Сделай Сам Свою Работу на 5

М.Е. Салтыков-Щедрин-художник: пафос, проблематика, специфика жанрового

мышления, особенности стиля и художественного языка (на конкретных примерах).(1826-1889)

Обществ сатира, обществ р-н. Писателем-сатириком он стал не сразу. В 1856г. – появление в «Губернских очерках» «Запутанного дела» стало причиной судебных разбирательств. Следствием стало 8 лет ссылки в Вятке. Вятка – важный период, «негодование», который он вынес из ссылки. Он основал кружок, который проповедовал экономические идеи и либерализм в скопище «либералистов».

Смех Гоголя – смех возрождающий (ему доступны все оттенки чувства – Достоевский). У Салтыкова-Щедрина смех уничтожающий, он обращен не на гоголевскую проблематику (виноваты социальные, нравственные порядки), а на определенные социально-политические явления (помпадуры). Пафос произведений Салтыкова-Щедрина и, в особенности, его сказок — в беспощадности его сатиры. Салтыков-Щедрин издевался над шкурной обывательской мудростью «вяленых вобл» и пискарей, рабской философией выпрашивания подачек самоотверженных и здравомыслящих зайцев. Писатель заклеймил трусливый дворянско-буржуазный либерализм сатирической формулой: «применительно к подлости».

В сказке «Премудрый пискарь» сатирик с горькой насмешкой рисует образ до смерти перепуганного обывателя, «остолопа, который не ест, не льет, никого не видит, ни с кем хлеба-соли не водит, а все только распостылую свою жизнь бережет». В этой сказке поставлены очень важные философские проблемы: в чем смысл жизни и назначение человека, к каким идеалам он должен стремиться, как жить.

Пискарь («Премудрый пискарь») прожил сто лет. Жизнь же, которую ведет он, способствует вырождению. Он относится к «бесполезным пискарям». «Никому от них ни тепло, ни холодно, никому ни чести, ни бесчестия, ни славы, ни бесславия… живут, даром место занимают да корм едят». Вся биография пискаря сводится к очень краткой формуле: «Жил — дрожал и умирал — дрожал». И только умирая, пискарь стал думать: «Какие были у него радости? Кого он утешил? Кому добрый совет подал? Кому доброе слово сказал? Кого приютил, обогрел, защитил? Кто слышал о нем? Кто об его существовании вспомнит?» В конце концов пискарь исчезает неизвестно куда: ведь он не нужен даже щукам, хворый, умирающий, да еще и премудрый.



«Здравомысленный заяц», «так здраво рассуждал, что и ослу впору». Считал, что «всякому зверю свое житье предоставлено» и что, хотя зайцев «все едят», он «не привередлив» и «всячески жить согласен». В пылу этого философствования был пойман Лисой, которая, наскучив его речами, съела его.

«Карась-идеалист», живя в тихой заводи, благодушествует и лелеет мечты о торжестве добра над злом и даже о возможности урезонить Щуку (которой отродясь не видывал), что она не имеет права есть других. Ест ракушек, оправдываясь тем, что «сами в рот лезут» и у них «не душа, а пар». Представ перед Щукой со своими речами, на первый раз был отпущен с советом: «Поди проспись!» Во второй — заподозрен в «сицилизме» и изрядно покусан на допросе Окунем, а в третий раз Щука так удивилась его возгласу: «Знаешь ли ты, что такое добродетель?» — что разинула рот и почти невольно проглотила собеседника. В образе Карася гротескно запечатлены черты современного писателю либерализма.

