Сделай Сам Свою Работу на 5

Проблема Интернет-аддикции: описания и сомнения

Без преувеличения можно сказать, что основным предметом психо­логических исследований, посвященных эффектам интернетизации, яв­ляется формирующиеся в условиях киберсреды новые виды зависимости, или Интернет-аддкции.

В самом Интернете имеется множество чатов и сайтов, содержащих предостережения и антирекламу. Так, по адресу http://www.netaddiction.com/ clinic.htm можно найти онлайновую виртуальную клинику К. Янгдля стра­дающих Интернет-аддикцией Center for On-Line Addiction (COLA), а об­ратившись на адрес http://www.psywww.com/resource/bytopic/internet.html у специалистов Internet Addiction Google Directory — получить консульта­цию по поводу негативных психологических последствий использования Интернета, а также многочисленные ссылки на материалы исследований таких последствий (по замечанию одного из комментаторов, это похоже на то, как табачные компании дают ссылки на сайты по борьбе с курением; другой иронизирует: «То же самое, что лечить алкоголиков в баре»).

М. A. Shotton в 1989 г. ввела понятие Интернет-аддикции по отноше­нию к особой группе людей, занимавшихся разработкой компьютерной техники и программного обеспечения; сходство с другими видами аддик-тивного поведения прослеживалось в полной поглощенностью предметом аддикции и пренебрежением такими сторонами жизни, как семья или дружеские связи [462].

В 1996 году 1. Goldberg использовал термин для описания патологиче­ской непреодолимой тяги к использованию Интернета. Диагностические критерии расстройства в целом соответствуют критериям DSM-IV/u™ не­химических зависимостей: использование компьютера вызывает дистресс; использование компьютера причиняет ущерб физическому, психологиче­скому, межличностному, семейному, экономическому или социальному статусу [297].

В литературе можно встретить утверждения о том, что по степени доминирующего в сознании стремления к уходу от реальности, Интернет-аддикция сопоставима с патологическим влечением при алкоголизме, нар­комании, тяге к азартным играм и других нехимических аддикциях; при остром течении патология может проявляться полиморфными соматиче­скими, вегетативными расстройствами, а также приводить к социальной Дезадаптации [67].

Негативное влияние Интернета разными авторами может называть­ся «Интернет-аддикция», «Зависимость от Интернета», «Патологическое


76 Глава 2. Интернет как объект научного исследования


2.4. Что делает с нами Интернет?



 


использование Интернета», «Проблематичное использование Интерне­та» [303]. В многочисленных работах фиксируется появление и перечис­ляются признаки данного вида аддикции [6, 115, 129,227,232,246,247, 262,280,289,291,292,297,303,346,352,411,432,456,518,530-532,536] и др. В Сети доступны многочисленные информационные и консультационные ресурсы по Интернет-зависимости [255,326,332,334,339,342,343,347,353, 397,426,477,485,487,506] и пр.; сайт Net Behavior & Usage [406] на начало 2007 г. содержал 673 ссылки на источники, посвященный данной пробле­ме. Тексты на русском языке можно найти на сайте [325].

Несмотря на отсутствие официального признания проблемы (она не вошла в классификатор психических расстройств DSM-V ни под од­ним из названий [64]), Интернет-зависимость уже принимается в расчет во многих странах мира при принятии решений в социальной сфере: на­пример, в Финляндии молодым людям с Интернет-зависимостью предо­ставляют отсрочку от армии [519].

Исследования Интернет-зависимости организуются, как правило, пу­тем on-line опросов ([33,246,291] и др.) и исследования «целевых групп» ([230,456] и др.). Применяемые диагностические средства соответствуют представлениям авторов о природе сетевой зависимости, которые ста­новятся основой для разработки опросников и формирования тестовых батарей.

Популярными темами исследований сетевой аддикциия являются: симптомы, распространенность, типология, факторы формирования, по­следствия.

