Сделай Сам Свою Работу на 5

Основные законы геополитики

Геополитика, как и другие науки об обществе и природе, изуча­ет законы становления, функционирования и развития социаль­ных, экономических, географических, политических, военных и других систем. Главным законом, который более всего привлекает внимание исследователей этой науки, по мнению видных специа­листов, является закон фундаментального дуализма,проявляющий­ся как в географическом устройстве планеты, так и в историче-ческой типологии цивилизаций. Например, западные ученые Р. Челлен и А. Мэхэн, X. Маккиндер и К. Хаусхофер, русские исследователи этой проб-лемы Н.Я.Данилевский и В.П. Семенов-Тян-Шанский, П.Н. Савицкий и Л.Н. Гумилев считали, что этот дуализм выража­ется в противопоставлении сухо-путного могущества (теллурократии) и морского могущества (талассокра-тии). Первое проявляется в виде военно-авторитарной цивилизации (на-пример, Древняя Спарта, Древний Рим), второе - торговой цивилизации (Древние Афины и Карфаген).

По мысли родоначальников геополитики, особенно А. Мэхэна и X. Маккиндера, этот дуализм изначально несет в себе семена враждебности, которые, падая на хорошую политическую и воен­ную почву, дают плоды непримиримой вражды двух стихий, двух типов культурно-исторических цивилизаций (демократии и идеократии).

Сухопутное могущество, или теллурократия,характеризуется четко обозначенными границами, фиксированным пространством, способами жиз-недеятельности населения, устойчивостью его ка­чественных ориентации: оседлость; ограниченность в выборе при­ложения труда; консерватизм; стро-гие нравственные или юриди­ческие нормы и законы, которым подчиняются все индивиды, группы людей, роды, племена, народы, страны, империи. Суша - то, что всегда прочно, устойчиво, твердо. Такая твердость форми­рует твердость морали и закона, твердость традиции. Нравы за­крепляются в общественном сознании, передаются по наследству, формируется кодекс этических норм, принципов. Это проявляется, в частности, и в том, что сухо-путным народам, особенно оседлым, близко чувство коллективизма, а не индиивидуализма, чужд духпредпринимательства, наживы. В управлении большими ималыми группами главным принципом является иерархичность.



Морское могущество, или талассократия,по мнению автора этой кон-цепции Мэхена, — совершенно противоположный тип цивилизации. Талассократия, или торговая цивилизация, более динамична и воспри-имчива к техническому прогрессу. Ей присущ дух индивидуализма, наживы, предпринимательства. Эти и другие качества индивида или группы пред-определяет море, требующее такого типа личности, который может выжить в экстремальных условиях. Поэтому индивидуум, способный на предприим-чивость и нестандартные решения, представляет высшую ценность. Сле­довательно, в такой цивилизации нравственные и юридические нормы, принципы, законы становятся относительными. Подобный тип цивилизации развивается активнее, чем теллурократический,легко ме-няет нравственные и культурные ценности, признаки, сохраняя только одну основную установку - стремление вперед, к новым открытиям, приключе-ниям, наживе.

Столетиями континентальные цивилизации (суша) — Спарта, Афины, Рим — довлели над морскими, но ходом развития техники (повы-шение уровня кораблестроения, совершенствование воору­жений, разде-ление общественного труда и, следовательно, разви­тие товарообмена и тор-говли) объективно усиливались позиции моря, морских цивилизаций.

Отсюда вытекает другой закон геополитики: усиление фактора пространства в человеческой истории.Это особо подчеркивает Мэхен в работе «Влияние морской силы на историю». В частности, он замечает, что английская нация обязана своим величием морю более, чем всякая другая. Рост влияния тапассократии начинается вместе с эпохой Великих геогра-фических открытий, а достигает вершины своего могущества в конце XX в., когда англосаксонский капитализм и индустриализм сформировались как единый комп­лекс. Гласным оплотом талассократии с середины XX в. ста-ли США. В середине XX в. геополитический дуализм достиг своего апогея, причем теллурократия отождествлялась с СССР, а талассо­кратия — с США и подконтрольными им сферами влияния.

