Сделай Сам Свою Работу на 5
 

Глава 6 – Немного экстрима и лирики

 

Вад (а именно так я буду называть отныне нашего героя) бродил по Радио-рынку уже полчаса. Черножопые и другие мудаки с упорством предлагали купить у них б/у – шные мобильники. Тут он понял, где мог оказаться его новенький Siemens M45, если бы он во время не спохватился. В это время в его штанах раздалась знакомая мелодия «The Unfogiven», означавшая приход нового сообщения. Вад нажал пару клавиш и перед его глазами всплыл текст: «Privet Vadik, eto Sveta. Kak dela? Davay vstretimsja segodnja v 19-30 v Caricinskom parke, na seredine mosta s krestami. Poguljaem?!»

Вад даже удивился, что она написала первой. Он сам сегодня хотел позвонить ей и назначить встречу. Быстро начеркав ответ, он взглянул на часы, на которых было ровно 7 вечера, пошёл на встречу.

 

Игорь и Света сидели в середине моста, в пространстве, образованным полу башней, так что с дороги их не было видно. Наконец в начале моста показалась фигура парня, которая начала приближаться к ним. Игорь зажал рот девчонке, чтобы она не вопила, а сам начал доставать охотничий нож из кармана. Когда Вад подошёл ближе, они вышли из укрытия.

При их виде, Вад растерялся. Он увидел блестящее лезвие около шеи Светы и уловил неподдельный страх в её глазах.

- Но вот мы и снова встретились, сопляк! Меня ты так просто не возьмёшь! – раздался угрожающий тон толстяка.

- Что тебе надо? Отпусти её, – смело произнёс Вад (На самом деле он сам испугался не меньше герлы, но старался не подавать виду…)

- Ты убил моего друга и заплатишь за это!

- ???!

В это время Света начала понимать своей тупой головёнкой, что если она немедленно что-то не предпримет, случиться СТРАШНОЕ. Она резким движением отпихнула волосатую руку с ножом, и, одновременно своим маленьким кулачком дала ему в область паха. От этого Игорь заорал благим матом и немного ослабил свою хватку. Этого ей хватило, чтобы вырваться и дать дёру.

Первое, что увидел Вад, это пронёсшуюся мимо герлу с криками: «Бежим, придурок!»

Второе – это надвигающуюся на него гору жира и остриё пера, готовое пронзить его нутро (2-е вывело Вада из временного ступора и он припустился вслед убегающей девчонки)…



 

Милиционер Сёмин медленно расхаживал по парку и курил 13 сигарету за сегодняшний день. Рабочий день у него выдался галимый: он тормознул парочку поддатых кексов, потом хача без прописки. Последний отвалил ему немного грина и слился.

Затушив окурок в луже, он почесал свой пышный усняк и уже хотел слинять домой (где его уже ждут голодный сынка и неёбанная жинка), как вдруг увидел такую картину. По дороге с моста летит странная парочка, а заними с воплями несётся амбал, размахивая ножом в воздухе. Поняв что у него появился шанс поймать «опасного» преступника и тем самым отличиться, усатый мент побежал им наперерез. С криками «Стой, стрелять буду!» (На самом деле стрелять ему было не из чего, из всего оружия на его поясе болталась лишь сраная дубинка) Семак преследовал беглецов и одновременно вытаскивал из задроченных штанин рацию, чтоб сообщить обо всём этом своему коллеге, который сушил вафли на другом выходе из парка.

Тут парочка неожиданно свернула с дороги и побежала вниз с крутого обрыва. Когда толстяк остановился около спуска в нерешительности, усняк решил действовать и в несколько прыжков преодолев расстояние, разделявшее их, прыгнул на спину амбала. Вместе они матерясь махаясь руками покатились вниз по склону, цепляясь одеждой за ветки и корни. Потеряв при падении нож, Игорь начал упорно сопротивляться и пытаться вырваться. Но упёртый мент ударил ему по щщам, завалил на грязный снег и, скрутив руки за спиной, надел кандалы. Потом посмотрел вслед убегающим силуэтам, которые начали растворятся в вечерней дымке, и чертыхнувшись, сплюнул на землю.