Симптомы Интернет-аддикции. Согласно определению, данному К. S. Young, под Интернет-аддикцией предлагается понимать имеющее выраженные социальные, психологические и профессиональные послед­ствия использование Интернета, длительность которого за неделю пре­вышает 38 часов, а содержание не имеет отношения к учебе или работе. При этом у учащихся снижается успеваемость, у работающих — страдает карьера, нарушаются супружеские отношения. Перечисленные проявле­ния отсутствуют у лиц, чье пребывание в Интернете не превышает 8 часов в неделю [531]. Однако более корректно, вслед за автором, гово­рить о том, что показателем наличия аддикции является не количество ежесуточных Интернет-часов, а сумма потерь во внесетевой жизни [534]. К свидетельствам таких потерь А. Е. Войскунский относит: сообщения об убийствах, самоубийствах, смертях из-за хронического недосыпания, побегах подростков из дому, бракоразводных процессах, осуждении ро­дителей за неадекватный уход за детьми, эмоциональных расстройствах, депрессиях и стрессах, вызванных потерей доступа к Интернету или со­держанием полученных сообщений [51].

Повышение толерантности (постепенное увеличение времени, по­свящаемого Интернету), компульсивность (осознание проблемы не ведет к ее решению) и синдром отмены (недоступность компьютера вызыва­ет раздражение и тревогу) представляют собой существенные признаки


зависимости. Показательным для диагностики аддикции K.Anderson счи­тает трехдневный срок развития абстиненции [230]; M.Orzack сообщает о пациентах, для которых он составляет несколько часов [411]. Из пациен­тов К. Янг 54% не хотят уменьшить время, проводимое в он-лайн. Часть из них считают себя окончательно «подсевшими» на Интернете и неспо­собными бросить эту привычку. Оставшиеся 46 % совершили несколько безуспешных попыток избавиться от зависимости [277].

К общим с другими видами зависимости J. Suler относит такие при­знаки Интернет-аддикции, как пренебрежение важными жизненными во­просами; разрушение отношений аддикта со значимыми людьми; чувство вины, скрытность или раздражительность как реакция на критику; без­успешные попытки сократить это поведение [470].

Согласованного представления о перечне критических признаков Интер­нет-аддикции на настоящий момент не существует; показательно в этом отношении расхождение в количестве перечисляемых критериев: K.S.Young называет 4 признака, D. Th. Gill — 5, J. R. Ferris — 7, J. Fearing — 10, T. L. Stone - 12, S. Kershaw - 15 [247].

Четыре симптома Интернет-зависимости, перечисляемые К. S.Young, включают в себя:

• навязчивое желание проверить e-mail;

• постоянное ожидание следующего выхода в Интернет;

• жалобы окружающих на то, что человек проводит слишком много времени в Интернет;

• жалобы окружающих на то, что человек тратит слишком много денег на Интернет [533].

И. Голдберг приводит более развернутую систему критериев; при на­личии трех и более признаков из перечисленных можно констатировать Интернет-зависимость:

• В отсутствие сетевой деятельности проявление двух или более из сле­дующих симптомов: психомоторное возбуждение; тревога; навязчи­вые размышления о том, что сейчас происходит в Интернете; фан­тазии или мечты об Интернете; произвольные или непроизвольные движения пальцами, напоминающие печатание на клавиатуре. Ис­пользование Интернета приводит к исчезновению симптомов.

• Интернет часто используется в течение большего количества времени или чаще, чем было задумано.

• Огромное количество времени тратится на деятельность, связанную с использованием Интернета (покупку книг про Интернет, поиск новых браузеров, поиск провайдеров, организация найденных в Ин­тернете файлов).

• Значимая социальная, профессиональная деятельность, отдых реду­цируются или прекращаются в связи с использованием Интернета.


78 Глава 2. Интернет как объект научного исследования

Использование Интернета продолжается, несмотря на знание об име­ющихся периодических или постоянных физических, социальных, профессиональных или психологических проблемах, которые вызы­ваются использованием Интернет (недосыпание, семейные (супруже­ские) проблемы, опоздания на назначенные встречи, пренебрежение профессиональными обязанностями или чувство оставленности зна­чимыми другими).

• Постоянное желание или безуспешные попытки прекратить или на­
чать контролировать использование Интернета [59].

