Сделай Сам Свою Работу на 5

ЛЕЧЕБНАЯ ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА

Отдых и покой наряду с достаточным естественным сном являются ценными терапевтическими средствами при ле­чении неврозов, ведут к восстановлению силы нервных процессов и являются одним из основных методов при лечении неврастении и шоковых неврозов. При других неврозах отдых и покой представляют собой ценные вспомогательные средства. Они улучшают общее состо­яние больного, однако часто оказываются недостаточны­ми для наступления выздоровления, если не сочетаются с теми или иными видами психотерапии.

Лечение отдыхом и покоем нередко ведет к ухудшению состояния больных неврозами, так как привычная обста­новка труда отвлекает их от болезненных переживаний. Некоторые больные отмечают, что, когда им предостав­ляют отдых и покой и они остаются «наедине со своими мыслями», состояние их ухудшается.

Сказанное по поводу лечения отдыхом и покоем от­носится и к санаторно-курортному лечению. В тех слу­чаях, когда пребывание на курорте или в санатории вре­менно удаляет больного от действия психотравмирующих раздражителей (например, выводит из тяжелой семейной обстановки), а также порождает у больного новые интересы в связи с пребыванием в новой обста­новке, может наступить значительное улучшение или полное прекращение болезненных симптомов. Однако они обычно возобновляются, как только больной воз­вращается в старую психотравмирующую ситуацию. Са­наторно-курортное лечение приносит особенно большую пользу больным неврозами, если до него эффективно применялись другие методы, главным образом психоте­рапия и достигнуто либо устранение болезненных симп­томов, либо прекращение действия психотравмирующих раздражителей, либо изменение отношения больного к этим раздражителям. Тогда пребывание в санатории или на курорте для улучшения общего состояния больного и закрепления достигнутых терапевтических результатов весьма эффективно.

Больные неврозами (включая астенические состояния соматогенного генеза — А. С), судя по отчетным дан­ным некоторых курортов, составляют до 30—40% обще­го числа больных (Н. С. Четвериков), пользующихся са­наторным лечением. По Л. Н. Канавец, процент больных с ведущим диагнозом невроза на некоторых курортах даже превышает 40.



Однако санаторно-курортное лечение дает эффект не при всех формах неврозов в равной мере. Оно не пока­зано, как мы увидим, при истерических моносимптомах, например истерических параличах. При неврозе навяз­чивых состояний, психастении и неврозе страха оно, с одной стороны, может устранять сопутствующую основ­ному заболеванию астению, тем самым способствуя улуч­шению общего самочувствия и некоторому уменьшению навязчивости и страхов, с другой — иногда приводить к их усилению, если больной ничем не занят, ничем не от­влечен от болезненных переживаний. К полной ликвида­ции навязчивости или страха оно обычно не ведет.

В основном на курортах лечатся больные неврастени­ей, включая так называемые неврозы внутренних орга­нов и половой сферы, а также больные с астеническими состояниями соматогенного генеза. Главную роль тут иг­рают отдых и общеукрепляющее действие достаточного сна, регулярного питания, климатических и бальнеоло­гических факторов, а также психотерапевтическое воз­действие новой ситуации и различных процедур. Поэто­му оказалось, что лечение неврозов может быть с успе­хом проведено в домах отдыха и санаториях как на ме­стных, так и на южных курортах.

Приходится учитывать, что в жаркое время года на юг нельзя посылать больных неврозами, которые плохо переносят жару.

При посылке больных на отдаленные от места житель­ства курорты нельзя игнорировать, как отмечает П. М. Поспелов, и возможное отрицательное влияние на их ор­ганизм разницы поясов времени, влажности и баромет­рического давления. «Больной организм, вырванный из привычных для него климатических условий,— пишет он,— вынужден в течение ряда дней адаптироваться к новым условиям, что часто приводит к обострению пато­логического процесса. По возвращении с курорта орга­низм вынужден приспосабливаться к прежним, ставши­ми для него новыми, условиям внешней среды. Все это может значительно снизить эффективность лечения на курортах, отдаленных от места жительства».

В достижении терапевтического эффекта большое зна­чение имеет сама организация санаторно-курортного ле­чения, а также отношения, складывающиеся на курорте между больным и окружающими. Переживания, порож­дающие положительные эмоции (например, чувство ра­дости, интереса) оказывают благотворное действие и, наоборот, порождающие чувство досады, скуки — небла­готворное влияние на течение болезни. Пребывание в санатории или на курорте открывает широкие возмож­ности проведения психотерапии.

