Сделай Сам Свою Работу на 5

РАССТРОЙСТВА ВЕГЕТАТИВНЫХ ФУНКЦИИ 7 глава

При неблагоприятном течении шоковый невроз может переходить в истерический. Такой переход наблюдался у ¼ наших больных. Шоковый ступор, фуга или суме­речное состояние могут также смениться явлениями шо­кового невроза простой или ажитированной формы. Возможны рецидивы эмоции страха при повторении ча­сти ситуации, вызвавшей заболевание.

Шоковый невроз, или невроз испуга, у детей. Чаще всего встречается у детей младшего возраста или детей инфантильных, с задержкой умственного развития. За­болевание могут вызвать новые, необычного вида раз­дражители, не оказывающие патогенного действия на взрослых, например человек в вывернутой шубе или маске, резкий звуковой, световой или другой раздражи­тель (гудок паровоза, неожиданное нарушение равнове­сия тела и т. п.). У более старших детей испуг нередко вызван сценой драки, видом пьяного человека, угрозой избиения хулиганами.

В момент испуга часто отмечаются кратковременные ступорозные состояния с мутизмом («оцепенение») или состояния резкого психомоторного возбуждения с дро­жанием. Далее обнаруживается страх перед испугав­шим раздражителем или тем, что с ним связано. У ма­леньких детей может наступить утрата ранее приобре­тенных умений и навыков, например утрата функции речи, навыков опрятности, умения ходить. Иногда дети начинают грызть ногти, онанировать.

Течение заболевания в большинстве случаев благо­приятное, нарушенные функции восстанавливаются. У детей старше 5—7 лет пережитый испуг может привести к формированию фобий, т. е. невроза навязчивых со­стояний.

Глава четвертая

ЛЕЧЕНИЕ НЕВРОЗОВ

ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ ЛЕЧЕНИЯ

При лечении неврозов врачу очень важно установить контакт с больным и в процессе беседы постараться вы­яснить, какими психотравмирующими переживаниями вызвано заболевание, какова микросоциальная среда больного. Если психотравмирующая ситуация еще про­должает действовать, надо попытаться ее устранить или помочь больному найти пути к ее устранению.

У больной М. заболевание неврастенией сказалось связанным с психотравмирующей ситуацией, возникшей на работе. Беседа врача с сослуживцами привела к быстрому устранению этой ситуации, а отсюда к быстрому и стойкому выздоровлению.

У другой больной невроз страха был связан с психотравмирующим влиянием ненормальностей в половой жизни. Беседа с мужем больной и назначенное ему лечение привели к устранению дисгамии и сыграли решающую роль в выздоровлении больной.

У третьего больного возникшее навязчивое состояние явилось следствием переживаний, вызванных конфликтом в семье между матерью и женой больного. Беседа врача поочередно с обеими женщинами привела к тому, что было принято разумное решение, создавшее выход из сложившейся ситуации.

У четвертой больной истерический паралич оказался связанным с психотравмирующими отношениями с соседями по квартире. Со­действие, оказанное в изменении жилищных условий, устранило причину заболевания.

Оздоровление среды, в которой живет больной невро­зом, неотделимо от лечения и профилактики заболе­вания.

От врача, занимающегося лечением больных невроза­ми, помимо глубоких специальных медицинских знаний, требуется чувство такта, наличие жизненного опыта, эрудиция в вопросах этики, морали и даже права. Отно­шения, складывающиеся между больным и врачом, име­ют большое значение для успеха лечения. Чем врач ав­торитетнее, чем большим он обладает искусством вы­слушать больного, расположить его к себе, понять его переживания и оказать на него логическое и эмоциональное воздействие, умеет сочетать сочувственно-бла­гожелательное отношение с твердостью, способностью противоборствовать неадекватным притязаниям боль­ного, тем скорее он достигнет успеха.

Freud полагал, что при лечении неврозов, особенно истерии, невроза навязчивых состояний и невроза стра­ха, положительный эффект достигается лишь благодаря тому, что больной переносит свои чувства на врача и тем самым становится весьма податливым его воздейст­виям. Конфликт, лежащий в основе невроза, якобы за­меняется новым, связанным с личностью врача. Возни­кает новый перестроенный невроз, от которого больной и излечивается. Такая трактовка является мало обосно­ванной. Однако то, что те или иные чувства к врачу, например симпатии, антипатии, уважения, могут играть роль в процессе терапии, сомнению не подлежат.