М. H.Orzack делит симптомы на две группы: Психологические признаки:

• Хорошее самочувствие или эйфория за компьютером

• Невозможность остановиться

• Увеличение количества времени, проводимого за компьютером

• Пренебрежение семьей и друзьями

• Ощущения пустоты, депрессии, раздражения не за компьютером

• Ложь работодателям или членам семьи о своей деятельности

• Проблемы с работой или учебой Физические симптомы:

 

• Синдром карпального канала (туннельное поражение нервных ство­лов руки, связанное с длительным перенапряжением мышц)

• Сухость в глазах

• Головные боли по типу мигрени

• Боли в спине

• Нерегулярное питание, пропуск приемов пиши

• Пренебрежение личной гигиеной

• Расстройства сна, изменение режима сна [411]

Специалисты National Institute on Media and the Family [525] состави­ли списки признаков компьютерной аддикции, обобщающие представле­ния таких авторов, как V. Brenner, J. С. Dvorak, M. R. Hauge & D. A. Gentile. М. Orzack, D. J. Yang, K. S. Young, и сгруппировали их в соответствии с воз­растом пользователя.

Аддикция диагносцируется, если ребенок:

• Большую часть внешкольного времени проводит за компьютером или видеоиграми.

• Засыпает в школе.

• Не выполняет заданий.

• Получает отметки ниже, чем раньше.

• Лжет по поводу использования компьютера или игр.

• Компьютер или игры предпочитает общению с друзьями.


2.4. Что делает с нами Интернет? 79

• Прекращает посещать места общения со сверстниками.

• Испытывает раздражение, когда не занят компьютером или игрой.

• Аддикция диагносцируется, если взрослый:

• Занимаясь компьютером или видеоигрой, испытывает интенсивные переживания удовольствия и вины.

• Думает только о компьютере, даже когда не занят им.

• Проводит за компьютером или игрой все больше времени, и это разрушительно действует на семью, социальную и профессиональную жизнь.

• Лжет по поводу использования компьютера или игр.

• Вне занятий компьютером или игрой чувствует отчуждение, раздра­жение или депрессию.

• Тратит за пребывание в Сети значительные суммы.

• Не может контролировать занятия компьютером или игру.

• Фантазии о жизни в Сети заменяют эмоциональный контакт с реаль­ным партнером.

• Возможно проявление физических симптомов (см. перечень, предло­женный М. H.Orzack).

В отечественной литературе сводный список признаков сетевой за­висимости представил А. Е. Войскунский [51].

Статистические данные о распространении заболевания разноречивы. Т. De Angelis, ссылаясь на данные многих исследований приводит диапа­зон от 6 % до 14% от числа всех пользователей [281]. По сообщению Lenta.ru в 2005 г. до 10% американских интернетчиков страдали компью­терной зависимостью; такой же уровень заболевания, но уже для выборки пользователей всего мира, констатируют авторы Википедии. Этот же ис­точник сообщает, что в нашей стране доля аддиктов среди пользователей составляет 4-6%; С. Э. Давтян называет цифру 2-6% [67]. На новозе­ландском русскоязычном форуме высказано мнение о том, что Интернет-зависимостью страдает каждый второй посетитель Сети [428]. Как мы уви­дим, несогласованность данных о распространении Интернет-адцикции отражает несогласованность представлений о ее природе и проявлениях и вытекающее из этого положения отсутствие общепринятых критериев ее определения и средств ее диагностики.

С этой точки зрения особый интерес для нас представляет позиция D. N. Greenfield. При опросе 18 тысяч пользователей Сети он выявил, что 6% респондентов дали ответы, соответствующие строгим критериям ком-пульсивного использования Интернета, 4-6% регулярно «злоупотребля­ют» им, а еще около 29 % сообщили о том, что систематически используют Сеть как средство улучшения настроения или бегства от реальности. Та­ким образом, при изменении критериев аддикции мы получаем данные о ее распространенности, различающиеся едва не на порядок [303].



80 Глава 2. Интернет как объект научного исследования


2.4. Что делает с нами Интернет?



 


В литературе упоминается 5 типов Интернет-зависимости [50,106,519]:

• Навязчивый веб-серфинг — бесконечные путешествия по Интернету, поиск информации, неспособность ограничить просмотр предостав­ляемых ссылок. Получение информации при этом является только мотивировкой для присутствия в Сети [54]. Как показывают наблю­дения, люди, страдающие веб-серфингом, проводят там до 30 часов в неделю, причем на серфинг уходит в 10 раз больше, чем на за­нятие более конструктивными видами деятельности — работу или учебу [328] (см. также [239,299,359,361,471]).