В первые дни пребывания на курорте обычно реко­мендуется предоставлять больному максимальный отдых и лишь после этого вовлекать его в активную жизнь са­натория.

Из климатотерапевтических процедур широко приме­няются воздушные и солнечные ванны.

Благоприятное влияние на больных неврастенией оказывает сон на берегу моря на открытом воздухе. В ле­чебном действии при этом играет роль вдыхание чистого морского воздуха, содержащего кальций, магний, бром, йод, фосфор и другие элементы, а также ионизация воз­духа в результате распыления морской воды и повышен­ное содержание озона, особенно ночью (Б. В. Лихтерман и Б. Ф. Зимовский). Чем более резко выражена ас­тения, тем менее интенсивными должны быть применяе­мые климатические факторы. Так, по Л. И. Канавец, при гипертонической форме неврастении рекомендуются сол­нечные (от 5 до 30—40 калорий) и воздушные ванны при температуре не ниже 18° продолжительностью от 20 ми­нут до 1 ½ часов, купания в море или пресных водоемах от 5 до 15 минут при температуре не менее 17°. При ги-постенической форме неврастении солнечные ванны не рекомендуются: показаны только воздушные ванны (же­лательно с рассеянной солнечной радиацией) 5—30 ми­нут при температуре воздуха не ниже 20°, морские ван­ны с переходом от окунания к купанию в море до 5—7 минут при температуре воды не ниже 20°.

При назначении бальнеологических процедур больным неврозами важно учитывать, что сероводородные и ра­доновые ванны оказывают в основном успокаивающее действие на высшую нервную деятельность, снижают нервную возбудимость, углекислые же ванны (напри­мер, нарзанные), наоборот, обладают свойством усили­вать процессы возбуждения, оказывают тонизирующее влияние.

По Л. Н. Канавец, при гиперстенической форме невра­стении, особенно при наличии сопутствующих невроло­гических болей, рекомендуются радоновые ванны кон­центрации 100—150 единиц Махе, температуры 37—35° и продолжительностью от 10 до 15—20 минут 3—4 раза в неделю, 14—16 на курс лечения, а при наличии сопут­ствующих вегетативно-сосудистых нарушений — сероводородные ванны (концентрация H2S 100 мг/л, на курс 12—14 процедур).

При переходной форме неврастении и невротических реакциях после 2—3 вступительных пресных ванн назна­чают ванны: хвойные (10—12 процедур на курс лече­ния), радоновые (концентрация 100 единиц Махе при со­путствующих болях, на курс 10—12 процедур), сероводо­родные (концентрация H2S 50—100 мг/л при сопутству­ющих вегетативно-сосудистых нарушениях).

При гипостенической форме неврастении показаны хвойные ванны, при сопутствующих невралгических бо­лях— радоновые (концентрация до 100 единиц Махе, на курс не более 10 процедур), преобладании вегетативно-сосудистых нарушений — сероводородные (концентрация H2S не выше 50 мг/л, на курс 8—10 процедур), вялым, несколько заторможенным больным — углекислые (на курс 8—10 процедур). Максимальный терапевтический эффект нередко наступает не сразу, а лишь через 1 — 1 ½ месяца после лечения.

Учитывая, что радоновые ванны оказывают, хотя и весьма слабое, кратковременное, но все же радиоактив­ное действие, назначать их следует с осторожностью, особенно при соматогенных астенических состояниях. Беременным женщинам, детям, лицам с лейкопенией, а также больным стенокардией они противопоказаны.

При санаторно-курортном лечении больных гиперстенической формой неврастении наилучший эффект дает сочетание воздушных ванн, солнечных облучений и ак­тивных движений (гребля, прогулки, физические упраж­нения), у больных гипостенической формой — «верандное лечение», т. е. длительное, спокойное лежание на открытых верандах в одежде, а зимой в мешках. А. В. Гервер при лечении углекислыми (нарзанными) ваннами в Кисловодске больных возбудимой — «эретической» — формой невроза наблюдал ухудшение у 32%, состояние без перемен — у 39% и улучшение — лишь у 29% больных. При лечении тормозной («торпидной») формой улучшение наступило у 86%.

Больным неврастенией показано пребывание в домах отдыха и на курортах не только в теплый сезон, но и в зимнее время года, особенно в средней полосе России (Подмосковье, Карельский перешеек, Прибалтика и др.). Пребывание на зимних горных курортах у больных нев­розами нередко вызывает обострение симптоматики в течение первых 2—3 недель (Königstein), поэтому направ­лять их на лечение на эти курорты менее чем на 3—4 не­дели нецелесообразно.