Лечение неврозов нередко носит этапный характер. На первом этапе устанавливается контакт с больным, выясняются его переживания, проводятся общеукрепля­ющие или снижающие эмоциональную напряженность мероприятия; на втором этапе — лечение, направленное на устранение основных симптомов невроза; на третьем этапе главное внимание уделяется активации личности (активирующая терапия), вовлечению ее в трудовую деятельность, социальной реадаптации. Возможно, одна­ко, и отклонение от этой схемы. Так, например, при ис­терических моносимптомах, особенно возникающих в боевой обстановке, лечение может начинаться с немед­ленного купирования возникшего нарушения функции.

При лечении больного неврозом выбор метода терапии зависит от особенностей заболевания (он различен при лечении неврастении и затяжного истерического парали­ча или криптогенного навязчивого состояния), а также особенностей личности больного, его отношения к тем или иным лечебным процедурам (например, гипнотера­пии). Чаще всего применяется сочетание различных ле­чебных приемов, например лечения убеждением или внушением с фармакологическим воздействием, иначе говоря, применяется комбинированная, комплексная те­рапия. Методы психического воздействия сочетаются с биологическими методами. Последние обычно не яв­ляются основными, однако могут иметь огромное значе­ние для достижения выздоровления. Так, предоставле­ние отдыха и покоя больному, например в комплексе

санаторно-курортных мероприятий, общеукрепляющее медикаментозное лечение исключительно важны при ле­чении больных неврастенией и шоковыми неврозами; лечение транквилизаторами, уменьшающими чувство тревоги, эмоциональной напряженности, показано боль­ным неврозами страха или фобиями.

Часто неврозы возникают на фоне соматического за­болевания или вторично ведут к астенизации больного. Психогенно и соматогенно обусловленные симптомы мо­гут тесно переплетаться, например в картине неврасте­нии, давая сомато-психогенно обусловленные астениче­ские состояния, а также при фобиях у больных с сер­дечно-сосудистыми заболеваниями; астения, вызванная травмой, инфекцией или интоксикацией, может способ­ствовать возникновению невроза. Во всех этих случаях исключительное значение имеют лечебные меры, на­правленные на устранение симптомов соматического не­благополучия.

ЛЕЧЕБНЫЕ МЕТОДЫ

ПСИХОТЕРАПИЯ

Основным методом лечения неврозов является психоте­рапия. Под ней обычно понимается планомерное поль­зование «психическими воздействиями» для лечения бо­лезней, лечение «психическим» путем. Это лечение назы­вается психотерапией не потому, что при нем оказыва­ется влияние на психику больного (его может оказывать и аминазин и инсулин, и различные другие «непсихиче­ские» воздействия), а потому, что влияние это особое, «психическое». В чем сущность его и отличие от непси­хических, например физических или химических, воздей­ствий,— в этих определениях психотерапии остается не­раскрытым.

Психотерапия, по-нашему мнению1,— это лечение ин­формацией. Лечебный эффект здесь достигается не бла­годаря физическим или химическим свойствам раздражителя, а той информации, которую он несет. В этом специфика психического воздействия.

Лечебная информация может адресовываться к одно­му больному (индивидуальная психотерапия) или одно­временно к целой группе больных (групповая, или кол­лективная, психотерапия). Она может исходить непо­средственно от врача и осуществляться при наличии прямого контакта между ним и пациентом, может пере­даваться в звукозаписи (лечебные магнитофонные лен­ты, патефонные пластинки), по радио (например, сеан­сы коллективной психотерапии в палатах больниц, санаториев), телевидению, немому или звуковому кино (лечебные, психотерапевтические кинофильмы), путем печатного слова (библиотерапия). Надо сказать, что тех­нические средства еще и до настоящего времени мало используются для психотерапии. Аналогично тому, как создаются обучающие автоматы, вероятно, могут быть созданы для некоторых специальных целей и психоте­рапевтические автоматы, например для лечения нарко­маний, перевоспитания личности. Усовершенствование различных методов ввода информации, например во вре­мя сна или экстраанализаторным путем (т. е. непосред­ственно в мозг, минуя органы чувств), в далеком буду­щем может открыть новые возможности и перед пси­хотерапией. Действие информации может быть как не­посредственным, так и отставленным во времени.