 

…Они ещё долгое время бежали по скользкой тропе, пока девушка не оступилась и не повалилась вниз. К её счастью, Вад успел вовремя подхватить её и поднять на ноги. Он крепко обнял её за талию, и в упор посмотрев в её глаза ( в данный момент они не выражали ничего, кроме необузданного страха) спросил:

- Ты можешь мне объяснить, что, чёрт возьми происходит?!

- Потом…Нне сейчас…Надо бежжать, - её голос слегка подрагивал и слова с трудом выходили из ротовой полости.

- Ладно, хрен с ним. Пошли!

- Куда?

- Ко мне. Надо немного отдохнуть и успокоиться.

- Ну пошли…

Они уже выходили из полутёмного леса к железной ограде, за которой светилась красненькая буква М, как вдруг откуда не возьмись появился в рот ебись J , в виде серого ушлёпка в замызганной форме сотрудника правоохранительных органов. Вад уже подсознательно понимал, что щас их окликнут и остановят, но всё-равно упёрто продолжал брести вперёд, крепко сжав руку своей спутнице. Попытка – не пытка.

- Молодые люди, постойте, - прозвучал бас мента.

Но Вад сделал вид, что не услышал его и как не в чём не бывало,продолжил свой путь.

- Стойте! Ваши документы, - не унимался серый и, повернувшись в их сторону, стал быстро приближаться.

Вад, не долго думая ( обычно в таких экстремальный ситуациях у него срабатывал рефлекс ) бросился бежать в сторону подземки. Быстро сбежав по ступенькам, на которых Света чуть не вывихнула ногу ( додумалась, дура, бегать в ботинках с каблуком ) они пронеслись мимо дежурной метрополитена, так что та даже свистнуть не успела. За ними на растояние нескольких метров нёсся ошарашенный мент, на ходу то и дела матеря весь белый свет. Они пулей влетели в выползший из кишки тоннеля поезд, а в след за ними двери вагона запустили ихнего преследователя. Мусор успел схватится за куртку девушки и поволок ей к себе. В этот момент у Вада опять сработал рефлекс ( его разум на время отключился, а тело творило, что хотело ). Он никогда не бил первым, о чём после очень сильно жалел, а особенно граждан в форме. В сложившейся ситуации у него не было другого выбора: первый удар его черного “Мартинса” пришёлся в коленную чашечку, от чего серый ослабил хватку и немного согнулся – этого хватило, чтобы вторым ударом в челюсть отправить его отдыхать на перон. Скрипучий голос машинистки объявил, что двери закрываются и кто не спрятался, я не виновата, и поезд тронулся.

Вокруг них тутже образовалось пространство – людишки начинали отходить в сторону или пересаживаться. Некоторые устремляли свои поганые глазёнки в их сторону, но стоило Ваду пронзить их своим взглядом, они тут же отворачивались и лишь изредка поглядывали на них. К счастью им нужно было ехать одну остановку.

Выйдя на улицу, они закурили, жадно глотая сигаретный дым. Потом Вад зашёл в ближайший магазин и на оставшееся лавэ, зацепил 2 бутылки “Арбатского” и 2 пачки “Честера”.

Всю оставшуюся дорогу до дома они молчали, изредка поглядывая друг на друга в свете тусклых фонарей…

 

Первое что разбудило Игоря был жуткий запах, ударивший в нос. В тесной камере было грязно и пахло какой-то бомжатиной. Через решётку в неё сочился тусклый свет заляпанной лампочки. А ещё он почувствовал, как кто-то нагло роется в его карманах. Открыв глаза, он увидел над собой небритую рожу какого-то калдыря, который тут же отскачил от него.

- Эй, ты чё охренел что-ли?!

- М-м, у тебя есть чего-ниб пожрать?

- Чё? Да я тебя щас…, - с этими словами он подбежал к бомжу и с силой пнул его в живот, потом ещё раз.

- Нет…Кхе-хе-е….А-а-ооо!…

Но Игорь не унимался и продолжал мутузить вонючего старика.