Различные «мягкие» электропроцедуры при лечении неврозов не имеют самостоятельного значения. Они мо­гут быть использованы при лечении косвенным внуше­нием или другими видами психотерапии в качестве вспо­могательного средства или как симптоматические сред­ства. Так, при астенических и депрессивных состояниях могут быть рекомендованы и общие световые ванны, об­щая дарсонвализация. В качестве электросуггестивных процедур при лечении истерии могут быть применены статический душ и гальванизация воротниковой зоны.

Лечебная физическая культура — лечебная гимнасти­ка, утренняя гигиеническая гимнастика, пешеходные прогулки, плаванье, игры могут найти широкое приме­нение при неврозах. Особенно в комплексе психотера­певтического воздействия.

НЕКОТОРЫЕ ВИДЫ

МЕДИКАМЕНТОЗНОЙ ТЕРАПИИ.

ЛЕЧЕНИЕ ПСИХОТРОПНЫМИ

СРЕДСТВАМИ

Медикаментозные вещества являются важным вспомо­гательным средством при лечении неврозов психотера­пией и всегда применяются в сочетании с ней. Большое значение они имеют при лечении астении и эмоциональ­ных расстройств (страх, тревога) соматогенного генеза, способствующих возникновению невроза.

Оценка эффективности фармакологического действия медикаментозных веществ при неврозах иногда весьма затруднительна, так как применение плацебо даже по двойному слепому методу (когда ни врач, ни больной не знает, дается больному лекарственное вещество или пла­цебо), как указывалось, дает хороший терапевтический эффект у 20—40% больных неврозами благодаря сопут­ствующему внушению, спонтанно наступившему во вре­мя лечения изменению отношения больного к психотравмирующей ситуации или ее разрядке и тому подобным причинам.

При лечении больных неврозами следует учитывать возможность возникновения привычки к употреблению тех или иных медикаментов, например анальгетиков, снотворных, нейролептиков, стимуляторов, а иногда и развития токсикомании, т. е. патологического влечения к их применению (привыкания). Некоторым больным с ипохондрической установкой, а также страдающим ис­терией в то время, когда выход из психотравмирующей ситуации ими не найден, нередко «не помогают» любые медикаментозные средства и лечебные мероприятия. Последние либо кратковременно и незначительно улуч­шают самочувствие больного, либо совсем не дают по­ложительного эффекта, а лишь ухудшают самочувствие. При лечении больных неврозами в этих случаях решаю­щая роль принадлежит психотерапии.

Исследования И. П. Павлова и его учеников показали, что мощными средствами лечения экспериментальных неврозов у животных, помимо отдыха и тренировки, мо­гут являться лекарственные вещества и в первую оче­редь препараты брома и кофеина. «Бром,— писал И. П. Павлов,— имеет специальное отношение не к раз­дражительному процессу, его снижая, как обычно при­нималось, а к тормозному, его усиливая, его тонизируя. Он оказался могущественным регулятором и восстано­вителем нарушений нервной деятельности, но при непре­менном и существеннейшем условии соответственной и точной дозировки его по типам и состояниям нервной си­стемы. При сильном типе и при достаточно еще сильном состоянии надо употреблять на собаках большие дозы, до 2—5 г в сутки, а при слабых обязательно спускаться до сантиграммов и даже миллиграммов. Такое бромирование в течение недели—двух иногда уже бывало до­статочно для радикального излечения хронического экс­периментального невроза». Однако в случаях изолиро­ванного заболевания пунктов, как указывал И. П. Пав­лов, бром оказывался недействительным.

Работы М. К. Петровой и многих других исследовате­лей показали, что бром способствует концентрации тор­мозного процесса. В связи с этим он вторично, по меха­низму положительной индукции, способствует усилению и концентрации возбудительного процесса. Действие брома зависит от концентрации его в крови. После пре­кращения приема брома он первоначально, как показа­ли исследования М. А. Усиевича и Л. М. Георгиевой, выделяется из организма довольно быстро; далее выде­ление его растягивается на несколько недель. Выделе­ние брома зависит от имеющегося в организме количества хлористого натрия. Если количество его в организ­ме увеличивается, усиливается выделение с мочой вме­сте с поваренной солью и брома, и наоборот. Поэтому малосолевая или бессолевая диета способствует замед­лению выделения брома из организма.

