Сделай Сам Свою Работу на 5

О причинах гипертонической болезни.

Кардиологи не знают причину возникновения ГБ-эссенциальной гипертензии: «Хотя точные причины возникновения гипертонической болезни неизвестны…». (Термин «эссенциальная» означает «беспричинная»). Этим и объясняется отсутствие средств реальной борьбы с ГБ. Ведь болезнь можно вылечить, только устранив причину, ее породившую.

В то же время в книге упоминается, что «АД регулируется артериолами», «При сужении артериол АД повышается». Получается, что, по крайней мере, на одну причину артериальной гипертензии — сужение артериол, кардиологи все-таки указывают. «Слишком сильное сокращение артериол считается одной из главных причин повышенного АД (артериальная гипертензия)». Но все же точная причина возникновения ГБ кардиологам неизвестна.

О лечении гипертонической болезни.

Лечение (в нормальном понимании этого слова обычным человеком) — это процесс, приводящий к выздоровлению, избавлению от болезни, или уж, по крайней мере, ее подавлению, то есть процесс, предполагающий если не полное устранение причины болезни, то хотя бы какое-то на нее (причину) воздействие.

Кардиологи неоднократно употребляют термин «лечение» или «лекарственная терапия». В самом начале главы даже утверждается, что «… она (артериальная гипертензия) легко поддается лечению».

Однако фактически сами же кардиологи признают, что в нормальном понимании этого слова лечения ГБ не существует. Это доказывают и результаты кардиологического «лечения»: кто-нибудь может назвать хотя бы одного бывшего «гипертоника», которого вылечили, то есть сделали более здоровым в результате лечения? А вы знаете «гипертоника», который после кардиологического лечения чувствует себя лучше, чем один, два,… года назад?

(Используемые здесь и далее сокращения: АД, давление — артериальное давление; ГБ — гипертоническая болезнь. Курсивом — цитаты из книги «Новая жизнь сердца»).

О результатах лечения ГБ.

Результат «нормального» лечения — выздоровление. А в чем заключается результат кардиологического «лечения»? Если нет выздоровления, а его не может быть, поскольку болезнь неизлечимая, то что можно считать результатом лечения? Попробуйте задать себе этот вопрос и вы наверняка сами найдете на него ответ. Подсказка:

а) лечение «излечимой» болезни заканчивается выздоровлением;

б) лечение «неизлечимой» ГБ заканчивается … «Правильно — инсультом или инфарктом».

О лекарствах.

Несмотря на многочисленное употребление терминов «лекарства», «лекарственные препараты» , на самом деле все «лекарства от ГБ» вовсе не лекарства (средства для лечения болезни), а «Препараты для снижения артериального давления» . Это синтетические химические вещества, оказывающие довольно кратковременное сосудорасширяющее действие.

А ведь большинство «гипертоников» считают принимаемые ими «таблетки от давления» лекарствами.

На самом деле лекарств от ГБ в кардиологии нет! Поэтому нет лечения. Соответственно, нет выздоровления.

Думаем, вы заметили, что все упоминаемые кардиологами «лекарства» дают очень опасные «побочные эффекты». Но, несмотря на это, «Прием препаратов должен стать неотъемлемой частью вашего распорядка дня», «ГБ требует постоянного лечения на протяжении всей жизни больного».

О роли врача в «лечении» гипертонической болезни.

Поскольку лечения гипертонической болезни не существует, возникает естественный вопрос: в чем же заключается «работа» врача?

При лечении «излечимой» болезни работа врача очевидна:

— диагностика, то есть установление причин болезненного состояния;

— выбор лекарств, то есть того, что будет воздействовать на причину болезненного состояния; назначение дозировки;

— наблюдение за ходом лечения до выздоровления.

При «кардиологическом лечении» роль врача сводится по существу к опытам над пациентом с целью подбора тех ГП, которые будут регулярно снижать АД до некой «нормы» с минимальными «побочными эффектами».

Об опасности гипертонической болезни.

А в чем собственно заключается опасность ГБ? Ради чего человек должен «по распорядку дня» принимать «лекарства», безусловно, разрушающие организм, причем принимать без всякой надежды на улучшение своего здоровья?

Ведь одно дело «тяжелая»гипертензия, которая «может проявляться головными болями и кровоизлияниями в сетчатку и конъюнктиву глаза», «может привести к инсульту, увеличению сердца и поражению почек».

