в общественные науки понятие «адаптация» вошло из биологии, где она рассматривается как механизм биологического приспособления различных видов животного и растительного мира к изменчивым условиям среды обитания.

Возникновению термина «адаптация» (от латинского adapto - приспособляю) относится ко второй половине XVIII века. Введение его в оборот связано с именем немецкого физиолога Ауберта, который использовал этот термин для характеристики явлений приспособления чувствительности органов зрения и слуха, выражающего в повышении или понижении чувствительности в ответ на действие адекватного раздражителя.

Однако было бы неправильным считать точкой отсчета начало научного изучения проблем адаптации. Будучи исторически связанной с возникновением и развитием биологии, эта проблема является по существу эволюционной, и первые идеи в ее возникновении принадлежат французскому натуралисту Ж. Бюффону, который еще в XVII веке считал, что основной механизм приспособления определяется прямым влиянием условий среды на изменяющиеся соответствующим образом организм. В дальнейшем, в начале XIX века эта идея была тщательно исследована Ж.Б. Ламарком, Ж. Сент-Иллером, Г. Спенсером, И. Дарвином. Благодаря их исследованиям, проблемы адаптации получили прочную теоретическую и эмпирическую базу в рамках эволюционной теории. Этот научный импульс послужил толчком к расширению границ применения термина “адаптация”. Ее проблемы все больше стали интересовать врачей, психологов, социологов, философов, психиатров. Так президент АМН Тимаков В.Д., раскрывая влияние адаптации на деятельность человека в условиях НТ прогресса, писал: “Проблема адаптации - общебиологическая проблема, она затрагивает интересы всего общества, работников всех отраслей труда и производства. Ее значение определяется прежде всего тем, что природа и физиологические свойства человека, формировавшиеся в течении многовековой истории, не могут изменяться с такой же быстротой и такими же темпами, как психологические условия производства, техники и природы.. Несоответствие между этими процессами может приводить к возникновению “ножниц” между биологической природой человека и окружающей средой”[3]

Вместе с тем, широкий интерес к проблеме адаптации человека дает возможность говорить не только о многосторонности, даже универсальности класса адаптивных явлений, но и значительных расхождениях в методологических, теоретических и методических подходах к определению ее сущности, междисциплинарной разобщенности ее исследований, определений понятия “адаптация человека”. “Адаптация, как объект исследования, является своеобразным научным перекрестком, где скрещиваются магистральные направления изучения ведущих фундаментальных проблем... этот перекресток относится, пожалуй, к категории наиболее сложных, аварийно опасных: здесь нет пока достаточно надежной системы указателей движения.”[4] - отмечается в коллективном научном труде ученых Сибирского отделения АМН СССР.

Актуальность проблемы адаптации обусловила активный и плодотворный поиск ее сущности, содержания, особенностей и путей эффективного влияния на нее в интересах подготовки молодых солдат для специфической, войсковой деятельности. Но вместе6 с тем, естественно, привела к появлению многочисленных попыток дать определение термину “адаптация”.

Анализ психологической литературы показывает, что в настоящее время существует в основном два вида подхода к пониманию сущности “адаптации человека”.

В самом фундаменте эмпирической психологии лежит некая методологическая предпосылка, имеющая характер постулата. Он мог бы быть обозначен как “постулат сообразности”. Введенный термин “сообразность” , согласно В. Дамо, означает “соответствие чего-то чему-то”, в данном случае - соответствие, сообразность всех психологических проявлений, входящих в деятельность предустановленной цели.[5] Индивиду приписывается изначальное стремление к “внутренней цели”, в соответствии с которой приводятся все без исключения проявления его активности. По существу речь идет об изначальной адаптивной направленности любых психических процессов и поведенческих актов. Понятие “адаптивность”, “адаптивная направленность” и т.д. трактуются здесь в предельно широком смысле. Имеются ввиду не только процессы приспособления индивида к природной среде, решающие задачу сохранения телесной целостности, выживания, нормального функционирования и т.д., но и процессы адаптации к социальной среде в виде выполнения предъявляемых со стороны общества требований, ожиданий, норм, соблюдение которых гарантирует “полноценность” субъекта как члена общества.

