Сделай Сам Свою Работу на 5

РАССТРОЙСТВА ВЕГЕТАТИВНЫХ ФУНКЦИИ 9 глава

Сам процесс восприятия речи во время сна не осозна­ется. Испытуемые не отдают себе отчета в том, что они слушают речь, которая переживается как мысли, неиз­вестно как попавшие в голову, спонтанно появившиеся или же возникшие по логическому ходу действий, раз­вернувшихся в сновидении (А. М. Свядощ, 1940, 1962—1965).

Согласно современным воззрениям, при восприятии в состоянии бодрствования сигнал от органа чувств по­ступает в мозг — корковую проекционную зону данного анализатора — и несет информацию о характере раздра­жения. Одновременно сигнал от органа чувств поступа­ет в ретикулярную формацию. Отсюда по «неспецифи­ческому» пути с запозданием на несколько миллисекунд направляются импульсы, активирующие кору. Во время глубокого естественного сна и даже в состоянии нарко­за звуковой сигнал от органов чувств поступает в кору мозга и вызывает реакцию на электроэнцефалограмме. Однако импульсов из ретикулярной формации не посту­пает. Сигнал остается изолированным, не связанным с другими участками мозга, и человек, проснувшись, не может его вспомнить. Ведь сотни людей спят в то вре­мя, когда кто-нибудь разговаривает или идет радиопе­редача, однако наутро обычно не помнят того, о чем го­ворилось во время их сна. Не трудно добиться поступ­ления сигнала в кору мозга, трудно добиться его усвое­ния — возможности воспроизведения по пробуждении1. Последнее оказалось невозможным во время глубокого сна (когда на электроэнцефалограмме доминируют мед­ленные волны) и удается лишь при неглубоком сне.

Как не любая речь, воспринятая в состоянии бодрст­вования, так и не всякая речь, воспринятая во время сна, оказывает внушающее действие. Если для целей обучения во время сна (гипнопедии) очень важно, чтобы воспринятое не подвергалось амнезии, т. е. чтобы по пробуждении человек мог вспомнить воспринятое во время сна, то для целей внушения этого не требуется. Наоборот, практика гипнотерапии показывает, что вну­шения особенно действенны, если по пробуждении от сна они подвергаются амнезии. Это относится и к вну­шениям во время сна естественного. Поэтому техника внушения во время естественного сна отличается от тех­ники, применяемой с целью гипнопедии.

Внушением во время естественного сна путем нашеп­тывания фраз спящему пробовали лечить детей Н. В. Вяземский, Burdon, Coué и др. Особенно широкое распространение этот метод нашел в США. Эффект от внушения во время естественного сна нередко не усту­пал эффекту при глубоком гипнозе. Дети иногда разго­варивают во время естественного сна, и с ними удается установить речевой контакт. Однако он обычно быстро утрачивается, и попытки внушить им что-либо в таком состоянии удаются редко. В общем установить рап­порт с человеком, спящим естественным сном, трудно.

Техника внушения во время естественного сна. Внуше­ния во время сна проводятся тихим голосом, внушаю­щим тоном. Чаще всего они начинаются словами: «Спи­те глубже, не просыпайтесь. Засыпайте глубже и глуб­же... С каждым днем вы себя чувствуете лучше и лучше, лучше и лучше...» Далее следует лечебное внушение, повторяемое с паузами до 5 секунд несколько раз (се­рия внушений). Она чередуется со словами «Спите глуб­же, глубже... С каждым днем чувствуете себя все луч­ше и лучше...» За сеанс проводятся 5—6 серий внуше­ний. Возможны различные варианты техники внушения во время сна.