В качестве производного основного закона геополитики - ду­ализма талассократии и теллурократии -можно с определенной долей услов-ности назватьзакон синтеза суши и моря,т.е. наличие «береговой зоны». Это тоже ключевое понятие в геополитике. «Бе­реговая зона», или Rimland, — фрагмент талассократии или теллурократии. Влияние моря пред-определяет в «береговой зоне» более активное развитие, чем насуше, поэто-му она более сложное и культурное образование. Rimlknd напоминает одно-временно, как считает А. Дугин, «остров и корабль», а с другой стороны — «Им­перию и Дом». По его мнению, Rimland — «сложная реальность, имеющая самостоятельную логику и в огромной мере влияющая как на талассократию, так и на теллурократию». «Береговая зона» выступает как субъект истории со своей волей исудьбой, но реа­лизуются они в рамках гео-политического дуализма. Таким образом, Rimland выступает поясом, погра-ничной зоной, границей.В гео­политике этот термин несет иную смысловую нагрузку, чем поня­тие границы между государствами. Морские пришельцы видят берег не как линию для самого материка, а как территорию, кото­рую можно оторвать от континентальной массы, превратить в базу, торговый, военный анклав для дальнейшего наступления на сушу.

 

Категории геополитики

Как правило, все геополитические теории развивают основную катего- рию этой науки — контроль над пространством.Геополити­ка изучает основы, возможности, механизм иформы контроля пространства со сто-роны политических институтов, в первую оче­редь государств и союзов госу-дарств. Территория, которую контро­лирует или стремится контролировать государство, характеризует­ся прежде всего степенью ее освоенности центром, уровнем разви­тия их связей. Пространство, контролируемое государством или союзом государств, называют чаще всего геополитическим полем.

Геополитик К.В. Плешаков предложил следующую классификациюподобных полей:

- Эндемическое поле (от греч. еndemos - местный) — пространство, контролируемое государством продолжительное время. Принад­лежность этой территории данной национальной общности при­знают соседи. (Не все соседи безоговорочно признают историче­ские земли России.)

- Пограничное поле— территория, находящаяся под контролем данного государства, но недостаточно демографически, экономи­чески, политически освоенная. Чаще всего таким полем бывают пространства, населенные национальными меньшинствами. Со­предельные государства иногда ставят под сомнение принадлеж­ность этих территорий, но все же не рассматривают их как свои. Именно к числу таких полей относятся огромные Азиатский, Се­веро-Восточный, Дальневосточный регионы России, а также Кав­каз, Кали-нинградская область, Карелия и мусульманский анклав на Волге.

- Перекрестное поле— пространство, на которое претендуют не­сколько сопредельных государств. К таким пространствам отно­сятся большие терри-тории бывшего СССР, населенные преимуще­ственно русскими и русско-язычными народами, не по своей воле оказавшимися в составе независимых государств СНГ.

- Тотальное поле- непрерывное пространство, находящееся под конт-ролем национальной общности. В него входит большая часть территории современной России (исключение составляет пока Чечня). В перспективе союз с Белоруссией при разумном подходе к нему даст историческую возможность расширить это простран­ство.

- Геополитическая опорная точкаместо (территория), находя­щееся вне тотального поля, контролируемое каким-либо государ­ством, но коммуни-кации к этой территории контролируются дру­гим или другими государст-вами. Например, опорной точкой Рос­сии сейчас выступает Калининградская область.

- Метаполепространство, осваиваемое одновременно несколь­кими странами, государствами. Чаще всего это освоение идет в условиях гео-политического давления извне. Так сейчас идет «осво­ение» (экономическое, идеологическое, культурное, религиозное и т.д.) России.