Представители первого направления сущность адаптации видят в приспособлении организма и личности к воздействию новых раздражителей или к изменившимся условиям деятельности и жизни в целом ( А. Таланкин - 1929; Г. Хаханьян - 1929; Г.Д. Луков -1960; Н.Ф. Феденко - 1962, 1984; М.И. Дьяченко - 1969, 1971, 1974, 1976, 1978, 1983; С. Кабели - 1975; Л.Ф. Железняк - 1979, 1982, 1984; Я.В. Подоляк - 1987 г.

Основным содержанием процесса адаптации они считают привыкание, изменение (ломку) старого динамического стереотипа и формирование нового.

Такой подход вполне правомерен при оценке биологической, физиологической, психофизиологической и психологической адаптации человека к соответствующим условиям военной службы, но он не может быть признан достаточным при исследовании адаптации военнослужащего срочной службы к социальным и социально-психологическим факторам воинской службы.

Неудовлетворенность “традиционным” взглядом на адаптацию личности как только приспособление, привыкание к определенным условиям вызвала ряд работ, в которых делаются попытки выйти за рамки привычного определения данного явления.

Сторонники второго направления полагают, что в процессе адаптации личность не только приспосабливается к среде, но и активно взаимодействует с ней, приспосабливая ее к себе, изменяя в собственных интересах ( М.П. Коробейников - 1972; Л.Г. Егоров - 1975, 1976, 1982; Ф.И. Минюшев -1972; А.Д. Глоточкин, К.К. Платонов -1975; В.Н. Ковалев - 1980; В.Я. Яблочко - 1982; С.С. Муцинов 1987; Ж.Г. Сенокосов)

Этот подход позволяет адекватно понять сущности активности личности в процессе адаптации ее в коллективе, разграничить понятия биологической и социальной адаптации как взаимосвязанных, но разноуровневых явлений.

Говоря об адаптации, имеем ввиду также и процессы “самоприспособления” : саморегуляцию, подчинение высших интересов низшим и т.п. Наконец, что особенно важно подчеркнуть, речь идет не только о процессах, которые ведут к подчинению среды исходным интересам субъекта. В последнем случае адаптация есть реализация его фиксированных предметных ориентаций: удовлетворение потребности, инициировавшей поведение, достижение поставленной цели, решение исходной задачи.

Приспосабливает ли индивид себя к миру или подчиняет мир исходным своим интересам - в любом случае он отстаивает себя перед миром в тех своих проявлениях, которые в нем уже были и есть и которые постепенно обнаруживаются. Таким образом, под адаптацией понимается тенденция субъекта к реализации и воспроизведению в деятельности уже имеющихся у него стремлений, направленность на осуществление таких действий, целесообразность которых была подтверждена предшествующим опытом (индивидуальным или родовым). Говоря об адаптации, адаптивной направленности, предусматриваем тот случай, когда человек может заранее и не знать, к чему именно, к какому предметному эффекту приведет его действие, и тем не менее действовать адаптивно, если заранее известно, к чему он стремиться “для себя”, что ему может дать. Поэтому адаптивные действия могут быть и творчески продуктивными, “незаданными”: адаптивными их делает наличие ответа на вопрос “зачем?”.

Смысл заключается, следовательно не столько в том, что индивид в каждый момент времени “хочет сделать что-то”, т.е. что он “устремлен” к какой-либо цели; анализируя те или иные частные стремления человека, можно как бы взойти к той Цели, которая в конечном счете движет поведением, какими бы противоречивыми и неразумными не представлялись при “поверхностном” наблюдении основанными на ней побуждения и стремления людей.

В зависимости от того, какое жизненное отношение принимается за ведущее, выделяются различные варианты сообразности всех психологических проявлений личности при адаптации к среде.

Гомеостатический вариант . Выступает в форме требования к устранению конфликтности во взаимоотношениях со средой, элиминации “напряжений”, установлению “равновесия” и т.п. Считается, что какое-нибудь событие, будь то изменение температуры окружающей среды или перемены в социальном статусе человека, выводит его из состояния равновесия; поведение же сводится к реакции восстановления утраченного равновесия.

Гедонистический вариант. Действие человека детерминировано двумя первичными (peimaer) аффектами - удовольствием и страданием; все поведение интерпретируется как максимилизация удовольствия и страдания.