Вариант 1. Садятся у изголовья спящего. Прикасаются к его пальцу и слегка удерживают последний так, чтобы не разбудить спящего (при этом все же глубина сонного торможения у спящего уменьшается). Далее в течение 2—3 минут тихим шепотом, в ритм дыхания, повторяют слова «Спи-те глуб же, спи-те глуб-же», за­тем начинают то несколько замедлять ритм слов, то несколько ускорять его. Если при этом ритм дыхания спящего также начнет соответственно то ускоряться, то замедляться, контакт установлен и можно переходить к лечебным внушениям. До их производства целесообразно сказать спящему «Мой голос вас не будит, не про­буждает, .спите все глубже, глубже и глубже...». В случае, если при попытке установления раппорта спящий проснется, можно прибег­нуть к описываемой ниже обычной технике гипнотизации —лучше всего легкими пассами и внушением наступления сна при помощи речи. Просить больного открыть глаза и фиксировать взглядом ка­кой-нибудь предмет нецелесообразно, так как это может привести к рассеиванию просоночного состояния, если пробуждение от сна было неполным. Ориентировочная реакция проснувшегося и его недоумение по поводу происходящего делают погружение в гипно­тический сон взрослых людей, заранее не предупрежденных об этом, весьма затруднительными

Вариант 2. Больному днем разъясняют лечение внушением во время сна. Текст внушения записывают на ленту магнитофона и начало его (первые 1—2 минуты) дают прослушать в бодрствую­щем состоянии, чтобы в дальнейшем ослабить ориентировочную ре­акцию (если больной настаивает, разрешают прослушать весь текст). Предлагается поставить на ночь магнитофон или динамик от него недалеко от изголовья спящего и включить, когда тот будет

лежать в постели и захочет спать. Больной должен заснуть под звуки передачи (после ее окончания магнитофон отключается либо автоматически, либо лицом, проводящим лечение).

На ленте записывается текст примерно следующего содержания, во многом напоминающий формулы гипнотизации: «Засыпайте спо­койным сном. Ни о чем постороннем не думайте. По счету 30 буде­те спать. Раз... два... три...» и т. д. считают до 30 медленным, моно­тонным голосом — полушепотом, с паузами в 3—4 секунды между словами. «Спите спокойно, не просыпайтесь... С каждым днем чув­ствуете себя все лучше и лучше...» и далее следуют формулы ле­чебного внушения. Они произносятся тихим голосом, но внушаю­щим тоном. Формулы повторяются с паузами в 3—4 секунды 5—6 раз. После этого следуют слова: «Спите спокойно, не просыпайтесь. С каждым днем чувствуете себя все лучше и лучше», далее вновь идет серия внушений и так 5—10 раз. В заключение говорится: «Спите спокойным глубоким сном. Наутро будете себя чувствовать бодрым, хорошо выспавшимся». Сеансы повторяются ряд ночей подряд.

Внушение может проводиться и непосредственно врачом без применения магнитофона или он может включаться и выключаться помощником врача. Наступающий естественный сон сочетается с элементами сна гипнотического. Поддерживаемый речевой контакт при засыпании облегчает восприятие речи.

Вариант 3. Внушение делают ночью в течение первых 15—40 минут сна и далее под утро за 1—2 часа до пробуждения. Садятся на расстоянии метра от спящего (обычно ребенка) и тихим голосом произносят слова: «Спи глубже, глубже... Не просыпайся.» Далее 20 раз повторяют слова внушения. Например, ребенку с ночным недержанием мочи говорят: «Теперь ты можешь удерживать мочу всю ночь. Твоя кроватка всегда сухая и чистая». Если ребенок проснулся, переносят сеанс на следующую ночь. Воспринятое под­вергается амнезии. У некоторых больных с навязчивыми страхами или мыслями, или лиц, страдающих от дурной привычки, может во время сна происходить избирательное восприятие речевых сигналов, адресующихся к имеющемуся у них «больному пункту», в то время как усвоения речи нейтрального содержания может и не быть. Су­дить о том, что речь была воспринята, приходится по терапевтиче­скому эффекту (критерий не надежен). Иногда с этой целью можно предложить больному запомнить те или иные слова, например 10 русских слов, которые многократно повторяют, или 2—3 фразы, рисующие какую-либо сцену («Вы на берегу мо­ря...»). При этом говорится: «Будете помнить эти слова. Наутро сможете их рассказать». Наутро предлагают один раз прослушать 20 слов, среди которых даны в разбивку 10 читавшихся во время сна, и сравнивают, какие слова лучше запомнились (воспроизвести их спонтанно обычно не удается) или же выясняют, не нашла ли речь, воспринятая во время сна, отражения в сновидении. Невоз­можность воспроизведения речи нейтрального содержания не опро­вергает возможности восприятия внушений. Запоминание речи во время сна вслед за терапевтическими внушениями иногда в силу интерференции может ослабить терапевтический эффект внушения, поэтому оно нежелательно.