С глубокой древности известны различные формы контроля над освоенным геополитическим пространством: военный, политиче­ский, экономический, демографический, коммуникационный, религиозный и др. В конце XX в. все большую роль играют инфор­мационно-идеологический, технологический и культурно-цивилизационный контроль. Эти формы чаще всего используются в различных сочетаниях, так как геополитический подход требует учета всех факторов в межгосударственном взаимо-действии, прежде всего географических, экономических, военных, демогра­фических, политических, культурно-религиозных, этнических. Геополити-ческие отношения - это относительное единство и борьба различных мировых сил. Чаще всего это борьба противоположностей: суши и моря, центра и пери-

ферии. Единство в мировом историческом процессе — явление временное. Видному полити­ческому деятелю Великобритании Уинстону Черчиллю(1874—1965) принадлежит мысль, что у Англии нет постоянных друзей, союз­ников, у нее есть только постоянные политические (геополитичес­кие) интересы. Поэтому абсолютна только борьба противополож­ностей. Она постоянна.

Отсюда вытекает, что следующей важной категорией геополи­тики является баланс сил.После распада СССР баланс сил в мире значительно изменился. Мир перестал быть биполярным. Запад, пользуясь этой ситуа-цией, навязывает России свои правила игры на мировой арене, пытается создать новый мировой порядок за счет России. И это грозит непредви-денными последствиями для всего земного шара.

Важной категорией геополитики является понятие «политиче­ское пространство», которое очерчено границами. Политическое пространство - это один из главных признаков государства. Тако­вым его делают определенные границы, выступающие фактором его безопасности, играющие весьма важную роль в пространствен­ных отношениях между государствами. Геополитическая проблема границ возникает всегда, когда начинается борьба за контроль, присоединение, освоение политического пространства.

Эту особенность отметил Ф. Ратцель. В частности, он утверждал, что граница есть периферийный орган государства и как тако­вой служит свиде-тельством его роста, силы и слабости, а также изменений в государстве-организме. В немецкой геополитике про­блема границ - главная тема исследо-ваний. Хаусхофер культиви­ровал у немецкого народа не только геополити-ческие чувства, но и «чувство границ». Он отмечал, что нельзя рассматривать границы как что-то навсегда данное, они живые органы, расширяющиеся и сжимающиеся, подобно коже и другим защитным органам чело­веческого тела.

Проблема границ затрагивалась еще в Ветхом Завете и в древне­индийском трактате «Артхашастра», в древнегреческих эпосах. Граница меж-ду государствами, даже самыми дружественными, — это всегда политико-стратегическая линия разделения их интере­сов.

Одним из первых исследовал проблему границы британский лордДж. Н. Керзон(1859-1925). Будучи вице-королем Индии, он хорошо изучил азиатский опыт размежевания, отметив, что многие народы Азии избегают жестко фиксированных границ, что связано во многом с их кочевым образом жизни и неприятием всяких ре­гламентирующих установок. Граница как жестко зафиксированная линия характерна в основном для стран Европы. При острых по­граничных спорах между государствами Керзон рекомендовал со­здавать буферное образование.

Граница выполняет определенные функции: ограничения или исклю-чения въезда нежелательных лиц; исключения контактов между жителями сопредельных государств; задержания преступ­ников, контрабандистов; сбора пошлин с ввозимых или вывозимых товаров; контроля за квотами ввозимых товаров, за движением валюты, полётами, санитарного контроля и т.д. С определенной долей условности границы делят на естественные и искусствен­ные.

С разрушением Советского Союза обострились пограничные вопросы по всему периметру его бывшей границы. Особое значе­ние в связи с этим приобретает фактор миграции.

Основной категорией геополитики является и понятие «инте­рес».Зная, в чем заключается интерес государства, нации, нетруд­но определить общий стратегический курс страны. Могут быть интересы классовые, наци-ональные, государственные и др. Если существует нация-государство, то эти интересы совпадают.