Прагматический вариант. В качестве ведущего здесь рассматривается принцип оптимизации. Во главу угла ставится узкопрактическая сторона поведения (польза, выгода, успех). Например, типично следующее высказывание: “...даже если принятое кем-то решение кажется несуразным, мы все равно допускаем, что оно логично и обоснованно с учетом всей информации, связанной с человеком... всякое решение действительно оптимизирует психологическую полезность, даже если посторонний наблюдатель (а может быть и человек, принявший решение) будет удивляться сделанному выбору”[6]

Подобным же образом формируется и принцип “экономии сил”, трактующий адаптивное поведение по образцу “принципа наименьшего действия”, почерпнутого из жизни. Последний утверждает, что если в природе происходит само по себе какое-нибудь изменение, то необходимое для этого количество действия есть “наименьшее возможное”. Также и человеческое поведение: “Если данной, возникшей у человека цели (адаптироваться к новым условиям) можно достичь разными путями, то человек пытается использовать тот, который по его представлениям требует наименьшей затраты сил, а на избранном пути расходует не больше усилий, чем, по его представлениям, необходимо.”[7]

Ориентации, интерпретирующие психологическую деятельность как универсально-подчиненную адаптации к среде, в целом и образуют то, что выше было обозначено как сообразность всех психических проявлений при адаптации личности.

Всякий акт деятельности ведет к какому-либо согласованию, приближает к предмету потребности, преднастраивает к будущим воздействиям среды и т.п. Одним словом, преследует непременно “полезную” цель, отвечает исключительно адаптивным задачам. Все, что угрожает благополучию (нарушает гомеостазис), расценивается как вредное, нежелательное и потому же действия индивида которые устраняют возникший “разлад”, представляются естественными и единственно оправданными.

Когда все-таки встречаются “немотивированные действия, то они выглядят: или следствием всякого рода “отклонений” субъекта от нормы; или результатом ошибок в работе, которые в свою очередь объясняются неподготовленностью деятельности, нехваткой информации, отсутствием достаточной прозорливости, “незрелостью”; или, наконец, действием какого-то скрытого мотива, который наряду с другими также преследует задачу обеспечения “гармонии” индивида с внешней средой.

Все это легко распространяется и на анализ тех действий, которые продиктованы исключительно внешними требованиями и выглядят строящимися на иной основе - в соответствии с чужими интересами и по чужой воле. Здесь поведение индивида выводится из его автономных приспособительных устремлений, разве что более глубоких и существенных (сохранение жизни, имущества, престижа и т.д.). Что же касается внутренних проявлений психических процессов при адаптации, такие как установки, эмоциональные сдвиги, целостные и фрагментарные психические состояния и т.д., то и они в конечном счете отвечают задачам индивидуального приспособления, хотя и более трудны для интерпретации. Так, отрицательные эмоции “нужны” индивиду для того, чтобы указывать на незаконченность действия или на его неадекватность исходной программе; сон “нужен” для того, чтобы просеивать текущую информацию за день и отбирать полезную; сновидение - чтобы давать “разрядку функционально напряженным системам головного мозга” и т.д. Если же что-либо трудно или невозможно объяснить, соответствующие явления рассматривают либо как случайное, либо его провозглашают уходящим из жизни как лишнее, ненужное.

Разумеется, трудно найти исследования, который открыто защищал бы узкую приспособительную направленность психических процессов.

Первый подход к пониманию сущности адаптации состоит в том, что адаптация - приспособительный процесс “приноравливания”, “вживания”, “приспособления” человека к новым условиям жизнедеятельности.[8] Истоки этого направления лежат в преимущественно биологическом понимании адаптации, которое не учитывает ее сложной социальной детерминированности, активности сознания человека.

Второй подход заключается в том, что адаптация человека к новым условиям жизни и деятельности понимается как процесс активного усвоения личностью социального опыта, овладения новыми социальными ролями. Так, например, Г.П. Медведев, Б.Г. Бубин, Ю.С. Колесников пишут: “Адаптация есть ... усвоение личностью социального опыта общества в целом и той сферы (микросреды), к которой она принадлежит”.[9] Здесь правильно подчеркивается активный характер овладения человеком новыми условиями жизнедеятельности в процессе адаптации, но не учитывается ее приспособительная сторона.