Но тут лязгнула дверца, и мощный удар дубинки по почкам быстро усмерил буйного толстяка и уложил его на грязный пол. Он пытался что-то кричать, звать на помощь и просить об адвокате, тут последовало ещё пару ударов и его тело постепенно обмякло, а язык завял…

 

Они сидели в обнимку и разглядывали весёлые фотки, переодически прихлёбывая из бутылки и затягиваясь крепкими сигаретами (чёрт, так охота тоже покурить. Но я вроде как бросил, уже 33 дня ни одной затяжки – рекорд). Потом Вад схватил свою раздроченную панковскую аккустику (она была вся изрисованна, вдоль её корпуса шла глубокая трещина, а струнны рвались после каждой пьянки). Он давно хотел купить новую, но почему-то никак не мог расстаться с этой.

- О, а ты тоже играешь?

- Я не только играю, но и пою.

- И что ты поёшь?

Щас узнаешь, - с этими обещающими словами он провёл по струнам, кое как настроил и запел:

 

Привык ты с детских лет

Мечтать о том, чего нет

И погружаться в мир грёз с головой.

Все говорили тебе,

Что ты живёшь, как во сне,

Но ты упёртый был и слепой.

 

Ты думал будет успех,

Что победишь ты всех,

Всё время будешь ты самый крутой.

В итоге проиграл,

Всё в жизни потерял

И слёзы льёшь над своею судьбой.

 

Ты был бы очень рад

Всё повернуть назад,

Поставить на места всё как было.

Но ты наивен брат,

Дороги нет назад!

И все мечты твои мигом смыло…

 

Давно уж вырос ты,

Но детские мечты

Тебе покоя никак не дают.

Все старые друзья

Уходят от тебя

И с высока на тебя все плюют!

 

Хотел жениться ты

На девушке мечты

И быть счастливым с нею до гроба.

Ты не нашёл любовь

И из тебя всю кровь

По капле пьёт твоя новая баба!

 

Ты был бы очень рад

Всё повернуть назад,

Поставить на места всё как было.

Но ты наивен брат,

Дороги нет назад!

И все мечты твои мигом смыло…

 

Прошло уж много лет,

Теперь ты старый дед

И время выйти тебе на покой.

Но ты не можешь, нет

Покинуть этот свет

И снова грезишь одной лишь мечтой:

 

Что после смерти ты

Достигнешь высоты

И будешь заново жить на небесах.

Но ты не знаешь, нет,

Что это полный бред,

Но продолжаешь витать в облаках.

 

Ты был бы очень рад

Попасть в рай, а не в ад

И душу грешную оправдать.

Но ты не знаешь, да,

Что это ерунда,

Но продолжаешь упорно мечтать…

Проиграв концовку мелодичным перебором, Вад отложил гитару и добивая остатки вина, подумал как хорошо, что сегодня матери не будет дома.

- Да, прикольная песня! Это ты сам сочинил?

- Нет, блять, это дядя Петя постарался! Ну, конечно, Я!

- Да ты прям талант, тебе надо в шоу-бизнес идти.

- В гробу я видал этот шоу-бизнес, ебаный маза фака, я пою только для друзей и родных. А стоит моим песням попасть в телек или на радио, их тут же выкинут оттуда, поскольку наше быдло любит всякую попсу. Но можно, конечно раскрутится и вклинить одну-две песни. Только исполнителем одного затёртого хита я тоже не хочу быть. Поэтому пошли они все на хуй! А я буду дальше продолжать злые песни сочинять…

- Ну тогда ладно, будь просто собой.

- Я и так всегда придерживаюсь этого принципа.

Тут они чокнулись, вновь наполнившимися бокалами и Вад произнёс:

- Давай выпьем за нас, и пусть ни какие твари не встают на нашем пути и не мешают нам нормально развиваться!

- Давай, за нас! – повторила Света.