• Киберсексуальная зависимость — навязчивое влечение к посеще­нию порносайтов и занятию киберсексом (см. также [264,274,448, 465,535]).

• Пристрастие к виртуальному общению и виртуальным знакомствам — большие объемы переписки, постоянное участие в чатах, веб-фору­мах, избыточность знакомых и друзей в Сети [33,245,257,260].

• Навязчивая финансовая потребность — игра в Сети в азартные игры, ненужные покупки в Интернет-магазинах или постоянные участия в Интернет-аукционах.

• Игровая зависимость — навязчивое увлечение компьютерными иг­рами в Сети (вопросам соотношения зависимого поведения в Ин­тернете и собственно игровой зависимости (гэмблинга) посвящены работы [97,99, 305,307, 315,371,452,509] и др.).

По мнению авторов Википедии, для России пока не актуальны та­кие формы Интернет-зависимости как навязчивая игра на бирже, участие в онлайновых аукционах и бесконтрольные покупки в Интернет-магази­нах. Остальные же у нас получают распространение, пожалуй, быстрее, чем на Западе, так как в российских условиях сильнее проявляет се­бя фактор бегства от реальной жизни [519]. Благодаря этому замечанию мы получаем возможность перейти к рассмотрению того, как в литера­туре представлена проблема условий формирования сетевой зависимости. Их можно разделить на факторы, связанные со свойствами киберсреды, и предпосылки, имеющие субъектный характер, в том числе, психологи­ческие особенности пользователей.

К группе объектных условий относится, например, выраженность «притягательности» ([378]) разных форм предоставляемых Сетью услуг; если количество всех Интернет-аддиктов принять за 100 %, то частота возникновения зависимости распределяется следующим образом:

• чаты — 37 %

• многопользовательские игры — 28 %

• телеконференции в Сети — 15%

• электронная почта — 13%

• сайты — 7 %

• иные сетевые протоколы (ftp, gopher и пр.) — 2% [519].


По оценке авторов сайта [330], наибольшую опасность развития за­висимости представляют компьютерные игры, в силу сложности, выра­женной динамики и непрерывности процесса, что препятствует выхода из киберсреды для выполнения каких-либо социальных обязательств в ре­альной жизни. Соответственно в потоке литературы, посвященной Интер-нет-засисимости, значительное место занимают работы по исследованию сетевого гэмблинга, который рассматривается с точки зрения биологи­ческих, личностных, академических, когнитивных и коммуникативных предпосылок и последствий (к числе последних, в частности, относятся особенности детско-родительских и семейных отношений) [410]. Из обще­го количества игроков в Сети, по оценке М. С. Иванова, 10-14 % являются «заядлыми», то есть предположительно находятся на стадии психологиче­ской зависимости от компьютерных игр [99].

Будущего аддикта в игре привлекает:

• наличие собственного (интимного) мира, в который нет доступа ни­кому, кроме него самого;

• отсутствие ответственности;

• реалистичность процессов и полное абстрагирование от окружающего мира;

• возможность исправить любую ошибку, путем многократных попыток;

• возможность самостоятельно принимать любые (в рамках игры) ре­шения, вне зависимости от того, к чему они могут привести [330].

По оценке J. В. Gray, N. D. Gray, зависимостью в форме серфинга (стемминга) страдают до 10% пользователей Сети [299].

С помощью контент-анализа K.S.Young были выявлены три области подкрепления, присущие интерактивным аспектам Интернета, и способ­ные вызывать зависимость — социальная поддержка, сексуальное удо­влетворение и «создание персоны» [113]. Согласно предложенной ею же модели АСЕ (Accessibility, Control, and Excitement), главные роли в разви­тии Интернет-зависимости играют:

1. Доступность информации, интерактивных зон и порнографических изображений.

2. Персональный контроль и анонимность передаваемой информации.

3. Внутренние чувства, которые на подсознательном уровне устанавли­вают больший уровень доверия общению в он-лайн.

Дополнительным фактором является снижение стоимости пользова­ния, что ведет к росту времени пребывания в Интернете [227]. К. S.Young предложен опросник, реализующий представления автора [340]; имеете:-его русскоязычная версия под названием «Тест Интернет-зависимости» и доступный на многочисленных сайтах российского Интернета:

1. Вы используете Интернет, чтобы уйти от проблем или избавиться от плохого настроения.