Но совсем другое дело — «умеренная» ГБ. Чем собственно угрожает нам «умеренная» ГБ, которую кардиологи предлагают «лечить» даже ценой разрушения организма? Об этом у авторитетных кардиологов почему-то сказано очень скупо — всего 9 строчек. (В книге 497 страниц).

Об опасности повышенного АД кардиологи пишут мало, неконкретно и неубедительно. Об опасности же возможного результата борьбы с повышенным давлением, то есть АД, однажды «слишком» пониженного с помощью «лекарств», авторитетные кардиологи просто не пишут.

 

Медицинский тупик

 

Довольно грустная получается картина.

Кардиологи, специальность которых сердце и сосуды, говорят о неведомой опасности повышенного АД и призывают человека снижать его всевозможными способами до некой, строго говоря, никому неведомой нормы.

Невропатологи же, специальность которых мозг и нервы, говорят о «болезни, созданной руками врача», то есть об ишемии мозга (в том числе инсульте), возникающей в результате медикаментозного снижения АД. При этом они называют снижение медикаментами АД до «нормы» «чрезмерной терапией».

Предположим, что когда-то невропатологи все же достучатся до кардиологов и те признают, что борьба с ГБ «лекарствами от давления» приносит человеку вред больший, чем само по себе «повышенное» АД, что эта «борьба» опасна для здоровья и даже жизни человека. Но что же тогда делать с «лекарствами от давления»?

Сегодня ГП составляют группу самых продаваемых медикаментов (см. стр. 71). Это миллиарды долларов. Любой трезво мыслящий человек понимает, что кардиологи «борьбу с давлением» вряд ли прекратят еще и потому, что это станет признанием их несостоятельности. Ведь, как мы выяснили, «лечение» ГБ — это всего лишь назначение препаратов для временного снижения АД. Ничего другого просто нет!

Когда человека помещают в кардиологический центр, даже в «кремлевскую больницу», он получает там то же самое «лечение», только под присмотром врачей. Соответственно с тем же результатом. По данным академика Е. И. Чазова («МГ» № 81, 2003 г) больничные летальности только от инфаркта миокарда в 2002 году составила 15,4 % (от инсульта не приводится). За год доля умерших увеличилась на 4,4 %. 37 % пациентов уже через месяц после выписки возвращаются в кардиоклиники в тяжелом состоянии.

В центре «дискуссии» кардиологов и невропатологов есть один очень важный для каждого «гипертоника» вопрос: а что такое нормальное АД? Существует ли его конкретная величина для каждого человека?

Можно допустить наличие общей для множества людей нормы, например, 120/80 для молодых людей, поскольку они в большинстве пока здоровы. Но о какой норме можно говорить у 50-60-летних, у которых АД уже в силу возраста должно быть выше, чем у молодых? Но насколько выше?

Среди 50-60-летних мало здоровых людей, соответственно норма АД должна зависеть от «состояния здоровья». Но как зависеть? Или еще вопрос. А если у человека в молодости было пониженное давление (причем, как правило, в 50–60 лет почти никто не знает, каким у него было АД, например, в 30 лет), значит в 50–60 лет его «нормальное АД» тоже должно быть ниже, чем у большинства ровесников? Но насколько ниже?

И, наконец, главный вопрос. А по каким критериям определяется «ненормальность» давления? Понятно, что без всяких критериев можно считать «ненормальным» АД, если оно «зашкаливает», например, за 200/ 130. Но известно, что огромное количество людей многие годы чувствуют себя очень неплохо с постоянным 140–160/100- 110, а то и 170–180/110-120. На каком же основании, то есть на основании какого критерия, нужно считать АД в таких случаях «ненормальным»?

Ведь человек, по сути, здоров — хорошо себя чувствует, ни на что не жалуется. Спрашивается, зачем же его «лечить», отравляя организм химикатами, заведомо ухудшая мозговое кровообращение и провоцируя инсульт?

Судя по книге «Новая жизнь сердца» и монографиям кардиологов, не существует никаких научно обоснованных методов определения величины нормального АД у конкретного человека. Соответственно непонятно: на каком основании человека можно отнести к «гипертоникам» и начать таблетками делать его давление «нормальным»? Как видим, вопросов здесь много, но ответов на них нет ни у кардиологов, ни у невропатологов.

Противоречия во взглядах кардиологов и невропатологов наводят и на «крамольные» мысли о современной медицине. Ведь даже простой человек, далекий от медицины, прочтя «Новую жизнь сердца» и интервью З. А. Суслиной, скорее всего, примет точку зрения невропатологов.