Очень большие проблемы в мире связаны с национальными ин­те-ресами.По мере того как люди и институты теряют самостоя­тельность, они все более и более стремятся защитить свои интере­сы, добиться психо-логического комфорта, тяготеют к общностям, к которым они принадлежат (этническим, религиозным, классо­вым). Процесс глобализации генерирует консолидацию этнических меньшинств, увеличивает волну религиозного фундаментализма. Всплеск национализма при М.С. Горбачеве - реакция на его по­пытку втянуть СССР в общеевропейский дом.

Глобализация расслаивает даже давно сложившиеся нации, про­буж-дает и усиливает у них стремление к большей политической автономии, про-ведению «этнических чисток» и т.п. В результате получается бурлящий этни-ческий вулкан, так как на земном шаре только около 20% государств этни-чески гомогенны (однородны). Но даже и в таких государствах интересы «верхов» и «низов», т.е. классов, не совпадают, как не совпадают и интересы жителей разных регионов. Не могут совпадать интересы наций, проживаю­щих в двух разных государствах (бывшие ГДР и ФРГ, нынешние Северная и Южная Корея и т.д.). Тем более не совпадают нацио­нальные интересы наций -государств, проповедующих откровен­ный национализм: «великий Китай», «великая Япония», «великая Германия и т.д.

Если говорить о государственных интересах, то много проблем снимается. Самые главные государственные интересы сформули­рованы в международных документах: Уставе ООН, Заключитель­ном акте Совещания в Хельсинки, Основном акте взаимоотноше­ний России и НАТО и т.д. В подобных источниках международно­го права фиксируется политическая независимость страны, группы стран, условия их физического выживания, недопустимость любо­го вмешательства извне в жизнь государства, неприкосновенность его границ.

В качестве государственных интересов может выступать нара­щивание ресурсной базы, а на ее основе - наращивание экономи­ческой, военной, финансовой, научно-технической и другой мощи страны, усиление ее гео-политического влияния, рост благососто­яния населения, культурный, нрав-ственный, интеллектуальный прогресс общества. Специфика географиче-ского положения, внутриполитическая, социально-экономическая ситуация, нацио­нально-культурные и цивилизационные особенности, уровень автори­тета в мировом сообществе - все это формирует содержание государственных интересов. При этом географические, природно-ресурсные, экономические факторы играют особую роль.

Безусловно, весь комплекс государственных интересов надо рас-сматривать в динамике. Наибольший удельный вес имеют те из них, кото-рые подтверждаются нормами международного права. Справедливыми будут и те интересы страны, что не нарушают интересов других госу-дарств. Конечно, на практике в качестве судьи, оценивающего эту ситуа-цию, чаще всего выступают те го­сударства, которые обладают реальной силой: военной, экономи­ческой, финансовой.

Память человеческая не в силах удержать бесчисленные вмеша­тельства США в жизнь латиноамериканских и арабских стран, да и теперь они не прочь вмешиваться во внутренние дела Украины и Грузии, бывших средне-азиатских республик, как они делали это в Югославии. Дело в том, что содержание «государственных инте­ресов» объективно. Однако трактуют его субъекты — лидеры стран по-своему. Они же берут на себя роль выразителей государствен­ных интересов, обосновывают приоритетность целей, а также первоочередность решения внутренних и внешних задач. В авторитар­ных и демократических государствах механизмы достижения целей и задач различны. Но в абсолютном большинстве стран решающую роль играли и играют мощные промышленно-финансовые груп­пы — олигархии. Главнымиобъектами их интересов в начале XXI в. будут природные ресурсы и рынки сбыта готовой продукции (а в перспективе эта проблема значительно обострится).