Проблематика Салтыкова-Щедрина носит социальный характер. Его произведения

разоблачают социальное неравенство, эксплуатацию народных масс помещиками и буржуазией — «Медведь на воеводстве», «Орел-меценат», «Бедный волк», «Дикий помещик», «Соседи», «Ворон-челобитчик». Сказка «Дикий помещик» направлена против общественного строя. Сохраняя дух и стиль народной сказки, Салтыков-Щедрин говорит о реальных событиях современной ему жизни. А за злободневным материалом обнажаются явления, типичные не только для пореформенной России, но и для любого государства, основанного на угнетении тружеников. Фигура «дикого помещика» странна и нелепа: жизнь за счет народного труда превратила его в паразита, весь смысл его существования сводится к тому, чтобы «понежить свое тело белое, рыхлое, рассыпчатое». Помещик радуется, когда благодаря его усилиям «не стало мужика» в его владениях, но с исчезновением мужика наступает голод, всяческие лишения, а постепенно и полное одичание помещика. Российский дворянин превращается в дикого зверя: «вцепится в свою добычу, разорвет… ногтями, да так со всеми внутренностями, даже со шкурой, и съест». Одичание помещика свидетельствует о том, что народ — создатель и материальных, и духовных ценностей, без него не только исчезают продукты на базаре, но и наступает упадок культуры. Настоящая опора государства — именно русский мужик, кормилец и поилец. Слова сатирика, посвященные народу, проникнуты горечью от того, что мужик безропотно терпит притеснения помещика. Когда же становится невмоготу, мужики обращаются к «Богу милостивому со слезной молитвой сиротской: «Господи! Легче нам пропасть и с детьми малыми, нежели всю жизнь так маяться!»

В его сказках —наивные политические надежды народа найти правду и защиту у власти — «Коняга», «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил», «Путем-дорогою», «Деревенский пожар», «Праздный разговор», «Кисель».

Писатель клеймит мир хищников, стяжателей и лихоимцев — общество, потерявшее совесть.

Проблематика романа «Господа Головлевы» (1880) – распад дворянской семьи и духовная деградация. Главная проблема – самосознание простого человека. Салтыков-Щедрин не терпел бессознательного отношения общества к тому, что происходит. Образ Иудушки Головлева возникает задолго до «Благонамеренных речей», он глубоко трагичен (утрата человеческих связей, пробуждение совести приводит к смерти). Порфирий Владимирыч еще в детстве известен был в семействе под тремя именами: Иудушки, Кровопивушки и откровенного мальчика за то, что любил слегка понаушничать. Иудушка был «лицемер чисто русского пошиба, то есть человек, лишенный всякого нравственного мерила… сутяга, лгун, пустослов и, в довершение всего, боялся черта). Он равнодушно провожает из жизни брата (даже с радостью), мать, которая его прокляла, кончает самоубийством его сын, другой сын попадает на каторгу за растрату казенных денег (отец всюду сыплет афоризмами, не принимая участия в судьбе сына), также равнодушно он бросает на произвол судьбы двух племянниц-сироток, ставших проститутками в провинциальной богемной среде. Любинька отравилась, а Аннинька осталась жива. Она спивается, исполняя на глазах Иудушки «бесстыжие песни» под гитару. Это зрелище что-то надломило в нем, он уходит куда-то, запахивая полы халата.

«Закоченевший труп головлевского барина» нашли утром возле дороги.

Аналитизм – Салтыков-Щедрин показывает поэтапное обветшание Иудушки Головлева – 3 степени запоя (натуралистический реализм в раме):

- запой словами (страх выбора, стремление переложить выбор на какой-н. авторитет);

- пустословие (пустое словословие);

- запой фактический, биологическая деградация.

Специфика жанрового мышления

1. «Я пишу фрагментами, кусочками» (сотрудничал с журналом «Отечественные записки»). По складу мышления он глобальный автор. Отрывочное письмо сочеталось с эпическими замыслами, поэтому соединение их происходило через циклы. Сборник рассказов «Губернские очерки» - общая тема и единый автор-повествователь Н. Щедрин, отставной надворный советник.

2. собственно циклы - «Помпадуры и помпадурши», «Господа ташкентцы»,

«Благонамеренные речи», объединенные общей темой и 1-м рассказчиком.