Во-первых, у кардиологов нет убедительных объяснений опасности «повышенного» АД и необходимости его регулярного снижения таблетками. Во-вторых, опасность искусственного снижения АД очевидна даже с точки зрения элементарной физики. АД предназначено для обеспечения прохождения через сосуды, в частности, мозга, необходимого для его нормальной работы количества крови (750 мл в минуту). А по законам физики любое искусственное снижение АД обязательно приведет к уменьшению кровотока через сосуды мозга, то есть к возникновению состояния ишемии, иногда острой, то есть к инсульту.

Получается, что выполнение предписаний терапевтов и кардиологов по снижению АД несет опасность не только для здоровья, но и для жизни человека. Люди от такого «лечения» нередко умирают. Кардиологи об этом знают и говорят, но говорят только в своем узком кругу.

«Несмотря на появление новых методов диагностики, колоссальный арсенал различных лекарственных средств, хирургических и эндоваскулярных методов, эффективность лечения не только не увеличивается, но, судя по росту больничной летальности, даже уменьшается».

Это цитата из выступления академика РАН и РАМН Евгения Чазова на Российском национальном конгрессе кардиологов («Медицинская газета», № 81, от 29.10.2003 г., стр. 11).

«Рост больничной летальности» — это уменьшение доли пациентов кардиологических отделений и клиник, выходящих оттуда живыми.

 

Из тупика есть выход

 

«Куда ни кинь — всюду клин!» — говорит народная поговорка о ситуациях, подобных той, в которой, сами того не подозревая, оказались миллионы «гипертоников». Это, безусловно, тупик, в котором уже не один год находится медицина или, по крайней мере, ее значительная часть — кардиология. И выхода из этого тупика у медицины, судя по всему, нет. Но это вовсе не означает, что нет выхода у пациентов, попадающих в медицинский тупик.

Пока невропатологи будут искать понимания с терапевтами и кардиологами, нам — их пациентам — следует хотя бы просто «вернуться» лет на 30–40 назад, когда:

— регулярно давление никто не измерял, как это сегодня делают многие «гипертоники», обзаведясь тонометрами;

— «современных», «высокоэффективных» гипотензивных препаратов еще не было.

В те времена при возникновении недомоганий или головных болей, люди прекрасно обходились дешевым и корвалолом, или валерианкой. При этом, количество инсультов было значительно меньше, чем в наше время. (С 1990 по 2001 г. число ежегодно умирающих от инсульта мужчин в России увеличилось в 1,5 раза. С 2001 по 2007 годы количества инсультов выросло с 400 тысяч до 720 тысяч в год, то есть почти в два раза.)

Кто-то из читателей возможно подумает, что лечение ГБ корвалолом и валерианкой было в те времена все же вынужденным, поскольку тогда не было более эффективных средств. Это не так уже потому, что действие «успокаивающих» препаратов на организм оптимально с научной точки зрения.

«Успокаивающие» (седативные) препараты типа корвалола, валокордина или настойки корня валерианы не действуют непосредственно на кровеносные сосуды. В отличие от «современных» гипотензивных средств, расширяющих только микрососуды органов брюшной полости и этим провоцирующих обескровливание головного мозга, действие корвалола и «валерианки» вызывает расширение микрососудов всех органов через снятие избыточного возбуждения центров головного мозга. «Успокоенный» мозг через нервные волокна в стенках микрососудов органов живота «отпускает» их (расширяет) — АД снижается плавно и никак не ниже действительной нормы. «Торможение» центральной нервной системы (ЦНС) приводит к расширению также и сосудов мозга и сердца, поэтому, такое снижение АД исключает инсульт или инфаркт миокарда.

Лечение ГБ «успокаивающими» препаратами считал более рациональным, нежели лечение «лекарствами от давления» основоположник учения о гипертонической болезни — академик Г. Ф. Ланг (1875–1948), по книгам которого в свое время училось несколько поколений врачей.

«…при лечении гипертонии из лекарственных веществ имеет доминирующее значение лечение бромистыми препаратами, люминалом, препаратами валерианы и т. д. Эти средства следует применять длительно и в тех случаях, когда нет прямых указаний на повышенную возбудимость психической сферы. Понижая возбудимость нервной системы, они и в этих случаях будут способствовать понижению давления».