Сторонники первого подхода, не соглашаясь с таким пониманием адаптации, утверждают, что в данном случае наблюдается смешение понятий “адаптация” и “социализация” человека. Так Д.А. Андреева справедливо отмечает, что: ”Здесь явно вырисовывается конкуренция понятий адаптация и социализация... Причастность этих понятий к общей для них проблеме, по-видимому, и является основанием для некоторых авторов употреблять их как тождественные. Однако это основание нельзя считать достаточным”.[10]

Но, правомерно ставя вопрос о необходимости разграничения этих понятий, Д.А. Андреева несколько упрощает сущность адаптации человека, считая, что она представляет собой лишь преодоление трудностей, затруднений через привыкание, освоение нового дела.

Понимание сущности человека как совокупности всех общественных отношений, продукта деятельности и общения, данные анализа психологической литературы позволяют считать, что и в первом, и во втором подходах правильно, но односторонне понимается процесс его адаптации. Ведь “приспособление” является формой адаптации человека как организма. Процесс же его адаптации как личности может протекать и в приспособительной форме, так и в форме “активного овладения” новыми видами деятельности и условиями их осуществления, поэтому адаптация отличается широкой выраженностью.

В адаптационном поведении человека, отмечает профессор М.И. Дьяченко, могут участвовать физиологическая, эндокринная и другие реакции человека, психические процессы, опыт, состояния, и свойства личности. “Чем сложнее условия и значительней в общественном отношении цели, стоящие перед людьми, тем большую роль в процессе адаптации играют высшие стороны личности, включая и мировоззрение”.[11]

Поведение человека, не может быть сведено к проявлениям какого-либо одного, пусть фундаментального, жизненного отношения. Жизненные ориентации субъекта могут быть противоречивы. Ни одной конечной ценности (будь то равновесие, удовольствие, успех, польза...) недостаточно для описания и интерпретации фактов. Необходимо совместить в пределах одной концептуальной схемы все эти ориентации, предварительно пополнить их число, и тогда поведение и психические процессы субъекта смогут быть представлены как вполне адаптивные, это принцип, утверждающий существование жесткого соответствия между исходными жизненными отношениями субъекта и реализующими их психическими процессами и поведенческими актами.

Неадаптивность заключается в том, что у участников любой деятельности намечается сдвиг побуждений или намерений от групповой цели к индивидуальной. Своеобразие отклонений в поведении человека заключается в том, что моменты неадаптивности в поведении выступают моментом общественного развития. Тогда бесчисленные и своеобразные проявления неадаптивности отдельных индивидуумов в своей совокупности могут быть как одно из условий восходящего общественного движения .

Научное и художественное творчество, искусство, воспитание, новаторство в любой деятельности - все это обширное поле проявления неадаптивности в деятельности человека. Вообще прогресс в сфере культуры а, следовательно, прогресс во всех сферах человеческой жизни обязан готовности и склонности людей к не приспособительному поведению. Любые попытки свести специфические человеческие проявления деятельности к адаптации - самой же культурой обесцениваются и отбрасываются. Это, в свою очередь, значит, что “неадаптивность” превращается в нормативную черту деятельности. Тем самым утверждается иной уровень адаптивности: “быть неадаптивным” выступает как условие адаптированности человека к той или иной деятельности, в частности, его признание соответствующей социальной группой. По сравнению с задачей поддержания биологической нормы функционирования (выживания) человек, творя, действует “неадаптивно”, однако это вполне адаптивная активность, если иметь в виду равнение на нормы, задаваемые обществом к которому он принадлежит.

Если верно, что неадаптивные проявления человека могут способствовать не только развитию самого индивида, но и развитию окружающих его людей, то понятие “неадаптивность” теряет свойственный ему смысл непременно болезненных отклонений от некой “нормы”. Определенная часть явлений неадаптивности действительно может быть связана с различного рода снижения потенциала существования и совершенствования человека, с ограничениями возможностей восходящего движения личности, другая часть, напротив - с феноменами роста и развития возможностей человека.

Адаптивность - в самом широком смысле - характеризуется соответствием результата деятельности индивида принятой им цели. Неадаптивность - расхождением, а точнее - противоположностью результата деятельности индивида ее цели. Следовательно, речь идет не только об избыточном действовании, но и о существовании конфронтационных отношений между запланированным и достигнутым.