«Помпадуры и помпадурши» - помпезность + дурость. Помпадур – губернатор, идеолог хищничества + варианты помпадуров. Дмитрий Павлович Козелков, которого сверстники называли кто Митенькой, кто Козликом, кто Козленком, однажды начнет управление губернией. Облик его тотчас меняется, в лице возникает какая-то «глянцовитая непроходимость». Он становится «задумывающимся администратором», что значит не что иное, как «разброд мыслей». Мысли бродят в его голове, «как в летнее время мухи по столу. Побродят-побродят и улетают». От сомнения он переходит к решимости, страстному желанию что-то предпринять, желательно в опоре на закон, например задать порку маленькому чиновнику из мещан за то, что тот ходит всегда подвыпивши…

Недоумение вызывает старый добрый помпадур, вдруг кончающий свой административный бег. «Как можно-с?» Ведь нет примера, чтобы помпадур, однажды увядший, вдруг расцвел вновь. Поэтому, лишь только задуют ветры перемен, помпадур думает, что все, что он пьет и ест, случается с ним «в последний раз». В последний раз ему отдаются почести, оказываются услуги, звенит музыка. Никто из помпадуров не предполагает, что в будущем их ожидает возмездие.

«Господа ташкентцы» - там, где бьют по зубам. Чиновник – хищник, который живет на окраинах России. + варианты этих хищников: «Разорю, не допущу». «Единственная» - утопия (невозможность вмешательства в жизнь обывателя).

«Благонамеренные речи» - те столпы общества, которые навязывают обывателю (о святости государства, семьи, частной собственности), разоблачения того, чего нет.

3. Роман вырастает из цикла «Современная идиллия или жизнь провинциала в Петербурге». Жанр щедринского романа- роман-обозрение, который возник на базе цикла. Есть конкретный сюжет. Сатирич р-н «История одного города» - отношение власти и народа: власть наглее и нард приобретает зачатки сознания. Идея – дальше так продолжаться не может.

Особенности стиля и художественного языка

Стилевое мастерство, исключительное богатство художественного слога. Наиболее ярко его талант проявился в цикле «Сказки» и романе «История одного города» (1870). «История одного города» начинается шутливой пародией на летописание. Речь блещет остроумием, подлаживаясь под древнерусскую речь, под слог XVIII в., неоднократно вводя и меняя многие другие речевые маски.

«Головотяпы», жители города Глупова, не умея жить в ладу, отправляются искать себе князя. «…приходят прямо на поляночку, а посередь той поляночки князь «сидит». Князь «володеть» головотяпами пожелал, но идти к ним жить наотрез отказался, назначив «заместо себя» «новатора-вора» Угрюм-Бурчеева. Глуповцы покорно приняли наместника, но их покорность была ему не по нраву. Ему нужны были бунты, усмирением которых он надеялся снискать себе милость князя и собрать хабару с бунтующих. И получил от князя славу великую, но до того проворовался, что князь послал ему петлю. Но вор не выждав петли, зарезался огурцом. Гротесковая фантазия автора изображает реальную историю Отечества – эпоху непрерывных бунтов и смену правителей, в т.ч. просматриваются ассоциации с десятилетиями женского правления в России XVIII в.

16. . Творчество Ф.М.Достоевского 1840-1860 гг. : вопрос о природе человека(«Бедные люди», «Двойник», «Записки из Мертвого дома»). «Записки из подполья» как философский пролог его романов.

 

Вопрос о природе человека

1-я идея: Творчество Достоевского антропоцентрично.

2-я идея: Творчество Достоевского христоцентрично.

Одно другому не противоречит.

Творчество Достоевского антропоцентрично. Д. уже в 15 лет говорил, что чел есть тайна, которую можно раскрыть до предельной искренности человеческого сознания. Он понимает, что есть болезни общества, но главная болезнь – болезнь человеческой души. Д. – писатель разных эпох и разн поколений. Ему важно, что тот/иной пис-ль дал нового в опис хар-ра чел-ка, восхищается человековедением в лит-ре. Все герои Д. обладают развитым самосознанием. Бахтин М.М.: Достоевский совершил «Коперников переворот» в изображении человека. Предшественником был Н.В.Гоголь (изображение «под лупой» Башмачкина, открытие всей истины о нем, т.е. взгляд со стороны). Достоевский изобразил самосознание человека: что он думает и как представляет себя в этом мире.