Они опрокинули содержимое бокалов себе в нутро, долго смотрели друг на друга, а потом Вад нежно обнял её плечи и запечатлил поцелуй на её нежных губах. По началу Света немного оторопела, но тут вино ударило в голову, и она решила предаться искушению. Вад всё сильнее обнимал её и целовал в губы. Она почувствовала, как его мужественные руки начинают расстёгивать ей джинсы и стягивать колючий свитер, который вечно застревает на её тонкой шее. Потом на пол полетел чёрный ливчик и трусики. Когда он начал массировать её клитор и одновременно сбрасывать с себя остатки одежды, её резко обуяли сомнения и она спросила:

- А у тебя есть презервативы?

Вад немного отпрянул, помусолил свой полустоячий болт и ответил:

- Да где-то были, - с этими словами он залез в ящик своего стола и достал оттуда гондоны с весёлым названием «ДружОК», распечатал упаковку и…

 

На всю комнату разносились гитарные запилы и альтернативные фишки от Rob Zombie, а на кровати в полумраке происходили различные телодвижения, периодически сопровождаемые чуть слышимыми вздохами и сопением…

 

Глава 7 – В морге

Он лежал и с закрытыми глазами и совершал различные манипуляции, пока не почувствовал, что в его спину вонзилось что то твёрдое и костлявое. Он открыл глаза и увидел перед собой женский череп, из глазницы которой выглянул маленький опарыш. Он с ужасом попытался отпрянуть от жуткого скелета, но крепкая рука, вонзившая в него гнилые когти, ни как не отпускала его. Тогда он начал упорно сопротивляться и брыкаться. Наконец он кое-как вырвался из объятий, перевернулся и навзничь упал на холодный пол. Рядом с ним упали хилые кости и крышка гроба, а где-то вверху раздался громкий смех.

Через некоторое время он поднялся на ноги и осмотрелся. Он понял, что находится в каком-то подвале: рядом находилось ещё несколько возвышенностей, на которых стояли закрытые гробы с перевёрнутыми крестами; вдоль стены возвышались старые шкафы, на которых стояли массивные банки с формалином, глицерином и другой дрянью, а также какие-то книги по паталогии, гистологии и анатомии ; в углах валялся всякий мусор, типа пустых банок из-под коктейлей, использованных перчаток, ржавых кастрюль и другой хуйни. Он посмотрел на кости, валявшиеся у него под ногами – теперь они уже не представляли для него никакой опасности. Тут он увидел свет, исходящий сверху и он начал подниматься по грязным ступенькам…

 

Первое, что увидел Вад, был секционный стол (весь заляпанный кровью), какое-то тело, лежащее на нём и тёмную фигуру с крюком, нависшую над всем этим делом. В ней он тут же узнал своего ночного преследователя.

- Привет, как делишки, - спросил «санитар», не спеша разрезая грудную клетку.

- Д-да нечего, а что ты делаешь?

- А ты что разве не видишь? Произвожу вскрытие одного смертельно раненого.

- А что с ним случилось?

- Да хрен его знает, тебе виднее.

- Что?!

- Ну ведь ТЫ же его УБИЛ!

- Я никого не убивал! – начал отнекиваться Вад, но тут же заметил знакомые черты в бледном лице трупика.

- Сейчас я его вскрою, потом загримирую, а через пару часов приедут его родственнички, которые отвалят за него неплохой куш, - как не в чём не бывало продолжал милую беседу тёмный гримёр, - а та сраная бомжатина, которая уже вторую неделю тухнет в сломанном холодильнике подождёт, поскольку за неё мне никто не собирается отвешивать лишнего грина, а возиться с ней так беспонтово, того и гляди подцепишь какой-нибудь туберкулёз или гепатит. Была бы моя воля, я бы вывозил всю эту гниль за пределы Москвы и закапывал бы в одной братской могиле. А сверху бы проезжался бульдозером, чтобы наверняка было…

Вад стоял как вкопанный, и даже не мог пошевелить языком.

- Ну что ж ты помог мне, а я помогу тебе. Как тебе эта тёлка из клуба?

- Нормально, - только и смог он процедить сквозь зубы.