Вариант 4. Предварительно днем во время гипнотического сна или наяву внушают больному: «Сегодня ночью вы заснете под звуки моего голоса и услышите то, что я вам скажу. Будете спать и слышать, не просыпаясь», В остальном лечение проводится, как в варианте 3. При другой модификации больному предварительно аналогичным образом внушается, что он будет ночью спать спокой­ным сном. Сквозь сон услышит счет до 12 и внушения, которые ему сделают. Далее ночью проводится лечение, как в варианте 3, но начинают сеанс со счета от 1 до 12. Считают тихим голосом, со скоростью примерно одного слова в секунду. Применение счета об­легчает настройку на заданный сигнал.

Вместо предварительного внушения предварительная настройка на восприятие речи может быть достигнута путем самовнушения. Для этого предлагается испытуемому сесть или лечь в удобной позе и мысленно несколько раз повторять слова: «Буду спать и слышать, спать и слышать, спать и слышать, не просыпаясь».

Самовнушение более эффективно, если оно осуществляется в со­стоянии релаксации, вызванном аутогенной тренировкой.

Вариант 5. Больного переводят из состояния сна в просо-ночное состояние, с ним устанавливают речевой контакт, затем да­ют вновь заснуть. Для этого кладут руку на голову спящего, он слегка пробуждается и ему предлагают выполнить простейшие дей­ствия (говорят: «Поднимите руку... выше... выше. Продолжайте спать... Спите глубже, глубже...»). Далее переходят к лечебным внушениям.

Сеансы внушения во время естественного сна могут проводиться как индивидуально, так и коллективно. В нашей клинике В. А. Сухаревым они проводятся кол­лективно при лечении больных хроническим алкоголиз­мом и неврозами. Применяется главным образом вари­ант 5 методики. Коллективные сеансы гипнотерапии днем сочетаются с коллективными сеансами внушения во время естественного ночного сна. Динамики установ­лены в палатах. Внушение проводится путем воспроиз­ведения звукозаписи. При коллективных сеансах внуше­ния во время естественного сна больным неврозами внушается покой и общее хорошее самочувствие («С каж­дым днем чувствуете себя все лучше и лучше. Совершен­но спокойны. Настроение ровное, хорошее. Полны бод­рости, силы, энергии»).

Для проведения коллективных сеансов внушения во время ночного сна может быть рекомендован предло­женный нами вариант методики, получивший название никтосуггестии (от греч. «никтос» — ночь и «суггес­тия»— внушение). При нем первоначально проводится сеанс коллективной гипнотерапии или внушения наяву, во время которого вырабатывается «сторожевой пункт», обеспечивающий восприятие речи во время ночного сна. Для этого больному предварительно внушается, что но­чью он будет спать, не просыпаясь, но сквозь сон услы­шит сигнал (счет до 12) и далее слова внушения. Ночью включается магнитофон с записью голоса врача. Боль­ной слышит сигнал (счет до 12) и далее фразы: «Спите глубже, не просыпайтесь... Дыхание ровное, спокойное... Засыпайте все глубже и глубже...». Затем следуют слова лечебного внушения. В заключение больному внушает­ся, что он будет продолжать спать глубоким сном.