Герои Достоевского не безмолвны, как Акакий Акакиевич, они говорят. Макар Девушкин живет хуже, чем Башмачкин, но он мыслящий человек.

Жанр «Бедных людей» (1845)- роман в письмах – эпистолярный роман, авторск слово отсутствует, говорит и пишет сам гер. Макар Девушкин рассказывает о себе, с кажд письмом он стан-ся глубже, он делает усилие над своим сознанием. Он не просто описывает и оценивает, голая правда страшит героя – ему больше нравится «Капит дочка», чем «Шинель». Для чел-ка важно кто я и где я. Герою важна живая душа, ему необходимо самоутвердиться, для этого нужен др чел, чтобы чувствовать себя чел-ком Описание доходного дома в духе натуральной школы. У Достоевского главное – заставить человека сказать о себе, поэтому много не собственно прямой речи (поток сознания от 1 лица). Д: Мало родиться, нужно выделаться в человека, нужно найти в чел-ке человеческое. На пути духовного становления чел-ка есть много препятствий. Д. показывает нам не гармонического чел-ка, а чел-ка с разорванным трагическ сознанием, болезни человеч души.

 

Представление Д. о развитии чел-ва, 3 этапа:

I этап – эпоха патриархальности, когда люди жили общинным сознанием, была категория «мы» (племя, род), а не «я», «мы-мировоззрение», нет ни психологич ни соц конфликтов («Золотой век в прошлом»);

II этап – эпоха цивилизации. Развитие чувства личности, «я». Человек начинает осознавать себя как единицу и противопоставлять себя окружающим. «Я право имею, все твари дрожащие». Эпоха обособления, отчуждения. Есть отчуждение социальное и внутреннее. К.Маркс: «От человека отчуждается человеческая природа». Об этом говорит и Достоевский – право распоряжаться чужой жизнью – Раскольников, Ставрогин, Свидригайлов, Лужин, Петруша Верховенский.. , Иван, Дмитрий, Федор Павлович Карамазовы. Человек убивает в себе человека

Задача Д. – выявить болезни общ-ва и описать их:

«Двойник» (1846) – двойничество человеч души, утрата адекватности самосознания. Титул советник Голядкин: «я как все» или же «я сам по себе». Сюжетом повести становятся не только реальные события, но и «роман сознания» Голядкина. Уже в «Бедных людях» Достоевским были затронуты тема низведения дворянско-чиновничьнм обществом человека до степени грязной и затертой «ветошки», равно как и тема «амбиции» человека-«ветошки», задавленного обществом, но при этом не чуждого сознания своих человеческих прав, которое проявляется у него нередко в форме болезненной обидчивости и мнительности. Оба эти мотива получили углубленную психологическую разработку в истории помешательства Голядкина. Его раненая «амбиция» рождает постепенно усиливающуюся у героя манию преследования, в результате чего из недр его сознания возникает гротескный, отталкивающий образ издевающегося над ним и вместе с тем беспощадного к нему двойника, похищающего не только его место в чиновничьей иерархии, но и самую его личность. Обойденный асессорским чином и вытесненный из дома своего прежнего покровителя, Голядкин, чувствуя свою беззащитность перед лицом враждебного мира, грозящего стереть его в порошок, превратить в «ветошку», хочет найти опору в самом себе, в сознании своих прав как «частного» человека, свободного вне службы и хотя бы здесь никому не обязанного отчетом о своих действиях. Но именно тут-то его и ждет комическое и унизительное поражение. Самая личность героя обманывает его, оказывается лишь непрочным, иллюзорным прибежищем, неспособным противостоять окружающим его «подлецам» и «интригантам». Сознание не выдерживает и он погибает – впадает в раздвоение (Это путь Макара Девушкина, исходя из последнего письма).

«Записки из Мертвого дома» (1860) – описание своего рода ада, «каторжной бани».