- За жирного не волнуйся, с ним всё в полном ажуре, скоро МЫ его прихлопнем, не успеет он даже пискнуть. Но будь осторожен с этой герлой, мало ли чего…

- Хорошо, - произнёс Вад, как будто загипнотизированный.

- Ладно, пойду-ка я немного отдохну, попью спирта с соком и покурю, если чего заходи, - проговорил добрый «санитар», зашивая последний шов и вытирая руки.

Шаги доктора удалились в соседнюю комнату, а Вад всё стоял и никак не мог сдвинуться с места. Тут он увидел, как рука мертвеца шелохнулась, сначала он подумал, что это у него разыгралось воображением, но потом он узрел шевеление других конечностей и это привело его в полный ужас. Скочевряженное тело чуть приподнялось над столом, с хрустом в шейных позвонках поднялась голова мертвеца и открылись безжизненные глаза, полные ненависти и гнева, которые устремились в его сторону.

Вад хотел закричать или позвать на помощь, его рот будто онемел и вместо слов наружу вылезало лишь дебильное мычание.

Тем временем покойничек уже поднялся во весь свой рост и из его хриплого рта прозвучало:

- Ну что, мелкий ублюдок, ты думаешь, что убил меня? Ни хрена подобного и сейчас ты в этом убедишься.

Мертвец всё ближе приближался к своей цели, периодически цепляясь хромой ногой за всякие предметы. А Вад продолжал стоять, как вкопанный и не мог ни чего поделать – будто его тело всё заморозилось, а ступни намертво прилипли к полу. Когда же костлявые фаланги сомкнулись на его шее, его сердце совсем ушло в пятки, в глазах потемнело и он стал падать в обморок…

 

Он сидел в тёмной комнате уже на протяжении часа. Всё тело жутко болело и ныло от недавних побоев, а запястья сковывали холодные наручники. Наконец распахнулась дверь, и в свете он разглядел двух людей: одного маленького пухленького, а другого высокого и патлатого. Они присели напротив него и включили свет настольной лампы, который больно ударил ему в глаза.

- Ну что, Сорочкин Игорь Васильевич, вы обвиняетесь по статье №… уголовного кодекса РФ – преднамеренное покушение на чужую жизнь и оказание сопротивления при аресте, - начал экзекуцию длинный.

- Я не чего не делал, срочно дайте мне адвоката!

- Ну вот, чуть что сразу адвоката требуют, - вмешался толстячок.

- Я не кого не трогал! Вы меня с кем-то путаете! – не унимался мальчишка.

- И тем не менее это так, ничто не снимает с вас вины. Что вы скажете в своё оправдание.?!

- Я ни кого не убивал, я не делал этого.

- А кто тогда?

- Я не знаю, я буду говорить только с адвокатом…

- Послушай, парень твои дела настолько плохи, что тебе лучше всё рассказать и пока ты это не сделаешь никакого адвоката тебе и в помине не будет!

- Ладно, хорошо, я скажу.

- Ну, давай.

- Я скажу только вам на ухо, не хочу что бы этот слышал, - сказал Гарик, указывая взглядом на толстого напарника.

- Ну ладно, давай, - опер немного перегнулся через стол, - ну говори я жду…А-а!!!..

В этот миг Гарик с силой вцепился зубами в ухо назойливому менту. Тот кое-как вырвался и капли крови брызнули на его новую рубашку. Вовремя подоспевший напарник выбил стул из-под оборзевшего подсудимого и тот с грохотом рухнул мордой в пол. Тут же две пары ног начали жестоко теребить его тушку, а кулаки врезаться в голову и спину. На этот раз он не вырубился, а так и остался валяться на полу, корчась от боли и ужаса.

 

Глава 8 - Крэйзи

 

Он несколько раз дёрнулся во сне и ещё не открывая глаз, понял, что с ним всё в порядке. Вот только шея немного затекла, конечно, ведь её сжала обнажённая рука девушки, лежащей вместе с ним. Вад чувствовал себя немного не привычно, ведь он первый раз спал с девушкой и ему это очень нравилось. Сексом (если так можно назвать то, чем они занимались вчера) он занимался второй раз и в этом деле был ещё не опытен. А вот про Свету можно было сказать, что она пропустила через себя много разных болтов больших и малых, толстых и шершавых и имела кое-какой навык у себя за спиной.