Основным источником передачи информации является речь, поэтому иногда психотерапию называют речевой терапией. Такое обозначение ее является не совсем точ­ным, так как информация может передаваться и безре­чевым путем, поскольку ее несет не только речь врача, но и сопутствующие ей мимика, жесты, интонация и весь внешний облик говорящего.

Различные виды психотерапии — это различные виды ввода, переработки или действия информации. Основны­ми видами психотерапии является убеждение или ра­циональная психотерапия, внушение, самовнушение и 'каузальная психотерапия.

УБЕЖДЕНИЕ ИЛИ РАЦИОНАЛЬНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

Лечение убеждением—это лечение информацией, всту­пающей в связь и взаимодействие с имеющимися у больного представлениями и подвергающейся логи­ческой переработке и критической оценке. На основании этого могут возникать новые взгляды на вещи, новая оценка травмировавших психику событий, новые уста­новки на будущее. Последние теперь определяют значи­мость для больного тех или иных сигналов, а отсюда и реакцию на те или иные раздражители.

При лечении по этому методу вырабатываются или укрепляются полезные для здоровья больного новые представления или тормозятся старые. Таким путем до­стигается изменение информационного значения некото­рых раздражителей и потеря ими патогенных свойств.

Внешне это проявляется в том, что меняется отношение больного к обстановке, породившей заболевание, болезненные переживания утрачивают свою значимость, актуальность. Как указывалось выше, эмоциональная напряженность, а вместе с тем и психотравмирующее действие ситуации сохраняются, пока не принято реше­ние, как действовать дальше, не выбрана твердая ли­ния поведения («стратегия поведения»). Одна из задач врача при лечении убеждением и заключается в том, чтобы помочь больному выбрать правильную линию по­ведения на дальнейшее.

В процессе лечения убеждением врач стремится не только изменить отношение больного к тому или иному психотравмирующему событию, но и более глубоко по­влиять на его личность — перевоспитать его, повлиять на черты характера или укоренившиеся взгляды, делаю­щие его особенно чувствительным, легко ранимым в от­ношении некоторых воздействий. Это имеет огромное значение как для лечения, так и для общего оздоровле­ния личности и профилактики новых обострений забо­левания.

Лечение убеждением в той или иной мере сочетается, а порой и тесно переплетается с внушением наяву, осо­бенно когда оно носит мотивированный характер. Часто бывает целесообразно сочетать его с самовнушением или различными методами фармако-психотерапии.

Горячим сторонником лечения убеждением являлся швейцарский невропатолог Dubois, детально разрабо­тавший метод и назвавший его рациональной психотера­пией (от лат. ratio — разум). «Что касается меня,— пи­сал он,— то я всегда полагал, что психотерапия должна представлять собой перевоспитание и что следует при­бегать к тем же приемам, что и при воспитании, т. е. нужно развивать и укреплять ум больного, научить его правильно смотреть на вещи, умиротворить его чув­ства, меняя вызвавшие их умственные представления. Для этого нет иного средства, кроме убеждения посред­ством диалектики, которое можно бы назвать сократов­ским методом».

Техника лечения. Техника лечения убеждением, no Dubois, сводится к беседам с больным, во время ко­торых врач разъясняет ему обратимый характер имею­щихся у него нарушений, призывает больного изменить свое отношение к волнующим его событиям окружаю­щей обстановки, перестать фиксировать свое внимание на имеющихся у него патологических симптомах.

Dubois говорил больному, страдавшему «нервной бессонницей»: «Не думайте о сне — он улетает, как птица, когда за ним гонятся, уничтожьте здравым размышлением ваши пустые заботы и закон­чите день на какой-нибудь простой мысли, которая даст вам спо­койно заснуть».