Горянчиков, дворянин, оказался на каторге сроком на 10 лет за убийство жены. Убив жену из ревности, Александр Петрович сам признался в убийстве, а отбыв каторгу, оборвал все связи с родственниками и остался на поселении в сибирском городе К., ведя замкнутый образ жизни и зарабатывая на жизнь репетиторством. Одним из немногих его развлечений остаётся чтение и литературные зарисовки о каторге. Жизнь каторжников – это «жизнь, изъятая из жизни» (то есть из общей, обычной жизни). Тип времени, подобный времени «последних мгновений сознания» перед казнью или самоубийством, подобный вообще времени кризиса.

«Записки из подполья» (1864) – сознание уродливости жизни и невозможности что-либо исправить ни вокруг, ни в самом себе (трагизм «подполья»). Иногда мечта становится агрессивной. Цель к самоутверждению любыми ср-вами – через человеч жизни. Трагизм подполья в том, что нет в жизни ничего святого, отсутствие веры в общие правила (герои придумывают свои правила и навязывают их другим).

«Записки из подполья» завершают период 1840-1860-х годов и открывают другой большой период – Пятикнижия.

Творчество Достоевского христоцентрично.

III этап – «Золотой век будущего», эпоха Православия. «Мы-мировоззрение». Социальное христианство у Достоевского нашло выражение в его концепции - «почвенничестве». Славянофилы считали, что реформы Петра были губительными для России, Достоевский считал, что они были необходимы, но отрицательным последствием было то, что после них произошел раскол русского общ-ва (дворянство против крестьянства). Цивилизация коснулась только части русского (русско-европейского) общества, остальная Россия осталась патриархальной. Контакты, общие связи нарушены. В обществе нет единства. Цель Д. – объединить эти классы. Д: западники оторвались от почвы, в народе сохранились нравственные понятия, при их соединении аристократия должна обрести почву под ногами, а крестьяне – приобщиться к культуре. «Подпольный» человек – есть человек беспочвенный. Идея Христа – в центре. Сам человек должен осуществить в своей жизни главный христианский принцип: «Возлюбить ближнего как самого себя». Христос – высочайший идеал, не мистический, а человеколюбивый. Достоевский верил в личность Христа. Христос-Богочеловек – в нем есть то, что нас с ним сближает. Христос, лишенный мистицизма ближе к человеку. Д. – великий гуманист. 2 типа гуманизма:

Вера в человека – социальный гуманизм.

Вера в Христа – христианский гуманизм.

Эти разные вещи у Достоевского совпадают.

Полифонизм у Достоевского как принцип творчества – он заставляет читателя самому разобраться, самому сделать выбор.

 

«Записки из подполья» как философский пролог его романов.

Достоевский делает в «Записках из подполья» предметом психологического исследования душу современного человека-индивидуалиста, до предела сгущая действие во времени и пространстве, заставляя своего героя в течение нескольких часов пережить все возможные фазы унижения, горделивого самоупоения и страдания для того, чтобы продемонстрировать читателю скорбный итог этого беспощадного философско-психологического эксперимента. Ощущающий себя ничтожным плебеем в обществе своих школьных друзей-аристократов, герой «Записок» высоко поднимается над ними в горделивом, свободном, раскованном полете мысли, отвергая все общеобязательные социально-этические нормы, которые он считает досадными и ненужными помехами, стесняющими человека и мешающими его освобождению. В опьянении открывшейся ему безграничной свободы духовного самопроявления он готов признать единственным законом для себя и всего мира свой личный каприз. Но, как показано во второй части «Записок», тот же герой, который в горделивых мечтах уподоблял себя новому Нерону, спокойно взирающему на горящий Рим и людей, распростертых у его ног, оказывается перед лицом жизни всего лишь слабым человеком, который мучительно страдает от своего одиночества и больше всего на свете нуждается в участии и братстве. Его горделивые притязания и мечты — лишь маска, под которой скрывается больная, израненная бесконечными унижениями человеческая душа, нуждающаяся в сострадании и во весь голос взывающая о помощи.

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.