82 Глава 2. Интернет как объект научного исследования


2.4. Что делает с нами Интернет? 83


 


2. Вы не можете контролировать использование Интернета.

3. Вы чувствуете необходимость находиться в Интернете все дольше и дольше для того, чтобы достичь удовлетворения.

4. Каждый раз вы проводите в Интернете больше времени, чем плани­ровали.

5. После излишней траты денег на оплату соединения вы на следующий день начинаете все сначала.

6. Вы обманываете членов семьи и друзей, скрывая, сколько времени вы проводите в Интернете и степень вашей увлеченности им.

7. Вы чувствуете беспокойство или раздражение, когда вас отрывают от Интернета.

8. Вы думаете об Интернете, когда находитесь вне сети.

9. Находясь вне сети, вы испытываете подавленность или беспокойство.
10. Вы рискуете лишиться важных взаимоотношений, потерять место

работы или учебы из-за Интернета.

Если вы честно ответили «да» более чем на 4 вопроса и ваше увлечение длится более года, вам необходима психологическая помощь.

Примером исследования распространенности сетевой зависимости с использованием данной методики является работа норвежских авторов. В Норвегии из 3,237 опрошенных представителей молодежи не пользу­ются Интернетом 4,9 %, 35,8 % пользуются им эпизодически, 49,6 % — постоянно, проводя в нем в среднем 4,3 часа в неделю. Из них 1,98% (среди юношей — 2,42%, среди девушек — 1,51 %) по результатам опрос­ника Янг могут быть отнесены к категории зависимых от Сети, а 8,68 % — к категории склонных к зависимости; то есть вообще опасность аддикции возникает приблизительно у 11 % молодых людей. Из числа постоянных пользователей 4,02 % обнаруживают выраженность 5 симптомов зависимо­сти, 17,66% — 3-4 симптомов; следовательно, проблемное использование Интернета наблюдается у 21,68% пользователей. По отдельным пунктам получены разные доли положительных ответов (от 0,4% to 27,9%) [358].

D. Greenfield в 1998 г. провел исследование 18 тысяч пользователей Интернета. Треть из них сообщили, что для них Интернет является сред­ством ухода от действительности или улучшения настроения. При этом «Интернет-аддикты» гораздо более склонны переживать ощущение утраты контроля за своими поступками в Интернете, чем «нонаддикты». Автор полагает, что потеря контроля — это одно из проявлений психоактивно­го потенциала Интернета, среди других он называет искажение времени, форсирование интимности и ослабление торможения. Так, среди тех, кто соответствует признакам аддиктивной личности, 83 % описывают свое со­стояние как «выход за рамки»; 75 % сообщают о достижении интимности в отношении с партнером по Интернету; 62% регулярно посещают пор­носайты; 37,5% мастурбируют, находясь он-лайн [281].

При исследовании субъектных предпосылок формирования сетевой аддикции выявляются закономерности, связанные с возрастом, полом.


профессией пользователей [230,417]. Наиболее распространено представ­ление о том, что по демографическим характеристикам в группу риска входят мужчины 16-35 лет, не имеющие семьи и детей, которые когда-либо сталкивались с проблемой дезадаптации в обществе, имели сексу­альные проблемы и легкое пристрастие к аткоголю или наркотикам [330]; аддиктов меньше среди женщин [106,437], а дети вообще не попадают в зависимость [97], [106, с. 237-238]. В исследовании опытных Интернет-игроков С.-Н. Ко, J.-Y. Yen, С.-С. Chen et al. благодаря применению метода множественной регрессии выявлены доказательства гендерной специфи­ки связей между выраженностью аддиктивности и поведенческих харак­теристик, а также таких параметров повседневной жизни, как уровень стрессогенности и уровень удовлетворенности. В частности, у испытуе­мых мужского пола больший возраст, низкая самооценка и низкий уровень удовлетворенности жизнью коррелируют с более выраженной аддикцией, а у испытуемых женского пола такая связь не выявляется [375]. Большая склонность к Интернет-аддикции наблюдается у специалистов высокой категории в нетехнических или высокотехнологичных сферах [534].