Все выше сказанное показывает, что в ходе адаптации военнослужащих проходящих службу по призыву в общевойсковых подразделениях происходит перестройка их психологических свойств и качеств в соответствии с требованиями, предъявляемыми новой деятельностью (службой в Вооруженных Силах). «В процессе адаптации личности... не столько приобретаются новые свойства, качества, сколько перестраиваются уже имеющиеся»[12] Перестройке подвергается мотивационный комплекс, сложившаяся в прошлом система навыков, умений и привычек, ориентационная основа осуществления деятельности и поведения.

Перестройка мотивационного комплекса ведет к усилению или формированию у молодых солдат профессиональных интересов, склонностей, идеалов, убеждений, появлению новых перспектив и жизненных целей. Значительным изменениям подвергаются их навыки, умения и привычки. Те из них, которые отвечают требования поведения в воинских коллективах развиваются, не отвечающие - ослабевают и исчезают. Активно формируются и отсутствующие, но необходимые для деятельности способы и приемы ее осуществления.

Воинские коллективы, в которые вливается молодое пополнение, имеют общие и отличительные черты, как по отношению к иным коллективам (школьным, учебным, производственным и т.д.), так и друг к другу. Они имеют свои специфические особенности, обуславливающие особенности социально-психологической адаптации молодых солдат к воинской службе: особая общественная значимость целей и задач воинской деятельности, выполнение которых связано с высокой ответственностью и опасностью для жизни; четкая, уставная, правовая регламентация всех сторон воинской жизни и деятельности, а это строгая субординация взаимоотношений, воинская дисциплина, внутренний порядок и т.п.; относительная обособленность воинских коллективов, обусловленная спецификой их деятельности; особенности полового, возрастного, национального состава подразделений и другие.

Воинские коллективы отличаются друг от друга военно-профессиональными особенностями содержания и организации воинской деятельности, типами внутриколлективного общения в зависимости от формы организации воинского труда: совместно-взаимодействующей, совместно-индивидуальной или совместно-последовательной, качественными характеристиками: уровнем нравственной зрелости, сплоченности, слаженности, состоянием дисциплины, морально-психологическим климатом, достижениями и результатами деятельности.

Расширяются и углубляются представления молодых солдат о поведении в новых условиях. Появляющиеся в результате этой перестройки поведения , появляются психологические новообразования которые позволяют молодым солдатам все с большей оптимальностью осуществлять учебную, служебную и общественную деятельность в условиях прохождения службы по призыву. А это в свою очередь свидетельствует о росте их адаптированности в воинских коллективах. Основными психологическими механизмами такой перестройки являются: самоубеждение, самовнушение, самоупражнение, самопоощрение, подражание, самопринуждение, самоутверждение и другие. С их помощью личность осуществляет сознательную саморегуляцию своей деятельности в соответствии с ее новыми видами и условиями. Все эти механизмы взаимосвязаны и взаимодействуют, определяя психологическое содержание, формы деятельности и поведения человека в новых условиях деятельности.

Методологические подходы к процессу адаптации: классификация, этапы, фазы, периоды, показатели

(факторы), особенности проявления.

в новых условиях прохождения военной службы по призыву

Такой подход к сущности адаптации и механизмов ее осуществления позволяет считать, что адаптация является элементом социализации человека. Ведь «под социализацией понимается сложный многоуровневый процесс формирования основных личностных качеств индивида, необходимых ему для жизнедеятельности в обществе»,[13] а также усвоение определенной системы знаний, норм и ценностей, позволяющих ему функционировать в качестве полноправного члена общества. Освоение человеком новых видов деятельности и поведения в процессе его социализации с необходимостью предполагает и адаптацию к ним.

Большое внимание в психологической литературе уделяется классификации видов адаптации по различным основаниям. В источниках выделяются ее виды как: биологическая, физиологическая, психофизиологическая, психологическая, социально-психологическая, социальная, био-социальная и другие.

Исходя из видов деятельности молодых солдат проходящих службу по призыву в качестве основных видов их адаптации можно выделить: адаптацию к учебной деятельности (дидактическую), военно-функциональную (профессионально-боевую), адаптацию к служебной деятельности (служебно-функциональную), адаптацию к общественной деятельности в коллективе (общественную), адаптацию к условиям быта воинского коллектива (повседневно-бытовую).

Некоторые исследователи явления адаптации выделяют в этом процессе ряд последовательных этапов, фаз, периодов, исходя из того ил



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.