«Вы, сударыня, в добром здоровье, молоды и крепки,— указывал он больной, страдавшей сердцебиением, связанным с семейными неприятностями,— ваш организм в превосходном состоянии, ваши сердцебиения нервные. Нет никаких признаков болезни сердца. Как бы ни был част ваш пульс, опасности нет никакой. Один только страх приводит нас в такое состояние. Поверьте мне, что если бы вы могли избавиться от страха, все ваши расстройства прошли бы немедленно. Не забывайте ничто не заставляет так сильно биться сердце, как чувство страха. Ну, положим, вы проснулись с сердце­биением; оно могло быть вызвано каким-нибудь страшным снови­дением, которое вы тут же забыли, а быть может, сделалось от кофе или чая,— это все равно. Если, как только вы почувствуете сердцебиение, вы сейчас же поддаетесь страху и думаете, что вы уже умираете, вы создаете этим душевное волнение, которое за­ставляет ваше сердце усиленно биться. Если перед этим пульс был 100, он участится до 120. Тоскливое чувство от этого только усили­вается и, по-видимому, оправдывает ваш страх и волнение: в ре­зультате пульс еще больше ускоряется и доходит до 140. Наоборот, если, убедившись, что ничего нет, вы успокоитесь, пульс замедлит­ся. Рассуждайте попросту так: я молода, сильна и здорова, у меня нет ни болезни сердца, ни другого органического страдания; от этих сердцебиений я не умру! И сердце ваше перестанет учащенно биться, тоска пройдет и вы заснете спокойно».

Сам Dubois, страстно убеждая своих больных в не­избежности выздоровления, фактически обычно сочетал метод убеждения как с прямым внушением наяву, так и косвенным внушением. При лечении истощенных боль­ных, кроме того, он обычно прибегал к рекомендован­ному Weir-Mitchell лечению постельным режимом в ус­ловиях изоляции от всяких внешних раздражителей (запрещение переписки, свиданий, бесед с другими боль­ными) в сочетании с усиленным питанием. Таким образом Dubois проводил ряд лечебных мероприятий, цент­ральным звеном которых являлись длительные система­тические беседы с больным. В целом лечение в стацио­нарных условиях занимало обычно около 2 месяцев. Примером такого лечения может являться следующее наблюдение Dubois, которое мы приводим в сокращен­ном виде.

Больной 46 лет, адвокат, обратился с жалобами на общую рез­кую слабость, в результате которой он не может стоять неподвиж­но более 5 секунд и пройти более 100—г50 шагов, не может ни чи­тать, ни слушать чтение дольше нескольких минут, а также на ряд диспепсических явлений. Заболевание началось после крупных слу­жебных и семейных неприятностей и держалось в течение 9 лет. Попытки лечения в санаториях и на курортах, у аллопатов и гомео­патов, знахарей и священников, а также повторные поездки на богомолье в Лурд эффекта не дали.

«Хорошо,— говорю я ему,— оставайтесь и вы поправитесь; вот что нужно делать. 1. На б недель вы должны лечь в постель. Все такие болезненные состояния более или менее связаны с реальным истощением, поэтому имеются показания по крайней мере в течение известного времени свести к минимуму расход энергии. Такого рода полный отдых весьма желателен и потому, что вы длительно теряете в весе. 2. Так как вы страдали диспепсическими расстрой­ствами психогенного происхождения, характер которых я вам со временем объясню, вы должны в продолжение 6 дней получать исключительно молочное питание, и не вздумайте утверждать, что вы его не переносите. Молоко все переносят. После этих 6 дней вы будете снопа в изобилии есть все, что пожелаете, а в промежутках, кроме того, нить и молоко, что вас совершенно поставит на ноги. Вы не верите и улыбаетесь. Дорогой мой, будьте покойны. Я гово­рю вам то, что знаю из опыта. 3. Начиная с 7-го дня вас будут массировать. Большой необходимости в этом нет, но массаж заме­нит вам движения и улучшит циркуляцию крови в коже и мыш­цах

Что касается вашей общей слабости, то мы к ней еще вернемся. Пока укрепляйте себя как сокращением потребления (постельный режим), так и увеличением поступления (усиленное питание). При­держивайтесь моих предписаний и все будет хорошо».

Уже на 3-й день этого лечения отдыхом я достаточно узнал моего интеллигентного, рассудительного больного, чтобы присту­пить непосредственно к психическому лечению и, выступая реши­тельно против его самовнушений, заговорил с ним так: «Вам надо преодолеть всего-навсего шесть препятствий: вы не можете стоять на ногах, ходить, читать, есть, как все люди, иметь правильные ки­шечные отправления и, наконец, вы не можете пополнеть. Но все эти препятствия можно уничтожить или, вернее сказать, их нет совсем. Они существуют лишь в вашем представлении: это все рав­но, что черта мелом на полу, через которую не может переступить загипнотизированный только потому, что дал себя в этом уверить. Поймите это. Ваше выздоровление зависит от того, что вы твердо и бесповоротно в этом убедитесь!».