Он долго смотрел на её красивое лицо и не мог наглядеться. Только когда он начал нежно проводить рукой по лицу, она разомкнула свои заспанные глаза.

- Доброе утро.

- Тебе тоже.

- Как спалось?

- Да так себе, опять какая-то дрянь снилась.

Она приподнялась на локте, их лица сблизились, а уста сомкнулись в долгом поцелуе. В этот момент Вад заметил маленькую Пенту, свисавшую с её шеи и спросил:

- О, а ты что сатанистка?

- Ну в принципе, да. А ты как к этому относишься?

- Ты знаешь, вообще-то я больше атеист, я не верю и не в бога и не в чёрта. Хотя к последнему я питаю больше симпатий нежели к этому жалкому педусу на кресте. В общем я верю в себя и в различные силы природы, которые восстанавливают равновесие и справедливость в этом мире.

- Клёва, я тоже согласна с тобой.

- Ну, хорошо. Давай что ли собираться а то скоро мама придёт?

- Давай.

Тут она увидела на стене плакат, на котором был нарисован жуткий тип, с капюшоном на голове, который закрывал половину обгорелого лица. Изображение показалось ей весьма знакомым. «Да это же ОН, тот самый хрен с кладбища» – пронеслось у неё в голове. Она остановилась и уставилась на картину.

- Что с тобой?

- Кто это?

- Да это я решил изобразить одного персонажа из моих недавних снов. Что такое с тобой, ты будто смерть с косой увидела?

- Этот ещё хуже, - еле слышно прошептала она.

- Слушай, - Вад схватил её за плечи и повернул лицом к себе, - ты можешь мне объяснить, что за хрень вчера творилась, почему за нами гнался этот безумец.

- Да я толком и сама не знаю, он поймал меня на улице, был какой-то странный обдолбанный, всё твердил про смерть Сергея и про то, что ты его убил. Бред какой-то. Сама понять не могу. А потом он потребовал, чтобы я назначила тебе встречу. Я отказалась, тогда он выхватил мобилу и сам написал тебе. А дальше ты вроде уже знаешь что было.

Услышав всё это, Вад задумался: «Чёрт получается я реально убил того парня! Что же теперь будет? Главное не паниковать, всё должно встать на свои места».

- О чём задумался?

- Да обо всём. Ладно пошли!

- Куда?

- Куда-нибудь. Не знаю. Погуляем. Дома находиться опасно…

Не успел он этого сказать, как в дверь сильно постучали.

- А за нами уже пришли, что делать?!

- Заткнись и не вопи, - приказал Вад, подходя к двери.

Стуки упорно продолжались, Вад посмотрел в глазок и только потом начал открывать. Из-за двери послышался тройной мат и недовольное ворчание усталой мамы, вернувшейся с работы:

- Блядь! Ты урод, хули дверь закрыл? Я с полными сумками стою, долблю, а он…

- Мам, успокойся, я тут не один.

- Здраствуйте, - тихо произнесла Света

- Сдрасте, - немного смягчилась мама.

- Я Света.

- Очень замечательно, - мама прошла в комнату и уведя Вада чуть в сторону, поинтересовалась, - ты что привёл проститутку?

- Да нет, мам, ты что? Мы просто недавно познакомились.

- Смотри по осторожней с ней, что-то она мне не нравиться.

- Хорошо, мы пойдём ненадолго прогуляемся.

- Валяйте, только много не пейте, - услышали они обрывки маминых фраз, спускаясь по лестнице.

 

Он открыл опухшие глаза и обнаружил себя лежащем на холодном полу. Вокруг были только белые мягкие стены и больше ничего. Сначала он подумал, что находиться в раю, но через несколько секунд с ужасом откинул эту мысль. Он чуть привстал, сознание всё ещё не могло прийти в норму, видно его хорошо напичкали наркотиками. Он попытался вспомнить события прошедших дней, но в голове всплыли лишь жалкие огрызки и обрывки, из которых нельзя было связать ничего путного. Шатаясь, он прошёл к двери толкнул её и она, как ни странно открылась.