При этом варианте методики в большинстве случаев больные во время внушения продолжают спать, не про­сыпаясь. Если же кто-либо из них проснется, то методи­ка фактически предусматривает гипнотизацию проснув­шегося с последующим переводом гипнотического сна в естественный ночной.

Лечение внушением во время естественного сна не все­гда легко осуществимо. Иногда сон слишком чуткий, по­верхностный и пробуждение наступает легко или очень резко выражена ориентировочная реакция и требуется ряд повторных сеансов, чтобы ее угасить. Иногда, нао­борот, сон слишком глубок и добиться раппорта со спя­щим не удается. Наиболее широкое применение этот метод нашел при лечении фобий и истерических симпто­мов у детей. Используется он также для борьбы с она­низмом, ночным недержанием мочи и некоторыми вред­ными привычками у детей. При лечении навязчивых со­стояний у взрослых, а также явлений невроза ожидания иногда наблюдается ослабление навязчивых страхов и улучшение общего самочувствия (внушается «не ду­мать о болезненном симптоме; если и вспомните, не вол­нуйтесь, будьте совершенно спокойны...»).

ВНУШЕНИЕ В СОСТОЯНИИ ГИПНОТИЧЕСКОГО СНА

Слово «гипноз» происходит от греческого «hypnos — сон. Термин этот был впервые предложен в 1843 г. ан­глийским хирургом Braid. Явления гипноза были извест­ны еще жрецам Древнего Египта и Индии, однако при­влекли к себе внимание лишь с 70-х годов XVIII столе­тия, со времени опытов венского врача Mesmer.

Во времена Mesmer p медицине еще широко применялось лече­ние магнитами. Горячим сторонником этого лечения являлся Парацельс, который полагал, что магнит обладает особыми загадочными свойствами. Так же, как магнит может притягивать железные опил­ки, он якобы может оказывать влияние и на ткани человека, «вы­тягивая» болезнь и устраняя боли. Лечение магнитом сводилось к тому, что им водили вдоль больной части тела (делали пассы), причем нередко отмечалось, что боли при этом исчезали. Mesmer заметил, что одними движениями своей руки вдоль тела больного ему удается достигнуть такого же эффекта, как при лечении магни­том. Не распознав явлений внушения, лежащих в основе этого, Mesmer пришел к ошибочному выводу о том, что он обладает той же особой «силой», что и магнит, и назвал эту будто бы присущую ему силу «животным магнетизмом».

Приехав из Вены в Париж, Mesmer стал широко лечить там больных «животным магнетизмом». Когда число желающих лечить­ся настолько возросло, что он не мог всех их лечить «магнетиче­скими пассами» лично, Mesmer попытался собрать якобы присущий ему «животный магнетизм» в чан с водой, просто опустив в него для этого свои руки. Оказалось, что эта «намагниченная» вода могла оказывать такое же лечебное действие на больных, как и сам Mes­mer. Тогда он стал «намагничивать» различные предметы — тарел­ки, кровати, деревья, железные опилки — и пропускать «магнетиче­скую силу» по трубам. Нередко больные, державшиеся за эти тру­бы, впадали в состояние оцепенения (каталепсии); многие после «лечения» начинали чувствовать себя лучше.

Исходя из фантастических астрологических представлений, ши­роко распространенных в ту эпоху1. Mesmer создал целую теорию, согласно которой в мире якобы разлита особая невидимая жид­кость— «магнетический флюид», наличием которой будто бы объясняется влияние небесных тел друг на друга, на судьбы людей, а также явления «животного магнетизма».