На 3-й неделе больной сказал мне: «Доктор, трех преград уже нет, вернее сказать, они были незначительные и я без напряжения перескочил через них. Прежде всего, к моему величайшему удивле­нию, я перенес молоко и усиленное питание. Я мог есть все и ни одно из блюд, которые я раньше считал для себя неприемлемыми, нисколько мне не повредило. Представьте себе, на 7-й день после молочной диеты я впервые за 12 лет съел рыбу с майонезом. Затем стул стал правильным и отправления приспособились утром к опре­деленному часу. Наконец, после того как я долгое время безрезуль­татно старался пополнеть, за каждую неделю я прибавлял в весе 2 кг. Что заставляет меня быть малодушным, это неспособность стоять и читать. Я сомневаюсь в благоприятных результатах в этом отношении».

«Понимаю вас,— отвечаю я ему,— это, конечно, самые тяжелые для вас симптомы. Но вспомните только одно: у вас нет никакого органического заболевания, вы просто нервный человек. Поверьте, все симптомы ваши одного свойства, это пятна, сделанные одина­ковыми чернилами. Если удалось стереть три пятна, то почем вы думаете, что не удастся то же и с остальными? Вспоминайте чаще об этом сравнении или, если вам это больше нравится, о сравнении с чертой мелом на полу. И в течение 3 недель, которые вам еще остается пролежать в постели, вбейте себе хорошенько в голову эту мысль. До тех же пор не делайте никакой попытки ни стоять, ни ходить, ни читать; неудача могла бы вас расстроить. Развивай­те эту руководящую идею и убедите себя окончательно в том, что вы будете здоровы!».

Через 6 недель он встал и в первый же день в состоянии был ходить в течение 2 часов. Без всякой усталости и покалывания в глазах смог прочитать газету. На ногах тоже мог стоять гораздо дольше, хотя и чувствовал при этом некоторое утомление и страх. Я объяснил ему психический характер этого обстоятельства, указав ему на его характерологические особенности. Он вполне подтвер­дил мои заключения, заметив при этом: «Я и сам вижу, что мои представления играют в этом большую роль. Когда я иду, напри­мер, из своего кабинета в комнату моих служащих, то я могу впол­не стоять и идти, если дверь открывается без труда, но если она скрипит и легко не открывается, то колени у меня подкашиваются. Теперь я вижу, что в этом нет никакой реальной основы, что это лишь действие представления».

После 2-месячного лечения больной выписался вполне здоровым. Рецидивов не наблюдалось. Лишь иногда возникало чувство неко­торой неуверенности в себе. В связи с этим Dubois, продолжавший в течение ряда лет поддерживать с больным переписку, написал ему: «Берегитесь, вы интеллигенты, обладаете здравым умом и именно этому качеству обязаны своим выздоровлением. Вы не ли­шены логики, и если она завела вас сначала на ложный путь, то это потому, что вы исходили из ложных посылок, из ипохондриче­ских самовнушений; но эта же логика привела вас к выздоровле­нию после того, как вы изменили исходную точку, и я вам показал, какую роль в вашей болезни играют представления. Но не забы­вайте: вы немного суеверны, малодушны. Вам не хватает некото­рого пренебрежения к вашей бренной оболочке. Когда нет никакого органического страдания, как, например, у вас, то здоровье зави­сит главным образом от непоколебимой уверенности человека в том, что он здоров. Будьте осторожны, ваше малодушие может сыграть с вами плохую шутку!». После этого состояние больного вновь улучшилось и он оставался здоровым.