С другой стороны, можно встретить данные, свидетельствующие о том, что Интернет-зависимым может стать человек вне зависимости от возраста и пола, социального положения, уровня образования и интеллектуального развития. К. S.Young, описывает «ломающий стереотпы» случай киберза-висимости 43-летней домохозяйки [532]. М. R. Hauge, D. A. Gentile иссле­дуют влияние, оказываемое увлечением виртуальными играми, на разви­тие в подростковом возрасте [315]. На русскоязычном психологическом сайте утверждается, что в последнее время особенно много зависимых сре­ди семейных образованных 30-40-летних мужчин; Интернет-зависимость помолодела и 12-летний постоянный посетитель Интернет-клуба, гото­вый таскать деньги у родителей, прогуливать школу, мыть полы в том же клубе, лишь бы получить доступ в Сеть — уже давно не редкость [330]. По данным L. Leung, среди представителей «поколения Net» наибольшую склонность к аддикции проявляют девушки-студентки [387].

Эмпирические исследования Интернет-аддикции, — считают L. Widy-anto, M. Griffiths, — могут принадлежать к одному из условных типов: 1) сравнительные опросы аддиктов и нон-аддиктов; 2) опросы, направ­ленные на выявление групп риска развития зависимости, проводимые преимущественно среди студентов; 3) поиск психометрических характе­ристик аддиктивности; 4) анализ случаев зависимости и их лечения; 5) корреляционные исследования, направленные на выявление связей про­блемного использования Интернета с другими проявлениями (психиатри­ческие проблемы, депрессивность, самооценка и пр.) [517].

Разработка проблемы психологических предпосылок развития Интер­нет-аддикции подразумевает наличие базовых объяснительных конструк­тов, задающих логику научного поиска и определяющих выбор или со­здание исследовательских процедур и средств. Однако, как показывает практика, данное общенаучное требование не всегда выполняется при


84 Глава 2. Интернет как объект научного исследования

изучении феномена Интернет-аддикции, поэтому в литературе широко представлены результаты концептуально и методологически разрознен­ных исследований, ознакомление с которыми оставляет ощущение слу­чайности и волюнтаризма [308]. При таком подходе исследуются связи факта или степени сетевой зависимости и отдельных психологических особенностей пользователя, и с помощью перечисления различий созда­ются контрастные психологические портреты «аддиктов» и «нонаддиктов». По сравнению с такими работами концептуально выдержанными выглядят исследования, которые ориентированы на клинические модели описания Интернет-аддикции как варианта зависимости вообще.

К обширной группе исследований сравнительного характера относятся, например, работы одного из авторов идеи Интернет-аддикции K.S.Young. Так, поданным одного из проведенных К. S. Young, R. С. Rodgers исследова­ния, аддикты отличаются высоким уровнем абстрактного мышления, инди­видуализмом с тенденцией к нонконформизму, упрямством. В реальной жизни сетевые зависимые часто сами сознательно провоцируют окружаю­щих на конфликт. Нередко зависимый от Интернета человек испытывал в прошлом компьютерофобию; теперь же, овладев несложными навыками программирования и HTML, или же просто научившись быстрому веб-серфингу, он чувствует себя «компьютерным гением» [534].

Поданным исследования 699 молодых людей в возрасте 16-24 лет вы­явлено, что для молодежи наиболее значимыми предикторами проблемно­го использования Интернета являются: эмоциональная открытость в Сети и приверженность ICQ; удовольствие от возможности контроля в ходе он-лайн игр. При этом играх, чатах и ICQ аддиктов привлекает возмож­ность получения удовольствия и ухода от реальности, а нон-аддиктов — приобретение информации [387].

В Корее в 2003 г. по результатам проведенного он-лайн опроса с ис­пользованием модифицированного опросника Янг 13,588 пользователей (7,878 мужчин, 5,710 женщин). Интернет-аддикиия была диагностирована у 3.5%, склонность к аддикции — у 18,4%, остальные вошли а группу нон-аддиктов. Значимые связи получены для аддиктивности и дисфунц-киональным социальным поведением: уходом из реальности, ощущением одиночества, деперссивными проявлениями и компульсивностью, чув­ствительностью в сфере межличностных отношений, открытостью в об­щении с посторонними [514].

Ниже помещена таблица (Табл.2), в которой отражена информация о некоторых работах, посвященных проблеме выявления особенностей, характеризующих сетевых аддиктов в отличие от пользователей без при­знаков данного нарушения.