При лечении больных неврастенией хорошие резуль­таты наблюдали Б. Н. Бирман и В. А. Зигель при строго индивидуализированном подборе дозировки брома: для некоторых больных оказались оптимальными малые до­зы брома (0,25—0,5% растворы), для других — сред­ние дозы (1—2% растворы). С. Н. Доценко и Б. Я. Первомайский рекомендуют назначать больным гипер-стенической формой неврастении бромистый натрий при­мерно от 0,5 до I г в сутки. Оптимальной считается та доза, которая снижает количество многословных речевых реакций при словесном эксперименте. Б. Н. Бирман при лечении больных неврастенией с успехом применял так­же комбинированное лечение бромом и кофеином.

В. М. Шпак предлагает для подбора индивидуальной дозы на­значать бром и кофеин в виде микстуры по 1 столовой ложке 4 раза в день, при этом первые 5 дней давать малые дозы брома и кофеина и далее каждые 5 дней дозу увеличивать. Оптимальной следует считать дозу, которая вызовет улучшение состояния, и да­вать ее 1—2 месяца. Дозировка: бромистого натрия 0,2 г, далее 0,4, 1, 2, 3, 4, 5 и 20 г, кофеин-безоат натрия 0,02 г, далее 0,1, 0,5, 1, 2, 3, 4 и 8 г, воды дистиллированной 300 мл. Таким образом, пер­вую пятидневку больной получает на прием брома 0,01 г, и кофеи­на 0,001 г; далее доза может быть постепенно увеличена до 0,5 г брома и 0,4 г кофеина на прием.

Много ценного для лечения неврозов дало открытие психотропных фармакологических средств. В настоящее время число их превышает 500 и все продолжает увели­чиваться. Почти все они в той или иной мере использо­вались для лечения неврозов, поэтому число работ на данную тему чрезвычайно возросло (часть этих работ носит рекламный характер).

Из психотропных медикаментов в терапии неврозов шире всего стали применяться транквилизаторы, нейро­лептики, антидепрессанты и стимуляторы.

Транквилизаторы («успокоители»), или атарактики (от лат. ataraxia — невозмутимость духа, душевный покой), характеризуются тем, что уменьшают эмоциональную напряженность, чувство тревоги, страха. Тем самым они не только устраняют тягостные симптомы, но и делают больного более доступным психотерапии. Обладают эти средства также легким гипотензивным свойством и уси­ливают действие снотворных, а также облегчают наступ­ление сна и делают его более глубоким и продолжитель­ным, способствуя восстановлению сил больного.

К транквилизаторам относятся мепротан (он же андаксин — Венгрия, мепробамат, экванил, мильтаун), триоксазин (Венгрия), либриум (Англия, США, ФРГ, он же элиниум—Польша), френквел (США, Франция, Ита­лия), амизил (СССР), он же суватил (США, Англия), паразан (Бельгия, Франция), ковантин (Австрия, Фран­ция), суврен (США), костин (США), валиум (Франция, он же седуксен — Венгрия), эзукос и др. По химическо­му строению они отличаются друг от друга, однако по своему действию весьма близки. Противопоказаний к применению не имеют и почти не вызывают побочных явлений, за исключением мепротана, френквела и либ-риума, при которых изредка наблюдаются аллергичес­кие реакции, и обливона, вызывающего снижение коли­чества сахара в крови.

В больших дозах транквилизаторы могут первое время вызывать чувство сонливости, вялости, разбитости, лег­кой тошноты. В дальнейшем явления эти проходят. В некоторых случаях отмечается появление сухости во рту, которая исчезает с уменьшением дозы. В общем препараты эти не нарушают работоспособности. В лите­ратуре имеются указания на то, что лишь к андаксину и либриуму возможно привыкание. Применение психотроп­ных средств, в том числе транквилизаторов, в первые 3 месяца беременности нежелательно ввиду еще недоста­точной их изученности и возможного влияния на заро­дыш. Поскольку транквилизаторы снижают активность внимания и замедляют время реакции, назначать их во­дителям транспорта следует с большой осторожностью.

Мы в нашей практике чаще всего применяли андаксин, триоксазин, либриум и эзукос. Первый назначается / в таблетках по 0,2 г 1—-2 таблетки 3—4 раза в день, обычно в течение нескольких недель. В случае необхо­димости доза может быть увеличена до 2—3 г, т. е. 10—-15 таблеток в сутки. Препарат хорошо переносится и может даваться под наблюдением врача в течение не­скольких месяцев. При прекращении лечения дозу умень­шают постепенно. Триоксазин назначается аналогичным образом в таблетках по 0,3 г; максимальная суточная доза 3 г. Большинство наших больных, применявших оба препарата, отдавало предпочтение андаксину, отме­чая, что он оказывает более сильное успокаивающее и снотворное действие, чем триоксазин, не вызывая при этом никаких неприятных ощущений.