Аргументы, используемые при лечении убеждением, могут быть самого различного характера: «Вы сами медицинский работник,— говорили мы одному больно­му.— Вы утверждаете, что вы больны раком и от вас это скрывают. Но ведь вы сейчас находитесь в психиатри­ческой клинике. Разве мы стали бы держать здесь че­ловека, больного раком? Да мы бы его сейчас же пере­вели в онкологический стационар. Если человек болен раком и считает при этом, что у него рак, то ведь это нормально. Разве его поместят в психиатрическую боль­ницу? Вас поместили сюда потому, что вы внушили себе то, чего у вас нет. Вы мнительный человек. У вас и раньше часто появлялись опасения заболеть раком, но вы с ними боролись. А теперь рассказ о заболевании вашей знакомой обострил ваши опасения. Вы стали фик­сировать внимание на работе желудка, кишечника и по­этому ощущать то, чего раньше не ощущали. Мысль о раке овладела вами и вы утратили над собой контроль. Мы поможем вам его обрести (переходим на внушение наяву) —у вас нет рака, нет рака! (Далее обычным тоном). Вы будете находиться здесь до тех пор, пока вы это поймете!..».

При лечении методом убеждения целесообразно разъ­яснять больному в физиологическом плане обратимый характер имеющихся у него болезненных симптомов и возможность их устранения, возникновение истерическо­го паралича — процессом торможения, частичного сна в соответствующей области мозга, некоторые фобии — механизмом условного рефлекса.

«У вас различные неприятные ощущения в теле — в области то сердца, то груди, то желудка, и вы полагаете, что это признаки какого-то тяжелого, опасного для жизни заболевания,— говорили мы больному.

В действительности это не так. Наше сердце непрерывно рабо­тает, непрерывно движется кровь по кровеносным сосудам, сокра­щаются стенки кишечника, перемещая пищу. Все это мы обычно не ощущаем. К счастью поток импульсов, поступающих в мозг от внутренних органов, нами не осознается. Он задерживается, вероятно, на уровне межуточного мозга. Вы пережили травму черепа и теперь „фильтры" немного ослабли — импульсы стали проникать в созна­ние и вы стали их ощущать. Дело не в том, что у вас сердце или желудок работают ненормально, а в том, что у вас снизился порог возбудимости и вы стали ощущать то, чего в норме не ощущают. У вас нет болезни внутренних органов, а лишь повышенная чувст­вительность к нормальным раздражениям. Она усиливается оттого, что вы фиксируете внимание на этих ощущениях. Поймите, они яв­ляются не признаком какой-то страшной болезни сердца или желудка, а невинными ощущениями. Чем больше вы на них будете обращать внимание, тем сильнее вы их будете воспринимать... Мы дадим вам лекарство, которое повысит порог восприятия и таким образом ослабит эти ощущения, но главное в вас самом — займите себя работой, не давайте себе сосредоточивать на них внимание, не придавайте им значения, и вы поправитесь».

Приводим отрывки нашей беседы с двумя больными, имевшей целью изменить реактивность на психотравмирующие воздействия и повлиять на некоторые характе­рологические особенности:

«Ваше заболевание — следствие того, что вы очень обидчивы, чувствительны. Вы должны изменить свое отношение к окружаю­щему, перестроиться, перевоспитать себя, тогда вы избавитесь и от „невроза сердца", который вас беспокоит, и от повышений артери­ального давления при волнении.

Наша реакция на окружающее во многом зависит от того, как мы будем его истолковывать. Представьте себе, что мимо человека прошел его знакомый, не посмотрев на него и не поздоровавшись с ним. Разные люди могут истолковать это по-разному. Один поду­мает, что знакомый был занят своими мыслями, не заметил его и не придаст этому значения. Другой может оценить все иначе. Он скажет «Вот Иван Иванович теперь уже и друзей не узнает, не здоровается, стал важным, теперь и смотреть на меня не хочет...» и может почувствовать себя обиженным. Психически больной с бредом ревности может увидеть в этом намек на якобы дурное по­ведение его жены

Еще римский философ и император Марк Аврелий говорил: „...измени свое отношение к вещам, которые беспокоят тебя, и ты будешь от них в безопасности" Это к вам в полной мере относит­ся. Нужно настроить себя так, чтобы правильно реагировать на вещи. Избавьтесь от излишней обидчивости и подозрительности. Сейчас вам нужно оградить себя от волнений, поэтому настройте себя так, чтобы никакие пустяки на вас не действовали, вас не волновали. Снизьте свой уровень возбудимости Будьте теперь со­вершенно спокойны, всегда спокойны (говорится больному внушаю­щим тоном). Кто бы вам и что бы вам ни говорил, вы будете на это реагировать спокойно, совершенно спокойно (последние слова внушаются наяву).