«Третье направление лечения — это попытки непосредственно понизить артериальное давление, то есть лечение методами или препаратами, влияющими на ближайшие звенья системы, регулирующими тонус артериальной мускулатуры (большинство из современных гипотензивных препаратов — Ю.М.). Это направление кажется наименее рациональным,поскольку оно не устраняет причину гипертонии, которая имеет точку приложения, по-видимому, в высших звеньях системы, регулирующей артериальное давление» (то есть в центральной нервной системе — ЦНС).

Если сравнить сказанное о лечении гипертонической болезни Г. Ф. Лангом и написанное в книге М. Дебейки, мы обнаружим, что предпочтительные по Лангу лекарства (бромистые препараты, препараты валерианы, другие препараты, успокаивающие нервную систему) у Дебейки даже не упоминаются. Теперь главными стали те препараты, лечение которыми Г. Ф. Ланг мягко называл «наименее рациональным».

Может быть, Г. Ф. Ланг был не прав, а его последователи исправили научные ошибки учителя, найдя доказательства правильности иного подхода к лечению ГБ? Наши попытки обнаружить научные доказательства ошибочности взглядов Г. Ф. Ланга на ГБ и ее лечение не увенчались успехом. И неудивительно. То, что говорил Г. Ф. Ланг, соответствует точной науке — физиологии.

А любые попытки доказать обратное были бы явно антинаучными. Поэтому никто и не пытался доказывать «ошибочность» взглядов академика Ланга.

С некоторых пор (лет 15 назад) кардиологи и специалисты по ГБ стали просто игнорировать Г. Ф. Ланга, то есть науку. Наука была заменена вышедшими в 1993 году «Рекомендациями» доселе никому неизвестного «Международного общества по гипертензии», придумавшего новую болезнь — «высокое давление» (гипертензия) и ее лечение исключительно «антигипертензивными — гипотензивными препаратами». Эти же препараты вскоре были объявлены «антиишемическими». Ими стали «лечить» ишемическую болезнь сердца, вычеркнув из соответствующих рекомендаций проверенные десятилетиями валокордин, корвалол, «валерианку»…. Именно в эту пору и началась «борьба с давлением» с помощью отвергнутых Лангом гипотензивных препаратов — борьба, принесшая фармацевтической промышленности миллиарды, а стране эпидемию инсультов.

Получается, что «ученики» академика Г. Ф. Ланга вместо того, чтобы развить его учение и дойти до истины, в поиске до сих пор неизвестной им первопричины гипертонической болезни, пошли по заведомо тупиковому пути, о котором Г. Ф. Ланг предупреждал больше полувека назад. Не было бы ничего особо страшного, если бы это стало тупиком кардиологии как науки. Но благодаря кардиологии ее собственный тупик стал тупиком для миллионов людей, далеких от науки.

Сравнительно недавно из медицинского тупика, в котором оказались миллионы людей во всем мире, появился реальный выход.

Воспользовавшиеся им люди уже не нуждаются в контроле АД. Они перестали принимать гипотензивные препараты и обращаться к врачам. Люди стали здоровыми, хотя до этого много лет были «гипертониками».

Казалось бы, что это невозможно. Но иногда невозможное становится возможным.

Врач-терапевт первой категории Валентина Григорьевна С. тоже считала свою собственную ГБ неизлечимой и «лечила», как ее учили и как она привыкла лечить за многие годы работы в Самарском городском кардиологическом диспансере, в том числе заведующей отделением. «Лечила» как все врачи гипотензивными препаратами. В результате к весне 2002 года прием «лекарств» в рублях составлял до 1000 в месяц, а ВТЭК признала Валентину Григорьевну инвалидом 2-й группы. Как у всех кардиологов и терапевтов, у нее тоже не было строгого объяснения своих проблем со здоровьем, а единственная версия, выдвинутая специалистами весьма авторитетной в Самаре Клиники ангиохирургии (клиника академика Ратнера), должна была неизбежно привести к операции на позвоночной артерии вблизи от мозга. К счастью, не привела.