Глобальная личностная неудовлетворенность жизнью вне Сети [247], [258,510], а также отдельные показатели дезадаптированности, прежде все­го, социальной, часто рассматриваются как факторы развития Интернет-аддикции. Типичным является следующее рассуждение: Интернет-зависи­мость возникает тогда, когда людям необходима социальная поддержка,


Таблица 2

Сведения о некоторых исследованиях в области психологии сетевой зависимости

 

Авторы Методики и показатели Испытуемые и схема Полученные результаты
К. S. Young, Опросник депрессии Бека (Beck Он-лайн опрос 259 добро- Значимая связь между уровнем депрессии
R. С. Rodgers Depression Inventory, BDI); вольцев, ответивших на по- и развитием Интернет-аддикции.
[534] показатели DSM-IV (American Psy- слания сетевых групп под- Для зависимых выявлены значимые связи
  chiatric Association) для выявления держки или искавших ин- с чувствительностью, подозрительностью
  игровой аддикции; формацию с использовани- и независимостью.
  Шестнадцатифакторный личност- ем ключевых слов «Интер-  
  ный опросник; нет» или «аддикция» в поис-  
  Шкала поиска ощущений Цукерма- ковых системах типа Yahoo.  
  на (Zuckerman's Sensation Seeking Выделение группы аддик-  
  Scale) тов на основании соответ­ствия показателям DSM-IV.  
В. Голованев- Репертуарный тест ролевых кон- 49 десятиклассников. У нон-аддиктов выше стремление к само-
ская [59] структов Дж. Келли (объекты: Группа аддиктов выде- изменению, выявляется фактор «активная
  «Идеал Я», «Возможный Я»); лена на основании данных и успешная жизненная позиция», фак-
  авторский опросник на пред- опросника А. Жичкиной тор «социальной успешности», большая
  ставление о возможности реализа-   значимость отражающих коммуникатив-
  ции «Идеала Я» (диагностируемые   ные качества конструктов;
  показатели: стремление к реализа-   у аддиктов менее благоприятное соотноше-
  ции Идеала Я; достижение Идеала   ние компонентов Идеальное Я и Возмож-
  Я (реальное-нереальное); способ достижения Идеала Я (активность-пассивность)); опросник на выявление Интернет-аддикции А. Жичкиной   ное Я.

 

      Продолжение Таблицы 2
Авторы Методики и показатели Испытуемые и схема Полученные результаты
J. Morahan- Авторский опросник на выявление 283 студента колледжа, изу- «Патологические» пользователи про-
Martin, патологического использования, чавших курсы с использова- водят в Сети в среднем в неделю 8,5 ч.,
Ph. Schumaker приводящие к возникновению лич- нием Интернета. Выделение люди с ограниченным набором при-
[206] ностных проблем, абстинентного группы аддиктов по резуль- знаков патологического использования —
синдрома и перепадов настроения; татам авторского опросни- в среднем 3,2 ч., люди без подобных при-
  кроме того, использовалась одино- ка. знаков — 2,4 ч.
  чества Loneliness Scale (UCLA)   «Патологическое» использование связано со значительно более выраженным ощуще­нием одиночества, предпочтением обще­нию в чатах игр on-line и стремлением ис­пользовать технически сложные ресурсы Интернета.
R. La Rose, Показатели социальной вовлечен- 171 студент колледжа Переживание стресса в Интернете корре-
M. S. Eastin, ности и психологического благопо-   лирует с ощущением затруднений, а по-
J.Gregg [382] лучия (методика Kraut et al.); стресса в Интернете (методи­ка Charney & Greenberg); депрессии (шкала CES-D); затруднений (методика Kanneretal.); оценки межличностной поддержки (методика ISEL); самооценки в Ин­тернете (методика Eastin, LaRose); авторский список вопросов о труд­ностях использования компьютера; фиксировалось количество отправ­ленных и полученных каждым испы­туемым по e-mail писем.   следнее — с показателем депрессии

 

 

 

 

 