Андаксин в отличие от триоксазина является миорелаксантом центрального действия. Он вызывает легкое расслабление поперечнополосатых мышц, блокируя вставочные нейроны спинного мозга, таламуса и гипота­ламуса. Полагают, что андаксин снижает возбудимость зрительного бугра, в который поступают экстеро- и интероцептивные импульсы, и благодаря этому оказывает влияние на эмоциональную сферу; угнетает лимбическую систему (миндалины); на вегетативные центры и ретикулярную формацию заметного действия не ока­зывает.

Близкое к андаксину, но более выраженное седативное действие оказывает либриум (элениум) и валиум (се­дуксен). Они назначаются, начиная от 1 таблетки ли­бриума (10 мг) или валиума (5 мг). Ежедневно дозу по­вышают на 1—2 таблетки и дают в среднем 30—100 мг либриума или 15—50 мг валиума. Описано применение либриума в дозах до 800 мг в сутки, однако при лечении неврозов нередко достаточно 10—30 мг в сутки. Оба препарата оказывают, помимо всего, противосудорожное действие и в дозе 1 мг/кг (для либриума) снижают ча­стоту припадков, в том числе малых, примерно у 50% больных эпилепсией. Хронические заболевания печени не являются противопоказанием к применению этих препа­ратов. Либриум плохо сочетается с барбитуратами (лю­миналом и др.), а также алкоголем. Иногда, по данным М. Ш. Вольфа, он вызывает, особенно у женщин старше 45 лет, астению с адинамией, дизартрию, нарушения сна и дизурические явления в первые дни приема даже в до­зах 5—20 мг в сутки, поэтому перед сном желательно его не назначать. Осложнения эти держатся до 5—15 дней после отмены препарата. Изредка нарушается менструальный цикл.

Эзукос (Бельгия, Dixysazine) по действию лежит меж­ду мепробаматом (андаксином) и нозинаном. Сомати­ческих противопоказаний не имеет. Экстрапирамидные расстройства возникают редко и бывают слабо выраже­ны. Суточная доза для взрослого 25—75 мг (при дозе свыше 50 мг применять с осторожностью, хотя некото­рые авторы давали до 300 мг препарата в сутки). При первом приеме для выяснения индивидуальной чувстви­тельности желательно назначение малой дозы (12,5 мг) один раз в сутки. Детям от 1 года до 5 лет рекомендует­ся 5—15 мг, от 5 до 12 лет— 10—30 мг в сутки (1 мг на 1 кг веса), старше 12 лет — доза взрослого. Как показа­ли наблюдения, сделанные в нашей клинике (М. Г. Шиналиев), препарат уменьшает чувство тревоги и улучша­ет сон. Побочных явлений нами не наблюдалось.

Суточные дозы: френквела 20—300 мг, амизила 1 — 10 мг, ковантина 50—400 мг, ностина 450—1200 мг, обливона 250—500 мг, листика 200—800 мг.

Применение транквилизаторов в качестве симптомати­ческого средства показано в тех случаях, когда неврозы протекают с чувством тревоги, эмоциональной напря­женности, нарушением сна или легкой депрессией. Эти препараты с успехом могут быть применены при невра­стении (гиперстенической форме), истерии, шоковом не­врозе (неврозе испуга), неврозе ожидания страха (боль­шие дозы), фобиях. Надо сказать, что при неврозе стра­ха и тяжелых криптогенных фобиях они обычно полно­стью не устраняют страх, а лишь уменьшают его и дела­ют больного более доступным психотерапии.

Ряд зарубежных авторов отмечают, что при лечении навязчивых состояний, в том числе фобий, особенно эффективен либриум. Некоторыми авторами это не под­тверждается. По нашим наблюдениям, либриум эффек­тивен при состояниях тревоги, навязчивостях и невроти­ческих депрессиях. Л. И. Головань наблюдал хорошие результаты от его применения при лечении явлений на­вязчивости у больных шизофренией. Больные получали курс лечения либриумом перорально, начиная с 10 мг 2—3 раза в день с постепенным наращиванием суточной дозы в течение 7—12 дней до 80—120 мг (в некоторых случаях до 150—200 мг). Лечение максимальными доза­ми проводилось от 4 до 6 недель с последующим посте­пенным снижением. Полный курс лечения продолжался от 4 до 12 недель. По окончании курса большинство больных находилось на поддерживающей терапии либ­риумом (20—40 мг в сутки).