Перед его взором открылся длинный коридор с такими же белыми стенами. Не думая об опасности (вернее не о чём не думая), он направился вперёд. Что-то сковывало его движения, но он не мог понять, что именно. Откуда-то доносились нечленораздельные вопли и стоны, доносились чьи-то умалишённые голоса. Казалось, что он находиться в каком-то заброшенном госпитале. Тут он вышел в большую комнату, и к его взору пристала жуткая картина: один парень в военном кителе стоял на импровизированном возвышении и твердил, что он завоюет весь мир (видно вообразил себя Наполеоном хреновым), другой бегал с безумными глазами вокруг первого и орал, что-то про ядерную войну и крысиную чуму, в углу сидела дряхлая бабка и длинной клюкой отгоняла от себя невидимых демонов.

Тут до него постепенно начало доходить, где он находиться. В панике он пробежался мимо всего этого хаоса и начал лупить своими кулаками в плотно закрытые двери, при этом истошно крича:

- Выпустите меня отсюда, я не сумасшедший!

- Э, парень, не делай этого, так будет ещё хуже! – предостерёг его какой-то старикан с косыми глазами.

Но Игорь, никак не прореагировав на его высказывания, продолжал долбиться в двери.

- Мы то с Майком лучше знаем, мы тут уже давно торчим. Правда, Майк? – спросил он у серой мышки, которую сжимал в дряхлых руках. Мышь пискнула в ответ и спрятала свою мордочку подальше.

Тут из соседних дверей выбежали трое мужиков в белых халатах. Они подбежали к Игорю и, свалили его на пол, завернули руки за спину. Один достал из кармана невьебенный шприц и прицелившись, вонзил его остриё в набухшее предплечье здоровяка. Тот несколько раз дёрнулся, а потом обмяк.

 

Вад и Света шатаясь шли по опустевшей ночной улице и громко смеялись над всем, что происходило вокруг. Их не отпускало уже 7 час. Перед клубом они схавали по 2 колеса циклодола и, запив всё это дело пивом, пошли колбаситься под тяжёлые гитарные риффы начинающих black-metal групп, которые в этот вечер исполняли каверы таких монстров, как Slayer, Venom, Danzig и др. Сначала их не штырило и они, проклиная слабые наркотики, решили закинуться тарэном. Тут то всё и началось! Они сидели за столиком и потягивая коктейли, с опаской оглядывались по сторонам. Им казалось, что все люди вокруг пяляться на них. Ваду показалось, что у девушки, курящей кальян, трубка в руках превращается в извивающуюся шипящую змею. Ему стало не по себе и он решил пойти в туалет, но сделать это было очень сложно. Все движения давались с большим трудом, казалось, что ноги прилипли к полу, а разум постепенно теряет тело и улетает в неизвестном направлении. Путь до уборной был очень долгим и трудным. Вад бродил по тёмным коридорам, которые казались ему лабиринтом, из которого нет выхода (в «Релаксе» на самом деле очень запутанные коридоры, а в таком состоянии передвигаться по ним очень затруднительно). Наконец Он облегчился, правда в женском сортире, и вернувшись к столику обнаружил Свету в компании с каким-то волосатым хером, который что-то активно ей втирал. Сначала он подумал, что это глюк, потом понял, что нет и решил кинуться в драку, но С. вовремя его остановила. Оказалось, что это был какой-то её знакомый, который должен был вскоре выступать на сцене со своей группой. Он попросил, чтобы они сняли их выступление на камеру и они согласились. Когда в их руках оказалась техника, они начали крутить её из стороны в сторону, как дети вертят подаренную родителями игрушку, и снимать всякую хрень. Вот чуваки обломаются, когда увидят вместо себя и своей игры различные куски тел, прыгающие жопы фанатов и фанаток, грязный обхарканый пол и две дебильные уторченные рожи, мелькающие в кадре.