Многочисленные шарлатаны, которые стали ездить по разным юродам и демонстрировать публике «чудеса магнетизма», продол­жали пропагандировать эти взгляды Mesmer. Пережитком подоб­ных взглядов являются сохранившиеся кое-где и до наших дней представления о том, что явления гипноза окружены ореолом таин­ственности, что личность гипнотизера излучает какие-то особые силы («флюиды»), гипнотизировать может только тот, кто обладает «осо­бой силой воли», «особым взглядом», черными глазами и т. п.

По И. П. Павлову, гипнотический сон — это условно-рефлекторный сон, вызванный внушением и характери­зующийся наличием сторожевого пункта, через который поддерживается контакт между загипнотизированным и гипнотизером. Гипнотический сон является частичным сном.

Нельзя согласиться с мнением, согласно которому «сон не есть гипноз и гипноз это не внушенный сон, не модификация сна и не что-либо промежуточное между сном и бодрствованием» (Bass). Против этого взгляда говорит то, что если во время гипнотического сна не про­изводятся какие-либо внушения, то не только всем сво­им обликом загипнотизированный не отличается от чело­века, спящего естественным сном, но и многие соматиче­ские изменения в организме в обоих случаях сходны. Во время как гипнотического, так и естественного сна заме­дляется ритм дыхания, уменьшается частота сердцебие­ний, наступают одинаковые изменения моторной хронаксии мышц-антагонистов (Ф. П. Майоров, А. П. Слободяник), уменьшается безусловная секреция слюны (Н. И. Красногорский, С. Л. Левин, Jennes, Hackman), замедляется обмен веществ (Grafe, Traumann). При по­гружении больного в глубокий гипнотический сон электро­энцефалограмма, как отмечают Dynes и др., остается сходной со снятой в состоянии бодрствования. Однако сходство с состоянием бодрствования отмечается и во время парадоксального сна, хотя принадлежность ко сну не вызывает сомнения. По М. П. Невскому, до опреде­ленной глубины как гипнотический, так и естественный сон проявляются сходными изменениями биоэлектриче­ских потенциалов мозга: наблюдаются фазы уравнива­ния ритма, альфа-веретен, минимальной электрической активности и медленных волн с дельта-ритмом 4—7. От­личия между ними сводятся к следующему: 1) смена биоэлектрических фаз в состоянии естественного сна происходит гораздо быстрее; 2) биоэлектрические изме­нения при естественном сне не ограничиваются теми фа­зами, которые отмечены в гипнозе, а претерпевают по­следовательные, еще более глубокие изменения с появ­лением низкочастотных биоэлектрических колебаний (от 1 до 3 гц), которые имеют регулярный характер и высокое напряжение потенциалов (до 300—500 мкв). Они характеризуют глубокое торможение при физиоло­гическом сне и не обнаруживаются даже при самом глу­боком гипнотическом сне.

По А. А. Меграбяну и М. А. Мелик-Пашаяну, с углуб­лением гипнотического она наступает сдвиг фаз колеба­ний биопотенциалов между лобной и затылочными обла­стями коры головного мозга от 180° к 0°. Синфазность раньше возникает в правом полушарии, чем в левом. Если она становится более резкой слева, то обычно на­ступает утрата раппорта и переход гипнотического сна в естественный. Очевидно, раппорт связан с наличием концентрированного возбуждения в левом полушарии, в речедвигательном анализаторе.