С рассмотренной категорией тесно связано и другое базовое поня-тие науки геополитики - «механизм реализации государствен­ных инте-ресов».Какие принципы, нормы права, морали, политики должны быть приоритетными при отстаивании этих интересов? Практика показывает, что на первый план выступают прагмати­ческие интересы, достигаемые силой без учета каких-либо норм и принципов морали. Разница была и есть в том, что одни - геопо­литически сильные государства или их группа - хотят сразу и всё, другие - по частям и постепенно. Одни пытаются реализовать свои государственные интересы путем активной экспансии, а дру­гие - ползучей. Эти методы (условно — Запада и Востока) нараба­тывались веками, они имеют свою историю и методологию. Одни идут по пути укрепления национальной геополитической силы (Китай, Япония), другие — по пути создания новых коалиций. Внутри этих коалиций (НАТО, ЕС и др.) идет постоянная скрытая или явная борьба за лидерство как внутри коалиций, так и в клю­чевых районах мира (например, «дележ» постсоветского простран­ства, Ближнего Востока).

Мощь (могущество) государства исторически проявлялась в первую очередь как мощь военная. История оставила многочис­ленные свидетельства: хвастливые изречения вождей, царей, ко­ролей накаменных стелах, в рукописных манускриптах, летописях, мифах, сагах, хрониках, книгах, где говорится о том, что побеждал тот, кто был лучше вооружен, чьи войска были лучше организова­ны, выучены, более мобильны, дисципли-нированны и пр. Военная мощь возрастала по мере развития научно-техни-ческого прогресса, наработок военной мысли. Все это вкупе с географи-ческими фак­торами работало на становление или упадок мощи государства. Геополитические конфликты возникали чаще всего по поводу раз­делов и переделов мира, за спорные территории, за расширение сфер влияния.

По мере накопления экономического, финансового, интеллек­туального потенциала государственная мощь стала прирастать этими элементами. Вторая половина XX в. показала, что борьба за передел мира может вестись не только с применением военной силы, но и путем экономиче-ской, финансовой, культурно-идеологической экспансии.Многие современ-ные геополитики полагают, что мощь страны - это комплексный показатель взаимодействующих фак­торов, величина не абсолютная, измеряемая какими-то единицами, а относительная, т.е. проявляющаяся в процессе интеракций госу­дарств в международных отношениях и оцениваемая по их резуль­татам. В определенной степени элементы мощи государства взаи­мозаменяемы.

Государственные интересы порождают те или иные действия стран и народов. Эти действия могут носить оборонительный или наступательный, захватнический или освободительный характер. В геополитике чаще всего применяется категория «экспансия»,под которой обычно понимаются какие-либо территориальные при­обретения или установление военно-политиче-ских сфер влияния. Практика показала, что экспансия может быть не только военной, но и экономической (торговой, финансовой), а также культурно-идеологической, информационной ит.д. В конце XX — начале XXI в. главным видом экспансии остается территориальная борьба за сырь-евые ресурсы суши и моря, биоресурсы - иными словами, за выживание. Территориальные приобретения - это чаще всего долгосрочные приобрете-ния, «жизненное простран­ство».

Россия объективно стала страной, притягивающей интересы сопредельных и дальних государств, желающих «полакомиться» ее терри-ториями, потеснить в других регионах земного шара. Так, Турция в одностороннем порядке изменила толкование соглаше­ний 1936 г. о статусе Черноморских проливов, Россия медленно, но упорно оттесняется от богатств Антарктиды, Китай ведет против России тихую, ползучую миграционную экспансию, внедрив в ее «демографическое тело» уже около 2 млн. своих сограждан. В силу ряда причин экспансия против России носит в основном «мягкий характер». Иные ее формы могли бы повлечь осуждение их миро­вым сообществом, активное сопротивление русских, а самое глав­ное — пока у нашей страны есть еще самое грозное оружие - ра­кетно-ядерное.

Ученые-геополитики не исключают, что в XXI в. по мере обост­рения и глобализации ресурсного кризиса, особенно энергоноси­телей, роста наро-донаселения, истощения и сокращения площадей плодородных земель, пло-дородных земель, экологического напряжения в мировые от­ношения вер-нется жесткий вариант территориальной экспансии.

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.