      Продолжение Таблицы 2
Авторы Методики и показатели Испытуемые и схема Полученные результаты
F Cao, L. Su [251] Опросник Янг (Diagnostic Question- Из выборки 2620 старше- По сравнению с контрольной группой
naire for Internet Addiction, YDQ); классников 12-18 лет вы- алдикты имеют значимо более высокие
  детский вариант личностно- делены на основе данных показатели невротизма, психотизма и лжи.
  го опросника Айзенка (Eysenck опросника Янг 64 аддикта выраженности эмоциональных симптомов,
  Personality Questionnaire, EPQ); и 64 нон-аддикта (контроль- поведенческих проблем, гиперактивности,
  шкала контроля времени (Time ная группа) обшей проблемности и ниже — показатели
  Management Disposition Scale, TMDS);   просоциального поведения; меньше ценят
    и хуже контролируют и неэффективно
* опросник возможностей и за­труднений (Strengths and Difficulties Questionnaire, SDQ)   тратят время
H.J. Yoo, S. С. Cho, Дети заполняли опросник Янг 535 школьников 10-12 лет Аддиктивность связана с относительно бо-
(YDQ), (264 мальчиков, 271 дево- лее высоким уровнем гиперактивности, не-
J. Ha et al. |529] взрослые — шкалу оценки внима- чек); внимательности и поведенческих проблем.
ния и геперактивности (DuPaul's группы склонных и не  
  attention deficit hyperactivity disor- склонных к аддикции выде-  
  der, ADHD)и лены поданным опросника  
  Карту поведения детей (Child Be- Янг;  
  havior Checklists). группы с нарушениями и без нарушений внимания — поданным методики ADHD. Родители и учителя школьников  

      Продолжение Таблицы 2
Авторы Методики и показатели Испытуемые и схема Полученные результаты
А. Е. Жичкина Авторский опросник поведения 175 пользователей 15-21 лет. Для аддиктов «Я в Интернете» не яапяет-
[84] в Интернете (шкалы: «актив-   ся реализацией идеала я.
  ность в восприятии альтернатив»,   Аддикты демонстрируют повышенную чув-
  «активность в действии», Интер-   ствительность к социальным требованиям
  нет-зависимость);   и ограничениям и стремление их избе-
  тест Куна—Макпартленда «Два-   жать, нон-аддикты предпочитают ситуа-
  дцать Я», семантический диффе-   ции, в которых присутствует регламента-
  ренциал (выявлявший особенности   ция поведения.
  структуры идентичности; объек-   Выявлено наличие у аддиктов потребности
  ты оценивания: я, «идеальное Я»,   в эмоциональной поддержке и восприятие
  «Я в Интернете», «Я глазами сверст-   Интернета как среды, которая может удов-
  ников», «Я глазами взрослых»; шкалы: наиболее часто употребляе­мые для описания себя вообшеи себя в Интернете прилагательные)   летворить эту потребность.
Э. В. Губенко Русскоязычный вариант теста 80 пользователей со стажем Склонные к Интернет-зависимости обла-
[64]. К. Янг (адаптация В. А. Буровой); от 3 мес. до 5 лет. дают меньшей уверенностью в себе и мень-
  русскоязычный вариант Торонт- По данным поросника шей социальной смелостью.
  ской шкалы алекситимии — TAS Янг выделялись группы Полнота владения вербальными и невер-
  (адаптирован Психоневрологиче- склонных и не склонных бальными средствами осуществления кон-
  ском институте им. В. М. Бехтере- к Интернет-зависимости такта не связана с Интернет-зависимостью.
  ва);   Склонные к Интернет-зависимости не ха-
  Тест уверенности В. Г. Ромека   рактеризуются более высокой алексити-мичностью

 

      Окончание Таблицы 2
Авторы Методики и показатели Испытуемые и схема Полученные результаты
Н. Petrie, D.Gunn [417] Авторский список из 27 вопро­сов, выявляющих отношение к Интернету, вызываемых им чувств и представлений, в том числе во­прос о том, считает ли респондент себя «зависимым»; опросник Бека (BDI); шкала Айзенка (Eysenck Introver­sion/Extroversion Scale) Он-лайн опрос 445 пользо­вателей. Выделение группы аддиктов на основании самооценки. Интернет-аддиктивность положительно связана с интроверсией и депрессивными переживаниями
Ю. Кленова [108] Шкала Интернет-зависимости из опросника «Поведение в Интер­нете» А. Жичкиной; опросник Г. Айзенка EPI (адап­тация А. Г. Шмелева, стандартизи­рованная версия для тести

©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.