Чешский исследователь Krakora отмечает, что у субъ­ектов, находящихся в состоянии гипнотического сна, пока гипнотизер говорит или пока они выполняют какие-либо приказания, электроэнцефалограмма такая же, как и у бодрствующих. Через некоторое время после послед­него внушения появляется запись, типичная для нор­мального сна, хотя раппорт не утрачивается. Она воз­никает и в тех случаях, когда загипнотизированный дли­тельно сохраняет приданное ему положение. Эти наблю­дения свидетельствуют, по мнению автора, о нестойкости глубины торможения во время гипнотического сна. По нашим данным, в начале гипнотизации отчетливо высту­пает альфа-ритм, что характерно для состояний бодрст­вования (покоя). При погружении больных в глубокий гипнотический сон ритм волн несколько замедляется. Кривая электроэнцефалограмм все же близка к таковой в состоянии бодрствования. Лишь при оставлении боль­ного в состоянии гипнотического сна значительное вре­мя без производства каких-либо внушений появлялась запись, характерная для неглубокого естественного сна. Если на электроэнцефалограмме альфа-ритм исчезает и начинают доминировать медленные волны, т. е. возни­кает картина, характерная для глубокого естественного сна, раппорт утрачивается. Во время как естественного, так и гипнотического сна при электроэнцефалографиче­ском исследовании с применением ритмических световых раздражений обнаруживается снижение уровня лабиль­ности корковых нейронов.

В пользу взгляда на гипноз как на частичный сон го­ворит то, что если загипнотизированного человека оста­вить в таком состоянии и не поддерживать с ним рап­порта, то вскоре гипнотический сон переходит в обычный без сторожевого пункта. Из этого состояния сна испыту­емый может быть либо выведен обычными приемами, которыми пробуждают спящих естественным сном, либо через некоторое время он выходит из него самостоя­тельно.

Во время гипнотического сна, по мнению И. П. Павлова, положительный тонус коры резко снижен вследствие широкой иррадиации торможения. Когда на такую кору в определенный пункт как раздражитель направляется слово-приказ гипнотизера, то этот раздражитель кон­центрирует раздражительный процесс в соответствую­щем пункте и сейчас же сопровождается отрицательной индукцией, которая благодаря малому сопротивлению распространяется на всю кору. Поэтому слово-приказ является совершенно изолированным от всех влияний и делается абсолютным, неодолимым, роковым образом действующим раздражителем даже и потом, при возвра­щении субъекта в бодрствующее состояние.

«Многообъемлемость слова,— писал И. П. Павлов,— делает понятным то, что внушением можно вызвать в гипнотизированном человеке так много разнообразных действий, направленных как на внешний, так и на внут­ренний мир человека... Факт, что гипнотизируемому мо­жно внушить все противоположное действительности и вызвать реакцию, прямо противоположную действи­тельным раздражениям: сладкий вкус вместо горького, необыкновенное зрительное раздражение вместо самого обыкновенного и т. д., без натяжки можно было бы по­нять как парадоксальную фазу в состоянии нервной си­стемы, когда слабые раздражения имеют больший раз­дражительный эффект, чем сильные. Реальное раздра­жение, например, от сладкого вещества, идущее прямо в соответствующую нервную клетку, надо думать, больше сравнительно с раздражающим словом „горький", переходящим из соответствующей звуковой клетки в клетку, отвечающую реальному раздражению горьким, как условный раздражитель первого порядка всегда сильнее условного раздражителя второго порядка»1.

Сторонниками психоанализа давно было подмечено что в возникновении гипнотического сна могут играть роль отношения, возникающие между гипнотизером и гипнотизируемым. Эти отношения толковались ими в плане «перенесения» (трансфера) подавленного полового влечения к отцу или матери на личность гипнотизера. С этим нельзя согласиться, но то, что отношение к врачу и те эмоции, которые он вызывает, могут иметь значение при гипнотизации,— бесспорно. Возникающие иногда при гипнотизации неосознаваемые, смутные эрозитические переживания могут способствовать возник­новению торможения двигательной сферы (может быть оживление старых инстинктов сексуального подчинения), особенно, например, при гипнотизации лиц противоположного пола. С детства воспитанная вера в авторитет родительского слова, учителя, начальника, привычка подчиняться им также могут способствовать тому, что по ассоциации аналогичное отношение возникает и к действиям гипнотизера.