Триоксазин показан при ангионеврозах, либриум — при диэнцефальных кризах и ejaculatio praecox (10— 30 мг в сутки), амизил — при навязчивых состояниях.

Навряд ли найдется медикамент из группы транкви­лизаторов, о котором бы не писалось, что он якобы излечивает чуть ли не 70—80% больных неврозами, в том числе страдающих тяжелыми фобиями. Однако одно применение этих медикаментов при всей их ценности са­мо по себе в огромном большинстве случаев недостаточ­но для достижения выздоровления, если при этом не применяется психотерапия. В качестве вспомогательного средства, облегчающего ее проведение, во многих слу­чаях роль их неоценима. Высока их эффективность так­же при лечении неврозоподобных состояний соматоген­ного генеза, сочетающемся с терапией основного заболе­вания.

Более сильное успокаивающее действие, чем транкви­лизаторы, оказывают нейролептики. Из них чаще всего для лечения неврозов применяются производные фенотиазина — аминазин (он же хлорпромазин, ларгактил, мегафен, плегомазин) и, реже, стелазин (Англия, США), нозинан (Франция, Бельгия, Италия), алкалоид раувольфии, резерпин (он же серпазил), тиоридазин (мелерил — Латинская Америка, меллерил — Швейцария, меллериал — Бельгия, мелларил — Канада, сонапакс — Польша). В основном они используются в психиатриче­ской практике для лечения шизофрении и других психо­зов (длительное курсовое лечение большими дозами).

Аминазин является сильным седативным средством. Он оказывает тормозящее влияние на ретикулярную формацию и обладает адренолитическими свойствами. Ослабляет силу раздражительного процесса и усиливает различные виды торможения, потенцирует действие сно-1ворных, понижает артериальное давление и температу­ру тела, дает противорвотный эффект. Однако после его приема нередко отмечаются побочные явления — сердце­биение, сухость во рту, ощущение физической слабости, вялости. Это может привести к ухудшению самочувствия и при недостаточном знакомстве с действием препара­та — к отказу от лечения. Кроме того, он имеет ряд про­тивопоказаний к применению (болезни печени, почек, выраженная гипотония, склонность к тромбоэмболическим заболеваниям). При длительном приеме больших доз могут возникнуть явления общей скованности — паркинсонизма (исчезают с уменьшением дозы), а так­же изредка депрессия (аминазиновая), аменорея.

В психиатрической практике при лечении, например, шизофрении аминазин применяется месяцами по 300— 800 мг в сутки и выше. При этом у больных в первую очередь исчезает двигательное возбуждение, далее эмо­циональная напряженность, в последнюю очередь нару­шения мышления, в частности бредовые идеи. Приме­нять аминазин в таких больших дозах можно лишь пос­ле тщательного знакомства с инструкцией.

Для общеуспокаивающего действия при лечении нев­розов аминазин чаще всего применяют в малых дозах — 25—50 мг 2 раза в день (после еды) в течение 10—15 дней. Одновременно с аминазином могут назначаться препараты брома, глюкозы, витамины. При упорной не­врастенической бессоннице, не поддающейся другим ме­тодам лечения, показано применение на ночь малых доз аминазина (50—100 мг) в сочетании с барбитуратами (амитал-натрием, мединалом в дозе 0,2—0,3 мг). Т. А. Невзорова рекомендует в этих случаях сочетание аминазина (25—50 мг) внутрь с димедролом по 0,05— 0,1 г на ночь (димедрол предотвращает развитие аллер­гических реакций).

При астенических, ипохондрических и депрессивных состояниях у больных неврозами аминазин не показан, так как усиливает мышечную слабость, вызывает непри­ятные ощущения и не улучшает настроения. Дачей ами­назина (в течение 1—4 недель внутримышечно), особен­но в сочетании с внушением, иногда удается устранить истерические гиперкинезы, припадки, рвоту; при этом большую роль играет сопутствующая лечению психоте­рапия.

После купирования истерического симптома, особен­но если больной не нашел выхода из психотравмирующей ситуации, нередко возникает чувство тревоги, напряженности, а иногда рецидив старого или новое проявление болезни. Это, как показывают наши наблю­дения, может быть предотвращено дачей аминазина или транквилизаторов за несколько дней до, либо сразу же после устранения истерического симптома.

