Сделай Сам Свою Работу на 5

Глава 3. Масанобу Фукуока

 

Работ Овсинского и Фолкнера вполне достаточно, чтобы понять: почва действительно создаёт себя сама — с помощью растений, и пахота — не способ работы на земле.

В 60-е годы серьёзные работы по беспахотному земледелию начали англичане. Канадцы уже давно привыкли к поверхностной обработке.

Но вот, в Японии появился человек, удививший всех — фермер Масанобу Фукуока.

Он создал систему земледелия, вообще не требующую никакой обработки почвы, никакой техники, никаких удобрений и химикатов.

Он научно показал, что первичный источник и точка устойчивости всего сельского хозяйства — сама природа.

Масанобу Фукуока — человек, на деле доказавший, что цели сельскохозяйственной науки, в целом, ошибочны, а интенсивно-химическое растениеводство вовсе не обязательно, и человечество может без него прекрасно обойтись.

Не используя никаких химических средств, удобрений и техники, без всякой борьбы, опровергая «неоспоримые» научные положения, Фукуока выращивает высокие урожаи, постоянно улучшая, при этом, плодородие почвы и устойчивость своего агроценоза (экологического сообщества живых организмов в сельскохозяйственных угодьях).

Тем самым, он демонстрирует безрезультатность и бесполезность современной науки.

Ферма Масанобу находится на острове Шикоку в Южной Японии. Это гектар зерновых и пять гектаров цитрусового сада, где, между деревьями, растут и овощи.

К моменту написания своей знаменитой книги «Революция одной соломинки» в 1975 году, почва на ферме не вспахивалась уже 25 лет, плодородие почвы продолжало расти, а урожаи зерновых приближались к рекордным, для индустриального полеводства Японии.

При этом, растения никогда не страдали ни от голода, ни от вредителей и болезней, ни от сорняков.

Фукуока решил задачу, над которой бьётся наука нового тысячелетия — создал устойчивый и продуктивный агроценоз.

Если его мысли покажутся вам слишком абстрактными, осознайте:он пишет о том, что сделал.

Метод «натурального растениеводства» основан на философской идее «недеяния».



За четверть века Фукуока довёл его до практического совершенства. Но это был путь, полный трудностей.

Ещё в молодости, работая микробиологом и наблюдая, как американская сельхозиндустрия вытесняет традиционное японское земледелие, Масанобу пережил момент глубокого прозрения.

Он осознал, что раздробленные научные знания человечества не приближают его к пониманию природы, а только всё больше запутывают.

Чем больше наук и знаний, тем меньше шансов у отдельного человека осознать природу целиком, и тем дальше человек от целостного её понимания.

Учёные, убеждённые в важности своих исследований, особенно далеки от этого. Поэтому, любое активное вмешательство в природу никогда не улучшит её, но всегда что-то разрушит.

Сейчас в сельском хозяйстве мира назревает кризис: наука действительно создаёт гораздо больше проблем, чем решает.

Очевидно, более правильный путь — стать самой природой, учиться у неё и сотрудничать с ней.

Фукуока видит проблему исключительно глубоко. Ложная наука и ложное интенсивное хозяйство вытекают из наших ложных убеждений и потребностей.

Следствия этого — экономические трудности для фермеров и всей страны, ухудшение здоровье людей, разрушение экологии.

Всё упирается в недостаток духовной цельности человека.

Технология натурального растениеводства не мыслима, пока фермер не свободен от навязанных ценностей индустриального сельского хозяйства.

Все эти мысли представляются мне крайне важными. Но книгу Фукуока привести здесь целиком я не могу.

Многие его рассуждения, выраженные в терминах восточной философии, весьма трудны для понимания.

Кроме того, за четверть века многое изменилось: химия уже уступает место биологической защите и генной инженерии, а экология продвинулась далеко вперёд.

Посему — привожу конспект книги с обширными цитатами.

 

Масанобу Фукуока

Революция одной соломинки

Три метода земледелия

1. «Вплоть до конца Второй Мировой Войны рис в Японии выращивали традиционным методом. Семена высевали в тщательно подготовленный и удобренный перегноем питомник.

На поле разбрасывали много навоза и компоста, потом, затопляли водой и, после вспашки, поле приобретало консистенцию горохового супа.

Рассаду риса высаживали в поле вручную. Опытный фермер мог в день засадить 10-12 соток. Три месяца поле оставалось затопленным водой. За это время каждый его дюйм, минимум, четыре раза пропалывался и рыхлился».

Урожай убирали серпами. После уборки риса, поле перепахивали и формировали приподнятые гребни шириной в полметра, а между ними — дренажные канавы. По гребням сеяли и заделывали рожь или ячмень.