Но нашим героям было всё по фигу. Когда закончился концерт и всех начали выгонять на улицу, они ловко спрятались под сценой. А когда началась ночная дискотека, выползли наружу и стали ползать, целоваться, кувыркаться, сбрасывать с себя одежду и кричать что-то нечленораздельное в микрофон. Так продолжалось не долго, пока злой охранник не поймал их за жопу и не вышвырнул из клуба. Крикнув в его сторону пару проклятий, они направились бродить по городу.

Дома в таком состоянии появляться было не резон и Света предложила затусить у её знакомого торчка, у которого она брала «свинину». Вад собирался срулить домой (они торчали уже третьи сутки напролёт), но под уговоры девушки, согласился остаться ещё ненадолго. Чувак, к которому они завалили был типичным нарколыгой с явными психическими отклонениями. В ящике его стола находились всевозможные препараты, разных размеров, цветов и разной степенью действия. Его недавно выписали из крэйзы и назначили регулярно применять таблы.

Когда он увидел Вада, то немного оторопел, ведь он привык видеть только одну девушку, но всё же впустил обоих в квартиру. Когда они присели на кухне попить чая, у Вада начался нереальный отходняк, его стало плющить и корчить не по детски.

- Лёш, дай пожалуйста ещё чуть-чуть…- произнесла Света, с опаской глядя на Вада.

- Нет, больше не проси.

- Но ты же видишь человеку плохо, ну последний раз.

- А не хрена было его сюда приводить, - многозначительно ответил Леха и пошёл в ванную.

Тогда Света принялась искать «свинину» и вскоре надыбала её в верхнем кухонном ящике.

- На прими, должно полегчать, - протянула Света два колеса.

Дрожащими руками Вад положил «лекарство» в рот и запил крепким чаем. Тут вошёл торч и, увидев эту картину, резко переменился в лице.

- Ах ты сука, пиздишь моё добро! – он кинулся на неё, но та резко отскочила в сторону, и его фэйс впечатался в острый угол шкафа. Он закричал и схватился рукой за разбитый нос.

- А теперь бежим! – прокричала Света, хватая за руку ещё не пришедшего в себя Вада и направляясь к входной двери.

Неудачливый торчок очухался только тогда, когда они уже выбегали из подъезда и заворачивали за угол дома.

 

На улице Ваду немного полегчало. Однако действие наркотика дало о себе знать и его мысли перемешались и превратились в кашу. Сначала его переглючило, что они находятся на Ленинском проспекте и что там же должен находиться клуб «Релакс». Света в сотый раз пыталась втолковать в его мозги, что они находятся в Люблино и никакого клуба здесь нет и никогда не было, но он упорно продолжал твердить своё. Тут он увидел какого-то старикана и ринулся ему в след. Догнав его, он спросил:

- А это Ленинский проспект?

- Молодой человек, вы находитесь в ЛЮБЛИНО.

- Как в Люблино? – непонимающе спросил Вад.

- …?

Вад стоял и сверлил его взглядом, полным ненависти. Казалось, что он того и гляди накинется на беззащитного старикашку. Но ту его окликнула Света:

- Чё ты там встал, пошли уже!

Когда он повернулся обратно, то увидел в панике убегающего дедка.

Потом он отморозил ещё один прикол, о котором вскоре Света рассказывала ему по трезвяку, и он дико ржал над этим.

- Слышь Свет.

- А?

- А мы сегодня в «Релакс» не пойдём. А знаешь почему? – спросил он и, не дав ей ответить, продолжил. – Потому что концерт уже закончился. Вон видишь фанаты уже обратно идут.

На встречу шли взрослые дяденьки с дипломатами, возвращающиеся с работы. Они с брезгливостью смотрели на двух отморозков, шатающихся из стороны в сторону и спешили скорее оказаться дома.

Света громко засмеялась, а Вад начал падать в глубокий снег, таща её за собой. Они долго катались в снегу и смеялись, пока не начали замерзать. Тогда они направились к ближайшему метрополитену, чтоб согреться и наконец то отправиться по домам.

 

 

 



©2015- 2022 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.