Курсовое лечение аминазином (2—3 недели по 200— 300 мг в сутки) в сочетании с психотерапевтическим воздействием может быть рекомендовано при лечении истерических психозов. Г. В. Морозов наблюдал поло­жительные результаты курсового лечения аминазином истерического ступора, протекающего с явлениями симпатикотонии и частыми десинхронизированными колеба­ниями на электроэнцефалограмме. При ступоре же с медленной фоновой электрической активностью мозга и выраженной ваготонией курсовое лечение аминазином оказывалось менее эффективным.

Фобии физиогенного генеза, в частности, являющиеся симптомом гипертонической болезни, неплохо поддают­ся лечению аминазином (резерпином), а также транк­вилизаторами. Тяжелые навязчивые состояния, включая криптогенные фобии и затяжные неврозы страха, в боль­шинстве случаев не исчезают даже при даче больших доз аминазина (300—800 мг в сутки в течение 2—4 ме­сяцев). Отмечается лишь временное уменьшение чувства напряженности и в связи с этим ослабление явлений на­вязчивости. Иногда фобия, не поддавшаяся действию одних нейролептиков, может значительно ослабеть или совсем исчезнуть под влиянием других нейролептических средств. Так, тяжелый страх загрязнения, державшийся на протяжении ряда лет и вызвавший в последнее вре­мя полную потерю трудоспособности, не поддавался массивному курсу лечения аминазином, однако значи­тельно ослабился (больная смогла выписаться из психи­атрической больницы и приступить к работе) после 2-ме­сячного лечения стелазином (20—30 мг в сутки).

Стелазин применяется в дозе, приблизительно в 10 раз меньшей, чем аминазин, т. е. по действию 10 мг стелазина примерно равны 100 мг аминазина. При лечении неврозов чаще всего применяют в сутки 3—10 мг стелазина, для купирования истерического возбуждения и при частых истерических припадках — 20—30 мг в сутки с последующим снижением суточной дозы до 10—15 мг. В отличие от аминазина стелазин не снижает половой активности и нередко вызывает легкую эйфорию. Про­тивопоказания и возможные осложнения те же, что и при лечении аминазином. В психиатрической практике стелазин особенно показан при лечении затяжных форм шизофрении.

В отличие от аминазина нозинан оказывает не только седативное, но и антидепрессивное действие. В связи с этим он стал применяться при лечении хронических меланхолических и тревожно-депрессивных состояний (среднесуточные дозы 200—400 мг). Некоторые авторы предлагают начинать лечение прямо с этих доз и в осо­бо резистентных случаях повышать суточную дозу до 600—800 мг, другие — начинать лечение с маленьких доз (25 мг). Первые 2 дня при лечении важно соблюдать постельный режим во избежание ортостатического коллапса. По нашим наблюдениям, препарат нередко дает положительный эффект при неврозах страха и фобиях (суточная доза 50—100 мг) даже тогда, когда другие нейролептики и транквилизаторы не снимают тревогу.

Резерпин широко применяется в качестве гипотензив­ного средства при лечении гипертонической болезни. Вместе с тем он оказывает седативное действие, умень­шая чувство тревоги и эмоциональной напряженности. Резерпин дает ваготонический эффект, вероятно, благо­даря стимуляции подкорковых парасимпатических цент­ров, тогда как аминазин способствует центральному торможению симпатической активности. Количество серотонина, норадреналина и адреналина в мозгу и других тканях уменьшается под влиянием резерпина, в то время как выделение с мочой продуктов их распада увеличивается.

В качестве общеуспокаивающего средства при лече­нии неврозов применяют малые дозы резерпина — начи­ная с 0,25 мг 2—3 раза в день и до 0,5—1 мг 3—4 раза в день. Они обычно не вызывают побочных явлений (скованности, депрессии). В отличие от аминазина дей­ствие резерпина наступает медленно (через 7—8 дней). Мы при лечении неврозов резерпин предпочитали ами­назину лишь при наличии сопутствующей гипертонии, в остальных же случаях обычно применяли аминазин.