Убрав хлеб, поле опять ровняли, покрывали органикой (навозом, компостом), затапливали и пахали под рис.

2. «Химический (промышленный) метод отличается от традиционного только тем, что большинство работ механизировано, удобрения используются, в основном, минеральные, а болеющие от избытка азота растения часто опрыскивают пестицидами.

Фермер, при этом, смотрит на растения гораздо реже, чем в технологические карты, технические паспорта и бухгалтерские книги».

Почва деградирует, полезные насекомые и микробы исчезают, и весь интенсивный метод, по сути, — борьба с этой деградацией.

3. Натуральный методФукуока описывает так.

«Посмотрите на эти поля ржи и ячменя. Их зреющее зерно даёт урожай около 58 ц/га. Я думаю, что это — высшая отметка урожайности в префектуре Эхиме.

Это может быть также высший урожай во всей стране, поскольку это — один из ведущих сельскохозяйственных районов во всей Японии. И, тем не менее, эти поля не были вспаханы в течение 25 лет.

Очерёдность посевов на этом поле следующая: в начале октября (за 4-5 недель до сбора риса) по зреющему рису разбрасываются семена белого клевера.

В середине октября (за 3 недели до сбора риса) разбрасываются семена озимого хлеба — ржи или ячменя. В начале ноября рис убирают серпами, а затем, поле покрывают рисовой соломой.

То же самое — для риса. Озимые зерновые скашиваются, приблизительно, 20 мая. За две недели до того, как зерно полностью созреет, я разбрасываю семена риса по полям, занятым рожью и ячменём. После их уборки и обмолота, я разбрасываю по полям их солому.

Я думаю, что использование одного и того же метода для посева и риса, и зерновых — уникальная особенность этой системы земледелия.

Если вы пройдёте к следующему полю, то обратите внимание: рис здесь был посеян прошлой осенью одновременно с озимыми зерновыми. Так что все посевы были закончены к Новому Году.

Это — ещё один способ облегчения труда.

На поле площадью 0,1 га (десять соток) один или два человека могут сделать все полевые работы целого года за несколько дней. Вряд ли существует более простой способ возделывания зерновых.

Этот метод совершенно противоположен современной сельскохозяйственной технологии.

Он вышвыривает в окно всё научное знание и ноу-хау традиционного земледелия[51].

Этот способ, не использующий ни машин, ни готовых удобрений, ни химических средств защиты, позволяет получать урожай равный или более высокий, чем на средней японской ферме. Доказательство этого зреет прямо перед вашими глазами».

Совсем ничего

«Моё убеждение состояло в том, что культурные растения должны расти сами по себе и не должны быть выращиваемы.

Но, я обнаружил, что, если вы примените эту идею без должной подготовки, то, довольно долго, ваши дела будут идти неважно. Это будет просто бесхозяйственность, а не натуральное хозяйство».

Вначале Масанобу просто отказался от традиционной агротехники, не создав ничего взамен. Потерпев неудачу, он восемь лет обдумывал взаимоотношения между научным и натуральным земледелием.

«Химическое земледелие признано самым прогрессивным. Вопрос, который всегда вертелся у меня в голове: может ли натуральное земледелие противостоять современной науке?

…В течение 30 лет я двигался прямиком к созданию метода «ничегонеделания» в земледелии.

Обычно, разработка метода заключается в том, что задают вопрос: «А что, если сделать это? А что, если сделать то?»

Такова современная наука, и единственным её результатом является то, что она делает фермера ещё более занятым.

Мой способ — прямо противоположен. Я стремлюсь сделать работу легче, а хозяйствование сделать естественным и приятным.

«А что, если не делать это? А что, если не делать то?» — вот мой способ мышления.

В конце концов, я пришёл к заключению, что нет необходимости пахать землю, не нужно вносить удобрения, делать компост и применять пестициды.

Когда вы придёте к этому, то останется немного агротехнических приёмов, которые действительно необходимы.

Причина, по которой постоянное совершенствование агротехники кажется необходимым, заключается в том, что естественный баланс уже так сильно нарушен этой самой агротехникой, что земля становится зависимой от неё».

Иначе говоря, Закон 1: чем интенсивнее агротехничаешь, тем интенсивнее нужно агротехничать.Ибо, сама агротехника — разрушитель долговременной естественной устойчивости и плодородия.

Оставьте на грядке нетронутыми все сорняки, а в конце лета сравните их биомассу с массой овощей. Биомасса нетронутой степи ещё в несколько раз выше.

Самые устойчивые и продуктивные — естественные сообщества, не тронутые агротехникой.

У нас есть непревзойдённо результативный учитель агротехники — ПРИРОДА.

Наука, претендующая на роль учителя, ещё не доросла до её устойчивости и продуктивности.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.