Общие принципы и техника гипнотизации

Погружению в гипнотический сон способствует все то, что приводит к наступлению естественного сна. Поэтому человека, которому хочется спать, погрузить в гипноти­ческий сон легче, чем выспавшегося. Вечером загипноти­зировать легче, чем днем или утром, отсюда желатель­но, особенно первый сеанс, проводить в вечернее время. При гипнотизации лучше посадить больного в удобное кресло или предложить ему лечь в той позе, в которой он обычно засыпает, так как, когда человек стоит, в мозг поступает большое количество интероцептивных раздра­жений от мышц, связок, суставов, повышающих тонигенное влияние ретикулярной формации и тем самым пре­пятствующих наступлению сна. Наступлению гипнотиче­ского сна способствуют также тишина, отсутствие яркого, раздражающего света, т. е. уменьшение потока раз­дражений, поступающих через слуховой или зрительный анализатор, важно также, чтобы кресло или диван, на котором проводится гипнотизация, не были холодными. Длительные однообразные слабые раздражения, вы­зывая, по мнению И. П. Павлова, трату энергетических запасов клетки коры, ведут к развитию в ней охрани тельного торможения. Иррадиация его, наступающая особенно легко при низком раздражительном тонусе ко­ры, может привести к наступлению сна. Нам кажется более вероятным другой механизм, однообразные раз­дражения ведут к угасанию ориентировочной реакции (прогнозирования индифферентного события). Оно связано с ослаблением тонигенного влияния ретикулярной формации, что способствует наступлению сна. Отсюда усыпляющее действие укачивания, убаюкивания, одно­образных тактильных и других раздражений. Этим же механизмом в известной мере пользуются и для погру­жения в гипнотический сон. Так, например, применяют однообразные слабые зрительные раздражения, для чего предлагают больному смотреть, не мигая, на блестящую точку (стеклянный шарик, конец молоточка и т. п.). При­меняют слабые слуховые раздражения в виде однооб­разной тихой монотонной речи или приглушенного стука метронома, слабые тактильные раздражения в виде легких прикосновений к больному путем движений ру­кой вдоль его тела (пассов), то на некотором от него расстоянии, то слегка прикасаясь к нему, а также слабые интероцептивные раздражители, исходящие от мышц рук.

Нужно сказать, что в ситуации гипнотизации фикса­ция взгляда на блестящем предмете, пассы и тому по­добные приемы вызывают гипнотический сон не только по описанному выше механизму действия слабых, одно­образных раздражений, но и путем внушения и самовну­шения, так как они нередко бывают связаны у больных с представлением о том, что они должны вызвать гипно­тический сон.

Любой внешний агент, совпав по времени с наступле­нием сна, может начать вызывать сон по условнорефлекторному механизму. Так, в опытах И. П. Павлова и его сотрудников сон у животных возникал под действием однообразных длительно или повторно применявшихся раздражителей. В дальнейшем он стал наступать, как только животное вводили в экспериментальную комнату и ставили в станок, т. е. до того, как эти раздражители применялись. Обстановка комнаты, совпав по времени с наступлением сна, стала вызывать сон по условнорефлекторному механизму.

В. А. Крылов вызывал у собак сон введением под кожу морфина, после чего условнорефлекторным путем сон стал у них возникать сначала при замене инъекции морфина инъекцией физиологического раствора, а далее и при одном виде шприца.

Условнорефлекторным путем может действовать и сло­во «спать». Это слово, много раз совпадавшее у челове­ка с наступлением естественного сна, может являться условнорефлекторным раздражителем, вызывающим сон. Аналогичным образом может действовать описание ощущений, возникающих при засыпании. Если слово «спать» обладает свойством вызывать сон условнореф­лекторным путем, то, казалось бы, если подойти к незна­комому человеку, полудремлющему на диване в зале ожидания вокзала возле своих вещей, и сказать ему: «Сейчас вы уснете. Ваши веки тяжелеют. Дыхание ров­ное, спокойное... Спать!..», то он должен был бы уснуть под влиянием этих слов. Однако в действительности этого не произойдет. Сонливость, которую он до того испытывал, наоборот, сразу же исчезнет. Он с тревогой или недоумением посмотрит на говорящего и на свои вещи... Эти же слова, сказанные тем же лицом, тем же тоном, но в другой обстановке, например во врачебном кабинете, могут у того же лица вызвать гипнотический сон. Здесь дело в том, что в разной психологической си­туации слово может иметь различное значение. Слово «спать» в обстановке вокзала являлось сигналом трево­ги, а не сигналом сна и поэтому, естественно, сон не вы­зывало.