Тиоридазин (меллерил) влияет на психопатологиче­скую симптоматику подобно аминазину, но в более сла­бой степени. В психиатрической практике применяется в дозах от 25 до 600 мг в сутки в течение ряда месяцев и считается малотоксичным препаратом. Он обладает рез­ко выраженным влиянием на сексуальные функции. Так, 300 мг меллерила, по наблюдениям Kamm, купиро­вали явлением нимфомании у 2 больных и назначение в течение 4 лет доз в 100 мг в сутки позволило удержи­вать половое влечение на нормальном уровне. Меллерил действует аналогично тораколюмбальной ганглиоэктомии. Поперечнополосатая мускулатура полового члена иннервируется спинальными нервами, так что при ма­лых дозах эрекция, как правило, не страдает. Таким образом, оказалось, что меллерил в драже уже в малых дозах (25—100 мг), принятых за 1—3 часа до полового акта, обладает способностью тормозить наступление эякуляции у мужчины, в связи с чем может быть исполь­зован для лечения преждевременной эякуляции.

Doepfmer лечил меллерилом 5 больных с преждевременной эяку­ляцией. Первому было назначено 50 мг меллерила (2 драже) за 2 часа до полового акта Эякуляция стала нормальной. Больной вместо 50 мг стал принимать по 25 мг меллерила в течение ряда не­дель. Эякуляция оставалась нормальной все это время, а также после прекращения приема лекарства. У 4 других больных прием за 11/2—2 часа до половой близости 50—100 мг меллерила позволил избавиться от преждевременной эякуляции.

Дальнейшие наблюдения показали, что меллерил за­медляет наступление эякуляции только в период приема и последействием не обладает. Положительные резуль­таты наблюдаются примерно у двух третей больных преждевременной эякуляцией. У одной четверти боль­ных отмечаются те или иные побочные эффекты — су­хость во рту, вялость, сонливость, адинамия, свето­боязнь, нарушение аккомодации зрения. Со стороны по­ловой сферы — исчезновение оргазма, ослабление либи­до и эрекции. С уменьшением приема лекарства явле­ния эти проходят. Во избежание этих эффектов Р. А. Зачепицкий назначал препарат по 25 мг 2—3 раза в день (последний раз за 30—40 мин. до предполагаемого по­лового акта) в течение 1—2 месяцев. Повышение по­следней дозы до 50 мг в его наблюдениях часто вызы­вало общую вялость и ослабление эрекции. Очевидно доза должна быть индивидуализирована. В упорных слу­чаях преждевременной эякуляции получение с помощью этого препарата хотя бы временного эффекта имеет большое психотерапевтическое значение.

Антидепрессивные (тимолептические) вещества обла­дают свойством устранять пониженное настроение. Из них наиболее эффективен и безвреден имизин (он же тофранил — Франция, США; мелипрамин — Венгрия, имипрамин). Имизин усиливает процессы возбуждения и в нервной системе (энергизатор), в том числе пищевые реакции и половое влечение (изредка, наоборот, угне­тает его), вызывает тахикардию, оказывает легкое атропиноподобное действие, вероятно вследствие сенсибили­зации адренергических синапсов ретикулярной форма­ции. При приеме имизина иногда отмечается сухость во рту и повышенная потливость, бессонница (легко устраня­ется уменьшением или отменой вечерней дозы, а также снотворными). В редких случаях при передозировке мо­гут возникать гипоманиакальные и маниакальные сос­тояния. Они исчезают при снижении дозы или отмене препарата. Противопоказаниями являются сердечно-сосудистая декомпенсация, инфекционные болезни, болез­ни печени, почек, глаукома и расстройство мозгового кровообращения. Имизин не показан возбужденным больным (если возбуждение не представляет собой про­явление легкой ажитации, связанной с депрессией). У здоровых людей этот препарат часто вызывает чувство слабости, разбитости.

Некоторые авторы считают, что имизин может устра­нять депрессию любой этиологии. Нам это кажется ма­ловероятным. Бесспорно, что чем ближе депрессия к ти­пичной циркулярной, тем эффективнее действие имизина. Лучше всего с его помощью устраняется тоска, яв­ляющаяся симптомом маниакально-депрессивного пси­хоза, которая иногда протекает с жалобами на чувство лени, пустоты в голове, повышенной утомляемости и со­провождается ипохондрическими идеями или явлениями навязчивости. Она может быть ошибочно принята за неврастению, невроз страха или навязчивых состояний. Лечение таких заболеваний имизином весьма эффектив­но. При истинном же неврозе навязчивых состояний, а также неврозе страха оно в большинстве случаев мало­успешно, Роль эндогенного компонента в генезе тоски, даже наступившей после действия психической травмы, иногда определить трудно. Во всяком случае, примене­ние имизина при невротических симптомах, связанных с чувством тоски (особенно одновременно с психотера­пией) показано.



©2015- 2018 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.