По характеру вашей работы вам приходится иметь дело с мате­рями детей. Представьте себе, что одна из них вас незаслуженно упрекнет в резкой форме. Теперь вы отнесетесь к этому совершенно спокойно. Спокойно ответите ей „Вы ошибаетесь". Вы подумаете: вероятно, оскорбившая меня женщина была чем-то возбуждена, может быть, у нее домашние неприятности и поэтому напрасно ко мне придралась. Останетесь при этом совершенно спокойной. Ведь психиатр на работе не реагирует на оскорбления и ложные обви­нения своих больных. Он остается совершенно спокойным. Так и вы должны себя настроить на то, что не будете эмоционально реаги­ровать на незаслуженные упреки или оскорбления... Не бром и не валериана, а самовоспитание может избавить вас от лишних вол­нений».

Убеждение хорошо сочетать с внушением наяву и мо­тивированным самовнушением.

«У вас явления неврастении — легкие, обратимые нарушения,— говорилось другому больному.— Вы отдохнете и все быстро прой­дет. Вы будете здоровы. Однако главное лекарство — это самово­спитание. Вы не должны быть столь тщеславны Вы хороший музы­кант, хороший преподаватель музыки, вас любят ученики, ищите в этом высокое моральное удовлетворение. Вы приносите пользу об­ществу. Однако нельзя претендовать на большее, чем ты можешь дать, на большее, чем ты способен... Измените уровень ваших при­тязаний. Приведите его в соответствие со своими возможностями, и вы не будете переживать, на мой взгляд, мнимых неудач, навсегда избавитесь от неврастении. Нельзя считать себя несчастным чело­веком от того, что ты не Рафаэль, не Тициан и не Чайковский».

Снятие эмоциональной напряженности, вызванной несоответствием между возможностями больного и его притязаниями, содействовало не только быстрому избав­лению от неврастении, но и общему оздоровлению лич­ности.

В процессе лечения убеждением важно, призывая больного, пересмотреть свою оценку психотравмировавших событий или отказаться от своих непомерных тре­бований (иногда даже смириться с возникающей ситуа­цией), подчеркнуть перспективы будущего, наметить линию поведения в дальнейшем, способствовать форми­рованию новых здоровых интересов (активирующая терапия).

Достоинством метода убеждения является то, что больной активно участвует в процессе лечения и что при таком лечении укрепляется его интеллект, открывается возможность коррекции взглядов и установок и харак­терологических особенностей, предрасполагающих к возникновению заболевания. При лечении убеждением в отличие от метода внушения образуемые новые связи не остаются изолированными, а связываются с имею­щимися представлениями и поддерживаются ими. Все это благоприятствует стойкости достигаемого терапев­тического успеха. Недостатком является то, что лечеб­ный эффект при этом наступает часто не так быстро, как при некоторых других методах — внушении, эфирном рауше и т. п., особенно в случае моносимптоматических истерических расстройств.

Метод убеждения применим при лечении различных заболеваний, однако особенно широко им пользуются при лечении неврозов. Он рекомендуется при любых формах неврозов, не имеет противопоказаний и, по на­шему мнению, может применяться во всех случаях. К сожалению, не всегда можно достигнуть успеха с по­мощью одного этого метода. Так, многие больные с на­вязчивыми явлениями понимают их нелепость, абсурд­ность, пытаются бороться с ними, но, как они сами на это указывают, не могут их преодолеть. Нередко мало­эффективен метод убеждения в чистом виде и при лече­нии больных истерией. Однако и в тех случаях, когда одним убеждением достигнуть выздоровления не удает­ся, применение его в качестве дополнительного средства целесообразно. Каким бы способом врач ни лечил боль­ного неврозом, метод убеждения будет всегда иметь значение не только для устранения болезненного симп­тома, но и для профилактики рецидива заболевания.

ВНУШЕНИЕ

Внушение (suggestio)—введение информации, воспри­нимаемой без критической оценки и оказывающей влияние на течение нервно-психических процессов (А. М. Свядощ). Путем внушения могут вызываться ощущения, представления, эмоциональные состояния и волевые побуждения, а также оказывать воздействия на вегетативные функции без активного участия личности, автоматически, без логической переработки восприни­маемого.



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.