На принципе вызывания сна условнорефлекторным путем основана гипнотизация с помощью внушения. Больному внушается, что он уснет, и рисуется картина наступления сна. А. М. Свядощ и С. Г. Файнберг (1936, 1937) в педиатрической клинике I Ленинградского меди­цинского института, руководимой проф. Н. И. Красно­горским, записали на пленку текст речи, произносимой врачом во время сеанса гипноза. Оказалось, что легко внушаемые субъекты могут быть погружены в гипноти­ческий сон, могут выполнить различные внушения во сне и быть выведены из гипнотического сна при воспроизве­дении текста сеанса в звукозаписи, без непосредственно­го участия врача. Тогда же они показали возможность замены ряда повторных сеансов гипноза при лечении больных хроническим алкоголизмом звукозаписью. Пос­ле этого гипнотизация звукозаписью стала применяться в клинике госпитальной терапии того же института (П. И. Буль), а также в ряде других клиник Советского Союза.

Гипнотический сон может быть вызван и методом, от­личающимся от тех, которые применяются для вызыва­ния естественного сна,— действием резкого сверхсиль­ного раздражителя. Последний, по всей вероятности, вы­зывает запредельное торможение коры, аналогично то­му, как было описано выше при рассмотрении этиологии и патогенеза аффективно-шокового ступора.

Для того чтобы при наступлении сна сохранился сто­рожевой пункт, через который возможно поддержание раппорта с гипнотизируемым, при засыпании стараются поддерживать с ним речевой контакт. Когда больного не удается погрузить в гипнотический сон указанными выше методами или когда желательно получить более глубокий гипнотический сон, можно давать снотворные (например, 0,2—0,3 г амитал-натрия или 0,5 г мединала) за 30—40 минут до гипнотизации, вызывающие или об­легчающие наступление сна (наркогипноз).

При гипнотизации большую роль играет вызывание сна путем внушения. Это внушение начинается наяву, т. е. еще до того, как сон наступил. Вызванный сон в свою очередь ведет к повышению внушаемости. Обыч­но чем больше человек внушаем в бодрствующем состо­янии, тем легче у него вызвать гипнотический сон. Прав­да, иногда тому или иному человеку в зависимости от имеющихся у него взглядов, противоборствующих вну­шению, легко могут быть внушены одни представления и с трудом — другие или путем внушения легко могут быть вызваны одни состояния и с трудом — другие, в ча­стности сон. Все же до того, как начать гипнотизиро­вать больного, рекомендуется провести пробы, дающие кое-какие представления о степени внушаемости боль­ного, а также прибегнуть к некоторым приемам ее повы­шения.

Техника лечения. При лечении внушением в состоянии гипнотического сна больному прежде всего разъясняют обратимый характер его болезненных симп­томов. Далее кратко поясняют сущность лечебного мето­да. Например, указывают, что гипнотический сон — это обычное состояние дремоты или глубокого сна, во время которого человек может слышать речь врача. Внушае­мость в этом состоянии повышена, в связи с чем можно устранить имеющиеся у больного болезненные симптомы. Затем проводят пробы, позволяющие судить о сте­пени внушаемости гипнотизируемого, а при некоторых из них — несколько ее повысить. Перед их проведением больному можно сказать, что хотят проверить некоторые стороны его нервной деятельности. Могут быть рекомен­дованы следующие пробы:



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.