«Более 15 лет назад я перенесла острое нарушение мозгового кровообращения (инсульт) в вертебробазилярном бассейне. В 1999 г. переболела тяжелым токсико-аллергическим миокардитом. И менее чем через год после этого, стало повышаться АД (хотя до этого я была гипотоник), а на высоте АД возникли приступы мерцательной аритмии. Появились отеки на ногах, одышка при подъеме по лестнице на 2-й этаж. В последнее время во время гипертонических кризов присоединился синдром Меньера (приступы сильнейших головокружений) и периодически возникал кратковременный звон в правой половине головы. По утрам АД всегда было очень высоким 200/110 — 250/130 мм рт. ст. После приема лекарств — нарваск, ренитек АД снижалось до 160/100 — 170/110, но к утру оно вновь было на цифре более 200. Приступы мерцательной аритмии вначале купировала в кардиодиспансере. Последний год, самостоятельно, на дому приемом 1200 мг. кордарона в два приема. Поддерживающую дозу кордарона 200 мг. принимала постоянно более 1 года. Но стоило мне снизить дозу до 100 мг. в сутки, как через 2 недели вновь возникал пароксизм.

Я врач-терапевт с большим стажем, неукоснительно выполняла все рекомендации академической медицины. В апреле 2002 г. меня освидетельствовали во ВТЭК, где я была признана инвалидом 2 группы. Кроме того, меня направили в клинику ангиохирургии СГМА (Самарская медицинская академия), где после консультации ангиохирурга назначили еще множество лекарств и рекомендовали повторный осмотр через 6 месяцев, а в случае отсутствия эффекта от лечения не исключили реконструктивную операцию на сосудах шеи.

Так, у меня сформировался „букет“ серьезных болезней, что неизбежно привело к приему большого количества медикаментов. Ежемесячно на их приобретение тратила до 1000 рублей. Я стала лихорадочно искать пути отказа, хоть от части медикаментов, которыми постоянно пользовалась.

К большинству нетрадиционных методов лечения, я отношусь с недоверием. Но однажды, включив телевизор, я увидела конец передачи, где шел разговор о тренажере с гиперкапническими смесями. На всякий случай я записала номер телефона, а сама тут же подняла всю литературу в своей библиотеке по физиологии дыхания. Прочитав, решила, что надо попробовать, так как метод физиологичен, по крайней мере, вреда не будет. Хотя, честно говоря, на успех не рассчитывала.

Тренажер я приобрела 15.04.2002 г. и приступила к делу. МОД (минутный объем дыхания) составлял — 13 л/мин. Первые 2 недели в начале сеанса мне было трудно дышать, хотелось все бросить. Так продолжалось первые 6–7 минут, а я упорно и терпеливо выполняла предложенные рекомендации. Отмечалась выраженная саливация (слюноотделение). Но на 8 минуте дышать становилось настолько легко, что хотелось лететь (видимо снимался бронхоспастический компонент).

Через 2 недели исчезли саливация и затрудненное дыхание. АД уже варьировалось от 120/80-170/110 мм рт. ст. Постепенно уменьшая дозу, я сняла гипотензивные средства.

Через 1 месяц мое самочувствие настолько улучшилось, что я сняла все медикаменты, в том числе и кордарон, дозу которого не могла даже уменьшить более 1 года.

Через 2 месяца исчезли отеки на ногах, АД стабилизировалось от 120/80-170/110 мм рт. ст. В случае, когда АД доходило до 170/110 мм рт. ст. я дышала еще раз 10–15 минут и через 40 минут — 1 час АД снижалось.

Приступы мерцательной аритмии прекратились. Я потеряла в весе 5 кг за счет уменьшения гидрофильности тканей (меня подсушило). Синдром Меньера не появлялся и исчез звон в правой половине головы.

МОД в настоящее время, через пять месяцев, 6,5 л/мин. Я абсолютно уверена, что только с помощью этого, казалось бы, нехитрого приспособления, так улучшилось мое состояние.

Я счастлива! Теперь я веду абсолютно активный образ жизни, не ограничивая себя даже значительной физической нагрузкой на дачном участке. Я обрела былую форму и вернулась к нормальной жизни.

От всей души благодарю замечательных людей, создавших этот незаменимый в жизни каждого больного человека комплекс, дарящий здоровье людям».

В то, что произошло с Валентиной Григорьевной, не должен поверить ни один терапевт или кардиолог. Ведь она стала здоровым человеком и перестала принимать «лекарства», а это противоречит и теории, и практике кардиологии. С точки зрения медицины этого не может быть. Ведь гипертоническая болезнь неизлечима. К тому же Валентина Григорьевна попутно избавилась еще от одной неизлечимой кардиологами болезни — мерцательной аритмии. С точки зрения медицины случай с Валентиной Григорьевной — чудо. Однако это «чудо» имеет строгое научное объяснение.

 



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.